Петербург. В саду геральдических роз

Объявление


Восхитительный, упоительный момент проверки на мужество, на то - чей дух крепче - человека ли отнявшего добычу, или десятков распаленных гоном собак, секунда, и...
Евгений Оболенский

Никогда в жизни еще Стрекаловой не было так страшно, как сейчас наедине с кузинами! Она даже разозлилась на себя за это. Ну что, разве съедят они ее, в самом деле? А захотят попробовать, так мы тоже кусаться умеем!
Софья Стрекалова

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Palantir



Гостевая История f.a.q. Акции Внешности Реклама Законы Библиотека Объявления Роли Занятые имена Партнеры


Система: эпизодическая
Рейтинг игры: R
Дата в игре: октябрь 1843-март 1844



07.09. Идёт набор в админ-состав!

07.07. ВНИМАНИЕ! НА ФОРУМЕ ПРОВОДИТСЯ ПЕРЕПИСЬ!

07.01. Администрация проекта от всей души поздравляет участников и гостей форума с Новым годом и Рождеством!

17.11. НАМ ПЯТЬ ЛЕТ!

14.05. Участвуем в Лотерее!

23.03. Идет набор в игру "Мафия"!

05.02. Внимание! В браузере Mozilla Firefox дизайн может отображаться некорректно, рекомендуем пользоваться другим браузером для качественного отображения оформления форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » 15.03.1842. Коридорный романс


15.03.1842. Коридорный романс

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

I. Участники: Адини Романова, Леонид Шувалов.
II. Место действия: Зимний дворец.
III. Время действия: 15 марта 1842 года.
IV. Краткое описание сюжета: Никогда не знаешь, какие обстоятельства могут свести людей. Разве разносящаяся по залам песня не может стать поводом для знакомства?

Отредактировано Леонид Шувалов (2014-03-02 12:31:13)

+1

2

Весна в Петербурге - коварная особа. На календарях уже вошел в свои законные права март, а по ночам все еще стоят трескучие морозы, да и эти первые весенние дни редко когда можно называть теплыми. И все же небо уже стало совершенно весенним: высоким и голубым, словно лепестки василька. Птицы уже щебечут по утрам и им совсем нет дела, что в России март считают четвертым зимним месяцем. Природа велит им начинать петь и они не могут противиться. Да и солнце уже совсем другое - теплое, пусть и пока еще недостаточно смелое, чтоб растопить все снега. И если сердце твое уже сжимается в сладком предвкушении тепла, то не грех ли душить в себе это чувство безотчетной радости?
И маленькая соловушка, выросшая в семье хозяина огромной Империи, подобно всем прочим крылатым певуньям всей душой чувствовала грядущую весну. Все чаще ее видели сидящую в задумчивости за роялем  и неспешно перебирающую клавиши тонкими пальцами. На губах Александры играла рассеянная улыбка, а мысли, кажется, уносились в иные миры. И иногда нежные мелодии вдруг стихали, но уже в следующий момент в унисон с ними врывались ноты ее собственного голоса. И огромные залы Зимнего, где царствуют сквозняки и строгий придворный этикет, наполнялись звуками ее нежного и переливчатого сопрано и казалось, будто и в стены этой величественной резиденции русских царей проникли порывы теплого весеннего ветерка и лучи солнца.
Адини пела. Растворяясь в музыке, отдавая ей душу и сердце. Вчера в Каменном давали "Орфея и Эвридику". И императрица с дочерьми прибыла послушать новую приму. Голос молодой женщины, исполнившей роль Эвридики так впечатлил младшую из великих княжон, что Александра долго еще размышляла о нелегкой судьбе влюбленных, что родом из греческих мифов. И еще она думала о том, что смогла бы она слепо довериться своей любви и последовать за возлюбленным, который поклялся вырвать ее из когтей самой смерти. Юная и поэтическая натура Адини не сомневалась в этом, но разум отчего-то не спешил с ней соглашаться.
Великая княжна пела арию из третьего действия. Дуэт Орфея и его супруги Эвридики. Эту арию поет Эвридика, которая идет вслед за своим любимым по землям царства мертвых. Она молит Орфея заговорить с ней или хотя бы взглянуть на нее, ведь если она больше не любима им, то к чему ей жизнь? Зачем ей возвращаться в подзвездный мир, если сердце возлюбленного больше не принадлежит ей? Разве смерть хуже, чем жить без Орфея? И голос юной царевны то зажигался надеждой, то камнем падал в пропасть отчаяния. И прислуга, случайно оказавшаяся у дверей кабинета, где пела Александра, с улыбкой переглядывались между собой: "Тише! Поет наша соловушка. Не мешайте!". И замерев на минуту, заслушавшись ее пением, они спешили по своим делам, оставляя Великую княжну наедине с Эвридикой и Орфеем.
А Адини пела.

Александра Николаевна исполняла арию Эвридики (в дуэте с Орфеем) из оперы "Орфей и Эвридика" К. В. Глюка.[AVA]http://morgoth.ru/images/2014/07/20/XwjQiJtp92.png[/AVA]

Отредактировано Адини Романова (2014-03-03 10:09:09)

+1

3

Леонид стоял у дверей одного из многочисленных кабинетов в Зимнем дворце, от скуки раскачиваясь на подошве сапог. Он нисколько не рассчитывал, что его сопровождение генерала Эссена к самому императору, по какому-то важному делу, где, по словам самого генерала-майора он - Шувалов, будет нужен, превратиться в ожидание своего часа за дверями. Дескать, давно Антон Антонович Николая Павловича не видел и им поговорить нужно. Как барышни, право слово. Но граф не смел спорить, поэтому смиренно стоял в коридоре и озирался по сторонам, который раз пересчитывая оконные рамы. Леонид вдруг замер от раздавшегося звука рояля. Немыслимо знакомая музыка донеслась до ушей графа и он невольно улыбнулся. Стыдно не знать великой оперы Глюка, ария из третьего действия которой, звонко разносилась по дворцу. Легкий, юный голосок красочно отзывался где-то неподалеку, но несмотря на всю свою полётность он был полон трагичности и искренних переживаний несчастной Эвридики. Шувалов не отдавал себе отчета в том, кто бы мог быть хозяином этого дивного голоса, мужчина слушал с замиранием сердца, будто голосок никому не принадлежал.
В один момент, сделав шаг в сторону от двери, не выдержав собственного молчания, Леонид ворвался в арию партией Орфея. Прекрасно помня, что написана она не для его баритона, мужчина аккуратно вплелся дуэтом. Может и было как-то неловко слышать свой низкий голос в этом произведении, но Шувалов не был бы собой, если бы не умел пользоваться подаренным природой широким диапазоном. Он осторожно пел в удобной для себя тесситуре, подстраиваясь на ходу, чувствуя, как сливается с этим волшебным голосом, так украсившим его присутствие здесь. Между тем «Эвридика» не остановилась, а продолжила молить «Орфея» обернуться на неё. Но он не смел, ведь один взгляд и ему не увидеть свою возлюбленную живой.

Отредактировано Леонид Шувалов (2015-02-15 08:25:53)

+2

4

Ноты сливались в музыкальные фразы, а те, в свою очередь, создавали цельную историю, которая сейчас носилась меж мраморных колонн величественного дворца. Пальцы царевны летали над клавишами, а голос дрожал, словно в нем слились боль и печаль нимфы, заточенной в царстве смерти.
Все нетерпеливее становились аккорды, все выше тянулись ноты - мольбы Эвридики становились все отчаяннее, когда вдруг совершенно неожиданно грянул второй голос. Не раньше и не позже, но ровно в тот момент, когда положено было вступать Орфею. Низкий, но удивительно приятный баритон аккуратно "вплетался" в музыкальную тему, становясь ее неотъемлемой частью.
В первые секунды Александра едва не вскрикнула от удивления, однако любопытство пересилило волнение и пение она не прервала. Наполненная звучанием уже двух голосов, мелодия зазвучала будто бы с новой силой. Вот уж и вправду музыка способна творить чудеса, иначе откуда бы здесь взяться Орфею? Не иначе как волшебство перенесло его сюда со страниц древнего мифа. Адини уже почти была готова поверить этому, однако она успела заметить сквозь приоткрытую дверь кабинета, как в глубине коридора мелькнула чья-то фигура. И судя по мундиру, Орфеи нынче состоят на военной службе... Княжна усмехнулась своей догадке и с поразительной чистотой взяла очень высокую "си". Воодушевленная своей маленько победой, Адини с особым чувством пропела ту самую последнюю мольбу несчастной Эвридики, после которой ее ждала неминуемая погибель... Ведь именно на нее-то и не смог  не откликнуться ее возлюбленный и тем самым нарушив обет, данный богам.
И снова взлетает к самым высоким нотам девичий голос и смолкает, словно падая на дно. Так умирала прекрасная нимфа, навечно разлученная с любимым. И прежде взволнованные звуки клавиш звучат теперь безжизненно, будто бы солнце навек померкло и даже звездному свету не развеять мрак, нависший над сердцем несчастного Орфея.
Музыка стихла. Ария была спета и Адини вдруг застыла на миг, охваченная страстным любопытством, но уже в следующую секунду заливистый и мелодичный смех Великой княжны пронесся по коридору, подобно звучавшей всего мгновение назад арии.[AVA]http://morgoth.ru/images/2014/07/20/XwjQiJtp92.png[/AVA]

+1

5

Дуэт не смолкал, а лишь набирал силы и напряженного чувства, наполняя звуком роскошный коридор. Леонид на мгновение забыл, где он, пение увлекло мужчину с такой страстью, что он не заметил, как еще на пару шагов отдалился от дверей кабинете, где ему было велено ждать. Даже когда партия Орфея закончилась, он не вернулся обратно, застыв на месте, внимая голосу "Эвредики". Главная тема прозвучала с новой, невысказанной ранее болью и неожиданно резко оборвалась, дав право солировать инструменту. Шувалов даже невольно вздрогнул от этого, будто на его глазах вновь погибла влюбленная нимфа.
Наступила тишина, поглотив последние отзвуки рояля. Ровно такая же, как и пару минут назад. Леонид пришел в себя и, спохватившись, сделав пару широких шагов, занял прежнюю позицию, уже готовясь к тому, что сейчас из-за дверей выглянет голова генерала Эссена со словами: "Что голосишь, Шувалов? Совсем совесть потерял?". Однако ничья голова не появилась, зато послышался девичий смех, и в коридоре возникла фигура темноволосой девушки. Офицер бросил на неё неловкий взгляд, предчувствуя, что подпевал он сейчас, скорее всего, именно её волшебному голосу (ах, как чудно она пела) и тут же устремил взор в противоположную стену, выпрямив спину и спрятав за ней руки, будто совершил какую-то проказу. Хотя и было чем смутиться. Граф не знал оперы Глюка так, как знал от корки до корки "Жизнь за Царя" Глинки, чтобы суметь исполнить любую партию с любого такта, и был уверен, что не поддерживай его аккомпанемент и голос "Эвридики" он обязательно бы съехал с интонации. Но как бы там ни было, он не мог не вступить в эту замечательную арию дуэтом, пусть и почти интуитивно проводя свою тему. И сейчас Леонид стоял, и краем глаза смотрел на милое, смеющееся дитя, появившееся в коридоре, чей образ никак не желал связываться у мужчины с прозвучавшие музыкой.

Отредактировано Леонид Шувалов (2014-04-06 11:07:16)

+1

6

Она выскочила из-за рояля и метнулась к дверям, охваченная задорным любопытством. Не так уж и часто Александра могла петь дуэтом с обладателем столь красивого голоса, да и что греха таить - просто с мужчинами, обладавшими столь характерным для мужских голосов низким и мягким тембром. Братья ее, Саша и Коко, куда больше любили слушать, чем петь, да и дел в последнее время у них было невпроворот, а Ники и Миша были еще малы. Да и вообще, Великие княжны были окружены в основном дамами всех возрастов - ведь их жизнь была ограничена этикетом куда больше, чем жизнь их сверстниц. Так что удача, подобная сегодняшней, выпадала нечасто.
Александра распахнула двери кабинета настежь и оказалась в том самом коридоре, откуда и доносилось вторившее ей пение. Глазам царевны предстал мужчина лет 35-и, приятной наружности и в мундире кавалерийского полка. Сразу видно - настоящий бравый офицер. Взгляд его был серьезен и спокоен, однако казалось, что ему было трудно скрыть одолевавшее его волнение, будто бы он сейчас крупно напроказничал. Завидев это Адини снова рассмеялась: так похож был этот молодой мужчина на ее нашкодивших младших братьев, которых поймали за очередной шалостью. Александра никогда прежде не встречала его, однако его лицо показалось ей смутно знакомым, как будто ей случалось прежде видела его в толпе приглашенных на какую-то из придворных церемоний.
- Так это вы помешали моим упражнениям? - Адини склонила голову набок и хитро прищурила глаза, не в силах, однако, удержаться от смеха. Такой разительный контраст сейчас представляли собой эти двое: взрослый и состоявшийся в жизни мужчина, который всеми силами старался не выдать своих истинных чувств, и совсем еще девочка, которая всего минуту назад так старательно вела его баритон по беспокойным волнам бессмертной музыки Глюка. Воистину говорят, что жизнь наша богата на сюрпризы.[AVA]http://morgoth.ru/images/2014/07/20/XwjQiJtp92.png[/AVA]

+1

7

Леонид продолжал буравить стену взглядом, даже, когда девушка подошла ближе. Её заметно веселила эта ситуация, а граф же в данный момент понятия не имел, чем ответить на звонкий беззлобный смех.
- Так это вы помешали моим упражнениям?
Мужчина опустил взор и неловко улыбнулся. Личико юной красавицы показалось Леониду смутно знакомым, но от мысли, что кто-то так спокойно распевал в Зимнем дворце, вывод напросился сам собой.
- Покорнейше прошу меня простить, Александра Николаевна, - положив руку на сердце произнес офицер. - Вы так дивно пели.., я не смог удержаться.
И то была чистая правда. Не мог Шувалов молчать, когда кто-то пел. Нет-нет, он никогда не позволял себе перебивать чье-то исполнение и всегда был внимательным слушателем, уважающим чужой труд, но если это был дуэт, исполняемый в одиночестве, молчание можно было счесть за преступление. 
- Разрешите представиться, - предположив, что царевна вряд ли знает его по имени, граф решил назваться, - обер-офицер лейб-гвардии конного полка, ротмистр Шувалов Леонид Андреевич.
Мужчина произнес это громко и гордо с легким фарсом, закончив глубоким поклоном и при этом, не снимая с лица улыбки. Ему казалось, что он чувствует себя сейчас её ровесником. Шувалов никак не мог понять, взволнован ли он тем, что перед ним сейчас дочь императора или же от того, что пел с ней, позволив себе помешать её упражнению, да еще и не зная толком партии. А княжна смеялась, будто все сейчас происходящее было невинной детской шуткой и её добрый задор Леонид как-то особенно тонко ощущал на себе.

+1

8

Большая фантазерка Адини вечно придумывала самые разные шалости, только бы несколько "разбавить" свежим ветерком озорства духоту придворного церемониала. Вот и сейчас сложившаяся ситуация забавляла царевну и не вызывала ни тени неловкости, хотя, казалось бы, это было неизбежным, ведь перед ней стоял человек офицерского звания, да еще и старше нее раза в два, а то и больше. И хоть сама Александра отнюдь не простая девочка, нечаянно заигравшаяся и забывшая о всех приличиях, всему должны быть границы. Впрочем, она и в мыслях не допускала ничего дурного и это будто бы оправдывало ее в собственных глазах. Для нее, однако, стало большой неожиданностью то, что офицер не будучи представленным ей лично, тотчас узнал ее и, что еще удивительнее, не спутал ее с сестрами.
- Вам вовсе не за что извиняться, - Великая княжна перестала хохотать и подала ему руку, - Это мне нужно просить у вас прощения за мою несдержанность. Уверяю вас, я вовсе не желала ничего дурного...
Однако стоило мужчине похвалить ее пение, как лицо Адини просияло:
- Вы находите?
Ей всегда было необыкновенно приятно слышать похвалу ее музыкальному дарованию, тому, что стало ее главной страстью. Но это отнюдь не делало Великую княжну заносчивой, напротив, только заставляло стремиться к совершенству. Когда граф Шувалов представился, Александра приветливо улыбнулась:
- Рада с вами познакомиться, Леонид Андреевич. Вы тоже, право, поете восхитительно! И хоть эта ария написана совершенно не для вашего баритона, вы так чудно справились с ней! Скажите, вы где-то учились?
Однако спохватившись, что они все еще стоят в коридоре, царевна вовремя сориентировалась и снова радушно улыбаясь поспешила выйти из пложения:
- Вы очень торопитесь? У вас наверняка назначена аудиенция у Papa, верно? Быть может, пока пройдете в кабинет? Обещаю, что не стану вам долго докучать.[AVA]http://morgoth.ru/images/2014/07/20/XwjQiJtp92.png[/AVA]

+1

9

Не врут люди, когда говорят, что младшая дочь императора просто очаровательное дитя. Пусть Леонид и был знаком с ней всего какие-то жалкие минуты, она уже ему нравилась и полностью располагала к себе.
- Вы находите?
Шувалов поднял глаза, продолжая держать в своей широкой ладони хрупкую ручку Александры Николаевны.
- У вас замечательный голос. Еще юный, но уже обретающий женственность... это дает особенную краску, - мужчина немного помолчал и выпрямился. - Надеюсь, я не сказал ничего лишнего.
Граф старался быть тактичным, но при этом, не изменяя своему веселому нраву, дабы не выглядеть жеманным офицеришкой, пускающим пыль в глаз.
Несомненно, вслед за своим комплиментом, Леонид услышал теплые слова о собственном голосе, что, конечно, было приятно. Несмотря на выказываемый большинством людей восторг, мужчина всегда испытывал легкое смущение, когда его хвалили с глазу на глаз, будто слышал эти слова впервые.
- Благодарю, - почтительно кивнул он. - Учился я дома, - ответил мужчина на вопрос девушки. - Со мной занимался один прославленный тенор.
Шувалов предпочел умолчать о том, что этому самому "тенору" стоило немалых усилий заставить Леонида открывать рот, но он был мастером и настойчиво добивался результата, не переставая утверждать, что у мальчика есть голос и он может достичь не малых высот. Поначалу во много из-за любви к матери "Ленечка" занимался вокалом, но со временем, благодаря своему учителю, это стало его страстью.
От предложения пройти с царевной переждать в кабинете, граф несколько растерялся. С одной стороны ему не было позволено отходить от дверей, а с другой ужасно хотелось продлить приятное знакомство с "Эвридикой".
- Я был бы только рад, если бы Вы мне докучали, - лучезарно улыбнулся мужчина, принимая приглашение девушки.

Отредактировано Леонид Шувалов (2015-02-01 22:49:48)

+1

10

Приятно было осознавать, что окружающим и правда нравилось то, что она делала. Иной раз Александра ловила себя на мысли, что не родись она Великой княжной, то с удовольствием бы посвятила себя музыке. Но положение обязывало к совсем иной стезе и настоящей оперной дивой Адини было суждено лишь однажды: юная царевна пела на восстановленной после пожара блистательной сцене Концертной залы Зимнего... Ах, как же тогда дрожал голос у нее от того волнения и восторга, переполнявших ее детское сердце! Но только Mama, ее милой, всепонимающей Mama, Адини решилась поведать об этом тем же вечером. Императрица хвалила дочь: ведь она ничем себя не выдала - истинная артистка растет в императорской семье на радость отцу и всем домашним. И не было для Великой княжны похвалы лучше этой, а о большем, чем о счастье быть любимой своей семьей, она не могла и мечтать.
- Спасибо! - щеки Адини вспыхнули от удовольствия, - Право, вы совершенно ничего лишнего не сказали. Но в том есть и заслуга маэстро Соливи, который занимаются со мной по приглашению Mama...
Княжна вдруг задумалась но уже через секунду добавила:
- Mama говорит что никаких денег не жалко, если они пойдут на пользу прекрасному.
Было приятно встретить здесь, в Зимнем, такого приятного человека. Казалось бы: офицер - что ж здесь может быть такого удивительного? Но впервые Адини случалось встретить настоящего певца и служителя муз в офицерском мундире. Прежние заслуженные генералы, с которыми ей приходилось танцевать на балах по велению Papa, без сомнения знали толк в выправке, планах контратак и орденах, но были, честно говоря, малоприятными собеседниками. Да еще и на ноги наступали ненароком...
- Судя по всему, ваш учитель был невероятно талантлив, - заметила Александра, приглашая графа Шувалова в кабинет, - А меня прежде учили фрейлины и приближенные Mama. Но я тогда была совсем маленькой. - добавила девушка слегка смущенно.
Адини предложила графу единственное пустующее в маленьком кабинете кресло, а сама вновь опустилась на табурет у рояля. Бегло пробежавшись пальцами по клавишам, девушка улыбнулась:
- А вы часто бываете в опере или театре? Или служба отнимает много времени?
[AVA]http://morgoth.ru/images/2014/07/20/XwjQiJtp92.png[/AVA]

+1

11

- Ваша Mama совершенно права, - улыбнулся мужчина. - Ради прекрасного ничего не жалко.
Он закивал на слова девушки о его учителе. Причем талантлив тот был и как певец, и как педагог, Шувалов никогда не забудет его громогласных речей на половину состоящих из итальянских терминов и не щадящих распевок едва ли не на все четыре октавы. 
Леонид вошел вслед за царевной в кабинет, не упуская возможности полюбоваться роскошным интерьером, ведь не то чтобы не каждый день, но и не каждую неделю ему доводилось бывать в Зимнем дворце. Граф, не спеша опускаться в кресло, продолжал осматриваться.
- Служба отнимает много... Эээ, бываю по мере возможности. Стараюсь не пропускать премьер.
Увы, Леонид бывал в театрах куда реже, чем того хотел, но офицерство было для него одинаково важным, он не спешил в отставку и поэтому мирился со своей занятостью.
Услышав фортепианный наигрыш, Шувалов сделал пару шагов к девушке. Должно быть, она занималась музыкой с самых ранних лет, и ей это заметно нравилось, ведь иначе пела бы она столь прекрасно и с такой любовью? Он же в её годы не рвался петь, и дело было не только в интересах и начале службы, молодой Леонид не спешил раскрывать всем свой талант и не многие удостаивались чести его послушать. На публике он упорно молчал, хотя когда среди людей пустился слушок о голосистом Шувалове, делать это становилось трудно.
Леонид стоял рядом с роялем, будто ожидая чего то. Он не решался, да и толком не знал, о чем можно было заговорить с Великой княжной и почему-то казалось, что именно музыка способна связать сегодня их встречу.

Отредактировано Леонид Шувалов (2014-04-16 11:36:37)

+1

12

- Ах, я вас так понимаю! - Адини радостно всплеснула руками, - Я тоже, право, совершенно не могу пропускать премьеры. Мне всегда кажется, что я теряю нечто особенное, присущее только первому представлению, чего уже потом никогда не смогу восполнить.
Вот и три года тому назад случилась и вовсе досадная неприятность: за неделю до открытия нового театрального сезона, молодая царевна подхватила сильнейший бронхит. Милая Олли старалась надолго не оставлять младшую свою сестрицу, но Адини и слышать не хотела об этих противных микстурах и порошках! Своими расспросами о новых оперных и театральных постановках она едва не свела с ума Mama и только стараниями Оленьки, готовой часами рассказывать и пересказывать сестре о новой постановке Каменного или как блистала вчера вечером балетная прима - красавица Мария Тальони!
Но хвала Всевышнему - болезнь Великой княжны вскоре прошла вовсе, а голос ее, еще совсем недавно хриплый и низкий от непрекращающегося кашля, вновь взлетал к самым высоким нотам и понемногу обретал уже совсем взрослую силу. Да и к началу сезонов хворать ей больше не случалось. И дай Бог, чтоб не случилось и впредь.
- Скажите, Леонид Андреевич...
Александра опустила глаза:
- Могу ли я просить вас об одной услуге?
И поспешно добавила:
- Вам вовсе необязательно соглашаться. Но, право, не сочтите меня невежливой... Mama задумала устроить маленький концерт перед нашим переездом в Царское. Прямо здесь, в Зимнем. Собрать нашу семью и приближенных. Я, конечно же,  хотела бы спеть... дуэтом.
Адини даже покраснела от волнения.
- Увы, не так уж и просто найти желающего составить мне компанию. Но если бы вы только согласились..

[AVA]http://morgoth.ru/images/2014/07/20/XwjQiJtp92.png[/AVA]

Отредактировано Адини Романова (2014-04-21 21:49:27)

+1

13

- Скажите, Леонид Андреевич...
Мужчина оторвал взгляд от струн и молоточков внутри рояля и посмотрел на девушку. Заметив, как щечки царевны зарделись, Леонид заулыбался. Казалось бы, он - простой офицер, а она - Великая княжна, кому следует смущаться? Но с другой стороны, он был старше её она была хороша и румянец на лице девушки можно было понять.
- Могу ли я просить вас об одной услуге?
- Все, что угодно, - выпрямился Шувалов. Он ответил машинально, особо не задумываясь о том, что просьба вдруг может оказаться невыполнимой, но отказать этой славной девушке Леонид не мог, и не только потому, что она дочь императора.
Предложение Александры Николаевны вызвало у мужчины смешанные чувства, он не мог и не смел, назвать себя приближенным царской семье, но его все же попросили... попросили, а не приказали. Все сомнения на счет своего решения отпали сразу, стоило царевне произнести последние слова.
- Увы, не так уж и просто найти желающего составить мне компанию. Но если бы вы только согласились...
Леонид тепло засмеялся. "Неужели действительно не просто?" хотелось спросить ему, но чувство такта следовало соблюдать.
- Я полностью в Вашем распоряжении, Александра Николаевна, - улыбнулся Леонид, ткнув пальцем си третье октавы. Не каждый день предлагают петь в Зимнем дворце дуэтом с девушкой, обладающей невероятным талантом. Конечно, он уже это делал, но одно дело петь тайком, а совсем другое официально.

Отредактировано Леонид Шувалов (2015-02-01 22:52:39)

+1

14

Граф Шувалов отнесся к ее детской просьбе так серьезно и с таким вниманием, что Адини вновь невольно покраснела. На этот раз уже больше от удовольствия, нежели от волнения. Детской душе Великой княжны так польстило, что настоящий боевой офицер, который уже виделся юной Александре едва ли не всесильным героем из древних греческих мифов, с таким тактом и вниманием выслушал ее, что невозможно было не проникнуться к нему доверием.
- Ах, если бы вы знали, как я вам благодарна! - Великая княжна всплеснула руками от радости на секунду позабыв о правилах этикета, - Право, мы с вами составим чудесный дуэт! А все так удивятся! И Maman, конечно, не будет против!.. Ах, как же чудно все получится, Леонид Андреевич!
Воображение Адини уже рисовало ей картины того вечера, где граф Шувалов исполнит с ней какую-нибудь итальянскую арию! Вот удивится Олли: уж она-то ни за что не поверит, где Адини умудрилась найти такого чудесного партнера, ведь иногда быть императорскими детьми - это значит только неукоснительно следовать протоколу, где каждый твой порыв и необдуманный поступок могут посчитать неприличным и бросающим тень на твою семью. Ну а какой же дочери захочется так поступать с собственной родней? А императорской дочери уж тем более.
Из приближенных ее семьи пели многие. Фрейлины императрицы стали первыми наставницами маленькой Великой княжны и именно они учили ее брать первые сложные ноты. И по сей день Адини редко отказывала себе в удовольствии исполнить дуэт с кем-то из приближенных Maman или сестер-княжон. Но с мужскими голосами дела обстояли значительно хуже... А сколько же чудесных партий было написано для мужского и женского голосов, которым фантазия маэстро предписывала то сливаться в единый чарующий звук, то спорить между собой! Александра уже давно мечтала попробовать свои силы в исполнении подобных дуэтов, но вот с партнерами дела не складывались... Не все голоса придворных могли составить хорошую пару для сопрано Адини. А тут, прямо в коридорах Зимнего, судьба посылает ей графа Леонида Андреевича и его чудесный баритон, с которым ей почти сразу удалось спеться! Ах, а если бы еще пару репетиций... Она предвкушала уже нечто особенное, когда в вдруг затихшем воздухе кабинета эхом раздалось "си". Александра моментально оживилась, ободренная согласием графа и живой интерес к этому человеку вспыхнул с новой силой:
- Вы много где бывали? - вдруг неожиданно даже для самой себя выпалила девушка, но снова набрав в грудь побольше воздуха и поймав доброжелательную улыбку графа, снова решилась задать вопрос:
- Скажите, а какие-нибудь песни, которые поют в дальних краях, вы помните?[AVA]http://morgoth.ru/images/2014/07/20/XwjQiJtp92.png[/AVA]

+2

15

Признаться, Леонид не ожидал столь искренней и бурной радости. Княжна в красках принялась представлять, каково это будет петь им дуэтом на сцене, на что Шувалов мог лишь тепло улыбаться - до чего умилительно смотрелась сейчас девушка. Сам же Леонид представлял себе этот дуэт с трудом. Видимо из-за того, что до сих пор не верил в то, на что согласился. И постепенно принимая мысль о том, что будет петь с Великой княжной на общий суд публики, Леонид понял, что мечты мечтами, а в реальности им предстоит немало работы. Выбор репертуара и, самое главное, репетиции, для которых необходимо находить время, которым Леонид не всегда располагал, тем более сейчас, когда на Кавказе шла война. В какой-то момент лицо Шувалова тронула задумчивость, и неожиданный вопрос Александры Николаевны вывел мужчину из неё.
- Да, много где, - повел бровью мужчина. Ему было, что поведать о своих похождениях у границ родины и за её пределами, даже с точки зрения песен. Правда, его путешествие по Европе не увенчалось большим успехом по расширению своего репертуара, ибо в основном ему самому приходилось делиться уже накопленным. Люди за рубежом с большой охотой слушали то, что пелось в (до сих пор дикой для многих) России, поэтому Шувалов даже не сразу нашел, что ответить Александре Николаевне.
- Но, признаться, не знаю, смогу ли я удовлетворить Ваш интерес. Увы, мой запас песен на других языках довольно беден, но я знаю песни, которые поют в народе.., несколько цыганских и песни на украинском языке.., - Леонид запнулся. Он перечислял это все с какой-то ноткой вины и смущения. Его пристрастие к народному творчеству разделяли не все, а некоторые даже осуждали и считали неприемлемым для исполнения дворянином. Однако эти песни трогали душу не меньше романсов, и с ними граф ощущал себя ближе к людям, которые работали на полях, жили табором, скакали верхом, охраняя границы страны. Песня всегда помогала ему находить общий язык с кем бы то ни было, и Леонид порой задумывался о том, что музыка способна сблизить любых людей во все времена, и в радости, и в горе.

Отредактировано Леонид Шувалов (2014-08-12 10:15:55)

+2

16

- Ах, прошу вас.. Не откажите мне, исполните что-нибудь! - глаза Великой княжны вспыхнули живым интересом, - Мне так редко приходилось слышать нечто подобное!
Точнее, не приходилось практически никогда. Адини росла под итальянские арии, французские песенки и церковные песнопения, но как же интересно было узнать, что поют где-то на другом конце света, в дальних странах и за морями!
Граф Шувалов виделся Александре настоящим кладезем рассказов и историй и будь ее воля, то она бы ни за что не выпустила Леонида Андреевича из Зимнего, не выпытав самых разных подробностей его службы. Любопытство юной Великой княжны было совершенно неуемно, как интерес, наверное, почти каждой юной девушки. Неудивительно, что когда старший брат Саша вернулся из своего большого странствия по России, первой и самой нетерпеливой, но в то же время и самой благодарной, слушательницей была маленькая Адини.
Но у графа, должно быть, свои заботы. Он человек военный и, конечно, у него полно других дел, кроме как болтать с любопытной девочкой в коридорах Зимнего. Во дворец его, разумеется, занесло не праздное любопытство, а какое-нибудь неотложное дело у ее Papa, а Papa, конечно, никогда не зовет к себе без веской на то причины.
И все же... Все же почему нет? Ну, необязательно ведь сегодня!
В конце концов, граф во дворце не в последний раз и уж, конечно, им еще придется встретиться не единожды, даже если их дуэту (ох, как бы ей этого не хотелось!) не суждено будет случиться.
- Мне действительно очень совестно отрывать вас от дел, граф. - Александра виновато улыбнулась, - Но, быть может, найдется у вас несколько минут на одну песню? Обещаю, что никогда не забуду вашей

офф: простите за столь долгую задержку и небольшой размер) надеюсь, закончить эпизод у меня выйдет так же хорошо, как и начать)[AVA]http://morgoth.ru/images/2014/07/20/XwjQiJtp92.png[/AVA]

+1

17

Леонид какую-то секунду находился в замешательстве. Он предполагал, что его попросят что-нибудь исполнить, но только сейчас понял, насколько затруднительно это может оказаться. Выбора нет, решил для себя мужчина, придется петь. Но что? Княжна вряд ли слышала хоть одну народную песню и имеет о них представление. Шувалов вспомнил свое первое впечатление, когда услышал, как заливается после работы крестьянин. Воспитанный на высоких образцах музыкального искусства и на грамотном исполнении, он был в ужасе и долго не мог понять, что нашел Михаил Иванович (Глинка) в народном творчестве, но композитор стал для Леонида проводником в этом жанре и помог по достоинству оценить то, что пели в народе. Сейчас на плечи офицера легла та же ответственность, следовало разумно и осторожно подойти к знакомству царевны с этими песнями, чтобы ей действительно понравилось.
- Мне нужна гитара, Александра Николаевна, - наконец произнес мужчина.
Когда просьба была выполнена, Леонид устроился с инструментом в кресле и еще раз подумал - правильно ли он делает, оценит ли княжна, не услышит ли кто со стороны? Впрочем, не услышал же никто, когда он пел в резонирующем коридоре, от чего теперь переживать? Ротмистр бросил взгляд на левую руку, ставя пальцы на нужные лады, и комната наполнилась гитарным наигрышем.
- Однажды в рощице гулял я,
Где пташки порхают и поют.
Невдалеке сидел соловушек
и жалобно так напевал.

Лирика, в каком бы виде она не была, близка и понятна любой девушке. Совершенно простая, но приятная мелодия, украшенная распевами, неспешно тянулась и велась голосом. Леонид пел почти академично, не так как она звучала в жизни, он подавал песню эстетичней, и делал это не без оснований - царевна не выдержала бы открытого, в чем-то даже крикливого звука, каким он был в народе.
- А под кустом сидел молодец,
О милой плакал-горевал.
"Любезный, милый, соловейко,
О чем мне хочешь рассказать?"

Голос мужчины был полон глубины. Густой, богатый тембр окрашивался печалью и тоской. Такими они и были, протяжными, напевными, льющимися темноводной рекой эти народные песни.
- Соловушек вспорхнул, помчался,
Свою любимую искать.
А молодец один остался,
О милой плакать-горевать.

Леонид не умел петь иначе, не умел быть равнодушным в своем исполнении, он пел, честно веруя в каждое произносимое слово, искренне переживал и делился этими чувствами. Поглощенный исполнением, под конец мужчина забыл, где он и кто его слушатель, но отзвучал последний аккорд, и дверь вдруг скрипнула, вернув певца из мира песни в комнату Зимнего дворца.


Однажды в рощице (русская народная песня)

Отредактировано Леонид Шувалов (2017-06-24 13:55:42)

+2

18

[NIC]Адини Романова[/NIC] [AVA]http://morgoth.ru/images/2014/07/20/XwjQiJtp92.png[/AVA] [STA]Коридорный романс[/STA]
Несколько секунд. Несколько томительных секунд в ожидании. А Александре показалось, будто целая вечность прошла после её маленькой, но, возможно, несколько несвоевременной просьбы, пока Леонид Андреевич размышлял над своим ответом. Юная Великая княжна даже дыхание затаила, уповая на то, что нежданный приятный собеседник будет иметь время, а главное, желание, порадовать её не только беседой, но и песней. Ещё одной песней, на этот раз не в дуэте. Невероятно хотелось услышать его чистый, густой баритон снова. И каков же был её восторг, когда граф изъявил своё согласие, попросив гитару! Адини пришлось сдерживать свой восторг, выразив его лишь радостной и почти счастливой улыбкой, чтобы не показаться графу совсем маленькой, ведь бурные проявления радости свойственны преимущественно детям, а Великой княжне хотелось выглядеть сейчас чуточку старше в глазах взрослого мужчины, годившегося ей в отцы. Хоть, право, такой ощутимой разницы в возрасте не чувствовалось, может быть, потому, что разговор их шёл на душевной ноте, их объединила любовь к музыке, а ей, как и любой другой любви, все возрасты покорны.
- Ах, конечно, сейчас...
Вскочив с табурета, едва его не опрокинув, отчего румянец на щеках сделался ярче, Адини преодолела короткое расстояние, отделявшее её от дальнего угла кабинета, где на небольшом диване была оставлена, вероятно, Сашей гитара. Трепетно взяв этот инструмент, всякий раз наслаждавший её слух звучанием своих струн не хуже рояля, Александра Николаевна подошла к графу и с мягкой, немного смущённой улыбкой передала ему из рук в руки гитару, после чего вернулась на табурет у рояля и приготовилась слушать. Сердце отчего-то стучало в этот миг чаще обычного, будто бы сейчас произойдёт что-нибудь такое... совсем неожиданное, о чём она и помыслить бы не могла, если бы этого не случилось. И несомненно радостное. Это волнение было приятно.
Какое-то время Леониду Андреевичу ещё понадобилось, чтобы то ли песню выбрать, то ли вспомнить её слова, но наконец заиграли струны под хорошо знавшими их пальцами и мужчина запел. Адини подняла руки к груди и свела ладони вместе, сцепившись пальцами, так и замерла, вслушиваясь в слова незнакомой песни, пришедшей из народа, и глядя на певца взором, сменившимся в течение первого куплета с восторженно-счастливого на задумчиво-мечтательный, немного отстранённый. Великая княжна будто бы оказалась в той рощице, о которой шла речь в песне, гуляла по её дорожкам, слушала пение птиц, жалобный плач соловушки... Ей казалось, она слышит речь молодца, тоскующего по милой своей, и тому во многом способствовал голос Леонида Андреевича, живо передававшего не только интонации, но и чувства, которыми полнился каждый куплет... в один момент Александре даже захотелось заговорить с этим молодцем и выспросить, отчего он так тоскует-печалится, что случилось между ним и любимой, из-за чего надо так горевать. Погрустневший взгляд девушки блуждал от лица графа до гитары у него в руках, задерживался на пальцах, умело перебирающих струны, и возвращался назад. И если на первом куплете краем сознания царевна отметила, что в стихах к этой песне отсутствуют рифмы, что никак не сказывается на красоте слога, то затем полностью погрузилась в звучавший голос, позабыв о всём техническом, чему её обучали. Да и рифма ближе к концу песни нашлась.
И вот отзвучал последний аккорд, время на миг словно замерло, и в кабинете наступила тишина, такая, что можно было услышать, как скрипнуло кресло, когда Леонид Андреевич опустил гитару, а Адини даже казалось, что её сердце стучит так гулко, что граф его услышит на отделявшем их расстоянии. Набравшись смелости, чтобы высказать своё восхищение песней и исполнителем, Великая княжна уже шевельнула губами, как вдруг скрипнула дверь кабинета, а вслед за тем и отворилась после короткого стука, извещавшего о чьём-то приходе, но не спрашивавшего разрешения войти. Взгляд Александры Николаевны в тот же час сделался немного испуганным, как будто бы, как в детстве, она что-нибудь натворила и её поймали, и устремился к двери.
- Papa... – только и сказала она едва слышно вместо похвалы певцу.
На пороге кабинета стоял собственной персоной император всероссийский Николай Первый и обводил привычно невозмутимым взглядом свою младшую дочь и графа Шувалова. В глубине глаз императора читался вопрос, однако на Леонида Андреевича он взглянул с таким выражением, словно бы его беседу с Адини уже давно и заранее запланировал, а пел ей под гитару граф Шувалов, несомненно, по его высочайшему поручению. Впрочем, последовавший вопрос развеял все сомнения относительно этого.
- Позвольте спросить: что здесь происходит? – Николай Павлович поглядел на дочь, смешно пошевелил усами и снова повернулся к графу, сочтя, видимо, что именно ему, как мужчине и офицеру, пристало отвечать на поставленный вопрос. Появившийся за его плечом генерал Эссен, напротив, пока император не мог этого видеть, взглянул на Шувалова так, будто бы спрашивал этим взглядом: «Ты дурак? Тебе что велено было: ждать! А ты чем занимаешься?»
Адини поспешно встала, отчего-то снова вспыхнув краской. Как же не вовремя появился Papa! Она ведь даже не успела ничего сказать о таланте Леонида Андреевича, которым была восхищена до глубины души, и теперь все её мечты на скорое будущее сводились к тому, чтобы граф составил ей чудесный дуэт. Он ведь согласился, и осталось получить согласие Papa и Mama. Отчего бы им быть против? Только вот, как бы это происшествие не повлияло дурно на их решение. Оттого царевна встревоженно смотрела на Николая Павловича, а затем перевела немного обеспокоенный взгляд на графа. От его ответа теперь зависело так многое!

+2

19

Не было цены слушателям подобным Александре Николаевне - способным благоговейно внимать музыке и наслаждаться ею. Пару раз во время исполнения Леонид позволил себе понаблюдать за царевной и не смог не почувствовать умиления от её вида. За свой творческий век он видел разных слушателей: кто-то был спокоен и внимал безо всяких эмоций, кто-то, обычно слыша его впервые, изумленно замирал на всю песню, а кто-то, как Адини, не скрывал искренних чувств, которые вызывала музыка. Шувалова грела мысль, что он дарил кому-то буру ощущений, мог поделиться чем-то действительно прекрасным и благодарил Бога, даровавшего ему эту возможность и талант.
Уже готовый к тому, что Великая Княжна как-то прокомментирует услышанное, Леонид осторожно опустил гитару рядом с креслом и внимательно посмотрел на девушку. В этот самый момент дверь распахнулась. Шувалов машинально вскочил с места, увидев в проёме императора и генерала. Офицер стоял в неподдельном замешательстве и не моргая глядел в сторону вошедших, краем глаза замечая стаявшую фарфоровой статуэткой, не менее взволнованную царевну. Заданный императором вопрос повис в воздухе. Возникшая пауза начала затягиваться и тогда граф наконец нашёл в себе силы, набрал в грудь побольше воздуха и на выдохе произнес:
- Мы... Я поддержал музыкальные упражнения Её Императорского Высочества, Ваше Императорское Величество.
Это было всё на что хватило запала мужчины. Император как-то многозначительно и едва заметно пару раз кивнул, слегка приподняв брови.
Леонид уже виделся раз с Николаем Павловичем. Было это лет примерно пять назад, после пожара в Зимнем дворце и Галерном порту, тогда Шувалов познакомился с цесаревичем и имел счастье услышать в свой адрес слова благодарности за помощь от самого императора. Но сейчас мужчина сомневался, что его могли хорошо помнить, ведь скольких офицеров за прошедшее время видел самодержец - всех и не упомнишь.
- Мы вас потеряли ротмистр, - раздувая ноздри, с трудом сдерживая гнев, сквозь зубы проговорил Эссен в глазах которого ясно читалось: "я с тобой потом поговорю".
- Пройдёмте с нами, - с завидным хладнокровием произнёс император и развернувшись вышел из комнаты.
Шувалов почувствовал как его сердце куда-то рухнуло. Послевкусие после приятного знакомства было досадно и даже как-то глупо разрушено. Мужчина сделал шаг к Александре Николаевне и, поклонившись ей, посмотрев прямо в глаза, подбадривающе улыбнулся.
- Благодарю Вас, - шёпотом произнес Леонид, - Я помню о данном слове и ожидаю нашей следующей встречи.
С этими словами ротмистр выпрямился и, чувствуя на себе взгляд ещё стоящего в дверях Антона Антоновича, спокойным шагом, придерживая левой рукой палаш покинул комнату.
Должно быть их знакомство произошло в не самое подходящее время, но тем не менее оно состоялось, хоть и оборвалось столь внезапно. Увы, сегодня Леонид не был предоставлен сам себе и ему оставалось надеяться на благосклонность вышестоящих лиц, что те не увидят злых помыслов в его отлучке и по сути нарушении приказа, и это не скажется на его согласии петь с Великой Княжной дуэтом. Впрочем, предстоящая важная беседа, может развеет возможно возникшие сомнения на его счет и тогда музыка снова сведет её - младшую дочь императора России и его - ротмистра лейб-гвардии Конного полка.

+1

20

[NIC]Адини Романова[/NIC] [AVA]http://morgoth.ru/images/2014/07/20/XwjQiJtp92.png[/AVA] [STA]Коридорный романс[/STA]Возможно, продлись подольше пауза, возникшая после вопроса Его Императорского Величества, и сама Великая княжна взялась бы отвечать вместо графа Шувалова. Нет, не для того, чтобы защититься самой или оправдать Леонида Андреевича, ведь они же не делали ничего предосудительного... ах да, граф покинул свой пост в коридоре по её вине! Эта мысль немедленно смутила Адини... Однако вмешаться в молчаливое перетягивание каната взглядами девушка не успела, Леонид Андреевич наконец заговорил, тем самым избавив её от необходимости заступаться за честь мужчины, что выглядело бы неправильно... почти что немыслимо. И мысленно Адини поблагодарила графа за то, что проявил в себе настоящего мужчину, каким и положено было быть всем военным российской армии, в представлениях царевны.
Ответ графа был столь же честен, сколь и прост, и Александра даже удивилась, насколько простым может быть ответ на, казалось бы, сложный вопрос. Достаточно лишь отвечать честно. Ведь он же сказал сущую правду. Да, граф Шувалов поддержал её музыкальные упражнения своим чудесным голосом. Чему Александра Николаевна была бесконечно рада, и даже теперь, немного робея под строгим отцовским взглядом, ничуть не жалела о только что произошедшем. Они очень хорошо побеседовали с графом, считала девушка, и она надеялась, что он остался этой беседой доволен так же, как и она. Пусть ему и пришлось исполнять песню по её просьбе, да разве с таким талантом для Леонида Андреевича это трудно?
Кто, как не родная дочь, мог лучше знать характер императора, и она по верным признакам определила, что Николай Павлович совсем не сердится. Наоборот, даже будто бы остался удовлетворён полученным ответом и тем, что граф нашёл немного времени поддержать музыкальные упражнения его младшей дочери. Невозмутимое выражение лица Николая Павловича читалось с огромным трудом, но уж Адини-то его знала. И ощутила в груди огромное облегчение, посчитав, что всё прошло благополучно и для графа, и для неё.
Отец вышел из кабинета, и девушка взглянула на подошедшего к ней на шаг мужчину благодарно и с очаровательной улыбкой на алых губах. Обмениваясь с ним взглядами глаза в глаза, словно бы таким способом безмолвно продолжая прерванный разговор. Александра не подавала руки, так как Леонид Андреевич стоял за два шага от неё и теперь уж явно торопился, тем более в присутствии ожидающего его генерала Эссена не смея более задерживаться. А она не смела его задерживать.
- Благодарю Вас... – так же едва слышно шепнула Адини в ответ и проводила удаляющегося мужчину взглядом, исполненным теплоты и любования его чинной походкой, поспешно отведя его в сторону, когда заметила, что генерал всё ещё в дверях.
- Ваше Императорское Высочество, - генерал Эссен коротко и учтиво кивнул, после чего скрылся в коридоре следом за Шуваловым, оставляя Великую княжну вновь наедине с самой собой и с музыкой.
Несколько секунд Александра стояла и смотрела на закрывшуюся дверь, будто ожидала, что граф может вернуться. Но нет, она, конечно, понимала, что это невозможно. Даже если представить, что Леонид Андреевич страстно желает продолжить их приятное знакомство и спеть дуэтом хоть сейчас ещё раз, служба его уже не отпустит. Вздохнув, девушка порывисто развернулась и села за рояль. Её пальцы медленно перебирали клавиши, и в коридоре, своим эхом догоняя ушедшего графа Шувалова, зазвучали ноты арии Орфея и Эвридики, той самой, с которой началось их знакомство. Правда, голос соловушки больше не звучал, она лишь наигрывала мелодию из арии, в задумчивости чуть опустив голову и глядя перед собой на клавиши почти что мечтательным взглядом. В её воображении они уже пели дуэтом с графом, а восторженные слушатели им внимали. Нет, не эту арию, а что-нибудь другое, больше подходящее случаю. Та же музыка, что сейчас звучала в кабинете и была отчётливо слышна в коридоре, пусть так и останется их с Леонидом Андреевичем первым совместным дуэтом, их коридорным романсом...

+1


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » 15.03.1842. Коридорный романс


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC