Петербург. В саду геральдических роз

Объявление


Восхитительный, упоительный момент проверки на мужество, на то - чей дух крепче - человека ли отнявшего добычу, или десятков распаленных гоном собак, секунда, и...
Евгений Оболенский

Никогда в жизни еще Стрекаловой не было так страшно, как сейчас наедине с кузинами! Она даже разозлилась на себя за это. Ну что, разве съедят они ее, в самом деле? А захотят попробовать, так мы тоже кусаться умеем!
Софья Стрекалова

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Palantir



Гостевая Сюжет ЧаВо Нужные Внешности Реклама Правила Библиотека Объявления Роли Шаблон анкеты Партнеры


Система: эпизодическая
Рейтинг игры: R
Дата в игре: 1844 год


17.11. НАМ ШЕСТЬ ЛЕТ!

12.11. На форуме проводятся технические работы, но мы по прежнему рады видеть новых игроков и старожилов.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » Январь 1841 года. Первые испытания


Январь 1841 года. Первые испытания

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

I. Участники: Александр Николаевич и Мария Александровна
II. Место действия: Зимний дворец, покои невесты цесаревича
III. Время действия: январь 1841 года
IV. Краткое описание сюжета (2-3 предложения вполне хватит):
не столь давно прошли миропомазанье принцессы Гессен-Дармштадтской и ее обручение с наследником престола. В столице одно за другим проходят празднества в честь высокородных жениха и невесты, но только сами виновники торжеств не присутствуют ни на одном из них.

0

2

Все девочки играют в куклы, даже когда им кажется, что они совсем выросли, особенно когда они больны, а где-то там за пределами твоей комнаты устраивается праздник в твою честь и за окном темно, слышно как завывает ветер и хлопьями валит снег, навевая грустные мысли. Тогда все стремятся вернуться в прошлое, снова став, пусть ненадолго маленькой девочкой, беззаботно играющий в детской с любимой куклой.
- Гретта, ты себе когда-нибудь представляла, что мы окажемся здесь в России?! - аккуратно выудив из беспорядочно наброшенных на постели валиков и подушек, старенькую фарфоровую куклу, поинтересовалась у верной подруги Мари. Краска на лице облупилась, льняные волосы поредели и лишь стеклянные бездонные глаза также преданно смотрели и улыбались, как матушка, в тот день, что подарила ее, покорные разделить со своей хозяйкой и радость и горе. С куклой, подарком матери, Мария категорически отказалась расставаться, взяв ее с собой в Россию. - Какой ты представляла Россию, Гретта? А, помнишь, как Луиза* всякий раз, когда речь заходила о грядущем путешествии наставительно замечала: Восток дело тонкое! – смеясь, добавила невеста наследника. Стоит признать, что дамы из ее свиты, не знали о России ровным счетом ничего, но смело рисовали ее быт в своих фантазиях.  Ее новая родина совершенно не походила на их фантазии. С каждым днем, завораживая все больше. А снег, Гретта!  - восхищенно продолжала девушка. - Ты когда-нибудь видела столько снега? Принцесса распахнула окно, и с припорошенного карниза, взяла немного снега  на  руку,  и показала молчаливой собеседнице. От теплоты рук он начал таять.  - Ты - белый и светлый, я - тёмная тёплая, – изрекла Мари, наблюдая, как тает снежинка в ладони. Она закрыла окно и, услышав звук открывающейся двери, поспешно спрятала куклу за спину. Все девочки играют в куклы, но ни одна не желает, быть застигнутой врасплох за этим занятием.

*

Луиза Бегерь - одна из дам приехавшая с Мари из Дармштадта

Отредактировано Мария Романова (2014-04-23 01:10:08)

+4

3

Погода в столице и настроение наследника престола составляли разительный контраст. За окном завывал холодный ветер, кружа в воздухе хлопья снега. А цесаревич, сидя в своем кабинете, вроде как за чтением, но то и дело отрываясь от него и наблюдая, как языки пламени ласкают поленья в камине, не таил счастливой умиротворенной улыбки. Тепло, которое охватывало его изнутри лишь при одной мысли о принцессе, было куда сильнее той несносной погоды, что бушевала на улицах столицы. И даже то, что празднества, к которым столь долго готовились все обители Зимнего, проходят без него, совсем не расстраивало наследника. Скорее, даже радовало. Он любил и балы, и маскарады, но то, что он получал взамен в эти дни, было куда приятнее. Проводить вечера в компании Мари, слушать ее рассказы о жизни в Гессен-Дармштадте, просто любоваться этим хрупким изящным созданием, - Александр и подумать никогда не мог, что однажды для счастья ему окажется нужным столь мало.
И перевернув очередную страницу книги, он понял, что даже не пытается вникнуть в смысл слов, которые читает. Мысли его витали в другой части дворца, где среди покоев великих княжон располагались комнаты его невесты. Не минуты более не раздумывая, Саша отложил книгу и оставил свой кабинет.
В маленькой комнатке, что служила приемной, наследника встретила молоденькая камер-юнгфера, которая уже хотела отправиться к принцессе, дабы известить ее о приходе жениха. Но Саша мягко остановил ее и, загадочно улыбнувшись, решил сразу идти к своей невесте без всех этих нудных формальностей. Только не с Мари, рядом с ней хотелось быть свободным от этикета и прочих условностей.
Но у двери он резко остановился, ибо услышал ее голос и удивился. Дежурная дама ведь сказала, что принцесса одна в своей спальне.
Секунду он постоял, неуверенно задержав руку в воздухе, а потом все же костяшками пальцев постучал по деревянной панели и медленно отворил дверь. Встретил его испуганный взгляд Мари, которая стояла у окна и что-то прятала за спиной. На ее личике отразилось волнение и смущение, будто Великий князь застал ее за каким-то неблаговидным поступком.
M-le d’Outermer сказала, что вы одна, но мне показалось, что вы с кем-то разговаривали?.. – Александр и сам смутился. Наверное, все же стоило позволить камер-юнгфере доложить о себе. Но теперь уже делать было нечего, Саша сделал еще несколько шагов, приближаясь к Марии, и виновато спросил: – Я не вовремя?

Отредактировано Александр Романов (2014-05-02 16:36:41)

+4

4

Как же неловко получилось. Она замерла перед Сашей, как вкопанная лихорадочно соображая куда спрятать Гретту. Невеста наследника  играет в куклы? Да ее  все на смех поднимут. Не станешь же всем объяснять что Гретта – особенная.  Ай-яй-яй! Вот так оказия. 
Кто угодно на его месте. Пусть даже сам император. Но только не Александр. Великий князь подошел ближе, она же напротив,  отступила на пару шагов. 
- M-le d’Outermer, права, я одна. Вам,  вероятно, послышалось –  предположила  она, продолжая  старательно прятать за спиной руки, а виновато-хитрое выражение лица Великой княжны, ясно свидетельствовали, о том, что цесаревич не ослышался. Последовавший вопрос Александра заставил ее смешаться.   Ей вовсе не хотелось, чтобы он думал что она его не ждала, и более того, что он  мог быть для нее  не желанным визитером.
- Нет Да… Не совсем…  - выпалила Мари, продолжала пятится  назад, до тех пор пока больно не ударилась о подоконник и ойкнув от неожиданности не разжала руки. Гретта с грохотом упала на пол. Девушка покраснела и  не нашла ничего лучше, как последовать за любимицей, то есть, усесться прямо на пол, пряча лицо в ладонях.  « Он теперь не захочет, чтобы я была его невестой»…-  тяжело вздохнув, обречено подумала невеста наследника.

+2

5

Саша с недоумением смотрел на свою невесту, которая пятилась от него, как затравленный зверенок. «Да что с ней!?» - он вглядывался в ее личико, такое хорошенькое (даже не смотря на маленькое пятнышко под глазом, что и стало причиной их затворничества, когда весь высший свет придается веселью на балах и приемах в честь будущей великокняжеской четы), но при этом совершенно испуганное.
-Мария, я не понимаю, что-то… - слова наследника прервал неожиданный грохот, цесаревич опустил взгляд и увидел на полу куклу, а рядом с ней через мгновение оказалась и сама Мари.
Секунду он стоял неподвижно, молча смотрел, как его невеста обреченно прикрыла ладошками свое лицо, а потом сердце обволокло привычным нежным теплом, и он умиленно улыбнулся. Какое же чудо его невеста! Очаровательное чудо, которое хочется обнять и не отпускать от себя.
Александр подошел к принцессе и опустился напротив нее на колени. Взял аккуратно куклу в свои руки и внимательно посмотрел на нее. Старенькая, немного облупленная, но, наверное, очень дорогая. И не в том смысле, что когда-то за нее кто-то много заплатил, покупая в подарок маленькой девочке, а дорогая, как особая память. Наследник знал, что его невесте свойственно хранить такие вещи, которые составляли для нее особую ценность. Александр и сам отличался такой чертой и, например, по сей день с особой бережностью хранил сборник стихов Людвига Уланда, который подарила ему принцесса в Гессен-Дармштадте.
-Хорошо, что она не разбилась, - с деланной серьезностью изрек Александр, усаживая фарфоровую подругу своей невесты себе на колени. – Было бы обидно, если бы такая хорошенькая куколка превратилась в груду осколков.

+2

6

Мария осторожно отняла ладони от  залитого краской лица, все еще смущаясь серьезного тона, которым говорил Александр. Увидев наследника сидящего подле нее, с  Греттой на коленях она успокоилась. -  Не сердишься?  - на всякий случай уточнила юная немка. Хотя ответ и так был очевиден. Александр не только не упрекнул невесту, но и сразу понял, сколь ценный  предмет она составляет для  Марии.
- Знакомьтесь,  Александр, это Гретта –  махнув рукой, деланно серьезно, как  ранее и сам    цесаревич, представила  все еще сидящую на коленях наследника старенькую .
-Гретта,  - на этот раз обратившись к неподвижно сидящей кукле,  продолжала Мари, знакомьтесь, она придвинулась ближе и доверительно опустила голову ему на плечо. - Великий князь, наследник престола, самый лучший человек  во вселенной и мой будущий муж! –скороговоркой выпалив это она осторожно коснулась губами его щеки поцелуем.  В глазах  нескрываемое обожание, эту невероятную по своей силе любовь и преклонение, эта хрупкая девочка пронесет через всю свою жизнь,  на ее долю выпадет немало испытаний, но ни одно из них никогда не затушит  пламя ее  чистой любви. Ей суждено стать вдохновителем, поддержкой и надежной опорой всех великих начинаний  Александра. Главный из которых, станет, отмена крепостного права. Великое благодеяние и великая опасность. Милость и проклятие.
Вот и нету оков, а к свободе народ не готов. К счастью с этой истиной Марии при жизни не суждено будет столкнуться. Но пока она ничего этого не знает. Она сидит на полу своей комнате с любимым мужчиной и вспоминает проведенное в Дармштадте детство.
  - Ее подарила мне мать, - раскрыла тайну своей привязанности Мари, украдкой смахнув две невольно выступившие слезинки. Сандро,   этот несносный мальчишка, все время норовил спрятать ее от меня.  – Она засмеялась, вспоминая детские проказы брата, теперь они были не более, чем милой шалостью.   - Я сердилась на него, требовала, чтобы он вернул Гретту, но он  не отдавал, а продолжал дразнить меня. Пряча куклу в разных укромных местах. Я бегала за ним по всему Югенгейму. Мы излазили все чердаки, лестницы и даже подвалы.  Были похожи на двух чертенят.  Наша нянюшка  только разводила руками и приговаривала баском, как ее покойный муж: - Детвора опасный народ. Мы любили ее… Ваше Высочество, должно быть  тоже не давали спуску своим сестрам? – поддразнила она Александра, поощряя того к детским откровениям.

+3

7

Человеческая натура не постижима. Вот только что ты чувствуешь себя бесконечно счастливым, уверенным в том, что счастье это продлится вечно, а на тебя смотрят бездонные голубые глаза, - так предано и с такой любовью, что, кажется, в этой жизни тебе больше ничего и не нужно. Но несколько слов слетает с ее губ, слов, которые должны бы помочь взлететь еще выше от блаженства, но вместо этого тебя словно скидывают с огромной высоты, ты стремительно летишь вниз, и внутри словно что-то обрывается, и все естество наполняется неподдельным страхом.
Мари смотрит на него с такой любовью, столько надежды в ее голосе, а он вдруг малодушно смеет думать о том, что она ошибается: он не самый лучший человек во вселенной. Самый лучшей человек не заставляет страдать других людей.
Страх и сомнения заполнили душу. Меньше всего на свете он хотел, чтобы страдала его Мари. Видит Бог, он никогда никого еще так не любил и готов был на все ради своей маленькой принцессы. Но прошлое порой не хочет отпускать нас и вырывается наружу в самый неподходящий момент. Ведь по его вине уже страдали… И только сама мысль, что и Марии он причинит ту же боль, что некогда Ольге или Сонечке Давыдовой вдруг превращалась в горький отравляющий сознание яд.
Славно, что доверительно прижавшись к его плечу, принцесса не видела его лица. Александр глубоко вдохнул воздух, отчаянно гоня прочь эти злые мысли, убеждая себя в том, что он не способен на подобное. И как же хорошо, что человеку не дано знать свое будущее!
Мари рассказывала о своем детстве, и цесаревич попытался уловить ее слова о шалостях в Юкингейме.
-Мы с Сандро похожи, -  окончательно заставляя расстаться себя с отравой горьких домыслов, Александр медленно поднялся с пола и помог встать своей невесте. – Я тоже был еще тем сорванцом. Вечно дразнил своих сестер, а порой норовил и напакостить им. Особенно доставалось Мэри, но она была такой задирой в детстве, что сама вынуждала меня на крайние меры, - тепло рассмеявшись, Саша усадил свою невесту на кровать и опустился рядом. Старая кукла по-прежнему оставалась у него и вновь заняла свое место на коленях цесаревича, который сделал это чисто машинально, уже не обращая на фарфоровую Гретту никакого внимания.
-Впрочем, меня еще и оправдывает то, что мои сестры никогда не уступали мне. Вот, например, шалости Александры Николаевны вы уже видели и сами.*
Взгляд вновь остановился на ее милом личике. Она была ангелом. Сущим ангелом, спустившимся с небес. Даже не верилось, что именно такая девушка была уготовлена ему Судьбой. И разве у него хватит сил когда-нибудь обидеть это нежное создание? Сердце рвалось кричать со всей мощью: «Никогда»


*имеется в виду случай, когда Адини, переодевшись в старомодное платье и притворившись бедной сиротой, пришла в покои к принцессе якобы наниматься в гладильщицы. Случай описан в воспоминаниях Яковлевой А.И. (в девичестве - Утермарк), служившей в то время камер-юнгферой Марии.

Отредактировано Александр Романов (2014-05-11 12:22:36)

+3

8

Будущее сокрыто от нас, чтобы мы  не упускали момент и наслаждались настоящим, к прошлому нет возврата  и жалеть о нем бессмысленно. Все это Мари охотно поведала бы цесаревичу, если бы тот  в минуту сомнения решил бы поделится с ней тем, что терзает его. Но она счастлива, бесконечно счастлива, в своем неведении,  со всей прямотой юности,  открыто  без оглядки, как можно  быть счастливой  лишь в шестнадцать лет. Когда   дорога жизни еще  ждет впереди  и хочется скорее сделать первый, твердый уверенный шаг, или пробежать по ней, в вприпрыжку не оглядываясь назад. Ведь он будет рядом. Он поддержит, не даст споткнуться и сбиться с пути. И впереди только солнце, впереди только счастье. Она не знала будущего, не терзалась прошлым и наслаждалась настоящим.

- Мы с Сандро похожи – наконец решает нарушить тишину, - Александр отрываясь  от своих мыслей.
- Да, я  уже это заметила, - со смехом заметила  Мари - вам  обоим идет мундир… и усы. При этом  Великая княжна  изобразила, сей атрибут мужской гордости,   кокетливо  пристроив указательный палец над верхней губой. Как  -  деланно возмутилась  она, подавая ему  руку ,  после того, как наследник признался, что был настоящим сорванцом, - Ваше Высочество также промышлял тем, что воровал любимых кукол своих сестер? Тогда не удивительно, что они платили вам той же монетой.  Подытожила Мари, сбросив туфли и удобнее устраиваясь на  кровати, среди подушек и валиков.
Упоминание о шалости Александры Николаевны  вогнало Мари в краску, щеки  в миг стали пунцовыми.
  - Я так испугалась! – созналась принцесса. – Ваша сестра, Адини, была похожа на сумасшедшею, - продолжила свои откровения Мари. Хватала за руки, требовала руки для поцелуя. И, признаюсь,  от охватившего ужаса совсем забыла о нашем с ней разговоре, когда она говорила  что внешность ее легко изменить до неузнаваемости.* Вспомнив тот, теперь уже  забавный случай, она вспомнила и еще об одной особе,  находившейся  с ней в тот момент рядом и по счастливому совпадению, леди Уотермер, а это была именно она, дежурившую сегодня в ее приемной.
- М-ль Уотермер сразу узнала Александру Николаевну. Они были в заговоре!  И знаете что, Александр, я хочу  ее проучить,  - с озорством сказала она, а в глазах  Великой  княжны уже  прыгали бесенята, - кажется, Ваше Высочество, только, что изволили  хвастать своей неистощимой фантазией? Бровь выразительно поползла вверх., поддразнивая « Что же ты? Действуй!»
В конце концов, не так уж и часто выпадает шанс  окунуться в безмятежное детство снова. Ведь ей всего шестнадцать.

+4

9

Задор, с которым говорила Мари, все же прогнал из души наследника те смятения, что недавно там поселились. Пусть не навсегда, пусть на время. Но смотреть на Марию и думать о чем-то другом, кроме как всепоглощающей любви, что вызывала в его сердце эта юная девушка, было едва ли возможным.
-Совсем не удивлен, - рассмеялся Александр в ответ на рассказ о шалостях проказницы Адини. – Однажды, моя сестрица, спрятав волосы под косынкой, пошла в покои к maman. Дежурная фрейлина заметила Адини, когда та уже входила в спальню государыни, и не узнала ее. С испугу, что мимо нее прошел к Ее Величеству кто-то посторонний, бедная фрейлина тут же рухнула в обморок.
Цесаревич развел руками, словно говоря тем самым, что его самая младшая сестрица неисправима и всем остается лишь только смириться с ее милыми проказами и любить ее такой, какая она есть. Впрочем, это было совсем не сложно. Как не сложно было влюбиться и в спокойную и рассудительную Ольгу, или немного взбалмошную Мэри. Его сестры были полны очарования, в плен которому без промедления попадал каждый, кому выпадала удача свести с любой из императорских дочерей чуть более близкое знакомство.
-M-le d’Outermer? – деланно удивился Александр, будто не мог поверить, что эта хорошенькая камер-юнгфера будущей цесаревны была способна на подобное. – Нет, конечно, мы не можем оставить ее безнаказанной, после того, как она посмела вступить в заговор против будущей жены самого наследника!
Вызов, читавшийся во взгляде великой княжны, был с энтузиазмом принят ее женихом. Наследник хитро сощурил глаза, пытаясь придумать что-нибудь этакое. Прямо как в детстве, когда они с Александром Паткулем пытались сбежать из-под надзора генерала Мердера ради очередной безрассудной шалости, за которую обязательно влетит, но если ее не совершить – то и жизнь не мила будет.
-Говорите, Вы очень сильно напугались из-за этой шалости моей сестрицы? А как думаете, Мария Александровна, мадемуазель де Утермер сильно испугается, если неожиданно мы исчезнем из вашей спальни, не предупредив ее? – поднявшись с кровати, Александр подошел к комоду и поставил на него Гретту, с которой все и началось, но которая уже благополучно отошла на второй план. А затем вернулся к кровати. - Как Вы смотрите на то, чтобы прогуляться по вечернему городу? Поверьте, Санкт-Петербург вечером и в компании жениха, куда интереснее Санкт-Петербурга днем и в обществе мадемуазель де Гранси, - подмигнув Мари, Александр протянул ей руку. – Вы согласны вместе со мной сбежать из дворца?

+5

10

Саша поддержал легкий, безмятежный разговор, затеянный его невестой, и тоже вспомнил одну из проделок  своей младшей  сестры.
Следовало признать, младшая Великая княжна была неистощим на выдумки, и было невозможно предугадать, какую шалость она выкинет вновь.  Окружающие готовы были простить Адини любую проделку, потому как сложно было найти более  добрую, чуткую, живую, со страдальческую душу, коей обладала Александра Николаевна.
Стоит заметить, что Мария искренне и всем сердцем привязалась к сестрам Александра, найдя в них близких подруг,  обретя сестер которых прежде не имела.
Наиболее доверительные и нежные отношения сложились у Марии с Олли, средней Великой княжной. Они обе точно были вылеплены из одного теста. Даже покои невесты наследника располагались в непосредственной близости от покоев Ольги Николаевны, а прежде, когда  Мария находилась лишь на пути в Россию и вовсе делила с Ольгой  одну комнату, коротая ночи за девичий болтовней.
Но  будем последовательны и вернемся к разговору двоих.
- Адини, мастерица на выдумки! – с акцентом, который еще плохо удавалось  скрыть, восхитилась Великая княжна. –Не хотела бы я оказаться на месте той  фрейлины. А что с  бедняжкой сталось потом? – с неподдельным интересом к судьбе  несчастной осведомилась  она. Ее не наказали? -пожалела непутевую фрейлину принцесса.
Предложение Александра, смелое, неожиданное заставило забыть на время о  выдумщице Адини и  несчастной фрейлине императрице.
-Бежать?! -Мари соскочила со своего места. –Вы предлагаете мне бежать? Сейчас? –переспросила она, преданно глядя на Александра, который, посадив Гретту на комод, вновь подошел к ней.
-О, я думаю для мадемуазель Уотремер –это послужит хорошим уроком – напустив на себя строгий вид, и погрозив пальчиком кому-то невидимому,  ответила  девушка.
Предложение цесаревича  было  заманчиво, ново, а потому встречено с  азартом и полным согласием со стороны  Марии. Еще, будучи в Дармштадте он обещал показать ей Петербург. Тогда она даже не думала, что этот город станет ее домом. И теперь ей выпадает шанс узнать свой новый дом еще ближе, еще лучше, а общество Александра предавало этой картине особую прелесть.  Мари расплылась в счастливой улыбке, но, тут вспомнив о чем-то важном, вновь посерьезнела.
-Но как мы незаметно исчезнем? – поинтересовалась она, вкладывая свою узкую ладонь в его руку. –Там -Мари кивнула в сторону запертой двери –дежурит Уотермер. Как мы  выберемся незаметно из дворца?
Сыплющийся  градом, вопросы, светящиеся глаза, безграничное доверие таящиеся в них,  были красноречивее любого положительного ответа.

+2

11

-Государыня, конечно, отчитала фрейлину за невнимательность и чрезмерную впечатлительность, но не более, - с улыбкой рассказал Александр об участи той девушки, что не повезло стать «жертвой» шалостей младшей дочери Николая I. Право, было бы слишком сурово и несправедливо наказывать фрейлину за тот случай. Тем более, Александра Федоровна всегда относилась к молоденьким девушкам, что служили в ее свите, с заботливостью и лаской, которые можно было бы сравнить с материнской нежностью. За это фрейлины буквально боготворили свою императрицу, восхищаясь каждым ее жестом, каждым словом, произнесенным Александрой Федоровной.
Но предложение наследника в тайне бежать из дворца куда больше заинтересовало принцессу, чем рассказ о несчастной фрейлине, выдворив из прелестной головки великой княжны мысли о проказах и шалостях Адини.
-Да, прямо сейчас, пока еще не совсем поздно, - завороженно глядя на воодушевившуюся Мари, ответил цесаревич. – А мадемуазель Уотермер после этого больше не посмеет сама что-то делать от вас в тайне и с кем-то сговариваться за вашей спиной, - резюмировал Александр, сжимая в ладонях хрупкие пальчики своей невесты.
-Как мы незаметно исчезнем? – повторил Великий князь за Марией и задумчиво обвел спальню принцессы взглядом. – А ведь соседние с вашими комнаты – принадлежат Олли?
Мыслями Александр попытался вернуться во времена до злосчастного пожара в декабре 1837 года. И память учтиво подсказала, что когда-то эти комнаты, которые теперь занимала невеста наследника престола, относились к соседним покоям, которые после пожара были переделаны, и теперь их занимала средняя дочь императора. А значит, была вероятность, что покои до сих пор были связаны между собой. Осталось лишь найти - где именно.
Взгляд остановился на двери красного дерева, около которой стояла кровать принцессы.
-Ваша гардеробная… - задумчиво проговорил Александр и не дав толком разобраться Мари, к чему это он вдруг заинтересовался сей комнатой, за руку повел свою невесту к той двери.
Интуиция и память не подвели своего обладателя, за одной из ширм Александр нашел заветную дверь.
-Через нее мы можем попасть в комнату Ольги, - наконец, объяснил цесаревич своей невесте, зачем он неожиданно сюда ее привел. – Сестра с Maman и Papa все равно на балу, так что мы спокойно сможем пройти через ее комнату в коридор, потом ко мне, а дальше – покинем дворец.
Все звучало просто и легко, Александр не видел препятствий, которые могли бы возникнуть на их пути, а поэтому, подмигнув Мари, весело добавил:
-Берите верхнюю одежду и скорее пойдемте, пока ваша дежурная дама не зашла к нам и не сорвала все наши планы.

Отредактировано Александр Романов (2014-05-29 15:52:55)

+1

12

Сегодня, сейчас, сию минуту, от восторга кружилась голова, ничего  подобного она не могла позволить ни в Дармштадте, ни в Петербурге, но  Саша, Саша стал ее сообщником. А разве так не должно? Разве они не  едины в  делах, поступках, мыслях.  Две половинки одного целого – едины... Созданные друг для друга. Принадлежащие друг другу. Только друг другу и никому более.   И снег  укроет их  белым, венчальным покрывалом Рука в руке,  след в след  они пойдут навстречу безграничному счастью. Навстречу новой жизни.
Ах, сколько чудесных и незабываемых минут  ждет их там за порогом, уставшего от праздничной суеты дворца.
А ведь соседние с вашими комнаты – принадлежат Олли? – задумчиво, словно вспоминая что-то, спросил Александр, обращаясь скорее  к самому себе, чем к своей юной невесте.  Мария  кивнула головой, но Великий  князь, сосредоточенный на чем- то, будто и не заметил ее жеста.   Не выпуская ее руки, он  увлек ее куда-то в глубину покоев.
-Ваша гардеробная.
-Моя гардеробная?! – непонимающе переспросила Мария, как им  может помочь ее гардеробная комната? Но уже через мгновение  нашлось объяснение всему: и странному поведению Александра и непонятным вопросам. Оказалось, что комнаты невесты наследника и  Великой княжны  Ольги Николаевны соединены между собой. Мария не подозревала о существовании такой лазейки, а Олли если и знала, никогда не пользовалась этим ходом, чтобы попасть к Марии, и ни словом не обмолвилась  о нем с подругой.
- Берите верхнюю одежду и скорее пойдемте, пока ваша дежурная дама не зашла к нам и не сорвала все наши планы,–  распорядился Александр
Повторять дважды не было необходимости.
Мария, быстро взяв необходимое, уже скоро стояла на пороге покоев Ольги. Все произошло так, как и предсказывал Александр. Все были слишком заняты праздником,   они никого не встретили, никто  не  пытался  остановить их.
Вечерний город распахнулся перед ними во всей своей красе и величественности. Принимая, укрывая, оберегая, двоих  влюбленных неспешно идущих по его улицам.
Сегодня, сейчас, сию минуту – они едины, и они счастливы.

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » Январь 1841 года. Первые испытания


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC