Петербург. В саду геральдических роз

Объявление


Восхитительный, упоительный момент проверки на мужество, на то - чей дух крепче - человека ли отнявшего добычу, или десятков распаленных гоном собак, секунда, и...
Евгений Оболенский

Никогда в жизни еще Стрекаловой не было так страшно, как сейчас наедине с кузинами! Она даже разозлилась на себя за это. Ну что, разве съедят они ее, в самом деле? А захотят попробовать, так мы тоже кусаться умеем!
Софья Стрекалова

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Palantir



Гостевая Сюжет ЧаВо Нужные Внешности Реклама Правила Библиотека Объявления Роли Шаблон анкеты Партнеры


Система: эпизодическая
Рейтинг игры: R
Дата в игре: 1844 год


17.11. НАМ ШЕСТЬ ЛЕТ!

12.11. На форуме проводятся технические работы, но мы по прежнему рады видеть новых игроков и старожилов.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » март 1843 г. «Ничто не живет так долго, как неразгаданная тайна»


март 1843 г. «Ничто не живет так долго, как неразгаданная тайна»

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

— Я знала, я так и знала, эта Мулан всегда была изрядной смутьянкой!
— Не гляди на меня, она унаследовала это от твоей родни.


Семья – это узорчатая паутина. Невозможно тронуть одну её нить,
не вызвав при этом вибрации всех остальных.
Невозможно понять частицу без понимания целого…

I. Участники: Адель Картье,  Керолайн Монтес, Эмилия Монтеррей
II. Место действия: дом испанок в Аптекарском переулке, гостиная, а затем столовая.
III. Время действия: март 1843 г. Первая половина дня
IV. Краткое описание сюжета (2-3 предложения вполне хватит): В этот день станет на одну тайну меньше. А все началось с простого снятия мерок...

+2

2

Адель бежала по улице. Она страшно боялась опоздать. Только не сегодня и только не к баронессе Эмиллии Монтеррей. А ведь всё, словно нарочно, сойдясь в страшном сговоре, отвлекало и задерживало девушку. Сперва извозчик, который громко крича: "Эге-гей!!!" распугал людей на улице, потому как не справился со своей лошадкой, которая понесла, затем трое чумазых ребят выплясывая дикие пляски язычников, долго выпрашивали у девушки копеечку за свои старания, а потом Адель показалось, что она заблудилась, когда не узнала дома, окружавшие её. Но самым опасным было робкое дыхание весны, которое взбудоражило весь огромный город и жителей в нём. 
Солнце казалось, грело чуть теплее, ветер казался чуть ласковее, а небо яснее – мир готовился к пробуждению и Александре, как часто называла себя Адель, хотелось задержаться возле деревца, прикоснуться к нему и услышать его томное дыхание.
«Надо спешить! Спешить!» - девушке ежеминутно приходилось напоминать себе, что она вышла не на праздную прогулку, и сейчас её ждут в богатом доме госпожи Монтеррей, титулованной и немного капризной особы, смешно выговаривавшей некоторые русские слова. Адель, которая в недалёком прошлом имела весьма печальный опыт и не менее печальные последствия после делового общения с баронессой, вовсе не желала встречаться с ней и всячески уговаривала свою тётку, держательницу модного дома, госпожу Дюбуа, смилостивиться и отправить в известный дом другую более опытную модистку, но Мари, так звали тётку, не хотела ничего слушать. Ей непременно хотелось отправить с поручением Адель, которая все же не имела власти противостоять такому стойкому желанию своей благодетельницы.
И вот сейчас, ей приходится робко стучать в двери, тихим голосом сообщать лакею о своем прибытии и просить доложить баронессе том, что прибыла модистка снять мерки для новых платьев. Оставлять одну Адель не захотели, что еще раз напомнило девушке об осторожности и особой учтивости, которую требовала к себе баронесса.

+3

3

Слабо заметные зайчики выпрыгивали прямо из окна спальни маркиз и радовали глаз Керолайн и ее дочери.
- Mamá, mira como conejitos saltarines! Y el vestido es hermoso el sol!*
Испанка, сидя в кресле, с удовольствием оторвалась от книги, покоившейся на коленях и стала любоваться танцем Елены. Хоть и не превосходная пластика танца, но это было всё равно красиво - её дочь всегда была чудом и красавицей во всем. Если только характером она в мать, чем иногда позволяет укоризненно вздыхать в сторону и напоминать ей о манерах.
- Sí, cariño. Yo dije que el color verde hermoso**,- улыбнулась дочери, но потом более строже добавила на русском.- И не верт'итесь, словно юла, сен'орита.
Но ее слова были приняты не в том виде, каком следовало - Елена Монтес рассмеялась и подбежала к матери, чтобы крепко обнять ее, положив голову на плечо. И как тут сумеешь быть строгой, когда такой ангел вечно умудряется смягчить твоё сердце? И как же плохо быть без гувернантки, которая бы следила и обучала мою дочь. Как жаль.... как жаль, что Моник оказалась такой...безответственной. Который раз Керолайн убивалась по причине увольнения Моник Вийяр, но она не могла простить той милой француженке забывчивость, столь ужасную, что поверить не было сил в такое. Узнав всё, пусть даже и Елена прикрывала свою гувернантку всеми правдами и неправдами, маркиза немедленно же рассчитала девушку и отправила ее обратно во Францию, в ее родной городок.
В дверь тихо постучали и, подождав пару мгновений, открыли дверь. Из дверного проема показалась чуть седеющая голова экономки дома Варвары Петровны.
- Oui, madame? - Керолайн посмотрела на зашедшую женщину и взяла за руку дочь, когда та выпрямилась и встала подле кресла.
- Маркиза, девушка пришла, говорит, что ее прислали из модного дома. По просьбе баронессы, но я решила и вас первой предупредить, а то баронесса еще одевается.
- Modiste? Maman, tu seras de commander une nouvelle robe?*** - уже на французском проворковала маленькая маркиза и чуть ли не запрыгала от радости - как же она любила наблюдать за всем, что делала каждый раз девушка из модного дома, - но Керри остановила порыв дочери взглядом и кивнула экономке.
- Нет, Елена, еще и тетя Эмилия. Хорошо, скажите что я скоро спущусь и попроси, чтобы Глаша приготовила чай чуть позже.
Пришедшей модисткой оказалась Адель Картье, которую Керолайн де Монтес помнила еще в первый свой день пребывания в модном доме мадам Дюбуа.
- Bonjour, mademoiselle Cartier, heureuse de vous voir****,- улыбнулась девушке маркиза, как только спустилась по лестнице и подошла к ней. Присутствия подле стоявшего лакея Степана она словно бы и не замечала. А спустившаяся с матерью Елена Монтес так и не сводила взгляда с незнакомой девушки, словно бы пыталась понять - для чего она сюда пришла и что будет делать.- Баронесса скоро спустится. Рада, что мадам Дюбуа прислала Вас, мне хотелось бы посоветоваться с вами на счет одной модели шляпки, присланной мне из Парижа. Фасон мне показался весьма кричащим, вот я и думаю - можно ли переделать что-то в...
- Mamá, а девушка когда будет показывать тебе платья, можно и мне посмотреть?
Хотелось провалиться сквозь землю.
- Елена, если будешь вести себя примерно, то увидишь,- поучительно ответила ей Керолайн и извиняюще обратилась к юной модистке.- Простите пожалуйста, Адель.
- Caro, hermana,- Керолайн обернулась и подняла взгляд на спускающуюся баронессу, не сдержав улыбки.
- Emilia, finalmente. Esperando por ti cien años, no siento eres una niña#.
А уж я то знаю, как ты не справедлива к ней, милая моя.
_______________________________________
Mamá, mira como conejitos saltarines! Y el vestido es hermoso el sol!* - Мама, посмотри как зайчики прыгают! А платье какое красивое на солнце. (исп.)
Sí, cariño. Yo dije que el color verde hermoso** - Да, милая. Я же говорила, что зеленый цвет красивый. (исп.)
Modiste? Maman, tu seras de commander une nouvelle robe?*** - Модистка? Мама, ты будешь заказывать новое платье?(фр.)
Bonjour, mademoiselle Cartier, heureuse de vous voir**** - Добрый день, мадемуазель Картье, рада вас видеть. (фр.)
Emilia, finalmente. Esperando por ti cien años, no siento eres una niña# - Эмилия, наконец-то. Ждать тебя сто лет, не жалеешь ты девочку (исп.)

+4

4

Дом мадам Дюбуа пользовался известной популярностью в их кругах. Где еще вы сможете заказать обновку точь в точь как во французском журнале? Где еще вам ее сошьют быстро и качественно. Проворные пальчики бегали по выкройкам и моделям, скрепляя, намечая, сшивая, вышивая и проделываю сотню других различных манипуляций для того, чтобы знатная дама блеснула им в свете. Но у прекрасных обновок бывают  и другие причины. Что как не новенькое платье поднимет настроение? Что как не длительные примерки и замеры измотают настолько, что уже не остается сил думать о чем-либо другом. Эмилия отчаянно нуждалась в этом. Новое платье – новая жизнь. Не мешало бы сменить и дом. Комнату она уже сменила. Монтеррей не могла больше находить в комнате, где все дышало присутствием ее супруга. Она не забыла тот день, когда Жаннет все узнала и никогда, наверное, не сможет забыть.
Развод. «Как он мог?!» - первое, что прошептала тогда Эмилия. Испанка не могла поверить в то, что он все же решился на этот шаг после их примирения, после всех слов, что были сказаны… Слова. Пустые слова. Понадобилось несколько дней, чтобы Монтеррей осознала всю тяжесть своего положения. Но ее тяготило не то, что теперь ее тайна раскрыта. Все это было пустое, по сравнению с дырой в душе, что оставил, уходя ее супруг. Уже бывший. Он сжег все мосты, даже не задумываясь о том, какую рану нанес ей. Но он не увидит больше ее слез. Никогда. В этом она себе поклялась в минуту гнева, равно как поклялась и в том, что Эдуард будет кусать локти и все то, до чего сможет дотянуться.  Слухи и сплетни? Практически погибшая репутация? Эмилия привыкла держать голову высоко поднятой и идти вперед. Он пережила слухи о сбежавшем муже, слухи о том, что она была на излечении, а не в Европах, она пережила множество сплетен и уж как-нибудь стерпит еще с десяток. Она бросила еще один взгляд на себя в зеркало и поправив на себе свободное домашнее платье сливового цвета, вышла из комнаты.
В гостиной ее уже ждала Керолайн с егозой-дочкой и мадемуазель Картье, которую она уже имела случай отчитать за неаккуратную и не вовремя сделанную работу. Позже она сожалела о своем гневе, но кажется, с тех пор эта юная мастерица стала бояться ее как волка. Баронесса специально попросила мадам Дюбуа прислать именно Адель, ведь Керолайн уже не раз пеняла ей, что испанка не справедлива к бедной девочке.
- Не ворчи, милая, - по-испански проворковала Монтеррей сестре, - я помню, что обещала быть благосклонной к ней.
- Здравствуйте, сеньорита, - по-русски сказала Эмилия, как обычно смешно выговаривая «р» и подошла ближе к Елене. Положив руку ей на плечо, она продолжила, - я специально попросила сеньору Дюбуа прислать именно вас. То недоразумение со шляпкой… - она улыбнулась девушке, - Керолайн утверждает, что вы – мастерица на все руки, и я была не справедлива к вам. Вот вам еще один шанс. Женщина посмотрела на Керолайн и хищно улыбнулась. Впрочем, она дала себе слова не третировать бедную девочку, покуда у нее не будет на руках результата по которому можно будет судить.
- Прошу в гостиную, - сказала Эмилия и подав пример, взяла под руку Адел и начала говорить о заказе:
- Знаете, у меня к вам будет немного необычный заказ. Мне нужен мужской костюм, какой мог бы носить художник средней руки. И мне нужно платье для вечера у княгини. Я уже подготовила изображение, присланное мне из Франции, - они вошли в гостиную и Эми взяв с каминной полки небольшой рисунок, протянула его модистке, - вы сможете сделать такое? – Эмилия вопросительно изогнула бровь и выразительно посмотрела на Адель, словно спрашивая принят ли вызов.

*

https://pp.vk.me/c616722/v616722972/2daa/SsZRXH45C7M.jpghttps://pp.vk.me/c616722/v616722394/2ea6/Pz06uyzNWic.jpg
то, что слева.

+5

5

Прошло не мало томительных минут прежде чем Александру попросили пройти в комнаты, где её ожидали баронесса и маркиза. Девушка глубоко вздохнула, чтобы совладать со своим волнением и пошла вслед за уже не молодой, но пышущей здоровьем женщиной. Вот только первый шаг у Адель получился каким-то неловким, её дернуло, казалось, что левая нога приклеилась к полу и оттого её трудно было выдернуть из невидимого плена. Но нет худа без добра и маленькая неловкая заминка помогла девушке собраться с мыслями, а не разинув рот смотреть по сторонам, дивясь роскошному убранству богатого дома знатных господ. Конечно Адель Картье уже не первый раз бывала в этом доме, но сейчас её впервые проводили дальше двух передних комнат, где её соизволила ожидать баронесса Монтеррей в прошлый раз. Тогда весь дом ходил на цыпочках, а слуги шепотом предупредили её, что госпожа не в духе и у неё с самого утра страшно болит голова. Сейчас же дом жил совершенно другим настроением, и слуги ходили с высоко поднятыми головами, говорили бодро и весело. И это веселье было заразительным, потому что молодые люди особенно быстро поддаются чужому влиянию и настроению.
Когда отворились последние двери, Александру впустили в гостиную, по весеннему светлую, свежую и шумную. Адель учтиво поклонилась маркизе Керолайн Монтес и выдавила из себя ответное французское: "Bonjour", которое прозвучало слишком тихо для такой просторной комнаты. В отличие от Эмилии Керолайн располагала к себе с первого взгляда, который излучал тепло и был необыкновенно ласковым. Казалось, что маркиза на всех окружающих смотрела мягким материнским взглядом. В её присутствии Адель приободрилась и посмотрела на юную очаровательную Елену с таким же любопытством с каким она смотрела на Александру.
- Я с удовольствием посмотрю что можно будет сделать с этой шляпкой, - отвечала Адель, речь которой тут же была перебита нетерпеливым любопытным ребенком.
- Если матушка Вам позволит, то я не буду возражать, - улыбнулась девушка. - Только сегодня ещё рано примирять платье. Нужно сперва выбрать фасон и подобрать ткани из которых их будут шить. Я принесла с собой несколько новых образцов, - Адель указала на чемоданчик в своих руках, но не успела его раскрыть его, так как в комнату вошла еще Эмилия. Вопреки своим желаниям Александра почувствовала как внутри неё все собрало и приготовилось к встрече с баронессой.
- Здравствуйте, - отвечала она так же по-русски и не поднимая глаз начала рассматривать рисунок на паркете.
Эмилия говорила и каждое её слово казалось уроком строгого педагога, который вот сейчас потребует от неё ответов на свои каверзные вопросы.
- Да, сеньора, - покорно отвечала Адель поняв из сказанного только то, что казнь откладывается на неопределенный срок, а чтобы и вовсе избежать его от неё потребуется всё её мастерство.
Картье вобрав в себя побольше воздуха хотела его незаметно и потихоньку выдохнуть, чтобы успокоить своё сердце, которое выбивало неровный странный ритм, но почувствовав как на её руку легла рука баронессы, Александре показалось, что непослушное сердечко готовы выскочить прямо через горло.
- Вам нужен мужской костюм? - удивленно воскликнула девушка, найдя способ выплеснуть свои эмоции, но тут же осеклась, потому что излишние эмоции с её стороны могли показаться неуместными. - Прошу меня извинить.
Но заказ действительно был необычным и чрезвычайно интересным, Адель, как и все молодые, настроенные на романтический лад, любила необычные вещи неразгаданные тайны, влекущие за собой массу самых интересных событий. Адель с нескрываемым любопытством слушала баронессу и с еще большим интересом взглянула на эскиз.
- Конечно! - обрадованно отвечала Картье на вопрос Эмилии. - У мадам Дюбуа работают самые искусные модистки, а я могу изготовить шляпку или зонтик к этому платью.
Глаза девушки засветились радостью, казалось, что в них поселились маленькие светлячки.
- А что желает заказать маркиза Керолайн Монтес? Вам туже нужно мужское платье? - обратилась она к молодой женщине, с нежностью ласкавшей волосы своей дочери.

0

6

-Дорогая, - шепнула ей Керолайн по-испански, - я скоро вернусь. И попытайся не довести бедую девочку до обморока. Она от одного твоего вида дрожит как осиновый лист.
- Не беспокойся. Я же не дракон из нашей любимой сказки, - обворожительно улыбнулась баронесса, - ступайте. После этого маркиза вместе с дочерью вышли за своими эскизами, а Эмилия принялась расписывать модистке из дома Дюбуа подробности заказа, вызвав у девушки немалое изумление.
- Да, мне нужен мужской костюм, - невозмутимо ответила баронесса, едва удержав себя от саркастичного замечания. «Бедная девочка и вправду не виновата, что у меня дурное настроение. Керолайн права. И в тот раз она попалась мне под горячую руку. Небось фурией меня теперь почитает», - эта мысль ее развеселила. 
- Прошу, садитесь, - баронесса указала девушке на диван и кресла,- впрочем, ваше удивления для меня не новость, - улыбнулась Эмилия, усаживаясь в кресло, - и я надеюсь, ваше удивление не выйдет за пределы этого дома и вашей мастерской, - игриво улыбнулась она, - иначе какой же это будет маскарад, когда половина столицы узнает в чем будет баронесса Монтеррей? «Баронесса, - напомнила она себе, - теперь весь Петербург знает, кто я такая. А граф очень удачно уехал на воды. Трус!» - женщина нахмурилась. Испанке неприятна была сама ситуация, в которой она оказалась. Кажущийся мир оказался столь же хрупок на проверку, как первый лёд. Слова. Слова что ветер. Она по-прежнему его любила и ненавидела. «Как она здесь оказалась?» - подумала Монтеррей, заметив миниатюру с изображением своей бабушки Аделин, лежащей на столике перед ними.
- Но давайте вернемся ко второму заказу. Я хочу, чтобы платье было непременно из шелкового атласа цвета сомон. Вот здесь, - она указала пальчиком на рисунок, - должна быть отделка блондами.
- Отрадно это слышать, - ответила испанка улыбнувшись. «Вот видишь, Керри, я совсем не зверь, хоть на днях и распотрошила подушку со злости», - вы говорили, что можете сделать шляпку к этому платью? – на ее губах скользнула невольная ухмылка, - если вы обещаете сделать в срок, то я пожалуй закажу и шляпку. Маленький и почти невинный укол доставил Эмилии удовольствие и одновременно муки совести. Она рассеянно смотрела на мадемуазель Картье и ждала ответа, играясь в задумчивости миниатюрой, лежащей перед нею.

*

Маркизу можно пропустить. Керолайн напишет как сможет.

+1

7

Адель со скрипом на сердце, но все приняла приглашение баронессы присесть возле неё. Когда указывают такие властные люди как она, другим остается либо подчиниться, либо гордо вскинув голову воспротивиться. Вот только и с головой можно вскоре будет распрощаться. Не буквально конечно, но девушка знала, что одно только недовольное слово, сказанное баронессой Монтеррей в её адрес и госпожа Дюбуа, отправит свою племянницу обратно в Москву. И никакие родственные связи не смягчат сердце французской законодательнице моды, потому что репутацией она дорожила больше чем людьми.
Присев на самый краешек дивана, Александра внимательно слушала баронессу. очень надеясь, что выражение её лица красноречиво говорит о том, что никто и никогда из её уст не узнает о том, какую шутку задумала Эмилия Монтеррей, ну конечно кроме тех людей, кому придется шить маскарадный костюм.
- Да, конечно. Вы можете быть спокойны. Никто не будет знать о вашем заказе. Я проявлю особую осторожность в этом деле, - Картье сделала несколько заметок у себя в тетрадке на счет цвета платья и других пожеланий заказчицы, не забывая при этом учтиво качать в головой, показывая, что она все слышит и понимает.
"Может мне действительно не нужно было приезжать сюда. Пётр очень привязан ко мне и если бы я как следует попросила матушку, то возможно я смогла бы уговорить её не отсылать меня к тетушке", - посторонние мысли о доме все же отвлекли девушку и карандаш выпав из её рук, закатился под столик. Лицо Адель мгновенно же вспыхнуло пунцовым цветом, а насмешливое замечание баронессы придали пунцовому цвету лица девушки особые оттенки. В другом обществе это досадное происшествие могло бы сойти за мелочь, но только не в этом доме. Прошлый опыт общения с Эмилией уверил девушку в том. что баронесса была особенно педантична и не терпела никаких ошибок со стороны окружавших её людей.
- Je vous demande pardon (Прошу прощения), - Александра наклонилась и извлекла из под столика злополучный карандаш, который к тому же ударившись о пол лишился своего грифеля и теперь был непригоден для письма. И как же было хорошо, что Александа всегда носила с собой пинал с карандашами и ножичком для их починки.
- Всё будет пошито в сроки, которые Вы укажите, - девушка посмотрела на рисунок, который был образцом для нового платья баронессы и её взгляд невольно упал на небольшую миниатюру, которую та вертела в руках. Наметанный глаз девушки тут же уловил знакомые черты в образе той женщины, что позировала художнику для портрета, но еще больше Адель поразил узор, выбранный резчиком для рамки портрета, у девушки не было сомнений, что она уже видела эту витиеватую ветвь, искусно вырезанную мастером на дереве - все говорило о том, что эта небольшая миниатюрка была недостающей частью той миниатюры, что хранилась у её отца, как напоминание о Франции и семье, которую однажды пришлось оставить молодому Уильяму Картье. Неожиданное открытие и догадка так поразили девушку, что совершенно прослушала о том, что говорила ей Эмилия, её лицо сделалось белым, а глаза стеклянными, словно перед ней предстал призрак.

Отредактировано Адель (Тапилова) Картье (2013-12-16 13:11:49)

+3

8

- Не ворчи, милая, я помню, что обещала быть благосклонной к ней.
Да как же тут не ворчать, когда давеча совсем недавно ты сама ворчала по поводу работы этой славной сеньориты?! Но Керолайн лишь тепло ответила кивком и обратилась во всё внимание к модистке. Чудо, а не работница - так ей думалось к первого взгляда маркизе. А таких, как Адель Картье, испанка повидала множество и сравнивать было с чем: кто-то был плохой портнихой, кто-то неумелой художницей, а кто-то просто неловкой и криворукой, не умеющей измерять клиентку для заказа платья. Но Адель, она была словно рождена для искусства кройки и шитья. Странно, что она еще не шьет платья, иначе бы цены ей просто не было.
Когда Эмилия начала наконец-то свои пояснения на счет заказов, белокурая женщина подошла к стоящему лакею, дабы он напомнил о чае в назначенный срок, но рядом стоявшая Елена так крутилась подле матери и шептала ей, будто та могла что-то расслышать, что разговор был услышал лишь наполовину. Только такие слова как "мужской костюм", "княгиня", "Франция". Беспорядочность слов и никакой смысла для чужих ушей, но...Причем тут мужской костюм? Пока маркиза пыталась предположить смысл этих слов, Адель уже обращалась к самой Керолайн, на что та задумчиво оглядела комнату, собираясь с мыслями.
- Конечно, я Вам сейчас всё принесу и покажу. -Дорогая, я скоро вернусь. И попытайся не довести бедую девочку до обморока. Она от одного твоего вида дрожит как осиновый лист. ,- внимательно оглянувшись на сестрицу-кузину, вышла из комнаты, заблаговременно взяв за руку Елену. Да и та была не против - чужие люди всегда наводили на нее смущение, пусть и могла при них себя вести очень смело. За то время, пока они поднимались вновь в комнату Каро, дочь сумела задать матери с десяток вопросов о том, что пришедшая "сеньорита с чемоданчиком" будет делать, и когда они смогут поехать в модный дом за платьем и давно заказанными лентами с фуксиями для неё. Керолайн лишь оставалось как отвечать неугомонной девочке, полюбившей на сегодня почему-то разговоры о платьях и аксессуарах к ним.
- Сен'орита, я нашла эту шляпку, мне захотелось вам показать тот рисунок, присланный из Франции, но вот цвет,- испанка, чуть ли не с порога, сопровождаемая дочерью, начала говорить о своей маленькой задумке сделать точно такую же шляпку, как на картинке, но с некоторыми изменениями, и, протянув модистке зарисовки, только сейчас рассмотрела её лицо. Рисунки едва не вылетели из ее пальцев. Она их немедленно положила на столик и чуть наклонилась к девушке.- Что с Вами? Вам плохо, Вы так бледны, словно сейчас лишитесь чувств! Гриша, принеси мадемуазель воды. Эмилия, что произошло?
Тут же обратилась женщина к рядом сидящей испанке на русском, дабы не смущать модистку разговорами на незнакомом языке. Но та тоже вроде бы не могла понять, в чем тут дело, поэтому мысли об очередном доведении девушки до испуга своими рассерженными высказываниями тут же отпали. Маркиза присела по другую сторону от Адель и приложила пальцы к её запястью.- Мне кажется, ли Вы еще и дрожите? Только не смейте терять чувства, а глубоко вздохните и медленно выдыхайте воздух. Мой врач однажды так и посоветовал делать, если я почувствую, что сейчас упаду в обморок.
Тут ее взгляд коснулся лежащей миниатюры любимой бабушки Аделины Клемент и чуть улыбнулась, завидев эту статную еще молодую женщину, которую она с самого детства обожала.
- Эмилия, откуда здесь оказалась Миниатюра бабушки Адель? Она же хранилась у нас в шкатулке.
Единственной хранящей молчание и скромно поглядывающей тоже на картинку, была юная маркиза Елена Монтес, потерявшая так внезапно дар речи. Керри это показалось почему-то странным.
- Helena?- ответом ей была потупившийся взгляд и склоненная светленькая голова.

+1

9

Увидев заметки модистки и услышав ее слова, касательно заказа, испанка, одобрительно кивнула, мысленно сделав галочку в «личном деле Адель». Но так просто расставаться со своим мнением о мадемуазель Картье Эмилия не спешила. Керолайн утверждала, что Монтеррей не справедлива к девочке со своими придирками. Что ж, она дала ей шанс доказать обратное. Девушка нервничала и это не могло скрыться от внимательного глаза женщины, равно как и то, что упавший карандаш был тому подтверждением. «Эмили, Эмили. Как ты на людей влияешь? Ели ты будешь продолжать срывать на них свое настроение, они будут рассыпаться по углам при твоем появлении, как горох» Вскоре вошла Керолайн и баронесса умолкла, уступив авансцену кузине.
- Сен'орита, я нашла эту шляпку, мне захотелось вам показать тот рисунок, присланный из Франции, но вот цвет, - почти с порога заявила она, показывая эскиз модистке. Ранее Эми его не видела и поэтому сейчас лишь улыбнулась.
- Дорогая, - наклонившись к кузине шепнула испанка, - ты в ней будешь похожа на страуса, - она улыбнулась, - неужели с этим нельзя что-то сделать? Ну что за мода! – вздохнула она обратилась к племяннице, ущипнув ту за щечку, - а что ты приготовила для мадемуазель, юная модница? Но ее внимание тут же переместилось на вспорхнувшую сестру и охнувшую Адель, смортящую на миниатюру, в руке баронессы.  (И как она сюда попала?)
- Что с Вами? Вам плохо, Вы так бледны, словно сейчас лишитесь чувств! Гриша, принеси мадемуазель воды. Эмилия, что произошло? – встревожено спросила Керолайн.
- Для меня это такая же загадка, - пожала плечами Монтеррей, - мадемуазель Картье, что с вами? Вы словно призрака увидели. – лукаво улыбнулась Эмилия оставив сантименты и испуги сестре.
- Мне кажется, ли Вы еще и дрожите? Только не смейте терять чувства, а глубоко вздохните и медленно выдыхайте воздух. Мой врач однажды так и посоветовал делать, если я почувствую, что сейчас упаду в обморок, - Эмилия возвела глаза вверх и вздохнула. Почти так же она делала каждый раз, когда ее сестра лишалась чувств, случайно или же намеренно. Керолайн строго смотрела на дочь, которая потупила взор. Баронесса обняла девочку за талию и прижала к себе:
- Керри, не злись на дочь. Елене наверное хотела похвалиться тем, какая красавица у нее была прабабушка и попросить такое же платье. В гостиную вошел Григорий со стаканом воды и Эмилия поднявшись из кресла и выпустив Елену из объятий, подошла к слуге и, забрав воду, отпустила его.
- Вот выпейте, - необыкновенно мягким и добрым голосом обратилась она к Адель, присев по другую сторону от Керолайн, - и скажите что же вас так испугало?

+1

10

Все могло бы быть не так плохо, если бы белизна лица девушки не привлекла бы такого всеобщего и пристального внимания. Вокруг началась такая суматоха и поднялся такой шум, что еще немного и Адель сама всерьёз могла подумать, что с ней сделалось плохо и ей срочно требуется доктор для того чтобы пустить кровь, как читала она в книжках. Сама девушка, как и в её семье, никогда не прибегала к таким изощренным процедурам, так что Саша полагала, что такие методы допустимы только в обращении со знатными дамами. И сейчас, когда все вокруг начали справляться о её здоровье, она не на шутку испугалась, что кому-нибудь придёт в голову сделать ей кровопускание. От одной только этой мысли Адель становилось дурно, что отрицательно сказывалось на цвете её лица, поэтому она с благодарностью дрожащими руками приняла стакан воду и выпила его с жадностью и залпом, словно давно испытывала дикую жажду. Вода дала свои результаты и Адель почувствовала себя много лучше, что позволило ей вновь перейти к мыслительному процессу, прерванному суетой встревоженных барышень. Она уже не таращилась, уж простите за такое словечко, на миниатюру которую баронесса Монтеррей уже вернула на столик, но её взгляд скользил по поверхности стола. Девушка не была уверена в своей, как ей казалось, совершенно невероятной и дикой догадке, потому она не хотела озвучивать истинной причины, послужившей оттоку крови от своего лица, но когда маркиза Керолайн Монтес произнесла имя той, чей портрет был запечатлен на крохотном холсте, Саша непроизвольно издала тихий вздох, который не позволил ей более скрываться и опасаясь очередного переполоха, который могли поднять заботливые барышни. она решилась заговорить первой.
- Простите меня, я не хотела вас напугать. Со мной все хорошо, и извините мне моё любопытство, но у вашей бабушки имелась некая сестра по имени Энн? - Адель было неудобно задавать такой личный вопрос, но иначе она не могла разгадать эту тайну и удостовериться, либо опровергнуть свою догадку.
Она поставила стакан на столик, который до сего времени продолжала сжимать в руках и не поднимая портрета повернула его таким образом чтобы лучше рассмотреть лицо бабушки Адель, той самой женщины благодаря которой она и носила своё необычное для Росии имя.

+1

11

Отдав стакан с водой, Керолайн посмотрела вновь на миниатюру своей бабушки и улыбнулась. Как не крути, но Эмилия была права - их бабушка, будучи француженкой, затмевала своей красотой даже самых прекрасных испанок если не всего города, то, пожалуй ближайших домой точно. Гордость пролилась в её душе и она посмотрела на свою дочь.
- Да, бабушка Адель была красавицей, и даже продолжает ею быть. Елена очень похожа на неё, Эмилия, не находишь?- так же лукаво подмигнула Елене и обернулась к юной модистке, услышав её оправдания. Сразу же хотелось её остановить, но мадемуазель Картье произнесла то, что тут же заставило призадуматься двух испанок.
Керолайн перевела внимательный взгляд на кузину. О да. Она помнила это имя. Весьма отчетливо, словно только вчера они беседовали со своей любимой бабушкой Адель и, расспрашивая о её жизни, случайно заставили забыться женщину, настолько, что она рассказала о своей сестре. Энн Элоиза Клемент, сбежавшая из родительского дома после того как вышла замуж. За кого она вышла замуж, правда, она так и не помнила, хоть и было ей всего шестьдесят лет, а юным Каро и Эми - по четырнадцать-пятнадцать лет. Но вот то, что её родители напрочь искоренили любое воспоминание о дочери, отказавшись от неё, бабушка Адель помнила до сих пор.
- Адель,- как интересно, у неё такое же имя, как и бабушки...- Нам знакомо это имя. Эмилия, ты помнишь тот вечер, когда бабушка рассказывала нам о своей семье? Но если честно, это были всего лишь воспоминания, ибо о некоей Энн Элоизе Клемент не было больше ничего - ни миниатюр, ни написанного имени на нашем гербе...
Вновь оглядев напуганную чем-то девушку, Керолайн попросила Елену узнать у Глаши на счет чая, и когда та прикрыла за собой дверь, обратилась вновь.
- А теперь скажите ка нам, милая, что вас так напугало в этой миниатюре? Мне не до конца понятно, какая параллель идет между вашей Энн и, если до конца верить воспоминаниям нашей бабушки, сестрой её Энн Элоизе?
- Mamá, té,- отозвалась уже подошедшая юная маркиза, открывая дверь и впуская в гостиную Степана с подносом, на котором стоял сервиз из четырех чашечек с корзинкой недавно приготовленных пирожков.

+2

12

Почему-то Адель уже знала каким будет ответ на её вопрос, но все же несмотря на эту внутреннюю готовность, слова Керолайн Монтес поразили её настолько, что будь она разнеженной барышней, то непременно бы лишилась чувств.
"Да, да, папа говорил мне о франции и о бабушке Энн. И у неё была сестра... Как это всё странно и удивительно", - Адель очень хотелось взять в руки маленький портрет и внимательно изучить его со всех сторон, притронуться к полотну. Хотелось удостовериться на все сто процентов прежде чем заявить двум леди, что у них нашлась их дальняя родственница, при том не очень образованная и весьма небогатая.
"Как же наверное это будет глупо звучать. А главное, на кого я буду похожа?" - Александра уже сожалела о своей яркой несдержанной реакции на миниатюру, а еще больше о своем любопытстве, которое сыграло с ней злую шутку. Ведь легче легкого с самого начала сослаться на простуду или любой другой недуг, а сейчас, когда она сама начала задавать вопросы, было бы весьма неучтиво оставить других без ответа. И как же Адель была рада, что вопрос прозвучал из уст доброй и приветливой маркизы, глядя в её излучающие тепло глаза было намного проще говорить правду.
- Я...я... - все же девушка была встревожена и не могла начать разговор. "Ну же, говори, хватит мямлить!" - приказала она себе и сложив руки на колени, принялась поправлять юбку, - Мне на секунду показалось, что я знаю Вашу бабушку Адель Клемент. Не лично конечно, но мне о неё рассказывал отец, когда еще был жив. Не много конечно, он и сам её знал только со слов своей матери, но... - девушка поняла, что своей запутанной и сбивчивой речью только еще больше внесет неясности в итак запутанные обстоятельства. - Энн Элоиза моя бабушка, - почти совсем неслышно добавила Александра и покраснела так густо, что казалось её натерли свеклой.
"Ну вот и всё! Думала,ч то приду мерить мерки, а оказалась, что оказалось..."

+1

13

Мы с тобой одной крови, мы с тобой одной породы
Странное дело, когда абсолютно посторонняя девушка теряет дар речи при виде старого портрета. Это, конечно же, не может не заинтересовать. Это пахнет либо семейной тайной, либо аферой чистейшей воды. Испанка, конечно же надеялась на первое, но не исключала и второго. Но то, что девушка теряла дар речи при виде нахмуренных бровей баронессы, говорило скорее в пользу того, что Адель была весьма пугливой особой и плохой актрисой. Монтеррей смела надеяться, что к тридцати годам научилась распознавать ложь.
- Простите меня, я не хотела вас напугать. Со мной все хорошо, и извините мне моё любопытство, но у вашей бабушки имелась некая сестра по имени Энн? – сконфуженно произнесла модистка.
- Адель,- предупредила ответ Эмилии Керри, - Нам знакомо это имя. Эмилия, ты помнишь тот вечер, когда бабушка рассказывала нам о своей семье? Но если честно, это были всего лишь воспоминания, ибо о некоей Энн Элоизе Клемент не было больше ничего - ни миниатюр, ни написанного имени на нашем гербе...
- Конечно, я помню эту историю, - томно вздохнула женщина, возведя глаза к потолку, - она нам показалась тогда очень романтичной. Пойти против воли родителей… - Эми хлопнула в ладоши и улыбнулась, - что ж, мы не будем утомлять вас нашими семейными преданиями. Керри же поспешно отослала дочку из комнаты и стала интересоваться тем, что же так заинтересовало в этой миниатюре девушку. «Не ищи связи там, где ее нет», - подумала испанка, бросив взгляд на сестру, но внутренне чутье говорило ей о том, что на этм история не закончится.
- Милая, - проворковала по-испански баронесса, а затем продолжила уже по-французски, - так скажите же нам почему вы спросили о сестре нашей бабушки и что в этой миниатюре вас так напугало? – она снова улыбнулась пытаясь казаться доброжелательной, ибо видела, как  влияет на Адель, которая, кажется, до жути боялась Эмилию.   
- Mamá, té- послышался голосок Елены.
- Спасибо, золотко, - по-русски сказала Эмилия, как обычно смешно выговаривая некоторые буквы.
- Мадемуазель, я предлагаю выпить чай и немного прийти в себя, а после вы все спокойно нам расскажете и снимете с нас мерки, - сказала женщина приглашая к столу и не на секунду не забыв для чего сюда пришла эта девушка.
- Знаете, в нас с Керолайн тоже есть толика французской крови, - разливая по чашкам чай сказала баронесса, краем глаза наблюдая за реакцией Адель, - моя мама часто говорила, что самое лучшее ей досталось именно от бабшуки Аделин. Какая это чудесная женщина! Керри, ты ведь читала ее последнее письмо?

+2

14

Круговерть в которую попала девушку смущала её, Адель казалось, что она находится в центре некого круга, а вокруг неё кружатся люди, лица, имена, портреты и... чайный сервиз из тонкого фарфора с изящными ручками, которые кажется могут разрушиться от грубого прикосновения. На не совсем твердых ногах Александра проследовала к чайному столику. Чая не хотелось, но девушка не знала как отказаться, а потому решила смолчать и позволить барышням насладиться чайным напитком и беседой, тема которой теперь непременно коснется бабушки Адель. В этом можно было не сомневаться, поскольку какой же барышне не будет любопытно взглянуть в родословную книгу и вписать туда новые имена. Но судя по словам Кэролайн имя бабушки Энн не любили вспоминать в богатом знатном доме, а потому можно смело сказать, что ни одна семья не хотела бы иметь в роду родственников такого низкого положения как семья покойного Уильяма Картье. Конечно сама Адель ставила положение своей семьи несколько выше, но стоило признать, что ни Уильям Картье, ни его дети не имели никакого веса в обществе и только некоторое родство с Мари Дюбуа проливало свет в сером мире самой обычно семьи, которая всего навсего держала мелочную лавку, пользующуюся стараниями старшей сестры Адель, Эльзой, пусть и небольшим, но спросом.
Когда Эмилия упомянула о неком письме, любопытство девушки взяло вверх над смущением и она оторвала взгляд от своих рук. Возможно это было неправильным, но ведь баронесса сама упомянула о письме Аделин Клемент, а значит здесь не могло быть никакой тайны, которой нельзя разглашать.
Александра прислушивалась к разговору, но её мысли вновь и вновь возвращались к миниатюре, которую хранил её отец. Теперь Адель не сомневалась, что портрет её бабушки был половинкой той миниатюры, которая принадлежала этому дому. Видимо, когда художник писал эти миниатюры, Энн Элоиза Клемент еще не была с позором отлучена от родительского дома, после того как сбежала с Луи-Франсуа Картье, который стал её мужем перед богом и людьми.
"Как удивительно сплетаются судьбы", - Александра сделала глоточек душистого чая, отмечая про себя, что этот напиток так сильно отличался от того, что подавали в её доме или в доме мадам Дюбуа. - "Вот и Ольга сбежа с офицером, забыв о семье и чести. Видимо дух авантюризма она унаследовала от своей бабушки. Как же ей наверное тяжело пришлось, зная, что её семья никогда не простит её и сотрёт всяческие упоминания о ней в доме," - на сердце Адель легла грусть, ведь её семья поступила почти так же, никто не приглашал Ольгу в Москву увидеться с матерью, и сама Адель виделась с сестрой только дважды, да и то эти встречи были неловкими и обе девушки спешили распрощаться друг с другом и после получасового свидания они, с извиняющимися улыбками, прощались друг с другом до следующего свидания.

+2

15

а маркиза как всегда.... в отстающих х)

- Я...я...
Сбивчивость в объяснении юной девушки привел Керолайн в какое-то легкое материнское огорчение - бедняжка Адель наверняка совсем ощущала себя не в своей тарелке. Такие открытия, такие моменты, которые надо было рассказать, чтобы понять всю ситуацию и определить ту тонкую связь между двумя параллелями жизней семьи испанок и вот этой милой девушки Адель Картье. Или не Картье, ведь  неё и русская фамилия... Поэтому кога приборы и угощения были расставлены на столе и готовы к чайной церемонии, испанская маркиза даже была рада, когда Эмилия предложила отвлечься. Подозвав дочь, чтобы та села подле неё, Керолайн вручила ей пирожок, пока кузина разливала чай, и предложила угощение модистке.
- Угощайтесь, милая, вам нужно немного подкрепиться, бледны как снег этой зимой,- уверенно заверила её Керри и отставила потом плетеную корзиночку, взяв чашку горячего чаю и не позабыв поблагодарить за него Эми. Обжигающая жидкость так и заставила едва заметно вздрогнуть, заставив напрячься, а потом через секунду почувствовать расслабленность во всем теле.
- Знаете, в нас с Керолайн тоже есть толика французской крови...- вдруг поделилась баронесса, на что Керри задорно на неё посмотрела. Ну еще бы её не было. Елена рядом рассмеялась, прощебетав на французском.
- У моей мамы вот волосы светлые, как у бабушки. И у меня такие же!- коснувшись аккуратно пряди маркизы, а потом взметнув своими, на что Каро кивнула, отпив вновь чай.
- Да, природа решила так, чтобы в испанской семье родились девушки со светлыми волосами, но вот семье баронессы повезло больше с характером, замечательным, твердым,- ... и слишком... слииишком уверенным. Додумала мысль испанка, пряча свой взор и улыбку в чашечке, но когда отставила её на стол, уже была более спокойной на эмоции. Посмотрев куда-то в пространство, женщина улыбнулась той теплой улыбкой, когда она обычно что-то вспоминает.
- Да, Эмилия, читала. Как всегда рассказы об Испании, переживает всё из-за шума в столице, семье,.. когда будем писать ответ, ты или я, надо написать ей гневный ответ о том, что не следит за своим здоровьем. Я до сих пор не понимаю, почему стоило переносить плохое самочувствие вместо того, чтобы просто послать за врачом? Хорошо, что maman был в гостях. Она как всегда - такая же... настырная,- с ноткой обиженности окончила Керолайн и взглянула из-под чуть опущенных ресниц.
- Адель, простите, что вновь хочу заговорить с вами на эту щепетильную тему... расскажите, пожалуйста всё, что знаете о своей бабушке Энн Элоизе, и о её сестре, о которой вы наверняка тоже должны что-то знать, раз узнали её в этой миниатюре. Если это и правда... Святая Мария, это бы было весьма неожиданно, если и правда откроется, что ваша и наша Grand-mère сестры.

+2

16

Юная модистка была задумчива. Оно и не удивительно! Если все это правда, то их семья сегодня станет чуточку больше, но если эта девочка лжет, то она проклянет тот день, когда осмелилась так с ними шутить и Эмилия примет в этом самое деятельное участие. Да, сейчас она беззаботно щебетала с Керри, с Еленой, расспрашивала Адель, но от ее взгляда не укрылось ни одно движение, ни одно слово мадемуазель Картье. Однако следует заметить, баронесса не заметила ни грамма фальши в этой юной девушке, носящей имя их бабки, испанка видела в ней лишь неловкость, какой-то страх и задумчивость.
Принесли чай очень кстати. Любое чаепитие похоже на таинство. В нем есть нечто такое, что объединяет людей совершающих чаепитие. Эмилия считала, что непринужденный разговор, чай со сладостями и отсутствие хмурых взглядов с ее стороны, значительно поможет разговорить девушку.
А уж непосредственность Елены – совсем была незаменима. Ее переливчатый смех раздавался в гостиной как перезвон колокольчиков, заражая веселым настроением остальных.
- Вы не беспокойтесь, скажете мадам Дюбуа, что это мы вас задержали расспросами о лучших расцветках и тканях. Она знает, какая я придирчивая в этих вещах! – улыбнулась женщина, ставя чайник на место. О, да! Мадам Дюбуа наверняка помнила, какой скандал устроила испанка из-за той злосчастной шляпки. Вот Адель, этот скандал помнит точно. Совсем оробела, когда сегодня увидела ее. А уж мадам то тем более помнит, как Эмилия заявила, что ни за что не наденет шляпку с траурным венком, вместо розана. 
- У моей мамы вот волосы светлые, как у бабушки. И у меня такие же!- коснувшись аккуратно пряди матери, а потом, взметнув своими кудряшками, прозвенела маленькая маркиза.
- У мамы твоей светлее, солнышко - улыбнулась снова Эмилия и погладила девочку по ее золотистым волосам, но слова Керолайн заставили ее помрачнеть и опустить взгляд.
- … но вот семье баронессы повезло больше с характером, замечательным, твердым, - сказала маркиза и быстро спрятала свой взгляд. Баронеса же метнула в нее гневный взгляд. “Семье баронесы очень повезло. Повезло так, что бед других не надо. Повезло настолько, что молишься за упокой, а не за здравие..” – она оборвала себя на середине мысли и сглотнула ком, вставший поперек горла. Женщина надеялась, что модистка этого ее замешательства не заметила. Ей не хотелось показывать свои слабости при чужом человеке, а Адель, кем бы там она в итоге не оказалась, была для нее чужой. К счастью, Керолайн разошлась и весело рассказывал о письме бабушки. 
- Хорошо, что maman была в гостях. Она как всегда - такая же... настырная,- с ноткой обиженности окончила Керолайн и взглянула из-под чуть опущенных ресниц.
- А я думала, от кого тебе досталась эта черта, - усмехнулась, уже немного пришедшая в себя Эмилия и сделала глоток чая, котором тут же обожглась.
- Ой! – воскликнула она и закусила губу и прикрыв ладошкой рот.  “Ох, Дева Мария, за что мне это? Вроде не болтунья”, - с некой досадой подумала испанка. Керолайн же уже начала свой допрос с пристрастием. Все это время, Эмилия сидела молча и только под конец рассказа Адель, которая, практически несомненно была их родственницей, ибо таких подробностей посторонний человек знать не мог, попросила:
- Расскажите нам о себе и семье. Я, да думаю и Керолайн с Еленой, были бы рады познакомиться и с другими нашими родственниками, - мягко улыбнувшись сказала баронесса.
Ее заинтересовала эта девочка и она хотела знать о ней больше. Несомненно она расспросит и мадам Дюбуа. Но все же ей хотелось услышась от Адель. Вечером они с Керри несомненно напишут в Испанию, вот только писать ли бабушке о разводе, она пока не решила. Ей не хотелось тревожить даму в таком почтенном возрасте, но об этом они еще поговорят с Керри.

+2

17

Адель старалась быть незаметной и думала о том, что если бы судьба была бы более к ней милостива, то она никогда бы не свела её с двумя девушками, которые теперь ждали от неё продолжения истории.
"Ну конечно, для них это такое захватывающее обстоятельство... Потом еще много вечеров можно будет говорить на эту тему, сплетая из тонких ниточек нашего разговора полотно целой жизни..." - девушка несколько раз провела по тонкой ручке чашки большим пальцем, словно выпрашивая у немого фарфора силы, чтобы заговорить и удовлетворить любопытство маркизы и баронессы. Маркиза, как и следовало ожидать, была более чуткой и приветливой, а вот взгляд Эмилии стал хищным, словно она почувствовала в Александре свою соперницу и теперь только и ждала одного неосторожного шага, чтобы растоптать модистку и провозгласить свою безоговорочную победу. Возможно баронессе Адель не сказала бы ни словечка, сославшись на свою исключительную неосведомленность, но искреннее и дружелюбное любопытство, сквозившее в глазах Керолайн, растопило холодность в голосе девушки и она решилась рассказать, то немногое, что знала.
- Мой папа, Уильям Картье, не часто говорил о Франции. В людях он превыше всего ценил молчание. Возможно он был даже чересчур угрюм, но это качество передалось ему не от матери, а скорее от отца. Энн Элоиза, моя покойная бабушка, по его словам всегда была очень романтично настроена, любила праздники и музыку. Она была прекрасно образована, чудесно пела и любила собирать букеты. Проживали они на северо-востоке Франции в городе Верден. Папа рано покинул Францию и больше никогда не бывал на родине. У нас дома, в Москве, сохранились письма Энн Элоизы и её портрет, который видимо является дуэтом вашей миниатюры. К сожалению я не могу сказать большего. Как я говорила, моя папа не любил предаваться воспоминаниям, - Картье замолчала. Девушке не очень хотелось распространяться на счет своих братьев и сестер, а стоило ей представить как насмешливо изогнутся губки Эмилии, если она узнает о грязном пятне в их семье, её язык буквально прилип к небу.

+3

18

- А я думала, от кого тебе досталась эта черта... Ой!
- Doucement, ma chérie осторожней, моя дорогая,- чуть тише выговорила маркиза, сознавая, что и сама говорила всего лишь минуту назад не весть что. Прости я не желала тебя задевать... Мысленно и взглядом, полным скрытого переживания отвлеклась Керри на Эмилию. Им обоим, если посудить, очень.... "повезло" с общей семейной чертой - темпераментом. Отсюда и были беды Эмилии, отсюда и переживания Керолайн.
Елена дернула едва заметно за рукав платья свою маму, отвлекая от мыслей не весьма радостных. Испанка, очнувшись будто вновь, заставила себя подумать над тем, что рассказала Адель, не забыв себя отругать за своё поведение. Она сказала "портрет сестры, дуэтом с нашей миниатюрой"? Интересно, он у неё с собой? Или хотя бы у неё дома. Было бы интересно посмотреть на неё, какая она, со слов ведь даже и не представишь... Да и.... она ли? Даже ощущая полное расположение к этой девушке, маркиза почему-то ещё не полностью доверилась истории со сходством. А если это окажется не так всё? Пустая надежда девушке, да и себе тяжелый осадок о такой новости. Но если всё будет верным... Эмилия, похоже, подействовала на свою кузину своим же таким недоверием. И всё же, это так схоже со всем, что говорила наша бабушка!
- Мадемуазель, а миниатюра вашей бабушки... она у вас или вашего отца? Было бы так замечательно полностью удостовериться в том, что... Oh, Sainte Marie, может, это и правда так, что мы - родственники,- растерянность во взгляде на Эмилию, а потом какой-то с надеждой лучик на Адель, Елена, ощущая эмоции матери тоже начала как-то немного взволнованно и с кучей вопросов в чистых голубых глазах, метаться на своем месте на диване. А Каро проговорила очередной вопрос.- А сестры, братья, они у вас есть? Я всегда хотела иметь сестру или брата.

+2

19

Эми украдкой, наблюдала за движениями девушки. В них была и грация, и достоинство, и скромность ничуть не граничащая со стеснительностью. Она знала свое место и не прыгала выше своей головы, но при этом держала себя с таким достоинством, что испанка невольно вспоминала свою бабку. Манеры этой девушки были простыми и в то же время приятными. Но этот ее взгляд! Как же он сейчас бесил испанку. Взгляд зверька, который попал в ловушку и не может выкрутиться. Она презирала это. Презирала потому, что и сама была такой же. На Керри она не обращала внимания. Ха! Будет знать! Эмили было не очень приятно услышать от сестры подобное в компании чужого человека. А Адель была им чужой, будь она им хоть трижды родственницей. И еще этот чай! Ох, точно сегодня все было против нее.
- Угощайтесь, - кивнула женщина, - это Xuxo. Угощайтесь и рассказывайте. Нам правда очень интересно, - она даже позволила себе улыбнуться, не смотря на то, что явно чувствовала враждебность к себе от Адель, - не часто, приехав в чужую страну, находишь родственников. Девушка думала, а Эмилия смотрела на нее, словно пыталась угадать ее мысли. «Не хочешь рассказывать? Думаешь не наше это дело в душу к тебе лезть? Правильно. Уважаю! Но ты забыла, что говоря «А», нужно говорить и «Б»…» - размышляла Эми, отщипывая кусочек от сахарного рогалика и стреляя глазками на тарелочку с аппетиными Catànies. Она слушала девушку самым внимательным образом и отмечала каждое ее слово. Кроме упоминания города Верден, Эмилия не могла сказать, что хоть бы что-то говорило именно о сестре бабушки, а не о тысяче других женщин. Все это было престранно. Должно же быть что-то, что доказывает или опровергает это!
- Мадемуазель, а миниатюра вашей бабушки... она у вас или вашего отца? Было бы так замечательно полностью удостовериться в том, что... Oh, Sainte Marie, может, это и правда так, что мы – родственники, - произнесла Керолайн, чей взгляд бегал от испанки к ново приобретенной роственнице. Эмилия снова делала вид, что не заметила этого, однако с удовольствием отметила, что ее недоверие передалось сестре, - А сестры, братья, они у вас есть? Я всегда хотела иметь сестру или брата, добавила та и Эми не выдержила.
- Сеньоре Монтес в детстве не хватило безумных идей Алехандро, о путешествиях на край света, и мох пакостей с ее булавками в платье, - расплылась в ехидной улыбке Монтеррей, - но, к слову, я ничуть не была бы против познакомиться с новыми братьями и сестрами, - она перевела почти плотоядный взгляд на девушку, - если таковые есть. Ведь у нас, испанцев, так мало родственников, - она перевела взгляд на Керри, - милая, ты помнишь всех наших кузенов и кузин без агенда? Все так же украдкой, женщина следила за Адель и ее реакцией. Девочка держалась, что делало ей честь и возвышало в глазах испанки.


Xuxo – тесто, свернутое рогаликом и обжаренное во фритюре. Сверху покрыты сахаром а внутри заполнены Crema Catalana (крем-брюле).
Catànies (катанис) – что-то вроде конфет. Миндаль, поджаренный и покрытый слоем карамели, слоем белого шоколада и слоем пудры черного шоколада. Иногда сверху покрывают крошкой фундука.

+2

20

Впервые за все то время, что Адель жила в Петербурге она была благодарна судьбе, что её родные остались в Москве и им не грозит знакомство с новоявленными родственниками. Конечно Керолайн была необыкновенно приветливой женщиной с множеством достоинств, но они едва перекрывали все те неприятные оттенки, которым обладал непредсказуемый характера Эмилии Монтеррей. Естественно Адель не сомневалась, то и в характере баронессы при ближайшем рассмотрении можно найти много приятного, но её нервозность и гордыня настолько бросались в глаза, что Картье не при каких обстоятельствах не хотелось представлять ей свою семью. В самом деле, не поедет же Эмилия в Москву только для того, чтобы познакомиться с какими-то там родственниками, которые таковыми если и являлись, то представляли из себя не ту прослойку общества с которыми стоило водить знакомство. А по скромному, но твердому убеждению Адель, они вообще были настолько далеки друг от друга в плане родства, что про это самое родство можно забыть и вообще более не говорить. К большому сожалению девушки, ни Керолайн, ни Эмилия, не разделяли её мнения.
- Боюсь Вас разочаровать, но мой отец не так давно скончался, а портрет остался в Москве как и моя матушка с сестрой и братом, - Адель только крепче сжала чашку в руках, её плечи были напряжены и она мечтала побыстрее избавиться от внимания и вопросов.
Вот если бы эти две дамы были бы её круга, то она уже давно осадила их и пресекла любопытство, но при теперешнем её положении, да ещё буду модисткой в доме мадам Дюбуа коими клиентками являлись и баронесса и маркиза, ей поневоле приходилось терпеливо отвечать на вопросы.
"Если бы я только была более сдержанна, то сейчас я бы не была в этом дурацком положении и не ощущала бы себя словно на допросе. Хотя я даже и представить себе не могу каково это.", - Адель посмотрела на Эмилию и неожиданно её губы тронула учтивая улыбка, та самая с которой смотрят на врага, но к которому нужно втереться в доверие. Хотя нет, Эмилия не была врагом или даже недругом, она просто была самой собой, хотя и отвечала Картье той же самой улыбочкой. И всматриваясь в это красивое, но холодное лицо Адель вдруг поняла насколько ей жаль эту богатую даму, окруженную роскошью и прислугой. Наверняка не из-за хорошей жизни её глаза приобрели этот ледяной блеск, а в движениях появилась излишняя порывистость. И как только Саша поняла это, она вдруг совершенно перестала бояться эту богатую даму, всеми силами пытающуюся найти подвох во всем, что было произнесено в это комнате в ближайшие пол часа.
- Вы знаете, возможно все это действительно глупость. Ведь на свете написано множество портретов и мне кажется, что не стоит придавать этому факту столько внимания. Не лучше бы нам вернуться к фасону платьев и шляпок. Эта тема заслуживает гораздо большего внимания чем какое-то сомнительное и глупое "на счет глупого это я кажется зря сказала" родство, - Адель поставила чашку на столик и вновь в её руках оказались эскизы будущих туалетов. Теперь её взгляд был обращен на Керолайн, которая еще не успела высказать своего мнения на счет той самой шляпки, что хотела передать в руки модистки.

+3

21

Керолайн буквально ощущала эмоции своей кузины в отношении юной модистки, и это, честно говоря, было очень странно и непонятно. Она её сейчас съест! Без остатка. Одни взглядом. Серо-голубые глаза впились в ответ на взгляд Эмилии и с чего-то почти такая ж улыбка, только с иронией ответила на её улыбку. А тебе палец в рот не клади, Эмилия, ну что ж ты за человек-то такой? С легким укором, но не оставляя и всю свою привычную любовь к ней, покачала головой.
- Конечно, как не помнить, когда о каждом время от времени вспоминали на всём протяжении детства и юности. И согласись, что игры наши с безумными идеями Алехандро в детстве доставляли удовольствие всем нам,- достойно ответила Каро, отпив из чашки, но потом немного подумала над сказанным, добавив всё же с ноткой искренне-театрального раскаяния.- Кроме родителей.
Но всего лишь мгновение, и маркиза де Монтес вновь стала спокойной хозяйкой дома на Аптекарском переулке и, не забывая сверкать внимательным взглядом на всех троих. да, как не крути и не радуйся, но всё равно сидит маленький червячок сомнения на этот счет. Да и девушке, смотрю, не по себе уже говорить на эту тему. Боится? Но кого? Эмилию если только, но она всего лишь не верит... как и я, похоже, теперь... А может. Не хочет?
Керолайн оставалось лишь пока догадываться о причине поведения модистки, но сейчас тема вновь коснулась шляпок и нарядов, и белокурая испанка протянула Адель свои эскизы, пытаясь уже с явным трудом вспомнить, что же она так хотела обсудить.
- Я понимаю, тема не очень приятная, похоже, для Вас именно, Адель, поэтому... если вам так неудобно...- ох, как неудобно, наверное, милая... Керолайн учтиво обратилась к девушке, уже и правда попытавшись тоже сменить тему, раз Адель стало не очень удобно... но... но Святая Мария!! - Но я бы не сказала, что это просто совпадение! Прости Эмилия, я так думаю, да, хоть всё равно это так странно. Но сейчас и правда давайте уже договоримся о наших платьях и шляпках. Адель, вот тот самый эскиз. Синий цвет, сразу говорю, он мне не нравится, вот если бы это был кремовый или что-то постельного оттенка. Как думаете.
Рисунок перекочевал из рук маркизы в ловкие руки модистки.

Эскиз.

http://uploads.ru/yc2W4.jpg

+2

22

- Конечно, как не помнить, когда о каждом время от времени вспоминали на всём протяжении детства и юности. И согласись, что игры наши с безумными идеями Алехандро в детстве доставляли удовольствие всем нам,- достойно ответила Каро, отпив из чашки, но потом немного подумала над сказанным, добавив всё же с ноткой искренне-театрального раскаяния.- Кроме родителей.
- О! – рассмеялась женщина, в чем голосе невольно прозвучала горечь, - Cariño, я тебя уверяю, что mi padre было абсолютно без разницы. Зато mi madre любила наш задорный смех. Испанка смеялась, а пальчики злобно отщипывали рогалик. Отца она ненавидела, но откуда, же Керолайн об этом знать? Она никогда не делилась этим с сестрой, считая, что не стоит тревожить ее счастливую и безмятежную душу. Конечно, сестра могла видеть холодные отношения в их семье, но откуда же ей знать какое там бушевало пламя? Барон Монтеррей умел держать лицо на людях, как и матушка. Пока испанка остервенело мучила бедное кондитерское изделие, Адель уже успела поведать, что батюшки нет в живых.
- Он ушел в лучший мир, - с мягкой улыбкой на губах сказала женщина, мысленно прикидывая кого она еще похоронит или отправит за границу лишь бы нельзя было проверить слова. «Батюшка скончался, портрет в Москве», - мысленно передразнила девушку Эмилия. Испанка знала, чем это пахнет и что это за родственнички такие. Баронесса невозмутимо продолжала отщипывать маленькие кусочки от рогалика и слушать песенку птички, которой она уже не верила.
- В Москве? – улыбнулась женщина, - как это замечательно! Знаете, княгиня Дашкова как раз приглашала посетить их скромный дом в мае, когда расцветут ее знаменитые ирисы! Чудесная женщина, не правда ли, Керолайн? – на губах испанки скользила улыбка, а в глазах плясал огонь. Как на эту новость отреагирует модистка?- у нее дочь состоит фрейлиной при Великой Княгине, - Никакая княгиня ее конечно не приглашала. Дашова вообще не была в курсе существования баронессы Монтеррей, зато ее доченька как-то обмолвилась, что маменька будет рада с ней познакомиться, а еще она тогда похвалилась знаменитыми ирисами. Сладость с подноса ловко отправилась ей в рот и испанка разве что не облизнулась, уж больно любила она катанис.
- Не лучше бы нам вернуться к фасону платьев и шляпок. Эта тема заслуживает гораздо большего внимания чем какое-то сомнительное и глупое родство, - сказала девушка и Эмилия вскинула бровь, подарив модистке недобрый взгляд. А Керолайн, верная своей доброте, которую как правило никто не ценил, а лишь пользовался, попыталась смягчить ситуацию, на что испанка лишь холодно рассмеялась.
- Что ж, сестрица, раз девушка считает родство с нами глупым, то пусть займется своими прямыми обязанностями. Чай и сладости мы можем ей прислать и к мадам Дюбуа. Для ее работниц нам ничего не жалко, - баронесса встала с места и тяжело посмотрев на Адель сказала, - Мадемуазель Картье, как только вы закончите с Керолайн, я жду вас наверху. Надеюсь, этот заказ вы сможете выполнить во время. Сказав это, Эмилия не реагируя ни на что, вышла из комнаты, гордо вскинув голову. «Кем она вообще себя вообразила, эта insignificante?» - зло подумала Монтеррей не мало раздраженная поведением девушки к которой они были более чем благожелательны.

Адель и Керри

Девушки, вы пока играйте без меня. Хорошо? Я не хочу вас тормозить.

+2

23

Пальчики Адель плотнее сжали толстую дорогую бумагу, когда мысли и слова баронессы вновь вернулись к разговору о Москве, но когда она подняла голову, обращаясь к Эмилии, на её губах играла учтивая улыбка, за которой она, словно за ширмой прятала своё раздражение. Картье могла стерпеть этот брезгливый взгляд и тон, которыми, словно манной небесной, щедро одаривала её Монтеррей, но ни за какие блага на свете она не позволит Эмилии притронуться к её любимому братишке. Хотя Петенька, в отличие от своей благоразумной старшей сестры, не дал бы себя в обиду. Адель уже слышала как он окрестил бы богатую даму, неожиданно появившуюся на пороге их дома.
"Ведьма!" - девушка невольно четко сформулировала  прозвище и на душе отчего-то стало теплее, словно её Петя оказался здесь и сам, смеясь, нашептывал это обидное слово.  - "Ну, ну, Адель, держи себя в руках", - Саша постаралась выглядеть серьёзнее.
- Если будете в Москве, непременно заходите к нам. Мама угостит вас своим фирменным свекольным пирогом. А Петя своими шуточками... - не удержавшись, мысленно добавила Адель, вновь обращая свой взор на бумагу.
чай чаем, но если Адель хотела вырваться из этого дома, то ей необходимо было покончить со своими прямыми обязанностями.
- Вам не о чем беспокоиться, мадам Дюбуа позаботится, чтобы все непременно было готово к сроку. Через два дня мы ждем Вас на первую примерку, - и вновь Картье вспоминала уроки учтивости и обхождения с особо важными клиентами. Девушка даже привстала с места, когда баронесса гордо приподняв свой подбородок, вышла из комнаты.
"Только павлиньих перьев не хватает".
Как же тихо и приятно стало в комнате, когда её покинула Эмилия, теперь улыбка Адель была искренней, без прежней натуги, и взгляд стал теплее.
- Пастельные тона подчеркнут вашу природную мягкость, - согласилась девушка с маркизой, всматриваясь в её лицо и мысленно облачая её в воображаемую шляпку. - Но если брать бежевый, то все же тон основной ткани не должен быть светлее ваших волос, а темные тона придадут лицу нездоровый земляной цвет. Вам пойдет цвет... нежного мака, почти персиковый. Мадам Дюбуа недавно приобрела пол руна этого экзотического цвета. Он нежный, но не блеклый и потому Вы не останетесь незамеченной.
Адель говорила и говорила, до мельчайших деталей выясняя желания маркизы, но мысли её не раз возвращались к миниатюре её бабушки. Девушку не покидала мысль о возможном родстве с этой семьёй и она уж точно знала у кого нужно было спросить, чтобы раз и навсегда расставить все точки над "И". Предприимчивая Мари Дюбуа всегда про всех всё знала и уж конечно же, если семья Картье находилась в родстве с таким богатым домом, то она непременно желала бы получить из этого свою выгоду. Может это уже было её известн6о и именно поэтому она упорно сталкивала Адель с баронессой и её сестрой.
Время порой тянулось медленно, замедляя свой бег настолько, что часы казались вечностью, но всему приходил конец и когда Саша наконец покинула роскошный дом, в её голове по прежнему набатом звучали слова Эмилии Исабель: "...раз девушка считает родство с нами глупым...".

+1

24

Сколько волка не корми... а Эмилия всё ту да же? и всё лишь из-за того, что бедная девочка сначала говорит, а потом думает? И что боится уже даже оного твоего взгляда? Эмилия! Так и хотелось её приостановить, намекнуть на ситуацию, уже граничащую стем выводом, что это уже слишком. Но Эмилия Монтеррей - это Эмилия Монтеррей, испанка о кончиков ногтей и корней волос. И характер-то! Можно было и позавидовать (хотя, что греха таить, этим Каро как раз чаще всего и занималась, что завидовала белой завистью своей кузине), но сейчас не хотелось даже и думать, что если бы не тот случай, что маркиза де Монтес на четверть француженка, и значит мягче характером, то на юную Адель Картье сейчас бы нападала не одна, а целых две гарпии.
Гарпии? Удивиться оставалось такому сравнению образа с Эмилией, но Керолайн как можно быстрее перевела всю веселость на серьезный настрой. И весьма вовремя. Эмилия вознамерилась уйти уже по своим делам, язвительно "посетовав" на счет слов модистки о "глупом" родстве, на что белокурой испанке оставалось лишь покачать головой, примиряюще взглянув на обеих девушек. Но после этого уже не было времени и думать ни о чем кроме как об эскизе, и слушать с интересом множество вариаций на тему цвета шляпки, которые более подойдут Керолайн. И вот так, сидя в полобороте к девочке, испанка и заслушалась, забыв даже о чае и пирогах Глаши, а в голове только и вертелись фантазийные цвета...как она его назвала, ах да... нежного мака или другого пастельного тона. дальше можно было просто подивиться, сколько знаний в этом деле приобрела Адель за столь недолгое время. Она ведь так молода. Сколько ей лет? Шестнадцать? Семнадцать или на год старше? Но уже такой опыт и знания... Мадам Дюбуа великолепный учитель.
Сколько прошло времени в разговорах только об одной шляпке и рекомендации на счет других, не было возможности проследить. да это и не было нужно, ведь это мелочь вспоминать о времени в такие моменты. Адель же в любом случае не стала долго задерживаться в их доме, поэтому, быстро расправившись со своими делами у испанок, засобиралась обратно в модный дом, и когда Керолайн уже  прощалась с ней в холле, тепло улыбнулась девочке, прошептав на прощание.
- Не злитесь на Эмилию, она просто... мы не ожидали, что вот так внезапно узнаем о наших родственниках в вашем лице. На самом деле она хорошая. Не доверяет чужим людям, да. Но... когда узнает, - а в это я очень верю - что это и есть правда, что вы наша родственница, она будет уже не такая. Прощайте, Адель. Мы ждем вас вновь.
Проводив юную модистку, Керолайн ещё долгое время сама пыталась прийти в себя. Она поверила слишком быстро словам девочки на счет и портрета и всего, о чем говорила. Не слишком ли быстро приняла я её? Ах, Керри, ты всегда такая добрая. Слышали бы твои родители об этом. Но всё же... мне никогда не врала моя интуиция. Уже через полчаса она сидела в своём кабинете и писала своим родителям интересное и очень объемное письмо, полное всяких новостей о ней, Елене, Эми и... внезапно узнанной в одной юной особе своей родственнице. Бабушка... заготавливайся нюхательными солями, похоже, мы сделали в этой маленькое открытие о нашей семье.


окончание эпизода.

0


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » март 1843 г. «Ничто не живет так долго, как неразгаданная тайна»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC