ИМИ ГОРДИТСЯ СТОЛИЦА

---------------------------------------
ЭПИЗОД МЕСЯЦА: «Ne me quitte pas»

ИСТОРИЯЗАКОНЫЧАВОРОЛИ
ВНЕШНОСТИНУЖНЫЕ

АДМИНИСТРАЦИЯ:
Александра Кирилловна; Мария Александровна.


Николаевская эпоха; 1844 год;
эпизоды; рейтинг R.

Петербург. В саду геральдических роз

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » 25.01. Друга не знаешь, пока не понадобится его помощь.


25.01. Друга не знаешь, пока не понадобится его помощь.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

I. Участники: Полина Елагина, Александр Романов
II. Место действия: Зимний дворец.
III. Время действия: 25 января 1843.
IV. Краткое описание сюжета: Когда ищешь помощи, то готов на любые сумасбродства. Вот и княжна Елагина в своей безысходности решилась попросить у самого цесаревича, чтобы тот помог княжне и графу Карницкому поженится .

Отредактировано Полина Елагина (2014-04-23 17:22:15)

0

2

Говорят, что жизнь полосатая штука и что если у Вас на данный момент все из рук вон плохо, то через некоторое время обязательно наступит облегчение и Вы найдете решение всех Ваших проблем. Можно сказать, таков был ее закон- сегодня наплачешься, а завтра насмеешься, но что-то дела упорно не хотели налаживаться у княжны Елагиной. Не сказать, чтобы она была человеком суеверным, но на волю проведения, которое просто не может не помочь ей, она надеялась так же сильно, как порой и на себя саму, только вот судьба настойчиво не хотела давать ей хоть какие-то подсказки, которые помогли бы ей найти выход из сложившейся парадоксальной ситуации: и за графа Карницкого выйти, и расположение отца не потерять. Можно сказать, что Полина почти отчаялась найти решение, ведь, казалось, что его вообще не существовало, но, как гласила другая народная мудрость- выход есть всегда.
Словом, наступил наконец такой момент, когда княжна Елагина поняла, что проведение скорее ее враг, чем союзник, и если она сейчас же не возьмет инициативу в свои руки, то пиши пропало, а отказываться от своих грез Полина не собиралась. Тогда она начала лихорадочно соображать. Ушло то время, когда она целыми днями сидела и жалела себя, ибо поняла, что этим делу не поможешь. А чем же поможешь? Тем, до чего она еще не додумалась, но до чего она обязательно докопается, если перестанет сидеть сложа руки и начнет действовать.
" Цесаревич... Батюшка хочет, чтобы я заменила сестру в сердце цесаревича..". Мысли ее витали, словно в замкнутом круге, как назло, только вокруг цесаревича и папеньки, и так как ни о чем другом она думать не могла, пришлось отталкиваться именно от них.
" Цесаревич... Боже, цесаревич!". Полину словно молотком по голове ударило. Снова обратимся к народной мудрости. Как там говорят, клин клином вышибают? Сергей Максимович хочет видеть свою младшую дочь в фаворитках Александра Николаевича, но что если сам Александр Николаевич хочет видеть Полину с кем-то другим, скажем... С графом Карницким. Если он сам изъявит желание поженить этих двоих, то разве сможет кто-то из них  слушаться? Как же, ведь это воля, считай, будущего императора! Так что, прости, раpa, но так хочет сам цесаревич Александр, а я тут не при чем....
План казался безупречным и настолько простым, что княжна диву давалась, как не додумалась до этого раньше. Только вот дело сталось за тем, как бы попросить Александра выказать желание их с Мишей поженить. Попросить, в прямом смысле этого слова? Ничего другого ей не оставалось, а потому она и отправилась прямиком к цесаревичу, преждевременно, конечно, справившись, может ли он ее принять.
Пока она ожидала разрешения войти, Полина всячески подбадривала себя и настраивала  на лучшее, ведь от того, сможет ли она уговорить цесаревича, зависит вся ее дальнейшая жизнь. От успеха данной операции зависело все. Пан или пропал. Так что она всячески пыталась держать себя и руках и не давать волю эмоциям. Кое-какие фразы она уже обдумала, но разве можно обдумать наперед все? Ведь жизнь такая непредсказуемая штука.
- Александр Николаевич, здравствуйте,- княжна Елагина присела перед наследником престола в реверансе, а затем выпрямилась и, нервно сглотнув, продолжила,- прошу прощения, что отвлекаю Вас от важных дел, но... Мне нужна Ваша помощь,- без обиняков сказала она. Она знала, что искренность и честность были одними из тех качеств, которые ценил в людях Александр Николаевич, так что и не задумывалась о том, чтобы лукавить или обманывать. Если просить помощи, то со всей искренностью, ведь положение у нее действительно безвыходное, и помочь ей мог только он.

Отредактировано Полина Елагина (2014-04-24 15:26:43)

+3

3

Когда цесаревичу сообщили, что княжна Елагина просит принять его, то, не будем утаивать, что первой мыслью было отказать. В конце концов, он – наследник престола, его день расписан чуть ли не по минутам и заполнен государственными делами. Ему некогда заниматься проблемами придворных, да и тем более, где это видано, чтобы простая фрейлина отвлекала будущего императора? Правда все это было не более чем оберткой, ибо истинная причина хмурого взгляда, направленного на адъютанта, объяснялась тем, что этой фрейлиной была Полина Елагина, а их последний разговор наедине в одном из коридоров Зимнего дворца привел не к самым лучшим последствиям. И какое еще могло возникнуть предположение в голове наследника, кроме как такого: Полина Сергеевна пришла просить за сестру? Все, что началось в декабре, не могло закончиться иначе, как только поспешным замужеством старшей из сестер Елагиных, чтобы отдалить ее от двора и чтобы хоть как-то спасти ее же репутацию. Едва ли Виктория Сергеевна думала о том, что это делается и ради нее тоже. И, может быть, в таком случае она отчасти была и права. В первую очередь Александр думал не о ней, а о своей жене, которой воспоминания о прошедшем при виде этой фрейлины доставляли бы страдания.
Он не хотел, чтобы Мари вновь страдала из-за его ошибок. И если для этого нужно насильно Викторию выдать замуж – он так и сделает, тем более, что Александра Федоровна смогла помочь найти подходящего супруга для нее. Об остальном же цесаревич не желал думать, но появление в его приемной Полины Сергеевны поднимало в душе не самые приятные мысли о том, что меньше всего он также желал причинять боль и Виктории. Ведь эта беспечная девушка была виновата лишь в том, что пошла на поводу своих чувств, а он позволил себе этим воспользоваться, ибо с искушением порой слишком тяжело бороться. И почему бы, видя страдания старшей сестры, Полине вновь не попытаться взять все в свои руки, как тогда, почти два месяца назад?
-Пригласите ее, - и все же цесаревич согласился принять княжну, чтобы, если он не ошибся в своем предположении, раз и навсегда дать понять о том, что он свое решение не изменит. В кабинете появилась рыжеволосая девушка, она опустилась в почтительном реверансе и подняла на него свои глаза.
-Мне нужна Ваша помощь, - после этих слов, произнесенных немного неровным, очевидно, от волнения голосом, уверенность Александра в том, что речь пойдет о Виктории немного пошатнулась. В его представлениях разговор начинался бы иначе.
-Я слушаю Вас, - коротко ответил цесаревич, не отводя задумчивого, но несколько холодного взгляда от княжны.

+3

4

От княжны Елагиной не скрылись те холодность и сдержанность, с которыми принял ее цесаревич, так что ее поначалу бойкое расположение духа слегка пошатнулось.
"Неужели он мне не поможет... Если он этого не сделает, я пропала...". Она определенно не была глупа и ясно понимала, что ее присутствие ему неприятно хотя бы потому, что она являлась сестрой Виктории, которая теперь откровенно мозолила глаза, ибо отношения в Великокняжеской чете наконец наладились , а лишнее напоминание о своих старых ошибках в лице старшей Елагиной Александру Николаевичу явно было  ни к чему. Полине было крайне обидно за сестру, но самым страшным было то, что винить цесаревича ей быль не в чем. Виктория сама была виновата... А еще сама Полина, как-то сознательно взявшаяся устроить свидание сестры с Александром. Как же она потом жалела... Как же жаль, что уже ничего нельзя было вернуть назад...
От сознания того, что как глупо она сейчас выглядела, придя сюда с надеждой, что он оторвется от своих важных дел и снизойдет до глупых просьб той, кого он сейчас хотел бы видеть меньше всего из-за родства с его бывшей фавориткой, Полина в конец стушевалась. Она не считала тот факт, что она сестра Виктории, позорным и обременяющим, и все это время несла этот крест с достоинством, понимая, что ее сестре сейчас еще хуже, но сейчас он действовал на нее угнетающе. Будь она обыкновенной фрейлиной, которая ни разу не перешла дорогу Его Высочеству, он бы определенно помог бы ей охотнее, нежели сейчас, если он вообще ей сейчас поможет. Однако назад дороги уже не было. Хочет ли он ее здесь видеть или нет, она уже пришла и намерена идти до победного. Ей нужна его помощь. Просто необходима, и она ничего не пожалеет на пути к своей цели.  Она не будет упоминать о Виктории и о всей той злосчастной истории. Пусть Александр Николаевич поймет, что она пришла просить совсем не за Вику, а за себя, а Вике от него больше ничего не нужно, и нет в ее планах разрушение идиллии между ним и Мари.
- Ваше Высочество, я...- она, проезжавшись, охватила себя руками, и виновато опустила глаза,- не знаю, с чего начать, чтобы моя просьба не показалась Вам смехотворной и не заслуживающей внимания, но, поверьте, для меня нет ничего важнее этого вопроса, и помочь мне можете только Вы...
Огонь в камине успокаивающе трещал. Она продолжила:
- Александр Николаевич, я люблю. Безумно люблю всем сердцем, и он любит меня, но папенька не разрешает нам быть вместе, и я подумала, что Вы могли бы нам помочь ,- как же глупо звучит! Ах, что ты творишь, Полина,- Ах, простите, как же глупо...- она закрыла лицо руками и задрожала всем телом. Княжна Елагина, где же Ваше хваленное самообладание и красноречие?!

Отредактировано Полина Елагина (2014-04-28 19:29:43)

+3

5

Можно было бы сказать, что наследник престола был удивлен, но это слово выразило бы не в полной мере то недоумение, которое вызвали в Александре слова Полины.
Любит? Кого? Почему отец против? И какое ко всему этому отношение имеет он, Александр? Забавно, однажды одна фрейлина уже приходила к нему рассказывать, что отец решает ее судьбу, а она противится его воле. Только тогда все было наоборот: девушка замуж не хотела, а папенька заставлял. И еще, та фрейлина – мадемуазель Вяземская – была близким и дорогим другом. Княжна таковой никогда не являлась, а после истории с Викторией, цесаревич и вовсе предпочитал держаться отстраненно от всего семейства Елагиных.

-Я не очень понимаю… - откровенно произнес Александр, внимательно посмотрев на Полину.
«Что еще за глупость? И как можно было додуматься идти ко мне рассказывать про свои сердечные дела, да семейные проблемы?»
Но ее внешний вид вызвал сочувствие: охватившись руками, словно ей было холодно, она стояла перед его рабочим столом, виновато опустив глаза. Женщины, они всегда столь ранимы и чувствительны, что порой это им мешает ясно мыслить и объясняться. А цесаревич был слишком добр, чтобы выставить Полину из своего кабинета, хотя ему определенно не доставляло удовольствия, что к нему пришли с подобными неясными просьбами.
-Сядьте, - взглядом он указал на стул, что стоял перед его столом. – И объяснение мне, как бы вы хотели, чтобы я Вам помог? Я, откровенно говоря, совсем не понимаю, зачем вы пришли ко мне. Если князь Елагин считает, что ваш возлюбленный не может стать вашим супругом, то у него есть на то полное право… Тем более, вы должны понимать, что не каждый мужчина может составить удачную партию знатной дворянке. Так что, возможно, ваш отец прав, и вам не стоит соединять свою судьбу с тем человеком...

Отредактировано Александр Романов (2014-04-30 19:05:30)

+2

6

Час от часу не легче, право. Желая сделать как лучше, она сделала только хуже и только еще больше все запутала. Действительно, с какой стати цесаревичу как-то помогать сестре своей бывшей фаворитки, если та даже не умеет держать себя в руках и бормочет что-то невнятное, не в силах объяснить, что ей толком от него нужно? Замешательство, которое было написано на лице Александра, Полина вполне понимала и была готова провалиться сквозь землю и убежать, лишь бы скрыться и не осознавать того, как же глупо она сейчас выглядела. Так бывало всегда, когда княжна Елагина позволяла чувствам взять над собой вверх... Она все время оказывалась в глупейших ситуациях и с трудом потом выходила из них с достоинством. С достоинством... Александр Николаевич и так не был в восторге от княжны Елагиной и всей ее семьи, а что же теперь он будет думать о них, а в особенности о Полине, представшей перед ним какой-то неразумной истеричкой, после всего этого? Достоинство. Она не должна терять достоинство. Пусть даже она уйдет отсюда, не получив гарантии на то, за чем пришла, но по крайней мере уважение наследника, если он вообще его к ней когда-нибудь питал, она вернет. А потом, можно и в Неве утопиться... Но по крайней мере, вспоминать о ней будут, как о достойной княжне. Откуда такие мысли, спросите Вы? Почему-то она уже не питала надежд на то, что Александр ей поможет.... И все же, Полина повиновалась и, усевшись на стул и придав своему лицу вид достойный, но полный горя и отчаяния, тоненьким голоском заговорила:
Все гораздо сложнее, чем Вы думаете, Ваше Высочество, и... Я не совсем правильно выразилась. Должно быть, это крайне глупо, что я сейчас Вам это рассказываю, но если мне кто-то способен помочь, то только Вы, иначе я бы никогда не осмелилась потревожить Вас своими ничтожными проблемами... - ей показалось, что начало было не таким уж и плохим. По крайней мере лучше, чем раньше, и без слезопотоков.  Однако ей еще предстоял долгий путь.
- Дело в том, что я, как и любая девушка, желаю выйти замуж по любви. Глядя на то, как мучается моя сестра, которую батюшка собирается  выдать замуж по расчету, я не могу оставаться равнодушной...- она слегка прикусила губу, когда у нее буквально слетели с уст  слова о Вике, но деваться было некуда. Она решила спокойно обойти этот бугорок, словно его и не было,- мне не известна причина, по которой отец не хочет нашей свадьбы, ибо мой возлюбленный человек более, чем достойный. Это граф Карницкий, Ваше Высочество...- она виновато опустила глаза, боясь даже взглянуть на реакцию  Александра. Честно признаться, она уже ни на что не надеялась,- я пришла сюда просить Вашего содействия  в нашем деле, ведь если Вы выразите желание нас поженить, то даже папенька ничего не сможет поделать. Ему придется смириться...- она все еще не смотрела ему в глаза. Боялась.- но ежели Вы не пожелаете нам помогать, я пойму. Это действительно не то, о чем Вам следует беспокоится... - потом вздохнула и приподнялась, - Мне искренне жаль, что я не смогла заслужить Ваше уважение, Александр Николаевич, но знайте, я безоговорочно Вам признательна за все. Это действительно честь быть знакомой с Вами лично...- в конце она словно попрощалась с ним, столько обреченности  было  в ее голосе.

Отредактировано Полина Елагина (2014-05-06 20:07:25)

+3

7

Александр слушал княжну и смотрел на нее, не отводя взгляд, пока с ее уст не сорвалось упоминание о Виктории и ее замужестве. Непроизвольно пальцы сжались в кулаки. «Папенька желает выдать ее замуж по расчету…» Смешно, зачем она так говорит, когда они оба знают, что дело в первую очередь не в желаниях князя Елагина? Хочет показать, что не винит его ни в чем? И такое драматичное завершение фразы: она считает честью быть лично с ним знакомым. А он сидит, чувствуя, как внутри нарастает гнев. Принять ее слова за лицемерие? Ведь во дворце все им пропитано, а ради личных целей почти каждый из придворных не постесняется разыграть любую искусную сценку, приправленную доброй порцией лести. И все же…
Великий князь медленно поднял глаза и выпрямил пальцы. Все же что-то внутри остановило его от поспешного отказа, который крутился в голове с самого первого мгновения, как княжна Елагина появилась в его кабинете.
-Не стоит столь категорично судить о моем отношении к Вам. Конечно, все что произошло, уже не изменить, но это не значит, что я буду… несправедлив по отношению к Вам из-за… из-за Вашей сестры и всего что между нами было. Но только не надо здесь лукавить, - цесаревич поднялся из-за стола, рукой показывая, что Полине Сергеевне следует остаться сидеть на своем месте. – Мы с Вами оба знаем, что замужество Виктории это не прихоть вашего отца. И, откровенно говоря, я даже немного удивлен, что вы пришли говорить не о своей сестре. Я думал, что вы вновь попытаетесь принять участие в ее судьбе, - это не звучало как упрек, хотя Александр и был убежден, что ни помоги им с Викторией тогда Полина, ничего бы не случилось: сам бы он не стал искать встречи со старшей княжной Елагиной. А потом узнал бы, что Мари подвернула ногу, и вовсе бы забыл о белокурой фрейлине, потому что не смог бы оставить жену, когда она оказалась столь беззащитной.
Но, увы, прошлого не вернуть, все случилось, как случилось, и глупо было бы сейчас искать виноватых. Что-то в словах Полины его подкупало. Наследник прошелся по своему кабинету, задумчиво осмотревшись вокруг, словно стены могли подсказать, что делать. На самом деле, конечно, ответ был немудрен: отказать. Да, именно отказать, это было бы самым правильным решением, ибо, во-первых, как не вспомнить о том, откуда взяла свое начало эта глупая сплетня про Мари и князя Разумовского, из-за которой он столь долго избегал жены, а, во-вторых, устраивать замужество и младшей сестре Елагиной – да что подумает свет? Не сказать, что цесаревич всегда был щепетилен в вопросах своей репутации и тех слухов, что распускали про него при дворе с его ранней юности, но ведь когда-то уже надо начинать об этом задумываться?
-Проявить участие в замужествах обеих сестер Елагиных. Вам не кажется, что это могут превратно понять? В свете очень легко придумывают сплетни, и им верят куда охотнее, чем правде, - развернувшись, Александр вновь посмотрел на княжну. Сама кротость, при этом держится гордо и с достоинством. Образец хорошей фрейлины. А ее последние слова еще звучали в голове, и все это вкупе, в который раз не давало наследнику попросить ее уйти. – Вы уверены, что не знаете причину, по которой отец не желает вашей свадьбы с графом? Семейная вражда… или, быть может, он уже нашел для вас более подходящую партию? Может, легче уладить это обстоятельство, чем подвергать вас и графа Карницкого нападкам со стороны досужих сплетников?
Александр не был готов дать Полине положительный ответ, поэтому и искал лазейки. Более того, он был не уверен, что в итоге согласится помочь, и даже склонялся больше к тому, что не стоит в это вмешиваться. Не его это дело, да и не хочет он больше иметь ничего общего с Елагиными. Но врожденные качества, за которые столь многие любили великого князя и восхищались им, и здесь не давали проявить ему ту самую завидную твердость и непоколебимость в решениях, которыми так славился его отец.

+4

8

Ей совсем не хотелось думать, что с каждым своим словом она раздражала его все сильнее, но сказать, что она поимела какой-то эффект и лед тронулся, Полина тоже не могла. Складывалось ощущение, что наследник ищет возможность, чтобы потактичнее ей отказать. И она понимала почему. Слишком много "но" было между ними, и она о них уже много думала, а цесаревич привел еще и свои доводы, почему ему не следовало ей помогать, но все же она с истинной наивностью кролика надеялась, что он не посмотрит ни на что, ведь он такая добрая душа... Но нет. Он был слишком зол на нее несколько даже за то, что она сестра Виктории, сколько за то, как она всячески сопутствовала разладу в Великокняжеской чете, впервые пойдя против своих принципов и убеждений, и распустила слух о Великой княгине и князе Разумовском. Но ведь она делала это ради сестры, фактически, правда, этой самой сестре испортив жизнь, ведь без ее содействия, возможно, между Александром и Викторией ничего так и не произошло, только вот жаль, что она раньше всего этого не осознавала и ни на что не посмотрела, он должен был это понимать! Хотя он никому ничего не был должен... Он же наследник престола, а она наивная глупышка, что решила, что после всего того " добра" , которое она ему сделала, он ей еще поможет.
Он подумал, что она лицемерит и лукавит, чтобы получить свое. Как же обидно ей было это понимать, ведь она говорила от всего сердца! Но что поделать, слишком неприятные у него ассоциации с ней, и нужно было очень сильно постараться, чтобы он поверил, что она говорит искренне. Как это сделать, она не представляла...
- Я и не думала лукавить, Ваше Высочество. В моем положении это было бы очень глупо. Я искренне сожалею о том, что наделала раньше ради сестры, и как жаль, что теперь уже ничего не вернуть назад, потому что, будь у меня возможность, я бы все сделала по-другому. Поверьте мне, прошу Вас... - его слова о Виктории ранили ее еще сильнее. Если бы он только мог прочитать ее мысли, если бы мог заглянуть в ее душу, он все бы понял, но он не мог... И вполне закономерно считал, что она пойдет на все ради своей цели...- я пришла просить для себя, а не для нее, потому что мне действительно некуда было больше идти. Я действительно понятия не имею, что стало причиной отказа папеньки, иначе бы я постаралась решить проблему другим путем, но нет, помочь мне можете только Вы... Я пришла суда в полнейшем отчаянии, и, возможно, подбираю не совсем нужные слова, но все это от того, что мое горе слишком велико, чтобы я могла здраво размышлять и все рассчитывать наперед...-  она уже не знала, куда гнуть свою линию, чтобы он поверил в искренность ее слов. Наверное, она слишком сильно его когда-то ранила...
- Сплетни?- она почему-то истерично усмехнулась. Нервы ее были на пределе,- почем мне сплетни, Александр Николаевич, если мы сможем быть вместе! Я бы все отдала, лишь бы у нас была возможность пожениться, и я бы совершенно не посмотрела на то, что обо мне скажут люди, если бы мне сказали, что это цена счастья, а я ни с кем не буду счастлива, кроме него, Ваше Высочество... Право, ни с кем... Хотите верьте, хотите нет, но мне никто не нужен, кроме него...
Но дело было не только в ее репутации, но и в него. И в этом была самая большая загвоздка.
- Но Вы правы, я не могу ставить на кон еще и Вашу репутацию... Это того не стоит... Простите еще раз, что потревожила  Вас, я не должна была этого делать...- на последних словах ее голос сорвался. За  окном разбушевалась метель, и она где-то с секунду завороженно смотрела, как падают снежинки. Единственное, что ей оставалось- это уйти, но она не решалась и словно завороженная, хваталась за ручку стула. Если бы она ушла, это бы означало, что все конечно, а она надеялась до последнего. Не знала, правда, во что, но все же надеялась...

Отредактировано Полина Елагина (2014-05-06 20:02:58)

+2

9

-Вам бы лучше проявлять заботу о своей репутации, а не о моей, Полина Сергеевна, - усмехнулся Александр, уставившись в окно и скрестив на груди руки. – Нет, конечно, я могу понять, что, когда дело касается любви, кажется, что и море по колено. Но посмотрите, к чему это привело Вашу сестру…
Опять о Виктории. Да что же это такое? А, может, пока при дворе будет хоть одна из девиц Елагиных, он не сможет перестать думать о своих ошибках и винить себя? Тогда, наверное, стоит помочь Полине хотя бы затем, чтобы освободить самого себя же от этих мучительных мыслей? И успокоить совесть: обрекая Викторию на жизнь подле нелюбимого человека, он хотя бы поможет Полине не мучиться также. Да и тем более, вот уже некоторое время наблюдая за княжной и слыша ее голос, Александру все больше верилось в искренность ее слов. Не относительно ее любви и готовности ради нее на все, в этом и не было сомнений, но относительно ее заверений, что она искренни не желает его в чем-либо винить.
Отвернувшись от окна, наследник приблизился к фрейлине.
-Я верю Вам, княжна, - после непродолжительного молчания ответил Александр, облокачиваясь на стол и смотря сверху вниз на Полину. – Верю, потому  что и сам очень жалею и с удовольствием бы исправил прошлое, если бы это было возможно.
Грустно улыбнувшись самому себе, цесаревич вернулся на свое место за столом и вновь поднял изучающий взгляд на княжну.
-И я могу себе представить Ваши чувства к Михаилу Сергеевичу, - вновь улыбка. Та самая теплая улыбка, которая появляется на губах у человека, когда мыслями он уносится куда-то, где ему хорошо, где он счастлив. Для Александра сейчас это было то время, когда весь Зимний Дворец был наполнен суетой приготовлений к свадьбе наследника престола и принцессы Гессен-Дармштадской. А что говорили до этого? Что Мария ему не пара, что брак с незаконнорожденной – позор для династии и империи. А он, Александр, знал, что если не эта милая девочка – то тогда никто, ибо с другой он просто не будет счастлив. Ему нужна была только его Мари. И как теперь отказывать кому-то в подобном счастье, когда сам он не посмел пойти против своих чувств и добился разрешения жениться на своей возлюбленной?
-Откровенно говоря, я совсем не уверен, что поступлю сейчас правильно, - серьезно произнес Александр, принимая окончательное решение. – И дело даже не в моей репутации, или вашей, или в том, что произошло между мной и Викторией Сергеевной. Я без причины вмешаюсь в дела вашего отца, и вряд ли ему это понравится. Конечно, мне он ничего не сделает. Но он ваш отец, и я очень надеюсь, что придя сюда и прося у меня помощи, Вы точно все хорошо взвесили и совершенно уверены, что поступаете верно, чтобы потом ни о чем не жалеть…
Выжидающий взгляд. Еще раз повторить про себя, что так будет лучше. И дать, наконец, ответ.
-Я сегодня же вечером поговорю с государыней и попрошу ее не затягивать с тем, чтобы благословить Ваш брак с графом Карницким.

Отредактировано Александр Романов (2014-05-06 19:14:04)

+2

10

И вот в тот самый момент, когда Полина уже ни на что не надеялась, особенно после с усмешкой брошенной фразы про сестру и  ее репутацию,  провидение, наконец, сжалилось…
-Я сегодня же вечером поговорю с государыней и попрошу ее не затягивать с тем, чтобы благословить Ваш брак с графом Карницким.
Еще несколько секунд благословенный смысл его слов окончательно не доходил до нее, и она, уставившись в одну точку, пыталась вникнуть: не ослышалась ли она? Он согласился? Он ее благословляет и соглашается помочь? Хвала Небесам! И это в тот самый момент, когда она совсем отчаялась и мысленно уже поставила крест на своем счастье и, можно сказать, и на себе тоже.
У  княжны было ощущение, что целая гора свалилась с ее плеч. Дышать внезапно стало настолько легко, что захотелось завизжать от радости, кинуться на шею цесаревичу со словами благодарности, и пуститься в пляс. Она обнаружила в себе силу свернуть горы, что было невероятно странно, учитывая то, что еще минуту назад она размышляла о том, насколько нынче холодная вода в  Неве.
Теперь все будет хорошо.  Государыня благословит их брак, они с Мишей поженятся, а папа не сможет им помешать. Только вот… Он был далеко не дурак, и отлично бы понял, что все это дело рук его дочери. Но, к черту все,  к черту!  Сергей Максимович ее отец, и он может позлиться, но, в конце концов, должен ее простить, иначе и быть не может.
-  Ваше Высочество, я… Я не знаю, как Вас благодарить! Вы даже не представляете, что это для меня значит! – она вскочила в порыве со своего стула, не в  силах сдерживать своей радости,- конечно, я Все взвесила, и возможное неодобрение отца- это наименьшая цена, которую придется заплатить за наше счастье… Ах, Александр Николаевич, Вы мой спаситель!  Я никогда Вам этого не забуду…
Придя в себя, она придала своему лицу почтительный вид и присела в реверансе.
- Я надеюсь, что все плохое между нами с этого момента забудется, и все начнется с чистого листа. Вы дали мне второе шанс, и я безгранично Вам за это благодарна. И я обещаю, что никогда больше не потеряю Вашего доверия.
Внезапно она поняла, что провела в кабинете цесаревича слишком много времени, и ей пора возвращаться к своим обязанностям
- Александр Николаевич, с Вашего позволения…- княжна Елагина снова присела в реверансе, собираясь удалиться и обдумать свое счастье уже наедине с самой собой.

Отредактировано Полина Елагина (2014-05-10 12:51:19)

+2

11

Александр молча выслушал княжну, кивая головой и улыбаясь ей лишь уголками губ. Это было очень мило. Ее заверения, обещания более не терять его доверия. Но еще более умилительным был тот блеск во взгляде, то искреннее счастье, которое в миг в нем отразилось, стоило Полине услышать, что ее просьба будет выполнена. Воистину, любовь может окрылять человека. Уверенность, в том, что любовь эта взаимна и увенчается свадьбой счастливых влюбленных, и вовсе возносит человека на седьмое небо от блаженства. И стоит только радоваться за этих двоих счастливчиков.
А цесаревичу еще было и приятно осознавать, что он помог им. Сейчас он уже не сомневался, что принял правильное решение. Когда делаешь доброе дело, всегда чувствуешь себя чище, лучше, чем обычно себе кажешься. После истории с Викторией Александру было просто необходимо убедиться, что он не растерял все то, что делало его самим собой. И сейчас, пожалуй, Саша, наконец, почувствовал, что все вернулось на круги своя. И придя вечером в покои Мари, он не будет под взглядом чарующих голубых глаз жены чувствовать укол совести, напоминание о том, что, наверное, он всего этого не заслужил. Поэтому, может быть, правильнее было бы сказать, что сейчас он дал второй шанс не Полине – право, какие глупости, и за что ему винить эту фрейлину, ведь не за то, что она лишь помогала своей сестре? - но дал его себе, отпуская прошлое и делая уверенный шаг вперед.
- Александр Николаевич, с Вашего позволения…- княжна Елагина снова присела в реверансе, собираясь удалиться.
-Да, конечно. Вы можете идти, - отпустил цесаревич фрейлину и с теплотой во взгляде проследил, как Полина Сергеевна покинула его кабинет, аккуратно прикрыв за собой дверь.
Еще минуту сидел неподвижно, думая о том, что скажет вечером императрице. А взгляд опустился на стол, где мирно лежало не распечатанное письмо, которое он собирался читать, когда ему сообщили о визите княжны Елагиной. Отложив все мысли о Полине, графе Карницком и предстоящем разговоре с государыней на вечер, великий князь окунулся в те привычные дела, которые занимали обычно его день.

+1


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » 25.01. Друга не знаешь, пока не понадобится его помощь.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC