Петербург. В саду геральдических роз

Объявление


Восхитительный, упоительный момент проверки на мужество, на то - чей дух крепче - человека ли отнявшего добычу, или десятков распаленных гоном собак, секунда, и...
Евгений Оболенский

Никогда в жизни еще Стрекаловой не было так страшно, как сейчас наедине с кузинами! Она даже разозлилась на себя за это. Ну что, разве съедят они ее, в самом деле? А захотят попробовать, так мы тоже кусаться умеем!
Софья Стрекалова

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Palantir



Гостевая Сюжет ЧаВо Нужные Внешности Реклама Правила Библиотека Объявления Роли Шаблон анкеты Партнеры


Система: эпизодическая
Рейтинг игры: R
Дата в игре: 1844 год


10.10. Форум практически завершил своё преображение. Мы проводим тотальную перекличку!


07.09. На форуме проводятся технические работы, но мы по прежнему рады видеть новых игроков и старожилов.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » 15.01.1843 г. Белый шиповник


15.01.1843 г. Белый шиповник

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Не горюй о грядущем: туман впереди...
I. Участники:Юрий Измайлов, Жаннет де ле Шенье
II. Место действия:Имение Шереметевых Останкино
III. Время действия:15 января 1843 года
IV. Краткое описание сюжета:Жаннет думает, что Эдуард пригласил в гости своих соседей Измайловых, чтобы немного отвлечь её от мыслей о балах в Петербурге, где ей не суждено появиться до весны. А на самом деле…
Эдуард думает, что Жаннет непременно влюбится в молодого человека, и её можно будет со спокойной душой выдать замуж. А на самом деле…
Юрий думает, что никакие соседские маркизы не смогут тронуть его сердце. А на самом деле…

+4

2

С тем, что ей не придётся больше бывать на балах, вплоть до весны, Жаннет ещё могла смириться. Танцы, наряды, кавалеры... Печально остаться без всего этого, но несколько месяцев всё же потерпеть можно. Сейчас самым главным было состояние Алехандро. В записке, которую прислали из Двугорского,  было всего несколько слов, но по крайней мере барон был жив и поправлялся. Жаннет никогда не забудет тот страшный день, когда ей сказали, что Алехандро не приходит в себя, а опекун не захотел даже слушать её робкие просьбы и увёз из Двугорского. Хорошо, она хоть смогла увидеть старого лакея барона и попросить написать ей, когда барон придёт в себя. И затем - не менее страшная ночь, когда Жаннет то молилась, то проклинала судьбу, то плакала, то просила кого-то невидимого сохранить Ему жизнь...
Письмо, которое принёс на следующий день человек из Двугорского, немного успокоило её и огорчило одновременно. Он уезжал, уезжал до лета. Она не увидит его много-много дней, а сколько ужасных ночей предстоит ей пережить... Утешало лишь одно - Алехандро был жив, и у неё есть надежда увидеться с ним летом.
Прошло ещё немного времени, и Жаннет начала терзаться совсем по другому поводу. Александра. Александра и Алехандро. Даже имена у них похожи! Как он смотрел на графиню Воронцову во время танца!... В его взгляде бушевало пламя, в то время как Жаннет эти самые глаза посылали лишь слабые искорки. Хоть бы раз взглянул барон Ортис на Жаннет так, как на Александру...
Маркиза вздохнула, отложила книжку, в которой всё равно вот уже несколько страниц не происходило ничего интересного, и с осуждением посмотрела на часы. Была уже половина третьего, а к трём ожидали гостей из Алтуфьево. Поэтому пришлось сидеть неподвижно целых два часа - пока Алевтина колдовала над причёской, да ещё и надевать неудобное бледно-лиловое платье, в котором чувствуешь себя фарфоровой куклой. Но Эдуарду будет приятно видеть её нарядной, а к этому платью идеально подходил его последний подарок - аметистовое колье. Жаннет твёрдо решила, что впредь не будет злить опекуна, а будет вести себя идеально, встречать всех гостей, каких он только пожелает пригласить, будет с ними мила и любезна. Маркиза надеялась таким поведением заслужить прощение Эдуарда и максимально сократить срок своей ссылки. Всё же, тосковать по барону в Петербурге значительно приятнее, чем в Останкино.
Жаннет, пытаясь поудобнее устроиться в кресле, сделала неловкое движение - и из книги вылетело Его письмо, которое она всё держала при себе, чтобы в минуты, когда тоска становилась просто нетерпимой, снова и снова перечитывать дорогие сердцу строчки - они ведь написаны Его рукой... Жаннет подняла его, развернула...

письмо*

Мадемуазель Жаннет, Марсель передал мне от Вас пожелания выздоровления. А потому с благодарностью за спасение и тронутый Вашей заботой, сообщаю  - я покинул Двугорское и без заезда в Петербург направляюсь в Европу (в связи с чем прошу вас целовать от моего имени кузину Эмилию и кузину Каролину, и обязательно много раз - малышку Елену). Встретимся летом, если будет на то божья воля. Целую Вашу ручку, по-прежнему благодарный и преданный Ваш друг ,
Алехандро Ортис

Жаннет порывисто прижала к губам листок бумаги. Тонкий-тонкий аромат, как ей показалось, исходил от бумаги. Его аромат...
Лёгкий скрип, приглушённый двойными рамами, возвестил о том, что гости уже подъехали. Взгляд маркизы метнулся к часам - она и не заметила, как прошли полчаса, и даже больше. Жаннет, снова спрятав письмо, заторопилась вниз, в гостиную, не дожидаясь, пока Алевтина донесёт себя до её комнаты и объявит медленным и неторопливым голосом, что "приехали господа Измайловы".
Старшая Измайлова очень понравилась маркизе. Правда, немного мрачновато была одета, но может быть, так принято в России - почтенные матери семейства наряжаются в тёмное?
Её супруг показался Жаннет чем-то похожим на Эдуарда, а потом её вниманием целиком завладел их сын. Его точно не было среди приглашённых к Бутурлиным, и это сразу вызвало в маркизе любопытство. Сам не захотел поехать? Или их семьи в ссоре?
И ещё у молодого Измайлова были такие удивительные глаза... Их взгляд кололся. Бывают взгляды обволакивающие и затягивающие, бывают такие, что скользят по тебе, словно лунные лучи - не оставляя никакого следа. Бывают взгляды, что прошивают душу насквозь, заставляя трепетать каждый нерв...
А взгляд князя Измайлова был колючим, словно ёжик, которого Эдуард однажды, много лет назад, принёс в корзинке для своей маленькой подружки Жаннет.
- Я рада познакомиться с Вами, князь, надеюсь, Вы будете частым гостем у нас... - сказала ему Жаннет, наблюдая, как потихоньку тают эти колючки в его взгляде. Или то была просто игра света?


* С Алехандро Ортисом согласовано, письмо в самом деле от него

+6

3

Утро выдалось морозным и было слышно, как потрескивает лед на Cамотечном, яркими и одинокими искрами поблескивая под первыми рассветными лучами. Юрию от чего-то не спалось и, тщетно промаявшись несколько часов, он выскользнул из дома лишь только показалось солнце из-за горизонта. Бессонница с недавних пор стала у него частым гостем без видимых на то причин. Мысли одна чудней другой постоянно роились в голове юного князя и никак не способствовали хорошему сну. Он думал обо всем и сразу, мгновенно и незаметно даже для себя перескакивая с одной темы на другую. То вспоминались недавние балы и приемы, а то последние упражнения в стрельбе. Возможно, если бы князь всерьез задумался о причинах такого своего состояния, то понял бы, что его одолевает скука. Она была неизбежна в имении, что не могло сравниться ни с блеском огней столицы, ни с яркими красками городов Европы. Но, Юрий о этом не задумывался. Гораздо сильнее его волновал вопрос: "Что же мне делать дальше?". Сердце просило, чтобы он подарил ему стремление и цель, ради которой стоит биться быстрее и чаще, так чтобы кровь бурлила в жилах и заставляла трепетать. Сердце просило перемен, но Юрий не мог их ему дать. Его одолевала странная тоска о чем-то утраченном... так словно он был рядом, смотрел прямо на объект вожделения, но не увидел и прошел мимо. Тяжело переживать о потерянном, если не знаешь, что же именно ты потерял. Он чувствовал внутри себя непонятную пустоту, задавал вопросы в никуда и, конечно же, никогда не получал ответов. Потому что не на все вопросы они есть, а иногда отвечать и не нужно. Однажды все придет само, нужно только немного подождать. А ждать у Юрия всегда выходило из рук вон плохо. Нетерпимость не раз служила ему плохую службу, но, увы, он ничего не мог с собой поделать. Юность никогда не отличалась рассудительность и терпимостью, юный князь не был в этом исключением. Он бродил по берегу, казалось уже несколько часов, не в силах выбрать место где захотелось бы остановиться и понаблюдать за рассветом, который так любят воспевать в книгах и стихах. Было в этом явлении природы нечто волшебное и прекрасное, способное заворожить душу, но, кажется душа Юрия была спрятана за высокими крепостными стенами ибо солнцу не удалось достучаться до нее. Он лишь чувствовал как крепчает мороз и, что с каждой секундой проведенной на улице,он все сильнее замерзал. Окончательно продрогнув, князь заставил себя вернуться в теплый дом и ему даже почти удалось проскользнуть незамеченным в свои покои, как за спиной раздался голос матушки:
- Юрий! Где ты был? Мы тебя обыскались.
- Вы рано встали, - Юрий никак не мог взять в толк зачем он так рано понадобился маменьке и от чего такая срочность. Ранее не было случаев, чтобы его разыскивали по всему дому.
- Граф Шереметев любезно пригласил нас в гости в Останкино, ты тоже должен с нами поехать. -
Юрий отчетливо услышал в этом "должен" совсем другой текст, который дословно можно было перевести как: ты должен познакомиться с очередной кандидаткой в невесты. Неужели маменька никогда не оставит эту затею с его женитьбой? А она, словно услышав его мысли, тут же подтвердила их. - У графа гостит нынче его подопечная маркиза де ле Шенье. Милая и воспитанная девушка из хорошей семьи, она непременно тебе понравится.
Матушка была настроена более чем решительно и в таких случаях не стоило и пытаться ее отговорить, но Юрий все ж предпринял попытку.
- Возможно ли мне не ехать? Вас могла бы сопроводить Аглая, ей тоже будет полезно познакомиться с маркизой.
Попытка оказалась провальной, матушка и слушать ничего не желала:
- Аглае сегодня нездоровится, ты едешь с нами, Юрий.
И все. Точка. Возражения не принимаются.
Остаток дня прошел в суетливой подготовке к поездке. Маменька суетилась еще более обычного то и дело поправляя на нем костюм и это так сильно раздражало. Словно он товар, который нужно выгодно продать. А маменька все не унималась всю дорогу то и дело расхваливая неведомую маркизу, а Юрий лишь скептически улыбался, что впечатление от маркизы у него будет такое же как и от всех остальных женщин.
Они прибыли в Останкино ровно к трем часам и начались традиционные приветствия. Юрий старался быть вежливым и все свое внимание переключив на это банальное, но подчас такое важное дело. Он пропустил тот момент, когда маркиза появилась в обществе и когда заметил ее, то на миг все мысли улетучились из головы. Осталось только ощущение  летнего солнца на коже. Стоило признать, что маменька была в чем-то права, маркизе удалось его поразить, но она ошиблась в то, что она "миленькая". Маркиза была очень красивой, обаятельной и располагающей к себе, Юрий и не заметил как его взгляд потеплел, когда девушка обратилась к нему.
- Я рада познакомиться с Вами, князь, надеюсь, Вы будете частым гостем у нас...
Юрий улыбнулся ей, склоняясь в легком поклоне и не заставляя ждать от сея ответа, что было бы не вежливо.
- Взаимно, маркиза. Я с удовольствием, но все зависит от позволения любезного графа и Вашего, возможно, мое общество покажется Вам не самым лучшим.

Отредактировано Юрий Измайлов (2013-12-06 11:14:38)

+6

4

Просто вежливая фраза или за его словами что-то скрывается, всем не заметное, а ей вдруг случайно приоткрывшееся? Жаннет, тайно страдая по барону, готова была увидеть  в молодом человеке тщательно скрытое от окружающих чувство, причиняющее ему боль. Ей захотелось сказать в ответ что-нибудь тёплое, дружеское, и маркиза, улыбнувшись чуть шире чем просто вежливо, произнесла:
- Мне отчего-то кажется, что в Вашем обществе никто ещё не жаловался на скуку. Вот со мной, боюсь, Вам будет неинтересно. Эдуард часто говорит, что мне не хватает...
- Жаннет, ты же не хочешь, чтобы наш гость голодал ради удовольствия беседовать с тобой? - Эдуард незаметно появился за её спиной и взял за локоть, довольно ощутимо пожав его. Это означало, что она сказала что-то не то, и вечером в кабинете опекуна состоится лекция о том, как нужно разговаривать с гостями.
  За столом она оказалась напротив князя Измайлова. Рядом сидел опекун, но его внимание было  отвлечено от Жаннет. Вместе с отцом Юрия они вначале обсудили что-то очень умное и политическое, затем переключились на уездные дела. Жаннет, вспоминая слова Алевтины о том, что воспитанная барышня не вмешивается в мужской разговор, прилежно считала вышитые на скатерти розочки, но вскоре это ей надоело. Тем более, что результат всё равно не был бы точным - ведь она не знала, сколько розочек спряталось под её тарелкой, да и под другими тоже.
Поэтому маркиза бросила своё занятие и поковыряла вилкой в  куске мяса, политом сверху каким-то зеленоватым соусом.
Застольная беседа - это ведь одна из обязанностей будущей хозяйки. Сколько им об этом твердили в пансионе, сколько раз заставляли их произносить хорошо поставленным голосом вежливые фразы ни о чём... Вот только ни одна фраза не казалась Жаннет подходящей, чтобы начать беседу с князем. "Любите ли Вы домашние цветы?",  "Какой узор Вы посоветовали бы мне для этой канвы?", "Сегодня прекрасная погода, не так ли?"... Не так. Погода сегодня была очень даже непрекрасной - по крайней мере, для маркизы. Привыкнув к мягким зимам во Франции, Жаннет вначале радовалась и обилию снега, и красивым узорам на оконных стёклах, и даже морозу, который так игриво щипал её за щёки... Но зима длилась и длилась, и даже не думала заканчиваться. И Жаннет всё время мёрзла, даже в жарко натопленных комнатах. И сейчас она слегка содрогнулась, вспомнив о холоде и морозе.
"Надо было накинуть шаль..." - запоздало подумала она.
Скорее бы лето... Летом вернётся барон, будет тепло, можно будет распахивать настежь все окна в доме, можно будет гулять сколько хочется, а не несколько минут, пока нос не замёрз...
  - Вы больше любите лето или зиму? - спросила вдруг Жаннет князя Юрия.

+4

5

О эти условности светского общества, как сильно они могут усложнять жизнь. До сегодня Юрий не замечал этого так остро, предпочитая оставаться равнодушным ко всему, что происходило вокруг него и смиренно отбывая положенное время в гостях или на балу. А сейчас, все чего он хотел - это как можно дольше быть рядом с маркизой и слушать ее мелодичный голос. У него было странное чувство, которое уверяло его, что не жил он толком до этого дня. Будто долгое и пустое существование вдруг обрело смысл. Как странно, прожить, казалось бы, большую часть своей жизни и лишь только понять зачем все это. В душу тут же незваным гостем проскользнуло сомнение и напомнило, что ничего не меняется в один миг. Он все тот же Юрий Измайлов - молодой князь, который так сильно разочаровался в жизни, что теперь принимает любой знак судьбы за чистую монету. Это ведь на самом деле всего лишь встреча с юной красавицей, которой удалось очаровать его. Да, возможно, так оно и есть, но от чего так волнительно на душе и даже в некоторой мере стеснительно? От чего еще одно ничего не значащее знакомство так отличается от других? Он не мог взять этого в толк и сомневался, что сможет разобраться в этом в скором времени. Ответ на этот вопрос простым не будет.
Он совсем не заметил как пролетело время положенное для дани обычной вежливости и пора было уже отойти от маркизы, чтобы присоединиться к остальным, но Юрий не двигался с места. В конце-концов, зачем его сюда привезли если не для того, чтобы он проявил к девушке интерес? И, наверное, поэтому маменька до сих не увела его тактично. Казалось, он тоже понравился маркизе и поэтому она была столь мила и любезна с ним. Если бы он только знал как слепо может быть влюбленное сердце, но для этого осознания было еще слишком рано и пока что молодой Измайлов все брал на веру. И приветливый взгляд и добрую речь.
- Мне отчего-то кажется, что в Вашем обществе никто ещё не жаловался на скуку.
- Как можно скучать в Вашем обществе, маркиза? Вы... - "...слишком самокритичны к себе", Юрий не успел этого сказать, в разговор вмешался граф и увел девушку от него. Мир снова стал серым и неприветливым, но делать было нечего, и взяв матушку под руку, Юрий направился за всеми к столу. А там судьба снова повернулась к нему лицом, маркиза сидела напротив него и можно было безнаказанно смотреть на ее красоту. Он почти не слушал разговоров за столом, лишь изредка кивая, когда требовалось и отвечая односложным "да". В разговор вовсе и не нужно было вникать, потому что каждый раз повторялось одно и то же: маменька говорила на тему "какой Юрочка у меня хороший" в сотнях вариаций, а отец - о своих любимых лошадях. Из года в год все одно... счастливые люди его родители, они всегда довольны тем, что у них есть. Чего не скажешь о нем. Маркиза была тиха и почти не поднимала взгляд от скатерти, которая по виду интересовала ее намного больше чем князь. И... это расстраивало. Юрий настолько удивился этому факту, что снова пропустил тот момент, когда к нему вдруг обратились. А он уж и не чаял.
- Вы больше любите лето или зиму?
Вопрос был странным, но всяко лучше чем тягучее молчание.
- Я родился летом, поэтому все думают, что оно ближе да и погода ласковей, но мне ближе зима по характеру...
Юрий тут же мысленно обругал сам себя, что сказал глупость. Ведь маркиза может решить, что он такой же холодный и неприветливый, как и снег лежащий на улице. А с другой стороны, ведь это была правда...

Отредактировано Юрий Измайлов (2013-12-06 22:40:56)

+5

6

- Зима... - повторила Жаннет грустно и покосилась на окно, за которым уже сгущались ранние фиолетовые сумерки. Нет, ей не нужна эта зима. Запереться в имении до весны, которая наступит не раньше середины апреля, проводить дни в тоске и ожидании - вот что ждало маркизу этой зимой. А плюс холод, метели, короткий день. И говорили, что в конце января морозы станут просто невыносимыми.
Жаннет казалось, что она уже не дождётся тех дней, когда солнце согреет землю и сгонит своими лучами последний островок снега, затаившийся где-нибудь в овраге. Земля так прочно завернулась в ледяной панцирь и засыпалась для верности колючим снегом, словно твёрдо решила навсегда уснуть, оставив всё живое на произвол судьбы.
- А почему Вам ближе зима? Она холодная, неприступная, хоть и очень красивая... - Жаннет покраснела немного, сообразив, что ляпнула довольно неуклюжий комплимент, и поспешила продолжить:
- Правда, зимой много интересных забав. Жаль, я так и не научилась кататься на коньках, но зато мне обещали катание на санях, говорили, что это незабываемо...
Она умолкла, потому что вспомнила, что тот, кто ей это обещал, сейчас уже должен быть далеко. На очень короткий миг вдруг перед её мысленным взором появились чёрные глаза, искрящиеся добродушным смехом, в комнате как будто даже потеплело ненадолго. Жаннет улыбнулась той единственной улыбкой, что предназначалась Ему, но глаза появились - и пропали, и её улыбка начала медленно угасать. Словно разбуженная на самой середине интересного сна, она удивлённо оглядела комнату, возвращаясь в реальность.
- А я хочу лета, - сказала она невпопад, отвечая своим мыслям, но обращаясь к Юрию. - Летом я чувствую, что живу, а зимой как будто засыпаю.
"А я бы не отказалась сейчас заснуть до апреля. Нет, даже до июня. Сколько же  дней мне ещё его ждать..."
Она вдруг, неожиданно для себя, наклонилась немного вперёд и, пользуясь тем, что опекун, увлёкшись разговором со Станиславом Измайловым, не обращает на неё внимания, доверительно прошептала:
- Знаете, а я ведь тут в ссылке, в Останкино, до самого лета...

+5

7

Жизнь учит нас терпению. Ждать, взвешивать, никуда не спешить и дожидаться своего часа или удобного момента. Обычно ее усилия не проходят даром и только князь Измайлов не поддавался этой науке. Он никогда не понимал, а возможно,и не сможет понять зачем тратить свою жизнь на пустые ожидания, которые никогда не сбудутся. Он верил, что путешествие изменит его жизнь, так ждал и наделся, а что в итоге? Он остался ни с чем и только пустота в душе стала больше, сильнее и некуда от нее деваться. К чему было то терпение и ожидание? Никто не мог ему этого объяснить, и даже он сам сколько не пытался разобраться, ничего не выходило. Не к месту было думать об этом сейчас, сидя за столом напротив прекрасной маркизы и рядом с родителями. Он должен был вместе со всеми спорить в разговоре о политике, сетовать на холодную погоду. Нужно было делать все что угодно, но только не быть собой настоящим. Маменька то и дело бросала на него обеспокоенные взгляды, но Юрий не обращал на них внимания, предпочитая не вклиниваться в общий разговор. Ему очень бы хотелось уйти отсюда скорее, но это было бы совсем уж неприлично. Интересно, маркиза поддержала бы сейчас эту его безумную идею прогуляться по ночному зимнему саду. Он бы смог показать ей скрытую за холодной суровостью снега красоту. Эта прогулка была была бы лучше чем бесцельное сидеть там где никто из них не хотел быть. От чего-то они с маркизой напоминали Юрию заложников пойманных обстоятельствами и ни вдохнуть ни выдохнуть без разрешения. Хотелось бы ему сейчас вглядеться в ее лицо, но обстоятельства позволяли лишь мимолетные взгляды, брошенные украдкой. Терпение, оно нужно всюду, но, черти подери, как же это несправедливо.
- А почему Вам ближе зима? Она холодная, неприступная, хоть и очень красивая...
Наверное, сейчас стоило бы сказать ничего не значащую банальность, как принято в обществе. Просто поддержать разговор и ничего не портить. Особенно хорошее впечатление, которое могло быть у маркизы от него. Во всяком случае Юрию очень хотелось в это верить. Он должен был промолчать, но не хотел, чтобы между ними с самого первого дня появилась фальш. Никто из них этого не заслуживает, и пусть маменька окажется права говоря, что его характер однажды его погубит, но он всегда будет знать, что не врал самому себе.
- Зима честна, она никогда не заманивает к себе красивой упаковкой или лестными речами. Тот кто любит ее всегда знает чего ожидать на самом деле и для меня это главное.
Юрию нравилось слушать голос маркизы, что так мило говорила обо всех зимних развлечениях и так ждала лета.Он чувствовал себя околдованным этой красивой речью и прекрасными глазами, что так сильно манили к себе. Что сейчас с ним происходит? Он не узнавал сам себя и от этого даже было немного страшно, но тут маркиза посмотрела на него таким взглядом... словно чувствовала тоже самое и Юрий мигом забыл о всех тревогах. Неужели такое бывает? Чтобы два незнакомых человека, лишь только едва встретившись сразу же поняли друг друга? Наверное не, чудеса случаются только в сказках...
- Знаете, а я ведь тут в ссылке, в Останкино, до самого лета...
- Граф совершенно к Вам несправедлив, - так же заговорщически прошептал Юрий снова улыбаясь, - нельзя держать в заточении такой прекрасный цветок, как Вы.
Маменька очень неодобрительно на него посмотрела и уже собиралась сказать что-то очень поучительное, но тут время обеда закончилось и слуги стали убирать блюда от стола. А князю в голову снова закралась крамольная идея прогуляться по саду, подумав секунду он все же решился спросить. Попытка не пытка.
- Не хотели бы Вы прогуляться по воздуху, маркиза?
Матушка в тот же миг всплеснула руками, ошарашенная таким предложением.
- Юрочка, как можно! Ты совсем заморозишь это милое дитя.
Отец тактично промолчал, а Юрий не собирался отступаться.
- Конечно, только с позволения графа. Небольшая прогулка никому не повредит.

+5

8

"Всегда знать, чего ожидать - это хорошо. Это уверенность и надёжность. И безграничное доверие. Хотела бы я, чтобы у меня был такой человек - которому можно слепо довериться... Он говорит искренне... Наверное, тоже влюблён, как и я, а она, как и мой Алехандро, не ответила на чувство... Кажется, я понимаю князя как никто другой. Мне хорошо знакома эта боль и тоска. Как жаль, что нельзя всё-всё ему рассказать, я уверена, он бы тоже понял меня"...
- Вы так интересно говорите о зиме, словно о человеке. Но я, кажется, поняла Вас. Лето и вправду немного лицемерно. Ждёшь его, ждёшь... А оно вдруг куда-то так незаметно исчезает.
"Как и Алехандро - появился, поманил и исчез".
Нет, она постарается не думать пока что об испанце, иначе забудется и начнёт произносить его имя вслух. Лучше всё внимание сосредоточить на беседе.
- Граф? - Жаннет осторожно глянула на Эдуарда, он по-прежнему внимательно слушал Станислава. Но маркиза всё равно продолжила шёпотом:
- К сожалению, у него есть веские причины для такой строгости - мои необдуманные поступки. Я даже не понимаю, как это случается но я ничего специально натворить не хотела... оно всё как-то само...
Жаннет вспомнила Грома - чёрный сгусток энергии и силы, а не конь. Если бы повернуть время вспять, она всё равно увела бы этого красавца. Даже зная, что ей предстоит упасть... Гром того стоил.
Ей  захотелось рассказать князю всю историю своего побега из усадьбы Бутурлиных, о визите в табор, о том, как на обратном пути нашли раненого барона, но она не решилась. Они с князем едва познакомились, и потом, вдруг её чрезмерная откровенность покажется ему утомительной?
Его предложение прогуляться ей неожиданно понравилось. Да, на улице холодно, очень, и уже совсем стемнело, но зато не нужно будет сидеть в гостиной под присмотром графа и произносить фразы, которые до того надоели, что хочется тихонечко завыть и залезть под стол во время такой "занимательной"  беседы.
- Я с удовольствием приму Ваше предложение, князь!
И посмотрела с несколько вызывающей улыбкой на Эдуарда, спрашивая одними глазами: "Ну что, отпустишь меня или продолжишь быть тираном?"
Эдуард выглядел усталым и немного грустным. Он тоже спросил глазами: "Ты правда этого хочешь?". А вслух сказал:
- Если маркиза хочет прогуляться, почему я буду возражать? Вы ведь собираетесь гулять в парке, а не в лесу. Только, прошу вас, не очень долго. В такой мороз недолго и простудиться.
"... а не в лесу" - эти слова граф произнёс многозначительно, глядя в упор на Жаннет. Она насупилась и промолчала, поняв его намёк, но втайне всё же радовалась, что наконец-то отправится на прогулку с  официального разрешения опекуна. Пришлось, правда, потерпеть ворчание горничной Алевтины, которая старательно её укутывала в шубу и тёплую шаль не менее четверти часа, а потом ещё почти столько же, словно специально растягивая время, шнуровала сапожки.
- Виданное ли дело - тащиться таким морозом, да ещё на ночь глядя? Весь день просидели у окошка, и носу на улицу не казали, а тут - снадобилось срочно на свежий воздух. Ох, барышня, всё у Вас не как у людей...
Жаннет вместо ответа показала ей язык и поспешила в холл, где её уже ждал Юрий.
- Куда мы пойдём? - спросила Жаннет князя, выходя на широкое крыльцо. - Мы можем пойти к садовому пруду, а можем - к беседке. У неё название смешное - Парнас. Мне говорили, что холм для неё был специально сделан. Или к большому кедру?


описание парка в Останкино

Парадный двор между южным фасадом дворца и большим прудом, предназначенным для увеселительных катаний, представлял собой площадь прямоугольной формы, обнесенную красивой решёткой с воротами, прежде украшенными конной скульптурой, теперь — кентаврами.

Регулярный парк в северной части массива состоял из двух больших прямоугольных участков, пересечённых восемью аллеями-лучами.

Английский сад, расположенный между дворцом и регулярным парком, делился главной осью усадьбы на западную и восточную части. Композиционным центром западной части служил Большой кедр, восточной — искусственный холм Парнас с беседкой-храмом. Партер перед домом включал крытые дороги и газон, украшенный скульптурой.

Парнас

http://s6.uploads.ru/t/hMTpl.jpg

центральная аллея парка

http://img.lenta.ru/ireal/photo/2010/02/02/usadba/32.jpg

+4

9

Для чего людям дается свобода? Чтобы опасаться опрометчивого взгляда или же жеста, а может быть случайно сорвавшегося с губ неосторожного слова? Что такое свобода в дворянском обществе где ты все время под прицелом взглядов и словно скован по рукам и ногам тяжелыми кандалами? Стоя под пристальными взглядами родителей и графа, дожидаясь пока оденется маркиза, Юрий вовсе не чувствовал себя свободным. Он знал, что эта их морозная прогулка станет лишь иллюзией свободы и отсутствия надзора со стороны взрослых, но все же это было намного лучше чем сходить с ума от скуки, чинно сидя в гостиной и делать вид, что внимательно случаешь о чем идет речь. Иногда ему казалось, что в этих гостиных нечем дышать и хотелось бежать от них сломя голову если бы он не был приучен с детства изображать живую куклу, то давно бы так и сделал. А сегодня особенно тяжело было бы усидеть спокойно понимая, что маркиза совсем рядом, протяни руку и коснешься, но нельзя... почему-то при взгляде на Жаннет мысль спотыкалась на ровном месте и враз забывалось о чем думалось. Странное состояние, которое случилось с ним впервые в жизни и князь никак не мог разобраться как же правильно поступить. Слишком много внимания нужно было рассеять на такие разные вещи, жаль, что он не был Цезарем и у него не получалось делать столько дел сразу. Но, возможно, он еще научится, хоть и верится в это слабо. Юрий поднял глаза на матушку, слыша легкие шаги маркизы за спиной, маман смотрела на него так словно он сейчас должен повести войска в решающую битву и от этого стало так не по себе, что Юрий невольно передернул плечами отгоняя от себя глупые и ненужные мысли. Когда маркиза поравнялась с ними, он отвернулся от родителей и предложил девушке руку, попутно заверяя графа:
- Обещаю вернуть маркизу в добром здравии и не простужать, нам русские зимы знакомы не по наслышке.
Они вышли на крыльцо и в лицо сразу повеяло морозом, а с души словно свалилась тяжесть, величины которой он не чувствовал пока от нее не избавился. Стало легче... неведомо от чего и почему, но Юрий не собирался сейчас разбираться что к чему, стремясь просто прогуляться вместе с маркизой, крепко сжимая изящный локоток в своей руке.
- Мы можем пойти к садовому пруду, а можем - к беседке. У неё название смешное - Парнас. Мне говорили, что холм для неё был специально сделан. Или к большому кедру?
Ему хотелось понять какая она, о чем думает сейчас и чем живет. Солнце уже почти село и его последние лучи создавали на снежном покрове волшебную картину, рассказывая историю, которую никто не мог понять.
- Давайте сначала к беседке, а потом к кедру, по времени будет как раз хорошо, чтобы вовремя вернуться в дом не то меня посадят под домашний арест вместе с Вами... - осекшись на половине фразы, Юрий вдруг решил, что сказал глупую бестактность. Возможно, ей его общество совсем неприятно и вся эта прогулка, всего лишь дань простой вежливости и не более, а он уже настроил воздушных замков. Наивный мечтатель. Помолчав немного и сам не понимая зачем он вдруг стал рассказывать о том как тесно ему сейчас среди родных стен имения. - Знаете, я после Европы тоже чувствую себя здесь в ссылке, только у нее срок длинною в жизнь.
За разговорами они незаметно дошли до красивой беседки с именем олимпийской горы, только отсюда нельзя было достать до неба. Уже стало почти совсем темно, но Юрию все равно отчетливо было видно как пылают алым щеки маркизы от мороза. Это дело ее еще красивей и у него никак не получалось отвести от нее глаз. "Почему? Почему все мои мысли только о ней? Что со мной стало не так? Я словно уже не я..."
Солнце тем временем совсем спряталось за горизонт и пора было возвращаться, да и похолодало на улице заметно. Юрий снова подал маркизе руку, чтобы помочь спуститься, но в этот самый момент правая нога его подвела, подскользнувшись на снегу и князь кубарем скатился прямо в сугроб, случайно увлекая за собой девушку. "Господи, каков дурак! Под ноги смотреть нужно!" Мигом вскочив на ноги, Юрий подбежал к маркизе, исполненный самых искренних сожалений.
- Простите меня, я очень неуклюжий. Вы не ушиблись? Все в порядке?

+4

10

Снег сухо трещал под ногами, от мороза кожа на лице сделалась какой-то чужой. И наверняка покраснел нос. Жаннет порадовалась, что скоро совсем стемнеет, и её лица не станет видно - она казалась себе некрасивой с покрасневшими щеками и носом. Маркиза зарылась в свою шаль до самых глаз, но чтобы ответить, ей всё-таки пришлось убрать с лица эту шаль, потому что она была очень пушистая, и ворсинки постоянно набивались в рот при первой же попытке сказать хоть слово.
- Если Вас посадят под арест вместе со мной, Вы через день день об этом пожалеете, а через неделю будете готовы сесть в настоящую тюрьму! - сказала Жаннет с грустной улыбкой, вспомнив выговор, услышанный от Эдуарда. - Мне недавно сказали, что у меня очень тяжёлый характер...
Пошутить не удалось, разговор принял серьёзный тон. Юрий начал говорить о том, что чувствует себя словно в ссылке здесь, на родине. Для Жаннет тому было лишь одно объяснение: он влюбился в кого-то там, в Европе, но что-то помешало ему быть с любимой, и вот он вернулся. Понятно, что он не скажет об этом, мужчины не делятся такими переживаниями с человеком, с которым едва познакомились. Но она сумела разгадать его тайну и без слов, и смотрела теперь на молодого князя совсем другими глазами - не  как на просто знакомого, а как на родственную себе душу.
- Мне хочется, очень, чтоб Ваше ощущение ссылки прошло поскорее. Вы дома, среди родных, - голос маркизы немножко дрогнул. - Знаете, это очень много, когда рядом - родные люди. У них могут быть свои недостатки, у нас у всех они есть, но главное - они рядом и любят Вас...
"Если бы мама была рядом, я рассказала бы ей всё, и мне было бы гораздо легче..."
Жаннет заставила себя не думать о грустном. Прошло ведь столько лет, она научилась жить без родителей, казалась себе очень сильной и самостоятельной, но иногда в ней просыпалась маленькая девочка, которой очень хочется поплакать на маминых коленях. Такие минуты она предпочитала переживать наедине с собой. А сегодня вот тоска по родителям решила явиться в присутствии её нового знакомого. Да, Жаннет очень не хватает родителей, но у князя хватает переживаний, не стоит вешать на него ещё и свои. И она решила перевести разговор на более весёлую тему. Вспомнила о своём рождественском бале, рассказала о шутке императора, который появился там переодетым в майора.
- Было так страшно с ним здороваться, я всё никак не могла поверить, что в нашем доме на празднике присутствует сам Император! Да ещё не как Император, а как какой-то простой майор! Я совсем запуталась, честно говоря. Но и была совершенно очарована Его Величеством. Такой поступок... неординарный.

Увлекшись рассказом, Жаннет и не заметила, как они дошли до беседки, и маркизе захотелось обязательно подняться туда. Преодолев не без труда склон, они оказались на вершине "Парнаса". Среди застывшего белого безмолвия парка она казалась вызовом зиме. Беседка была местом, где невероятным образом даже в такой  мороз, который к ночи начал ещё крепнуть, чувствовалось едва уловимое дыхание лета.
- Летом здесь будет всё по-другому... - размечталась маркиза. - Вон туда я прикажу поставить стол, а вот сюда - диван. И Вы... - она хотела сказать: "... будете приезжать к нам, и мы сможем здесь посидеть и побеседовать спокойно," - но подумала, что это будет слишком уж навязчиво и бесцеремонно - строить вот так планы и решать за князя. Вдруг летом он уедет к своей любимой?
- И Вы, я надеюсь, согласитесь со мной, что лето больше подходит для этой беседки, чем зима, - кое-как закончила она всё же начатую фразу.
Юрий, вероятно,  усмотрел в её словах намёк, что пора отсюда уходить. Он подал было маркизе руку, и она начала уже спускаться, как вдруг почувствовала, что земля куда-то ускользает из-под её ног. Жаннет потеряла равновесие и скатилась с  холма. Она даже не успела испугаться. Небо и земля несколько раз поменялись местами, и всё остановилось. Жаннет лежала у подножия холма,  в сугробе, и смотрела на небо, где неуверенно пытались зажигаться первые звёзды. Ей вдруг стало  весело, она представила, как выглядела со стороны, пока падала, и  Жаннет громко расхохоталась, не делая попыток подняться из сугроба.
- Со мной всё хорошо, даже слишком - видите? - сквозь смех ответила она склонившемуся над ней князю.

+4

11

Ночь не спеша вступала в свои права, отбирая минуту за минутой у дня положенное ему время. До вечера было еще несколько часов, но Юрий казалось, что давно уже глубокая ночь и звезды на небе лишний раз ему это подтверждали. Но, он ошибался, как и со временем так и с чувствами, которые, как ему казалось,  возникли между ним и маркизой. Возможно, всему виной была темнота, а возможность поспешного юного князя, кто знает, но сердце враз побежало быстрей и причиной был вовсе не полет в сугроб.Что-то новое появилось в нем и активно требовало свое, он не успел замечал как быстро все в нем меняется и даже можно сказать в чем-то кардинально. Все это в целом тяжело было принять, человеку отличавшему таким скептицизмом и холодностью к окружающему миру, а теперь вдруг в нем зажгли костер, который грозил стать необъятным пламенем. И как с ним бороться? Как бороться с самим собой, когда сам себя не узнаешь и уже не понимаешь. Раньше он знал зачем и почему движется в том или ином направлении, а теперь легко готов был отдаться на волю случая. И это даже почти не удивляло, а казалось таким обычным, точнее даже не так, а просто сознание не реагировало на это и принимало за свое. Эту поездку Юрий считал неприятным обязательством, которое надо было просто перетерпеть, а потом благополучно забыть. Но, с каждой минутой проведенной в Останкино он все больше убеждался, что ему не хочется отсюда уезжать. Что еще не наговорился и не насмотрелся он на маркизу, которая так заливисто хохотала. Чудное создание.
- Со мной всё хорошо, даже слишком - видите?
Юрий и сам невольно засмеялся, помогая маркизе подняться и отряхиваясь от снега, который умудрился попасть даже за шиворот. На улице было очень морозно, но щеки горели огнем и этого не замечалось. Будь его воля, он гулял бы и до рассвета, но было нельзя. В современном мире между двоими слишком много стоит всяческих "нельзя" и "невозможно" и непонятно как тогда жить. Есть определенный кодекс, который больше мешает людям сблизиться нежели помогает устроить счастливую жизнь. От того и столько жалоб на несчастья. Люди сами создают себе их, не осознанно, не думая, а потому что так диктуют глупые придуманные кем-то правила. А если даже и наберешься смелости пойти против, то останешься навсегда один и первыми отвернуться родные. Юрий даже увидел мысленно это разочарование на лицах родителей, потому что уже однажды вызывал его. Когда он отказался поступить на службу и решительно заявил, что отправляется путешествовать, у отца было именно такое лицо. И его нельзя в этом винить, он из тех людей, которым крайне трудно принять новое и на принятие его может уйти целая жизнь. Нельзя нарушать правила сейчас, хотя бы потому чтобы не подставлять маркизу, которая кажется и так наказана. Интересно только - за что? Но, Юрий не стал об этом спрашивать, он просто снова предложил ей руку. Пусть вежливость сегодня станет его оружием.
- Честное слово, я не всегда такой увалень. И знаете, я бы с радостью принял все Ваши приглашения, столик в беседке это действительно хорошая идея. Полагаю, к кедру мы сегодня уже не успеваем, дабы не навлечь на Вас гнев графа из-за меня. Мне бы не хотелось тать причиной неприятностей для Вас. Может, в другой раз?
Да, он вот так нагло напросился в гости, надеясь, что ему не откажут. Юрию очень хотелось бы снова вернуться и еще раз поговорить с маркизой, просто побыть рядом с ней. Маменька то уж как несказанно обрадуется. Только хочется ли этого маркизе?

+3

12

Разве может взрослая девушка, достигшая уже возраста, когда вот-вот выдадут  замуж, да к тому же ещё и влюблённая, лежать в сугробе и мечтать поиграть в снежки? Конечно, нет. Она должна думать о нарядах, модных причёсках, дорогих украшениях и прочих составляющих, необходимых для создания образа светской красавицы. Ну хотя бы о новых лентах.
А Жаннет внезапно очень захотелось подурачиться, пошвырять снегом в... ну да, в князя. Что бы он подумал тогда о ней? Наверняка решил бы, что она - глупая и невоспитанная, а ещё странная...
Князь вёл себя безупречно в продолжение всего их короткого знакомства, и с достоинством извинился за это падение, доставившее Жаннет столько веселья. Будет неуместно, если она сейчас вместо того, чтобы поблагодарить за галантное извлечение самой себя из сугроба, примется осыпать Юрия снегом.
А всё-таки было бы весело...
Жаннет отряхнула с себя оставшуюся белую пыльцу и взяла князя под руку. Ей хотелось сказать, что граф Шереметев сейчас счастлив до глубины души, что всё утро он посвятил ненавязчивым и деликатным рассуждениям о том, как ему повезло с соседями и ещё о том, какой древний и уважаемый род у Измайловых. И что гулять им можно, столько, сколько они пожелают, но она вспомнила выражение лица Эдуарда, с каким он обычно отчитывал её.
И эти слова: "Подумай хорошенько, прежде чем что-то сказать. Не ставь себя и меня в неловкое положение. Не знаешь, что сказать - лучше промолчи...."
Жаннет всегда знала, что сказать, но не всегда её слова оказывались уместными. Она пыталась себя контролировать, но всё же время от времени у неё получалось сказать что-то, что не укладывалось в рамочки под названием "дозволенные темы"...
Но неужели лицемерить - приличнее? И честнее?
Вот, к примеру, сейчас ей хотелось сказать князю, что он очень ей понравился, что она умирает от скуки в этом Останкино и будет рада видеть его хоть каждый день у себя. И что кедр в такое вот вечернее время она ещё не видела, и поэтому предлагает наплевать на возможные волнения оставшихся в доме и сходить к нему - к кедру. А что она ответила вместо этого?
- Вы и не выглядите увальнем, Юрий Станиславович! С Вашей стороны будет очень мило, если Вы примете мои приглашения. Да, пойдёмте и вправду домой, вдруг опекун действительно волнуется? Да и похолодало уже...
Ну вот какая же она лгунья! Ведь сегодня, в отличие от  других прогулок по Останкино, до знакомства с Юрием, она впервые не испытывала холода. Такой вот маленький парадокс: мороз - был, а холода - не было.
- Обязательно приезжайте, когда сможете - посмотреть на кедр. Эдуард знает про него много историй, а моя горничная, Алевтина, даже рассказывала мне какую-то страшную легенду, связанную с этим деревом, только я почти всю её уже забыла...

И пришлось идти в дом,  и сидеть в гостиной с прямой спиной, и говорить множество ничего не значащих слов, и аккуратно улыбаться одними уголками губ, и потом с этой же чужой улыбкой прощаться... По крайней мере, она не соврала, когда сказала князю, что ей приятно было с ним познакомиться.
"Вот бы у меня был брат, похожий на князя..." - думала она, вслушиваясь в затихающий за окном шум уезжающей кареты Измайловых.

+2

13

Жизнь менялась у него на глазах. Не спрашивая согласен ли он на перемены, не предупреждая... так вот за один день из одного человека появился новый. Такой же внешне, но совсем другой в душе, мыслях и даже со взглядом другим. Он не мог этого видеть, но понял по лицам старших, что с любопытством встречали их с прогулки. заметно было, что с уст были готовы вот-вот сорваться вопросы, но что-то их останавливало и лишь ничем не прикрытое любопытство выдавало с головой. Так и прошел остаток этого донельзя странного и такого знакового дня. Юрий почти не слышал разговоров и по наитию поднялся с места следом за родителями, на автомате учтиво раскланиваясь и прощаясь. Лишь только когда перед ним оказалась маркиза, Юрий вернулся в действительность и, наверное, впервые в жизни не знал, что же сказать. Обычное и ничего не значащее "до свиданья, когда-нибудь еще свидимся" категорически не подходило, а других прощаний он и не знал. Хотелось показать ей одной фразой, что он хочет вернуться и сделает это с радостью. Но, слов не хватало и строптивый ум отказывался их вспоминать. Время неумолимо мчалось вперед и нетерпеливые взгляды так мешали сосредоточиться, в итоге Юрий не нашелся, что лучше сказать чем:
- Я обязательно приеду, маркиза.
И ушел.
Ушел пристыженный собственной растерянностью и нерешимостью, странными чувствами, что перевернули душу. Ушел, просто потому что уйти сейчас было лучшим выходом и его больше не волновало как на это посмотрят старшие. В конце-концов, это его жизнь, а не их. Он сам решит как с нею поступить. И всю дорогу до дома Юрий старательно игнорировал внимательные взгляды матушки, которой конечно же не терпелось узнать его мнение о маркизе. А что он мог ей ответить? Что она в этот раз оказалась удачлива и он почти готов на шаг, к которому его так рьяно подталкивают? Сейчас он не мог судить здраво, слишком велико было душевное смятение и слава богу, что вопросов ему все ж не задали. Они были излишни.
Ночь не принесла ему ясности как не помогло и утро, что, если верить народной пословице, всегда мудрее. Сумятица из души никуда не делась, казалось, еще сильнее усилилась. Почему маркиза никак не уйдет из его головы? Куда не повернись, всюду видится ее прекрасное лицо и слышится чудный смех. Она была для него тем идеалом, который он придумал когда-то давно в мечтах и так тщетно искал среди людей. Теперь же, когда нашел, страх встал у него на пути и мешал увидеть истину. Юрию хотелось думать, что та симпатия, которую он увидел в глазах маркизы была ответом на его юное и такое робкое чувство. Но, сомнения, вечный корень всех зол, подтачивали душу и почти лишали решимости утверждая, что вся его уверенность всего ишь пустые домыслы. Чудеса бывают только в сказках, не в реальной жизни... Европа лишнее тому подтверждение. В этих метаниях прошло все утро и ранний полдень князя, он бродил по поместью и никак не находил себе места. Пусто было все вокруг, хотелось обратно. Он бы давно сорвался с места и помчался в поместье, но разве это вежливо? Нет, скорее всего она посчитает его навязчивым и теплота из глазах исчезнет... что делать?
Матушка, в который раз пришла ему на выручку и решительно наказала:
- Сдается мне, я забыла свою шаль в Останкино, а она мне нужна для платья к вечеру. Кроме нее ничего не подойдет, Юрий поезжай и забери.
В другой раз он бы спорил и нашел бы способ отказаться, но сейчас лишь благодарно улыбнулся и отправился седлать коня. Карета это слишком долго. Слишком.
Сердце гулко билось и оставалось лишь надеяться, что маркиза его не услышит и не поймет пожирающего душу волнения, когда спустится вниз. Ей должны уже были доложить о нем.

+4

14

Утром Эдуард чувствовал себя настолько плохо, что даже не вышел завтракать. Жаннет от этого расстроилась по двум причинам: во-первых, она, конечно, переживала за здоровье опекуна. А во-вторых, она очень хотела поговорить сегодня с ним о своём новом знакомом, о Юрие. Конечно, она бы завела разговор издалека. Спросила бы сперва о Станиславе Измайлове - как они с Эдуардом познакомились? Потом бы перевела разговор на матушку Юрия, и только потом, как бы вскользь, только что вспомнив: а сам молодой князь, что он за человек? Чем занимается, чем увлекается, почему не был у Бутурлиных?...
Но завтракать пришлось в одиночестве, и разговора не состоялось. Впереди у Жаннет был долгий зимний день, и занять его было совершенно нечем. Вышивание, которое она недавно начала, чтобы напомнить себе о том, что весна когда-нибудь придёт - цветущая  ветка жасмина -  уже не увлекало. Играть на фортепиано, когда опекун плохо себя чувствует, пусть до его комнаты и далеко и он не услышит - было как-то некрасиво.  Так она промучилась почти до обеда.
Пойти погулять? В такой мороз, одной?
Но Жаннет всё же вышла ненадолго, потому что в доме тишина сгустилась до такой степени, что, казалось, её можно будет скоро потрогать руками. Она решительно отказалась от сопровождения Алевтины, хоть та и пыталась доказать госпоже, что даже по поместью одной разгуливать неприлично.
- Будешь мне докучать - сошлю на кухню, заставлю печку чистить и кастрюли мыть! - припугнула маркиза горничную, но долго держать строгое лицо у неё не получилось, она примирительно рассмеялась: "я же ненадолго, похожу вокруг дома и вернусь" - и вышла на улицу.
В природе сегодня всё было как-то радостно и празднично, хотя все праздники уже прошли, а до следующих было далеко. Но ощущение радости так и носилось в воздухе, выгоняя из головы воспоминание о тикающей тишине в доме. Жаннет пошла по дорожке, ни о чём не думая и просто наслаждаясь этой прогулкой, и только около Парнаса заметила, что в точности повторила путь, проделанный вчера с князем Измайловым. Это открытие её немного удивило, она покопалась в своих мыслях и обнаружила, что думает о князе с того самого момента, как вышла из дома.
"Он как-то сразу располагает к себе... Вот бы мы подружились. Мне так не хватает человека, с которым можно было бы спокойно говорить обо всём... Эдуард отдалился, закрылся, не подпускает меня к себе - воспитывает. А ведь меня уже поздно воспитывать, со мной нужно говорить..."
Без Юрия у Парнаса было немного одиноко. Жаннет постояла там недолго, посмотрела на два широких следа, ведущих от вершины холма к сугробу у его подножия.
"Слева - мой, чуть правее - Юрия," - подумала она и усмехнулась, представив себе, как выглядело их падение со стороны. Вот бы он сейчас был здесь, рядом - можно было бы сказать: а помните, как мы с Вами скатились с этой горки?.. А он бы засмеялся и снова сказал бы что-то о своей неуклюжести. А она бы тоже засмеялась и тоже что-нибудь такое сказала о себе...
А потом можно было бы взять санки у дворовых и пойти на тот пруд, что побольше - там есть такое место, откуда все катаются - и съехать оттуда уже нарочно - вот было бы весело... А вдруг Юрий катается на коньках? Она могла бы попросить его научить её этой премудрости. Жаннет с завистью поглядывала на тех, кто умеет кататься на коньках, она сама не умела и ни разу не делала попыток научиться, а сегодня ей вдруг захотелось попробовать. Но только одной - неинтересно. А кто будет её поддерживать, учить, подшучивать над её неловкими движениями, а потом, когда всё получится - хвалить?
Маркиза вздохнула и медленно пошла назад.
Дом, как она и боялась, встретил её тягостным безмолвием. Обедать не хотелось, и на вопрос, накрывать ли на стол, она махнула рукой и сказала, чтобы ей принесли чай в её комнату, и что пообедает она позже. Или вообще завтра.
Хуже зимнего дня, который нечем занять, может быть только долгий зимний вечер. Он был ещё далеко, но он был - где-то там, за несколькими часами, и угрожал Жаннет смертельной скукой. И когда Алевтина поднялась к ней в комнату и сообщила, что князь Измайлов ждёт внизу, Жаннет чуть не расцеловала её. Она задержалась совсем ненадолго - надо же было убедиться, что со внешним видом у неё всё в порядке. Платье, правда, было очень простым и домашним, но Жаннет уже было всё равно. Главное, приехал князь, а это значит, что Скуке придётся на сегодня уползти в самый дальний уголок и там бессильно скрежетать своими кусачими зубками.
- Здравствуйте, Юрий! Как хорошо Вы сделали, что приехали! Если бы Вы знали, как сегодня здесь скучно! - Она начала говорить, едва вошла в комнату, и замолчала только, когда подошла к князю и протянула ему руку.

+4

15

Казалось, что ожидание затянулось очень надолго, хотя на деле прошло всего лишь несколько минут. За эти короткие отрывки времени Юрий успел передумать очень многое, то меряя шагами уютную гостиную, то вдруг заставляя себя остановиться и не мельтешить. Ждать было почему-то тяжело. Раньше он никогда не страдал излишней нетерпеливость и мог спокойно сидеть, но сейчас что-то внутри крутилось и крутилось не давая ему покоя. Одним из немногого, что Юрий успел понять в жизни было осознание, что страх обмануться в ожиданиях всегда самый сильный. Мы строим воздушные замки, мечтая о том чего не знаем, убеждая себя, что все будет именно так и не иначе. В голову ни на секунду не закрадывается сомнение, что что-то может измениться, в такие моменты уверенность всегда сильнее всего и от того так сильно больно бывает, когда все происходит, но с точностью до наоборот. Возможно, бывали или бывают другие исходы, но он сам лично их не видел, поэтому и утверждать не мог. Для него все кончилось очень болезненно и повторять этот опыт не хотелось, достаточно уже было разочарований. Этот страх был ему знаком и сейчас должно бы было стать легче, но почему-то не становилось. Открылся очередной парадокс, что он совсем не знает себя и своей души, хотя так сильно был уверен в обратном. Тогда кто он и какой теперь? Почему? Извечные вопросы, которые никогда не оставляли в покое ум, появились снова и как обычно совсем не вовремя. Но, Юрий поддался соблазну и принялся размышлять, пытаясь занять себя пока ожидал, хоть и не ждал результата от этих изысканий. Ответ к нему придет еще не скоро.
Когда позади послышались легкие шаги маркизы, Юрий оказался у окна и на миг засмотрелся на искрящийся под солнцем снег. Ему казалось, что он видит и вчерашнюю беседку и как они катятся вдвоем с горки... это было прекрасно. Но, мираж рассеялся так же быстро как и появился, а маркиза вошла в комнату. Сегодня она была, кажется, еще красивей чем вчера.
- Здравствуйте, Юрий! Как хорошо Вы сделали, что приехали! Если бы Вы знали, как сегодня здесь скучно!
Юрий невольно улыбнулся, едва касаясь губами протянутой руки. Было в этом что-то особенное, словно таинство свершавшееся у всех на глазах, но знали о нем лишь двое.
- Добрый день, маркиза. Я рад, что мой визит оказался кстати, потому что был уверен, что покажусь докучливым. Я собственно приехал за..., - он на секунду замялся собираясь повторить выдуманную маменькой историю про шаль, но потом передумал. Она ведь поймет, а быть вруном ему не хотелось. - Буду честным, я приехал повидаться с Вами и помнится мы еще не были у кедра. А что же граф, он не выйдет?
В последнюю минуту он чудом вспомнил об опекуне маркизы и успел исправиться. Наверное, невежливо было бы не спросить, да и не хотелось доставлять ей неприятностей своим прямолинейным поведением. Маркиза ведь говорила вчера о ссылке и Юрию очень бы хотелось узнать о причинах такого решения графа, но он ни за что не станет спрашивать. Об этом ему точно не надо знать.

+3

16

Есть люди, с которыми чувствуешь себя скованно и как-то неудобно, думаешь над каждым своим словом, прежде чем его произнести. Есть люди, с которыми вроде бы и легко, но они забирают у тебя что-то очень важное, и после встречи с ними ты чувствуешь себя разбитой и уставшей, словно прошагала пешком несколько километров. Есть люди, точнее, один человек, с которым хочешь быть, говорить, слушать его - то есть, человек, которого любишь. Но и с ним не чувствуешь себя собой, а стараешься выглядеть как можно лучше, говорить то, что он хочет услышать и показать себя с самой хорошей своей стороны.
А с Юрием можно было быть собой и только собой. Это ощущение свободы и лёгкости слегка опьяняло, делало Жаннет немного ребячливой и совсем слегка кокетливой. Невозможно не кокетничать, когда чувствуешь, что тобой любуются...
Жаннет искренне улыбнулась князю, так она до сих пор улыбалась лишь опекуну, и то, в лучшие моменты её жизни, до их ссор и непонимания.
- Вы? Докучливым? Нет, Юрий Станиславович, ни в коем случае. Здесь такая тоска, что я с ужасом иногда думаю, как проживу всё это время до лета. И вдруг Вы появляетесь, словно рыцарь из старых сказок, и сразу же изгоняете вон всю эту тоску. Разве можно после этого считать, что Вы мне докучаете?
Жаннет умолкла, но вовсе не из-за того, что смутилась собственной откровенности. Откуда-то в ней была уверенность, что князь не истолкует превратно её слова. Рядом с Юрием Измайловым было спокойно. Возможно, это спокойствие происходило от уверенности, что у князя есть возлюбленная, и поэтому всё, что он может испытывать к Жаннет - всего лишь дружелюбное участие, не более. Жаннет это устраивало. Ей так не хватало друга...
  - К сожалению, здоровье Эдуарда ухудшилось настолько, что он теперь не покидает своей комнаты. Мне очень страшно думать, что моя глупая выходка на охоте спровоцировала его болезнь.
Маркиза потупилась, вспомнив об ещё одной своей выходке, которая, слава Богу, осталась неизвестной опекуну. Меньше минуты она горевала о слабом здоровье Эдуарда, а потом вспомнила об обязанностях хозяйки.
- Может быть, вы согласитесь пообедать со мной, князь? Слуги уже несколько раз спрашивали, когда накрывать, а я всё откладывала на потом - будто знала, что Вы приедете! А потом мы могли бы навестить Большой Кедр. Я сбилась со счёта, когда мне перечисляли хозяев, при которых он рос.
В дверь просунулась Алевтина с любопытным выражением на хитрющей физиономии, и Жаннет, не дожидаясь ответа князя, приказала ей накрывать на стол в столовой. А потом снова повернулась к Юрию и спросила:
- Вы ведь простите мне такое самоуправство, князь? Но я так рада видеть Вас, что не отпущу теперь до самого вечера. Проведёте меня к столу?
"Алевтина хлопнулась бы в обморок, услышав меня, несмотря на то, что она не барышня, а простая прислуга... Но мне не хочется этих светских условностей. Мы живём практически на природе, и вести себя должны естественно, а не так, как во всех этих великосветских гостиных. Это притворство мне так надоело - когда вместо того. чтобы сказать, что думаешь, говоришь то, что прилично. А кто определяет - что прилично, а что - нет? И откуда у этого кого-то такое право - решать, расставлять границы и диктовать нормы? Что плохого в том, что человеку, который мне понравился, я скажу, что он мне понравился?"

+1

17

"Ценность рыцарей слишком преувеличена и существуют они только в книгах", скептически подумалось Юрию, когда его сравнили с этим давно исчезнувшим явлением. Он не отрицал существования истинного благородства во времени, в котором он жил, но в нем самом не наблюдалось ни рыцарства, ни благородных порывов. Душа была пуста и странно спокойна, безразлична ко всему, что происходило вокруг него. Лишь только после знакомства с Жаннет в ней появилось что-то новое, доселе ей неизвестное. Словно он до этого бродил в бесконечном лабиринте не находя выходя выхода, разбиваясь о постоянные тупики и постепенно теряя себя во всем этом однообразии. Ничто не могло помочь, ни родной дом, ни осторожные беседы маменьки, которая всей душой желала, чтобы он стал прежним. Превратился в ее маленького мальчика, которого так легко было контролировать. Только река не может повернуть вспять, так и он не вернется в прошлое и никогда не станет собой прежним. Жизнь менялась сама по себе, не спрашивая никого и с этим можно было только смириться и, кажется, дома это понимал только он. С появлением в ней маркизы в ней вдруг появился смысл, невидимый и неосязаемый, он словно осветил все вокруг и показал дорогу из мрака лабиринта. В душе поселилась непонятная свобода, с которой Юрий пока не знал что делать. Эта перемена настигла его внезапно и впервые в жизни он не стал поступать привычно порывисто, остановившись и пытаясь все взвесить, рассчитать варианты и выбрать самый лучший, который устроил бы всех и прежде всего его. Хотелось жить так, чтобы жизнь нравилась, а не существовать день за днем, надеясь, что уж завтра то точно все станет лучше. Жаннет помогла ему почувствовать. А ведь казалось, что он уже забыл какого это... но, она взмахом своей изящной руки вернула ему смысл жизни и чем дольше он находился рядом с ней тем сильнее в этом убеждался. И знал, что будет придумывать все новые и новые поводы встретиться с ней, потому что только так его жизнь будет настоящей.
Известие о недуге графа наложило оттенок печали на беседу, но он тут же истерся под радостью, что они могут побыть наедине. Не так легко быть собой, когда за каждым твоим движением наблюдают и оценивают, ошибиться нельзя иначе можешь никогда не вернуться в дом. А сейчас им было позволено быть самими собой и это не могло не радовать, Юрий хотел узнать истинную Жаннет, а не скованную этикетом и вынужденным заточением девушку.
- Передавайте графу мои пожелания скорейшего выздоровления, надеюсь, он не долго пробудет в плену у постели. - А затем в его голове появилась опасная мысль, которой он не смог противиться, маменька должна его понять и поддержать, она сама ведь этого хотела. - А также передайте приглашение от родителей отобедать с нами как-нибудь на неделе. И конечно же я принимаю Ваше приглашение, признаться не припомню завтракал ли я. Как-то закрутился с самого утра...
Если бы Юрия в этот момент спросили, то он не смог бы ответить, когда в последний раз так непринужденно болтал и еще и в компании дамы. К ним он всегда относился настороженно, предпочитая помалкивать и не вступать в разговоры. Был какой-то внутренний барьер, что мешал, но сейчас его и в помине не чувствовалось. Он просто держал ее за руку и говорил обо всем на свете и это было легко. Он мог бы заниматься этим вечно. Есть не хотелось, он хотел быть рядом.

+4

18

Удивительное чувство спокойного уюта наполняло Жаннет, когда она разговаривала с Юрием. Если бывает любовь с первого взгляда, то почему бы не бывать и дружбе? Жаль, князь может превратно её понять, а то бы она сейчас же предложила бы ему свою самую искреннюю дружбу. Ну ведь бывает же так, что человек по какой-то непонятной причине располагает к себе настолько, что ему хочется доверять - и доверять практически всё, что у тебя на душе? С Юрием было легко и спокойно. Вновь мысль о брате пришла Жаннет в голову. Ну почему у неё нет вот такого брата? Они бы проводили вместе эти бесконечные зимние дни, они бы разговаривали или придумывали бы тысячи развлечений... У них было бы много общих воспоминаний, а когда пришло бы время, Жаннет помогла бы брату завоевать расположение его избранницы. Может быть, даже устраивала им свидания... А потом... А потом бы брату пришлось покинуть их дом и устраивать свою жизнь.
Всё-таки, в мире очень мало справедливости. Счастье одного человека почти всегда бросает тень несчастья на некоторых близких ему людей.
Жаннет помрачнела как раз вовремя - когда Юрий выражал сочувствие по поводу болезни Эдуарда. Его недомогание пока ещё не очень волновало Жаннет, она думала, что опекуну нужно всего лишь отлежаться - и всё пройдёт. И даже немного порадовалась возможности остаться вдвоём с Юрием. Неважно, что неприлично. Здесь всё-таки не Петербург, ну кто может об этом узнать и осудить её?
Только сейчас, вспомнив мельком о приличиях, Жаннет заметила, что её рука всё ещё находится в руке Юрия. И это казалось совершенно естественным, так держатся за руки маленькие дети, доверчиво и непринуждённо.
И его приглашение тоже звучало естественно. Жаннет подумала, что ей будет интересно посмотреть, где и как живёт Юрий, а особенно познакомиться с его сестрой. Вот уж кому повезло, так это Аглае! У неё такой брат...
- Я уверена, Эдуард скоро поправится и примет Ваше приглашение. А я с большим удовольствием составлю ему компанию. Вы целый день ничего не ели? Наверное, были очень заняты делами там, в Вашем имении? Алтуфьево, правильно? Красивое название. Опекун говорил мне как-то, что Алтуфьево совсем недалеко отсюда, примерно такое же расстояние, как и до Двугорского, а туда мы быстро доехали...
Двугорское... Лучше сейчас о нём не вспоминать... Там она была почти одновременно безумно счастлива и глубоко несчастна. В один-единственный вечер. Поменять скорее тему, на что угодно...
- Знаете, Юрий, а я ведь побывала в таборе, который неподалёку от Двугорского находится. Там живёт удивительная девушка - Лита. Я слышала, она может видеть будущее, и теперь всё мечтаю как-нибудь выбраться туда, чтобы попросить её погадать мне. А Вы верите в гадания? Или в судьбу? Или в то, что судьбы не существует, а существует лишь наша воля, которой мы сами и создаём себе эту судьбу?
Разболтавшись, Жаннет не чувствовала уже меры, и если бы в дверь не скользнула юркой змейкой Алевтина и не сказала: "Всё готово, барышня", - Жаннет бы долго ещё не остановилась.
- Прошу к столу, - Жаннет улыбнулась князю и взяла его под руку. Этот жест у неё вышел таким привычным, словно она каждый день в сопровождении Юрия выходила к обеду.
"Видел бы меня сейчас Эдуард... "
Огромный стол в столовой, предназначенный для большого количества гостей, был накрыт с таким расчётом, чтобы Юрий и Жаннет оказались на разных концах стола - явно не без участия Алевтины. Прислуживал лакей, чьё имя Жаннет никак не могла запомнить, да его и не нужно было подзывать - он хорошо справлялся со своими обязанностями. Жаннет только сейчас почувствовала, что тоже проголодалась, несмотря на довольно плотный завтрак.
Какой-то непонятный суп тёмно-красного цвета, в котором среди зелени плавали островки сметаны, и который назывался режущим слух коротким словом: "борщ", Жаннет никак не могла себя заставить хотя бы попробовать. Она не привыкла к таким насыщенным всякими разными ингредиентами супам, и с большей охотой предпочла бы им простой бульон. Но на кухне простой бульон воспринимали как что-то недопустимое и готовили лишь для больных. Поэтому Жаннет сразу же отставила свою тарелку (которая быстро куда-то исчезла) и взялась за жареную телятину с горошком. Она не хотела есть много, потому что слышала, как Алевтина говорила что-то про медовый пирог, который подадут на десерт, но незаметно съела всё, что было у неё в тарелке, чего с ней уже давно не случалось.
"Князь своим появлением не только рассеял скуку, но и вернул мне аппетит... Но об этом ведь ему не расскажешь... А вот если бы мы были как брат и сестра..."

+3

19

Они могли бы никогда и не встретиться. Судьба всегда была капризной дамой и очень любит повертеть судьбами как заблагорассудится. Взять хоть например их встречу с маркизой. Разве мог он представить, что обычный и в чем-то рутинный визит вежливости превратиться во встречу буквально изменившую жизнь? Может и не судьбу кардинально, но его так точно. Он ведь мог бы остаться в Европе, как много раз об этом подумывал и только слишком сильное разочарование вернуло ему домой. Он часто думал о том, что же так сильно отвратило его от заморских стран и толкового ответа все не находилось. Там было много нового и интересного, наука, искусство, блистательные дворяне, но в то же время каким-то не настоящим. Не хватало Европе русской искренности и порывистости, каким был и сам Юрий. Они были словно две противоположности, которым никогда не суждено находиться в одной плоскости. И хорошо, что так вышло, он вернулся и встретил ее. Узнал новое чувство, которое с каждой минутой пускало корни в его душу и, кажется, совсем скоро его нельзя оттуда вытравить. Поначалу оно напоминало ему грозу, пугающую и угрожающую, а теперь превратилось в легкий летний дождь, под который хочется выбежать и побыть немного ребенком. Чтобы исчезли все рамки и запреты и осталась только душа, вся как есть, без фальши и наработанного с возрастом притворства. Странно, что люди взрослея становятся только хуже. Интересно, что на них так влияет? Наверное то, что вещи уже не кажутся простыми и во всем появляются сложности. Но, благо, между ними с Жаннет их совсем не было и это так грело душу. Он мог бы болтать с ней вечно, забывая о привычной немногословности и холодности к женщинами. Забавно, но раньше он даже специально обходил их стороной, а к ней наоборот стремился с непонятным упорством и чем больше они общались, тем меньше ему хотелось быть холодным. Он был таким потому что так было удобно, люди думали, что он злой, а он оставался в покое, который всегда был ему необходим. Возможно - это странно, а возможно, даже плохо, но ведь люди все разные и одинаковых еще не было. Даже близнецы все равно чем-то да отличаются. И Юрий никогда не считал, что он какой-то не такой или поступает неправильно, он просто был другим вот и все. Как и Жаннет совсем другая, словно с иной прекрасной планеты. И черт подери, как же приятно с ней общаться. Словно знакомы уже миллион лет, а не всего лишь два дня...
- ...А Вы верите в гадания? Или в судьбу? Или в то, что судьбы не существует, а существует лишь наша воля, которой мы сами и создаём себе эту судьбу?
Признаться, вопрос застал его врасплох. Никогда раньше он об этом не задумывался, не был слишком набожным и в суеверия, в общем не верил, кто ж знает от чего зависит судьба. Хотя, врятли он сам повлиял на нее, чтобы встретиться с маркизой. Может и есть где-то высшие силы, а может ему просто кажется.
- Я никогда с этим не сталкивался и всерьез не задумывался, да и не спрашивали меня о подобном, хотя вопрос хороший и дает хорошую пищу для размышлений. А Вы сами верите в гадания? Хотя что же это я такие глупости спрашиваю, простите великодушно. Насчет судьбы... возможно, именно она поспособствовала тому, что мы теперь знакомы, не находите?
Время летело незаметно и он не успел заметить, когда они уже оказались в столовой и его пригласили к столу. Он стал таким невнимательным, что начинает вызывать подозрения у самого себя и то и дело дивится собственному поведению. И как же жаль, что их посадили так далеко друг от друга. Юрий взглянул на Жаннет явно не привыкшую к русской кухне и невольно улыбнулся, так мило она выглядела.
- Не любите борщ? Он бывает очень вкусный. Не сочтите меня глупым, просто я к нему привычный и мне удивительно, что кто-то его не любит. От привычек тяжело избавиться и, к тому же, дома его очень вкусно готовят, Вы обязательно должны его попробовать. Вдруг мне удастся Вас уговорить.
Тяжело было удержаться, чтобы не закрыть рукой лицо, прячась от собственных глупых слов, но раз уже начал говорить, то стоит держаться с честью

+3

20

Судьба... В последнее время Жаннет казалось, что её жизнь где-то уже расписана, и она теперь просто плывёт по течению, подчиняясь чьей-то странной фантазии. Но кто бы ни был этот неведомый фантазёр, она была благодарна ему за встречу с Юрием. Ведь в той страшной и холодной пустоте, в которую она попала после отъезда барона и его прощального письма, ей было ужасно одиноко. Больше всего её пугали вечера и ночи. Бессонные ночи, когда мысли непрошеными злобными зверьками начинают грызть её измучившуюся душу. От них было одно спасение - поскорее заснуть. Но сон приносил с собой успокоение очень ненадолго. А ещё иногда приходили сны, в которых она видела, как барон уходит вместе с Александрой и оставляет её одну... После таких снов Жаннет просыпалась разбитая, уставшая, всем недовольная, и Алевтина принималась отпаивать её осточертевшими травяными отварами с горьким противным привкусом. А когда маркиза пожаловалась на дурные сны, притащила из деревни какую-то старушку, и та шептала какие-то странные заклинания над головой у Жаннет, потом водила свечой, потом заставила выпить какую-то воду - слава богу, без всякого привкуса.
Легче Жаннет после этих манипуляций не стало, но она так устала от Алевтининых забот, что решила притворяться, будто всё у неё хорошо, ничего не мучает и казаться весёлой. И вот это оказалось сложнее всего - улыбаться, когда в душе безнадёжная пустота.
А рядом с Юрием улыбаться было так естественно. И даже не нужно было притворяться, что ей хорошо - потому что и в самом деле было хорошо. Как будто она была бездомным котёнком, которого подобрали, накормили и уложили спать на тёплую перинку. От его дружелюбия холод из души постепенно ушёл, пропало и ощущение пустоты.
- А я верю в гадания. Когда я жила в пансионе, одна моя подруга, Мишель, рассказывала, что её тётя ездила тайком к Чёрной Марии - той самой, что предсказала поражение Наполеону. И Мария рассказала той тёте всю её жизнь. И всё сбылось. Это гадание даже стало чем-то вроде их семейной легенды. Ой, я болтаю уже что-то не то...
Жаннет ненадолго замолчала, затем продолжила:
- Я и правда считаю, что наше знакомство произошло не случайно. И... я хочу Вам открыть маленький секрет. За это знакомство я очень благодарна судьбе. Не всегда же ей быть несправедливой...
"Вы даже не представляете, как вовремя Вы появились..."

Разговор становился  опасно откровенным. Ещё немного, и Жаннет, чего доброго, начнёт делиться с князем своими сердечными тайнами. И она ведь уже почти решилась это сделать, но вовремя себя остановила. Всему есть предел. Её тайна должна остаться только её тайной. А Юрий, словно угадав, что сейчас необходимо сменить тему, заговорил совершенно о другом.
- Вам не придётся меня уговаривать, князь! - Жаннет улыбнулась. - Я с удовольствием попробую его у Вас. Как только Эдуарду станет немного лучше, мы приедем к Вам в гости и устроим дегустацию. Но я уже почти уверена, что мне понравится. Это потому, что я доверяю Вашему мнению и вкусу.
Алевтина возникла словно из ниоткуда. Она торжественно несла на вытянутых руках блюдо с ещё дымящимся пирогом.  Видимо, нарочно - показать маркизе, что давно пора переходить к сладкому. Даже не дождалась распоряжения. Ладно, сегодня у Жаннет слишком хорошее настроение, чтобы злиться на самоуправство служанки.
- Вы что любите больше, князь, чай или кофе?

+3

21

Человеческая душа очень наивна в сути своей и все, что происходит вокруг склонна принимать за чистую монету. Будь то самая маленькая мелочь или событие способное испортить жизнь, душа все равно верит. Такая уж она... чистая и наивная, умеющая верить и независимо от возраста. Может поэтому взрослые иногда ведут себя как дети? Вот так же сидят за столом и улыбаются глупее деревенских дурачков? Хотя, наверняка Юрий такой один в своем роде, потому что никто не способен так быстро измениться. Так просто не бывает. Не бывает, но сейчас происходит. Они оба меняются в эту самую минуту и даже эта светлая комната уже не будет такой как раньше. Все изменится.
Откуда эта печаль в ее глазах? Что скрывается за этой такой чистой и милой улыбкой? Маркиза выглядит довольной и веселой, но князю отчетливо виделись нотки печали, так знакомые ему самому. Что-то тревожило ее душу и невольно казалось, что причина этому он сам, но разум тут же опровергал эту безумную идею. Эта печаль имела возраст гораздо больший чем они с ней знакомы и девушка так хорошо научилась ее скрывать, что не вглядывайся он так пристально, то ни за что бы не заметил. И хотелось бы развести чужую беду руками, но как обычно, благоразумный голос разума напомнил, что вмешиваться ни в коем случае нельзя. "Ты ей еще даже не друг, знакомы всего два дня, успокойся," и не смотря на очень сильное желание воспротивиться, Юрий все-таки заставил себя промолчать. Хотя и далось ему это с трудом, порывистая натура требовала своего, но он устоял.
Время снова прошло мимо него и поданный десерт стал своеобразной неожиданностью. "Соберись, наконец", мысленно поругал себя князь ибо в самом деле эта рассеянность уже становилась странной и начинала раздражать, это совсем не было на него похоже. А странностей в эти дни и так слишком много, даже слишком.
- Вы что любите больше, князь, чай или кофе?
- Кофе, - не задумываясь ответил Юрий, вспоминая уютные европейские кофейни, в которых царила неповторимая атмосфера. А еще в них всегда было очень много света даже если за окном шел дождь или снег, уют никуда не исчезал и душу в считанные секунды обволакивало покоем. Европа вообще вся очень спокойная, совсем не похожая на сумасшедшую Россию, которая своим сумасшествием и вернула блудного князя домой. Здесь было его место.
Пирог оказался необычайно вкусным и Юрий от всей души похвалил служанку, которая тут же зарделась румянцем, и обратился к маркизе, понимая, что слишком уж засиделся в гостях с таким слабым предлогом. Пора было уже и честь знать, за окном скоро будет темно:
- Простите, маркиза, что так задержался. Наверное, мне пора возвращаться домой, не хотелось бы чтобы из-за моего недостойного поведения у Вас были неприятности.
Хотя уезжать совсем не хотелось.

+5

22

- Кофе? - переспросила Жаннет и, приподняв брови, взглядом указала Алевтине на дверь. Надо же, горничная мигом сообразила, что от неё требуется, и уже через пару минут перед Жаннет и Юрием стояли маленькие чашечки с дымящимся ароматным напитком.
- Какое совпадение, мы с Эдуардом тоже любим кофе, причём в любое время суток. Опекун любит какой-то особый сорт, ему привозят его специально из... из... всё время забываю, откуда.
Было очень уютно вот так сидеть друг напротив друга, пить обжигающе горячий кофе и слушать, как весело потрескивают дрова в камине. Жаннет потеряла счёт времени, совершенно забыла о скуке, которая начинала обычно вот в такие послеобеденные часы особо сильно её донимать...
Условности, наверное, выдумал очень злой человек, который от всей души ненавидел всех людей. Князь собрался уезжать, потому что, похоже, решил, что будет неприличным так надолго задерживаться у соседей. А Жаннет стало грустно. Она так хотела, чтобы он остался... Она могла бы, например, показать ему дом, она была уверена, что князь оценит по достоинству театр. Или можно было бы сыграть на пианино - по очереди, если, конечно, князь играет. Или погадать по книге, как её недавно научила Алевтина.  Скука испугалась бы князя Измайлова, и не осмелилась бы показаться на свет. А теперь Жаннет почти видела, как она злорадно хихикала в углу, потирая свои тоненькие цепкие лапки, которыми вцепится в маркизу сразу же, как только Юрий уедет.
- Что же, раз Вам пора... - Жаннет не закончила фразы, поднялась из-за стола, подождала, пока князь подойдёт к ней и протянула ему руку.
- Я надеюсь, Вы будете как можно чаще приезжать к нам в гости, Юрий Станиславович.
А сказать хотелось совсем другое. Чтобы не уезжал, потому что до вечера ещё так много времени, а в доме очень пусто, что  мысли приходят такие печальные, и от них никуда не спрячешься, и что опять сегодня вечером, скорее всего, она будет вспоминать до мельчайших подробностей дни, проведённые рядом с бароном, а от таких воспоминаний на душе лишь тяжелее...
- Передавайте привет Вашей матушке отцу и сестре... Мы будем всегда рады видеть и их тоже. До свидания, князь.
Ну вот, сказать больше и нечего. Жаннет подавила в себе порыв проводить князя до самых дверей. Алевтина непременно заметит, нажалуется потом на неё Эдуарду.
Ушёл.
Маркиза вздохнула, подошла к окну, стекло было всё в морозных узорах. Она приложила к стеклу ладонь, кожа сразу заныла от холода, но Жаннет держала её упрямо, пока узор не заплакал от обиды - на его причудливом рисунке появилась бесформенная брешь. Маркиза для верности подышала на неё и потёрла заледеневшими пальцами - получилось довольно удобное окошко. В него она и смотрела вслед удаляющемуся князю Измайлову, пока он не скрылся за поворотом дороги...

+4


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » 15.01.1843 г. Белый шиповник


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC