Петербург. В саду геральдических роз

Объявление


Восхитительный, упоительный момент проверки на мужество, на то - чей дух крепче - человека ли отнявшего добычу, или десятков распаленных гоном собак, секунда, и...
Евгений Оболенский

Никогда в жизни еще Стрекаловой не было так страшно, как сейчас наедине с кузинами! Она даже разозлилась на себя за это. Ну что, разве съедят они ее, в самом деле? А захотят попробовать, так мы тоже кусаться умеем!
Софья Стрекалова

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Palantir



Гостевая Сюжет ЧаВо Нужные Внешности Реклама Правила Библиотека Объявления Роли Шаблон анкеты Партнеры


Система: эпизодическая
Рейтинг игры: R
Дата в игре: 1844 год


17.11. НАМ ШЕСТЬ ЛЕТ!

12.11. На форуме проводятся технические работы, но мы по прежнему рады видеть новых игроков и старожилов.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » 12.01.1843г. Бал-маскарад или тайна двугорского парка


12.01.1843г. Бал-маскарад или тайна двугорского парка

Сообщений 1 страница 30 из 93

1

Под маской все чины равны,
У маски ни души, ни званья нет, – есть тело.
И если маскою черты утаены,
То маску с чувств снимают смело.

I. Участники: гости Бутурлиных
II. Место действия: Двугорское, Бальная зала
III. Время действия: 12 января 1843 г. вечер
IV. Краткое описание сюжета (2-3 предложения вполне хватит): В последний день приема гостей, Бутурлины решили устроить Бал-Маскарад. Были подготовлены лучшие кушания и прекрасная бальная зала, были приглашены цыгане для исполнения нескольких романсов, ну и конечно же были приглашены лучшие музыканты. Вот только никто и не предполагал, чем закончится это беззаботное мероприятие...

Бальная зала

http://s5.uploads.ru/t/CqFTX.jpg

О Маскарадах

Маскарад*
В жизни русского общества прошлого века бал имел большое значение, так как позволял человеку проявить себя в своеобразных обстоятельствах. Как писал Ю.Лотман, «бал оказывался, с одной стороны, сферой, противоположной службе, — областью непринужденного общения, светского отдыха, местом, где границы служебной иерархии ослаблялись... С другой стороны, бал был областью общественного представительства, формой социальной организации, одной из немногих форм дозволенного в России той поры коллективного быта» .
Особой формой увеселительного бала был маскарад. Степень свободы поведения его участников значительно расширялась возможностью скрыть свое лицо и фигуру под маской и маскарадным костюмом.
Первые маскарады в России начали устраивать по европейскому подобию еще в XVIII веке. Классическим образцом может служить маскарад «Торжествующая Минерва», состоявшийся в феврале 1763 года по приказанию Екатерины II и подробно описанный в научной литературе . Он продолжался три дня, и его могли видеть многочисленные «зрители», наблюдавшие за шествием масок по улицам Москвы из окон или с крыш домов. Наличие названия у маскарада свидетельствует о том, что он устраивался по определенному сценарию, который разыгрывался «актерами» и не таил в себе никаких неожиданностей ни для зрителей, ни для исполнителей, кроме сюрпризов красочного представления. Маскарад на заданную тему всегда заканчивался торжеством добродетелей и поруганием пороков.
Со временем характер маскарадов изменился. Уже в екатерининскую эпоху было дано разрешение на публичные маскарады, на которые в масках и костюмах могли прийти все желающие (для XVIII века это означало — все, кто мог заказать маскарадный костюм).
Маскарады, не имевшие разработанного сценария, получили особое распространение в ХIX веке. Участники такого маскарада, скрыв лицо под маской, а социальный статус под необычным для своего сословия костюмом, получали возможность хотя бы на несколько часов освободиться от обычной социальной роли и вести себя как заблагорассудится. Костюмы на таких балах были весьма разнообразны. Вот что сообщает дочь скульптора Ф.Толстого: «Рассказывали также, что маскарады в доме Ивана Васильевича напоминали собою сказки Шехерезады. Все костюмы гостей его были буквально залиты драгоценными каменьями и бриллиантами... У маменьки моей этих великолепий не было, и поэтому она и не показывалась на эти празднества. Но раз как-то папенька, желая повеселить свою молодую супругу, придумал сделать себе и ей из разноцветной глянцевитой бумаги костюмы двух фарфоровых саксонских кукол — пастушка и пастушки, так чтобы их платья, шляпы, цветы и все аксессуары были из одной только бумаги, и костюмы брали бы одной только верностью подражанию саксонскому фарфору и своею оригинальностью! Папенька с маменькой сами склеили эти костюмы, нарядились в них и поехали на маскарад к Кусову... Приехали и своею красотою и новизною выдумки разом затмили бриллианты, шелки и бархаты. Успех был полный!»
Гостем публичного маскарада мог оказаться кто угодно. Поэтому маскарад стал местом, где человека ожидали любые события, в том числе и трагические. Дама, переодевшись в костюм пастушки, должна была быть готова к тому, что к ней отнесутся как к простолюдинке.
Под капюшоном разноцветного домино, маской смерти или рыцарским забралом нельзя было узнать обидчика. Со временем это привело к тому, что посещение маскарада могло скомпрометировать женщину, дать повод к сплетням и поставить ее в двусмысленное положение. Маскарадные происшествия обрастали слухами. Неоднократные цензурные запреты на постановку и печатание драмы Лермонтова «Маскарад» связывают с тем, что в основу литературного произведения положено действительное событие. Наибольшим успехом в первой трети XIX века пользовались маскарады у В.В.Энгельгардта (1785 — 1837) в Петербурге в доме №30 на углу Невского проспекта и Екатерининского канала (ныне канал Грибоедова). Эти маскарады посещались и членами императорской фамилии. Лермонтов прямо указывает на место действия одного из эпизодов драмы, увидевшей свет только в 1852 году: «Рассеяться б и вам и мне не худо. Ведь нынче праздники и, верно, маскерад у Энгельгардта...»
Словами Арбенина поэт описывает поведение участников таких балов: «Под маской все чины равны, у маски ни души, ни званья нет, — есть тело. И если маскою черты утаены, то маску с чувств снимают смело».
Актер Ю.М.Юрьев оставил подробное описание постановки В.Э.Мейерхольдом «Маскарада» Лермонтова в Александрийском театре. Спектакль был оформлен художником А.Я.Головиным и игрался при освещенном зале, что делало зрителей участниками происходящего на сцене. Премьера спектакля состоялась 25 февраля 1917 года. Юрьев пишет: «Но вот раздаются звуки кадрили, и занавес, шелестя бубенчиками, идет кверху, и на сцене пестрая, в меру кричащая обстановка столичного маскарада, — все заполнено пестрой толпой в самых разнообразных костюмах. Тут снуют неотъемлемые в каждом маскараде Арлекин и Пьеро, а вот важно выступает маркиз в голубом, шитом серебром кафтане в сопровождении маркизы, изящная продавщица цветов, вся разукрашенная мелкими розочками. А между ними немало и эксцентричных: большая, во весь рост, комическая голова с длинными усами, густыми бровями и в белой турецкой чалме. Или мрачная фигура „смерти" с маской в виде черепа, с высокой косой в руках. Много домино, много и в своем виде... Среди фраков мелькают военные мундиры, звенят шпоры» .
Портал сцены был оформлен художником стилистически близко к архитектуре зрительного зала и всего театрального здания, поэтому освещение и порождало иллюзию участия зрителя в происходившем. Все чувствовали себя присутствующими на маскараде «в своем виде», как пишет исполнитель главной роли.
К «Маскараду» Лермонтова часто обращаются и театр, и кино. Обычно Нину, главную героиню драмы, показывают как несчастную жертву случайного стечения обстоятельств, ведь Арбенин мог бы и не узнать, что его жена была на маскараде, если бы не оброненный ею браслет. Однако не надо забывать, что несколько часов веселья с риском быть узнанной и опороченной требовали от женщины, решившейся поехать на маскарад без защитника, особых черт характера, не проявляющихся в обычной жизни.
Нужно было заказать маскарадное платье так, чтобы никто не знал, в каком наряде предполагает находиться на балу дама, — иначе она может быть опознана. Затем незаметно переодеться и отправиться туда, где можно сбросить с себя привычную социальную маску и прожить несколько часов в иной роли, дающей возможность говорить дерзости и выслушивать их. По окончании маскарада предстояло так же незаметно вернуться. Нина Арбенина проявила себя как человек, способный к риску и решившийся на него. Ведь при встрече с мужем Нина уже снова в своей обычной роли и ничего в ее внешности и манерах не говорит о том, что она способна играть и другую роль.
Сейчас нам кажется непонятным, как можно не узнать хорошо известного и даже близкого человека только потому, что на нем непривычный костюм или полумаска. В современной жизни это случается крайне редко. Психология восприятия в прошлом веке основывалась на иных признаках индивидуальности. Для нас это черты лица, знакомый силуэт или походка. В прошлом веке переодетого человека действительно могли не узнать; если его костюм менял социальный статус — его просто не замечали.
Во второй половине ХIХ века маскарады оставались любимой формой развлечения — их устраивали в клубах, например в Купеческом в Москве, или в помещениях театров, когда зрительный зал с помощью настилов превращался в танцевальный. Изменилось настроение участников маскарадов — теперь они были заинтересованы, чтобы в конце вечера все присутствующие узнали, кому принадлежит самая оригинальная или изящная маска. Костюмы для маскарада можно было купить в магазине, заказать портному или взять напрокат — никаких ограничений в выборе темы уже давно не существовало.
_____________________
*Текст взят из книги Р.М.Кирсановой  "Сценический костюм и театральная публика в России XIX века"

Занятые маски

Ворожея
Берегиня
Метелица
Зевана
Кикимора
Леший
Бабай
Кот-Баюн
Медведь
Лада
Лихо
Садко
Упырь
Соловей-Разбойник
Русалка
Еруслан Лазаревич
Алконост
Царевна-Лебедь
Волк
Жар-Птица
Златая рыбка
Гагана и Гарафена
Микула Селянинович
Старичок-боровичок
Лиса
Дива-Додола
Василиса Прекрасная
Кащей

0

2

Действующие лица

Гарафена* – Дарья Петровна Урусова. Одета в атласное темно-зеленое платье, расшитое серебристыми причудливыми узороми и с отделкой из черных кружев. Маска того же цвета, с отделкой в тон. В руках, затянутых в темно-зеленые перчатки, веер из черных перьев. Из украшений изумрудный гарнитур. В руках агенд с загадками вместо танцев.
Гагана** – Антонина Денисовна Бутурлина. Одета в атласное платье шоколадного цвета. Маска бронзового цвета. На руках перчатки, в руках веер. Все в тон к платью. На шее колье с рубинами. В руках корзинка с фантами.
Микула Селянинович*** -Дмитрий Константинович Урусов


*Гарафена (искажённое имя Аграфена) — в русской мифологии: мудрая змея, что охраняет на острове Буян бел-горюч камень Алатырь. По легенде, она, подобно Сфинксу в греческой мифологии, задавала соискателю Алатыря вопросы, и если человек не отвечал, то его ждала расплата, а ответив на заданные вопросы верно, он имел возможность сам задать Гарафене любой вопрос и получить на него достоверный ответ и, конечно же, получал Алатырь. Естественно, что большинство соискателей не могли правильно ответить на хитроумные вопросы мудрой Гарафены и потому погибали.
**Гагана — в русской мифологии: птица с железным клювом и медными когтями, живущая на острове Буян и, наряду со змеёй Гарафеной, охраняющая чудесный камень Алатырь. Кроме того, это же обозначение для птицы, которая даёт мифическое «птичье молоко»: «Встретит тебя птица Гагана, поздоровайся с птицей: Гагана тебе птичьего молочка даст» (А. М. Ремизов «Сказки»).
*Ала́тырь-ка́мень (ла́тырь, бел-горю́ч ка́мень) — в произведениях древнерусской книжности и русских заговорах священный камень, располагающийся в Центре Мира, «всем камням отец».
В стихе о Голубиной книге алатырь ассоциируется с алтарём, расположенным в центре мира, посреди моря-океана, на острове Буяне. На нём стоит мировое дерево или трон мирового царствования. Камень наделён целебными и волшебными свойствами (из-под него по всему миру растекаются целебные реки). Алатырь охраняют мудрая змея Гарафена и птица Гагана.
***Микула Селянинович - легендарный пахарь-богатырь в русских былинах новгородского цикла.

Правила маскарада

При входе в бальную залу вас встречают два мифических персонажа: Гагана и Гарафена. Гарафена задает вам вопрос. Если вы на него отвечаете, вы проходите в зал, если нет, оставляете одну свою вещь в залог и только после этого проходите в залу.

как все это происходит

ниже дан список вопросов, вы выбирате любой, пишите ЛС Эмилии и она вам отвечает, верно или нет. В самом начале первого поста вы описываете встречу с "хранительницами камня" и  ее последствия. Если вам выпадает отдавать фант, то в конце поста, прикладывайте изображение.

Вопросы

1. Во всяком обществе Они имеют власть, Их слуги бдят, Чтоб чтимы они были, Коль приняты
2. Есть у него хребет, И крылья с двух сторон; Случается, он вздёрнут Иль заложен он *
3. Чтобы его не терять, Его нужно проявлять, А чтобы им обладать, Его нужно воспитать И никогда не терять.
А далее ещё интереснее ...
4. Кто мог себе вообразить, Что этот город Галилеи С годами сможет превратиться В символ известных беспорядков?
5. Тот, что в соборе Шартра, Известен широко: Любят играть с ним дети, Хоть выбраться оттуда нелегко.
6. В одеждах либо обнажённые, Одни из них глубоко почитаемы, Благодаря другим немало знаменитостей Остались в вечности.
7. Это скрытая уловка, Или просто хитрый плут, Офицерская нашивка, Тонкий хлебец тоже тут.
8. Он дружбы залог, Он ничтожный пустяк, Он выражение внимания, А иногда лишь приличия знак.
9. Мужественная, живая, летящая, Тайная или административная, На земле по ней узнают моряка *
10. За вами тащится оно неотрывно, Не отстаёт, словно прилипло; Одним из них во время битвы Тюренн великий был убит.
11. Она хотела навязать свои законы И покорить северные острова; Собрала оттуда все сокровища, Но половину растеряла.
12. Что можно прекратить, А можно сохранить? Когда этого нет, то ее все ищут, А когда она есть, то только ее и слышно.
13. Он носит колпак и фартук, Он, прячась, гудит тихонько; Раз в год бородач навещает его С машиной подарков огромных.
14. Он наводит слезу на глаза, Мы при этом совсем не грустим, Он уходит своею дорогой, Что ведёт прямиком в небеса.
15. Возвышаясь на нём, как колонна, Вы парите на крыльях славы, Но едва как колонну его разбивают, Вы немедля оттуда падёте.
16. Свидетельствует он о прошлом, И наполняется с годами; В нём фотографии лежат, С полуразмытыми чертами
17. Это несметное количество людей, Частиц и элементов, что собрались воедино, Их можно словом «множество» назвать.
18. Этим дорожат, невзирая на опасность, Берегут, невзирая на трудности.
19. Ветер его колышет и возбуждает, Всё, что он видит, пожирает, Но если его не усмирить, То это конец *
20. Приносят выгоду всегда По многочисленным тарифам; Гуляют по миру они И могут быть обменяны.
21. Она бывает новая, она бывает полная, И цветом вовсе не вороньего крыла;Мечтателей любимица, Она и селенитами населена *
22. Сверхъестественное для смертных, Оно является достоянием богов, Таких, как Юпитер, А также всех великих
23. Маленькую или большую, Мы находим её на дорогах, Как гласит легенда, она решила судьбу Одного греческого философа.
24. Меняется в течение года, Но может быть фиксированной.
25. Она нарушает кристальную чистоту, Препятствует проникновению солнечного света И приближает слепоту.
26. Присуща человеку и предмету Всегда бывает видима она; Порой она обманчива, Порой была бы честь соблюдена.
27. Чтобы скрыться от глаз посторонних, Он из серого становится зелёным; Интересы свои защищая, Одежонку легко он меняет *
28. Спутница самых первых дней, Каждый день приходим мы к ней; В очень давние времена Нелегко согревалась она.
29. Лишь кончиками губ он другу дарит голос, И не заметно, как ведёт он разговор *
30. Она прекрасна и может быть старинной, И рассказать историю веков. Сказаниями волшебников и фей Поведает о славе всех героев.
31. Родившись от кролика или барашка Она постоянно хранит тепло. Неочищенной или расчёсанной С Пиренеев везут её *
32. Её формула известна. Сердечные формы используются редко. Достояние цивилизованных людей, Остальным она плохо известна.
33. Имеет нрав неукротимый, И неустойчиво стоит. Будь ты сейчас младой иль старый, Гора тебя приговорит.
34. Спорят о нём почти что всегда. Хотя на деле — простая вода. И нет в нём сомнений только тогда, Когда окружит вас как облака.
35. На двенадцать поделён, Этот звёздный небосклон. В его знаках мы прочтём
36. Это двойная частота, Имя Августа в детстве, Позиция в академическом фехтовании, Восьмидневный праздник в религии
37. Грамоты её даруют вольность, Её определяют как качество души, И от уплаты нас она освобождает.
38. Своим терпеньем и красой Известен много лет. Он козни дьявола расстроит И защитит от бед.
39. Он вышел в море в непогоду, Напрасно сын его искал. Он от чудовища сбежал И сам себе вернул свободу.
40. Суровая обитель, Там слышатся молитвы, И там укрылись люди от радостей мирских *
41. Оно для нас мучение в ночи, Лучом прожектора артиста освещает, Прославившись в кино, даёт нам знать, Что от себя нигде не отпускает.
42.Оно беду от нас отводит, Хотя само давно мертво. Бывает часто экзотично, И дружит с музыкой оно.
43. Ей пользуются гении и глупцы. Она бывает готической и английской. А этрусская остаётся неразгаданной.
44. В ней никто не живёт. Там бесполезно проповедовать. Но, увы, зачастую приходится её пересекать.
45. У неё есть начало и конец. Её уровень колеблется. Её можно застраховать *
46. Даже если его завязать узлом Его можно приколоть булавкой. Если его испачкать, Он будет безнадёжно испорчен.
47. Она может быть на конце кнута. Иногда после неё остаётся плешь. Её можно обесцветить, И даже наложить на рану.
48. Оно может изменять образ предмета. Оно может быть карманным. Оно также может отражать предметы *
49. Оно было вчера, иль прежде. А может, в древности самой. Но без него день завтрашний Не значит ничего *
50. Вот орнамент в своём многоцветье, Сотворённый из тысяч квадратиков. Он свидетель далёких столетий, Сохранивший тепло
рук создателя *
51. На них нечасто почивают. Они символ славы. И со времён богов античных Ими победителей венчают *
52. Она приходит из Лиссабона или из Ростоффа. Это великая путешественница. И, хотя она не птица, Не помеха ей границы.
53. Не надо уксус применять, Когда хотят её поймать. Без неё не обойтись, Если нужно в цель стрелять *
54. Стелется мягко, легко, осторожно, Острые когти скрыты надёжно. Тот, кто играет на нём, не рискует, Знает, победа его не минует.
55. Он может быть точкой отсчёта, И может вести в никуда, Он часто зачёркнут бывает в тетрадке, Для школьника это беда *
56. Искатель Индии желанной, Из Генуи он вдаль уплыл. И ради глаз прекрасной дамы Он Земли новые открыл *
57. О его терпении знают все. Когда он появляется, все мы замолкаем. Не Бог, не человек, Но есть у каждого из нас *
58. О нём умоляют, его выпрашивают, Его получают, его возвращают. Верный знак примирения, Но для Сына Божьего он означает предательство *
59. Некоторые сходят от неё с ума. Она расцветает и увядает. А иные предпочитают ей счастье, Хотя именно в ней ищут спасение *
60. Когда её мы потеряем, Не знаем больше ничего, Но стоит только обрести её, Становишься, кем был
61. Она царствует, но не управляет. Ей надо повиноваться, чтобы потом повелевать *
62. Все люди равны перед ней. Одна лишь мысль о ней приводит в смятение. Мы всю жизнь идём к ней, Вместо того, чтобы просто ожидать её *
63. В любви они имеют особую ценность, Но иногда мы сожалеем о них. Они делают людей знаменитыми, А люди играют ими *
64. У каждого из нас она своя, Но, ставя крестик, мы можем заменить её. Но есть и такие среди нас, Которые чужие собирают.
65. Её ругают все, и Богу лишь она подвластна. Одна из первых тем для людских бесед, Но смельчаки есть, что предсказать её пытаются
66. Высокий, властный, низкий, робкий. На склоне лет он может измениться, От страха мы можем потерять его *
67. Это драгоценный металл, который можно купить, А можно хранить и умным слыть.
68. Их можно делать, добывать, читать; Хорошие и плохие, они есть каждый день, Но иногда мы рады, когда их нет *
69. Там можно найти лошадей, живых или деревянных, На нём дрессируют животных и развлекают детей *

«Вам памятно, как пели о бранях первых времен: тогда пускались десять соколов на стадо лебедей;  Чей сокол долетал, того и песнь прежде пелась: старому ли Ярославу, храброму ли Мстиславу, сразившему Редедю перед полками касожскими, красному ли Роману Святославичу…»  То было много лет назад, когда отцы могучих дубов едва подставляли древнему Солнцу свои нежные и молодые листочки и запуская свои корни глубоко в землю. Но наша песнь о годах более древних. Тогда все было по-другому и Солнце было богом… Но начнем же, братия, повесть сию, от речки Смородины до нынешнего Алатырь-камня и много-много дальше…
Сумерки уже давно сгустились над гостеприимным домом Бутурлиных, а по бархатному небу рассыпались алмазы, так, будто их случайно рассыпал великан. Мириады самоцветов украшали белоснежные шубки обитателей парка и такой же белоснежный пуховый платок, расшитый сребром укрывал дом, чье множество огней так и манили к себе путников. И путников этих было не мало! И каковы же были гости! Каждый, словно явился сюда из далеких времен, когда  сражались богатыри у речки Смородины, охраняя землю русскую от Чуда-Юда многоглавого, да от Идолища Поганого. Но был в те времена остров, что звали Буяном. Остров полный чудес. Остров, где находился Алатырь-Камень, что охранялся змей да птицей. И имя им было Гагана да Гарафена. И нельзя было найти камень, что всем камням отец, не выслушав ее вопросов, да не испытав на себе взгляда птицы с медными когтями и железным клювом.
…Приближалось время маскарада и дом все больше и больше походил на небольшой дворец, куда слетелись невиданные гости из дальних стран. Вокруг все искрилось, слышались веселые голоса и музыка лилась по всему дому.
- Я в этом платье похожа на очень большое дерево, - шепнула Дарья подруге.
- О чем ты говоришь, Дашенька? Ты как всегда прелестна. Готова поспорить, что графиня Апраксина сейчас кусает локти. Именно поэтому мы ее еще и не видели, - так же ответила ей Антонина. Княгиня Урусова изящно развернула веер и кокетливо стрельнула взглядом в подходившего к ним супруга, одетого Микулой Селяниновичем.
- Куда путь держишь богатырь? – Гарафена снова кокетливо улыбнулась супругу, которого не могла не узнать, ибо костюм выбирала ему собственноручно, - а ты ответь сперва на мой вопрос!
Микула поклонился и тяжело вздохнув посмотрел на свою супругу так, словно его каждый день дома или в столовой встречали именно так.  Антонина Денисовна с интересом наблюдала за супружеской парой, вырастившей двоих сыновей и красавицу дочь и не смотря на годы и напасти, достававшиеся их семье, в такой же равной степени как и другим, сохраняли практически юношеский задор.
- Слушай меня, богатырь, внимательно. «Во всяком обществе Они имеют власть, Их слуги бдят, Чтоб чтимы они были, Коль приняты» Богатырь задумался, а мудрый змей бросал на него насмешливые взгляды
- Думай богатырь, думай, - таинственным голосом произнесла Антонина Денисовна, исполнявшая роль птицы Гаганы.
- Короли? – неуверенно ответила маска.
- Ты не прав путник, тем же загадочным тоном отвечала птица.  Антонина вытянула вперед корзинку и добавила, - теперь, богатырь, ты сможешь пройти, лишь оставить здесь одну вещь. Микула снова тяжело вздохнул, брякнув себе под нос «Ну Дарья!» принялся доставать из кармана часы.
- Федор! – Обратился змей к слуге, что стоял позади них. Федор, как только часы оказались в корзине открыл тяжелую дверь, пропуская Микулу в бальный зал.

+3

3

Тимошка расстарался на славу. Достал и кафтан, и лапти что надо, и рубаху по размеру, да такую, что при виде ее, Костя воскликнул:
- Ты что шельмец, с покойника стянул ее?!
- Никак нет-с, ваше сиятельство, - сначала с абсолютно серьезным видом, а затем ухмыляясь в усы отвечал камердинер, - Константин Васильевич, что просили, то и достал, - развел руками Тимошка.
- Шельмец! – рассмеялся Константин, не сильно одаривая верного слугу подзатыльником. Тимошка, шустрый паренек, почти его ровесник, был у него в услужении с того года, как Сумароков вышел в отставку. Веселый нрав, услужливость и некая хитрость делала его незаменимым. Константин был уверен ,если он скажет своему камердинеру "Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что", то тот пойдет и принесет.
- Константин Васильевич! Да вас родной дядя в этом не узнает! – почесывая затылок, отвечал слуга под гогот хозяина.
Весь оставшийся день до вечера, был занят подготовкой к предстоящему балу и к назначенному времени, его действительно не смогла бы узнать родная мать, если таковую бы он знал. Взгромоздившись на одного из коней Павла, Костя отправился к Бутурлиным, где и встретился, как и договаривался с прелестной Аннет, обещавшей ему второй танец.
- Сударыня, ваша красота лишила меня покоя, - улыбнувшись под своей «маской», сказал Константин, целуя изящную ручку графини, - не откажете мне в любезности, - он покрякивая, поклонился и предложил руку графине. Так они и дошли до входа в зал, где их ждал сюрприз.
- Уж не к Алатырь-камню путь держите? – вопросила женщина, облаченная в зеленое и исполнявшая роль Гарафены.
- А к чему нам Отец-камень? У меня в лесу все камни от мала да велика песни столетних дубов слушают, - басисто и покрякивая ответил Константин, - с внученькой на пение русалок хотим послушать.
- Лукавишь, леший, - улыбнулась Гагана, облаченная в шелковое платья цвета шоколада, - Ты на вопрос вначале наш ответь.
- И то верно, - кивнула Гарафена, - Он наводит слезу на глаза, Мы при этом совсем не грустим, Он уходит своею дорогой, Что ведёт прямиком в небеса. «А черт его знает!» - подумал Константин, - «ветер или дым, наверное. И чего только на старости лет не придумают. Сюда бы Павла Павловича. Он бы им представление устроил»
- Ветер небось? – наконец выбрал он, говором подражая их дворнику, но вскоре по ухмылке дамы в зеленом и по протянутой к нему корзинке понял, что ошибся.
- Дым, - выдохнул он и нахмурился соображая что же можно отдать в качестве залога.
- У нас одно богатство, - грудным голосом сказал он, доставая из-за пазухи еловую лапу и кладя ее в корзину под изумленные взгляды гостей. «Надеюсь, Тимошка был прав, когда сказал, что меня родной дядя не узнает»- подумал он, вводя в зал Анну под руку. Не успели они перекинуться и парой фраз, как его спутницу украл какой-то джентльмен и прекрасная Аннет закружилась в танце. Покачиваясь в лаптях с пятки на носок и заложив руки за спину, Сумароков сычом смотрел на гостей, вжившись в свою роль. Недалеко от него, скучала, как ему показалось дама. Вот к ней-то он и направился. Забыв о том, как он выглядит, Костя все там же баском обратился к барышне [Полина Елагина]:
- Сударыня… Ой! – ойкнул он, увидев, что испугал девушку. Крякнув, Константин поклонился.
- Прошу прощения, прекрасная дева, что напугал вас. Не откажите хозяину леса в танце. По привычке, Константин улыбнулся, забыв, что при его «маске» это скорее будет выглядеть как звериный оскал. "Медведь. Ты же ей все ноги своими лаптями отдавишь"   
- Что с вами? Вам помочь? - встревоженно спросил Константин, увидев, что почти довел девушку своим видом до обморока, - может лучше выйти на свежий воздух?  "Вот и потанцевал" - подумал Костя, досадуя на себя.

Внешний вид

Такой костюм ведь можно?
Внешний вид «Лешего»: армяк(оставлен слуге на входе), белая льняная рубаха, подпоясанная кушаком, лапти с онучами, шерстяные зеленые шаровары. На голове седой парик, на лице наклеены густые брови и борода с усами, так что скрыто почти все лицо. За пояс заткнута еловая лапа, к поясу привязан кошель.

Фант

http://cs416528.vk.me/v416528147/c6f0/8qWA3akhJyI.jpg

Отредактировано Константин Сумароков (2013-09-16 22:59:07)

+5

4

Маскарад! А, зрелище-то, какое будет! Предвкушая вечер безудержного веселья и танцев, младшенькая из сестер Елагиных кинулась в приготовления к нему, совершенно потеряв счет времени, и самозабвенно, как то умеют только девушки, на пару с сестрой, подготавливала свой вечерний наряд. Полина собиралась нарядиться Зеваной, богиней зверей и охоты. Почему именно она?  Рыжеволосая Елагина, наверное, и сама точно не знала, почему остановила свой выбор на этой прекрасной деве. Просто в какой-то момент ей захотелось выбрать образ совсем не похожий на тот, в каком привыкли видеть ее в повседневной жизни. Кто, по сути, была княжна Елагина? Кокетливая, рыжеволосая бестия, которая любила одаривать своих поклонников своей многомиллионной улыбкой и так игриво хлопать ресницами, чтобы окончательно вскружить первым голову? Так вот сегодня ей захотелось чего-то нового. Совсем не похожего на себя. Так почему бы не побыть на один вечер девой-воительницей, охотницей? В таком образе никто ни за что не догадается, что за ним скрывается само очарование княжна Паулин. А впрочем, может и догадается… Разве что граф Карницкий. Он-то всегда и везде узнает свою милейшую подругу. Слишком хорошо он ее знал, чтобы маска и наряд ли могли обмануть его.
Но хватит прелюдий! Этого вечера Полина ждала достаточно долго, чтобы тянуть с появлением на нем. К счастью, ее рвение одобряла и старшая сестра, которой тоже не терпелось прибыть на маскарад. Что же касается князя Сергея, то тот прямо перед самим вечером начал жаловаться на ломоту в спине, а посему предпочел никуда не выходить и, скрипя сердцем, отправил дочерей на маскарад одних. Он, было, хотел не пустить и их, но девушки так запротестовали, что у князя тут же больно кольнуло над правым веском, а это обещало бы  превратиться в нестерпимую головную боль, если бы он не внял просьбам дочерей. И вот, Полина и Виктория, обе красиво и нарядно одетые, отправились на долгожданный вечер.
Как ни старалась сестры Елагины, прибыли они не одни из первых, а потому стоило им только войти в залу, как водоворот танцев, веселья и шампанского захлестнул их. У входа они, как и все, встретились с Гаганой и Гарафеной, которые задали княжнам по вопросу. Полине достался следующих:
-  Он дружбы залог, Он ничтожный пустяк, Он выражение внимания, А иногда лишь приличия знак. Что это, красна девица? – спросили хором насмотарщицы. Полина  с минуты думала, закусив губу.
- Быть может, подарок?
Она оказалась права. Им с Викторией пожелали доброго вечера и пропустили в залу. Чуть погодя, они даже потеряли друг друга в толпе. Впрочем, Полина не была уверена, что случайно, ведь Виктория давно поглядывала в конец залы и кокетливо махала кому-то ручкой. Она бы не удивилась, если бы увидела сейчас сестру среди танцующих.
Однако  рыжеволосая Елагина не последовала примеру сестру и не стала прямо с порога флиртовать с офицерами. Да и не хотелось ей этого чего-то…  То ли затянутый слишком туго корсет так действовал, то ли в зале было слишком душно и пыльно, но Полине внезапно стало дурно. Виктории не было рядом, не было рядом и отца, поэтому Полине пришлось  вернуться к выходу и взяться там за стул для равновесия. Именно тогда какой-то незнакомец наступил ей на ногу.
- Прошу прощения, прекрасная дева, что напугал вас. Не откажите хозяину леса в танце…- начал было он, как внезапно заметил, как бледна Полина
- Что с вами? Вам помочь? Может лучше выйти на свежий воздух?- тут же проговорил он, подавая княжне руку. Полина была рада этому, хоть и незнакомому человеку. Раз уж родной сестре было не до нее, а помощь ей была сейчас очень нужна, то почему бы не принять ее от такого вежливого и внимательного молодого человека.
- Да, пожалуйста… Отведите меня куда-нибудь, где поменьше людей… Здесь так душно, я задыхаюсь… а танец…- попыталась она ему улыбнуться,- я просто обязана отдать его Вам. Он Ваш, даже не сомневайтесь…- Полина не хотела даже в такой ситуации выглядить беспомощной. Ей бы хотелось ответить что-то в духе воительницы Зеваны, но самочувствие, как она не пыталась, все же этого не позволяло. Она надеялась, что «хозяин леса» ей это простит.

Отредактировано Полина Елагина (2013-09-17 21:40:31)

+4

5

Гость

Конечно же, его заметили сразу же, стоило только появиться на лестнице, не понадобилось даже глупо – простите, молодцевато – подпрыгивать, чтобы привлечь внимание. Стражи у дверей бальной залы, в которых без труда угадывались хозяйка дома и её подруга, одновременно расплылись в улыбках, похожих друг на друга, как две капли воды. И не сказать, чтобы очень приятных: не знай он, что ему ничего не угрожает, непременно задумался бы, с чего такая радость при виде рядового гостя. А любезности-то какие, Господи, аж тошно! Загадки же и вовсе вызывали уныние, но куда больше раздражало то, что не все гости ухитрялись на них отвечать, сюда по шуму в корзинке Гаганы. Неужели это так сложно – немного подумать и дать правильный ответ? Сам он не думал ни мгновения, и Гарафена даже чуть склонила голову, словно бы признавая его ум, но в одобрении княгини Урусовой он нуждался меньше всего. Вернул улыбку вдовствующей графине, расцеловал обеим дамам руки и шагнул в услужливо распахнутые двери, на ходу выхватывая из толпы партнёршу для следующего танца.
Оказавшаяся в его руках барышня и не думала возмущаться непочтительным обращением, только сладко вздохнула и кокетливо взмахнула ресницами, закрепляя успех белозубой улыбкой. Зубы и в самом деле были недурны, пожалуй, их даже можно было сравнить с жемчугом, не сильно покривив душой. Он не пытался ни рассматривать костюм, ни угадывать маску, ни того, кто под ней прячется: слишком уж всё в неизвестной было ярко, пёстро и безвкусно, чтобы мучить себя проявлением участия и интереса. Вернув по окончании танца свою даму туда, откуда взял, он пару минут постоял в шуршащем платьями и шепчущемся о его персоне и какой-то ерунде женском кружке и откланялся. Всё та же скука.
Немного побродив по залу, кивая и преувеличенно почтительно раскланиваясь, он повернул к дверям, безошибочным звериным чутьём угадав мгновение, когда вошла Она. Сердце пропустило удар, в груди разлилось жжение, а пальцы свело судорогой. Она. Во всём своём блеске, который не стёрся от множества жадных взглядов и словно бы случайных прикосновений, а лишь засиял ярче. Не было на свете такого мужчины, что не желал бы Её, и он не был исключением, но его чувство было много выше и сильнее того грязного и низменного, что властвовало над остальными. В каждом взгляде Её и жесте были мягкость и величие, обещание и мольба, манящая нежность и ввергающая в отчаяние насмешка. Она обвела зал взглядом и ласково улыбнулась – не всем, одному ему, словно зная, что Она есть для него.
Совершенство.

+4

6

Тимошка был прав: с этими чертовыми усами и колющейся мочалкой, носящей гордое имя «борода» его бы не узнал и родной батюшка. А вот насчет дядюшки он не был уверен. Этот шельмец был хитер как лис. Костя даже не сомневался, что Павлу хватит наглости заявиться на этот бал. Леший-Константин осматривал зал, гадая кем же сегодня предстанет Сумароков-старший и не заметил, как задел даму, к которой, собственно, и направлялся. Эта ситуация молнеиносно меняла обороты и Сумароков молился, чтобы она не стала напоминать ему избитый французский роман, которые ему любила пересказывать пачками незабываемая графинечка. Так самая, что обещала убить себя, если он ее бросит и та самая, что с легкостью нашла ему замену.  Как ему позже рассказали, его последователь был не настолько расторопен и был застигнут ревнивым мужем в окне, за тяжелой портьерой не пропускающей ни единого солнечного луча.
- Да, пожалуйста… Отведите меня куда-нибудь, где поменьше людей… Здесь так душно, я задыхаюсь… а танец… я просто обязана отдать его Вам. Он Ваш, даже не сомневайтесь…- слабым голоском отозвалась девушка. Голос был странно знаком ему, но он не мог какой из знакомых ему дам он принадлежит, да и не пытался этого делать, полагая затею безнадежной.
- Одну минуту, прекрасная незнакомка, - Константин улыбнулся, вновь забыв на что походит его улыбка под этой мочалкой. Легко подхватив девушку за талию, чтобы та не упала, граф, подражая каждому такту зазвучавшей музыки, направился к выходу, - потерпите немного, - шепнул он ей на ушко, чуть склонившись. 
Уже почти у выхода, Костя заметил, с каким интересом наблюдает за ним Анна и на губах Константина заиграла ухмылка, надежно скрытая под усами и бородой. В том, что к завтрашнему утру о ней даме поползут слухи интересного толка, он почти не сомневался.
- Здесь совсем рядом есть просторная гостиная, - снова склонившись к своей спутнице, шепнул он и вновь поймал на их перронах заинтересованные взгляды, - вам там будет удобно. Но может мне лучше передать вас на руки подругам или близким, чтобы избежать нежелательных толков? Еще один элемент ловушки. Ни капли искренности в словах, при честном и встревоженном лице. Игра. Весь мир театр, а нынче маскарад. 
- Простите, - извинился он перед мужчиной, которого случайно задел возле двери и поспешно вышел. У входа в Бальную залу уже никого не было. Все вопросы были заданы, гремел первый танец, а почтенные Гагана и Гарафена хлопотали в розовом зале, в том самом, откуда они с Зеваной только что вышли.
- Вот сюда, - указывал он путь своей спутнице, сворачивая налево. Пройдя Круглый зал, где свершались трапезы, Константин и незнакомка оказались в Малой гостиной. Сумароков бережно усадил девушку на диван.
- Сейчас я дам вам воды и вам станет легче, - отходя от нее сказал Константин, улыбнувшись той жуткой улыбкой, что улыбался весь вечер.  Граф что-то еще говорил, наливая из графина воды, про танцы, про вечер, про маски, пытаясь занять свою собеседницу непринужденным светским разговором. Она же ему не отвечала. Он обернулся и понял, что его дама находится в обмороке. Отставив стакан в сторону, Костя подошел к девушке и склонившись над ней, встревожено спросил:
- Сударыня, вы меня слышите?
Для него не были новостью обмороки на балах, куда восторженные барышни прибывали уже настроив себя так, что малейшее волнение приводило к обмороку. К слову сказать, корсеты (о которых Костя знал не понаслышке) затянутые до предела были не последними в списке причин обмороков молодых барышень. И все же Константин каждый раз пытался изобразить из себя встревоженного ухажера, беспокоящегося о своей даме. Ведь кто знает, когда она очнется? А перед ней должен быть заботливый рыцарь. На меньшее они не согласны. Особенно это было кстати на маскарадах ,где он всегда оставался не узнанным и позволял себе больше вольностей, чем на обычных балах.

+6

7

Княжна в последний раз взглянула на свое отражение в большом зеркале. Яркий наряд должен был обеспечить юную особу вниманием на весь вечер. Только вот непривычная бледность и печаль в ее прекрасных глазах свидетельствовали о том, что сейчас всеобщего внимания она хотела меньше всего. Вчерашний разговор с родителями все еще стоял у нее перед глазами. Она отказывалась верить в то, что теперь у нее есть жених, и это друг детства! Немыслимо. Ей хотелось закрыться в своей комнате, спрятаться с головой под одеяло и ничего не видеть и не слышать. Но она обещала подруге, что пойдет на этот бал. Да и Бутурлины огорчатся, они теперь ведь без пяти минут одна семья. Она не могла так с ними поступить.
Смело вздернув носик, она улыбнулась в зеркало.
"Да, вот так и нужно улыбаться весь вечер. Нужно насладиться этим балом, на котором я еще не помолвлена ..."
Ольга взяла в руки веер, маску и отправилась в праздничный зал. У входа ее встретила сказочная пара - Гарафена и Гагана. Осыпав прекрасную "лисичку" восторженными отзывами, они все же напомнили, что чтобы пройти в зал ей нужно отгадать их загадку.
- Хоть и говорят, что ты хитра, красавица, да только этого мало может быть. Вот скажи-ка нам: Она бывает новая, она бывает полная, И цветом вовсе не вороньего крыла; Мечтателей любимица, Она и селенитами населена.- Гагана многозначительно замолчала и с улыбкой продолжала взирать на девушку в ярком платье цвета солнечной осени.
Оленька нахмурила брови под маской и, забывшись, чуть не опустила маску. Но вовремя спохватившись, она вернула ее на прежнее место и отвечала:
- Загадки ваши непросты, но все же я рискну найти ответ. Быть может, говорили Вы о Луне?
Вздох разочарования одновременно вырвался из уст обоих стражей:
- И ответ твой верный. Заходи, лисичка-сестричка, веселись на здоровье.
Княжна присела в легком непринужденном реверансе и, шелестя платьем, прошла в бальную залу. Гости понемногу заполняли ее. От разнообразия костюмов у девушки закружилась голова. Тут же кто-то подхватил ее за талию и увлек в танец. Она покорно следовала за своим партнером, чувствуя, как водоворот праздника затягивает ее. Спустя несколько минут она уже лучезарно улыбалась, искристый смех улетал в высоту потолков. Длинные светлые локоны развевались, блестя в свете многочисленных свечей. И всякий, кто заходил в зал, не мог не обратить внимания на прекрасную белокурую незнакомку в ярком туалете, кружащуюся в танце.

+3

8

Когда княжна Елагина, воспитанная в лучших традициях дворянской семьи и этикета, принимала любезно протянутую руку помощи от какого-то незнакомца, которого она знать не знала, она почему-то не задумалась о том факте, что окружающие могут понять все не совсем правильно и тут же напридумывать небылиц. Во всяком случае, в этом можно было не сомневаться, если среди гостей была графиня Карницкая, первая сплетница  Петербурга. Не сказать, чтобы Полина, всегда презиравшая сплетни и тех, кто их разносит, питала какие-то иллюзии относительно того, как поймут ее поспешный уход из залы под руку с мужчиной. Она понимала, чего ей будет стоить  это все потом, но затуманенный мозг, духота и плохое самочувствие диктовали ей, что сейчас не время об этом думать, ибо без своего провожатого Полина бы точно лишилась чувств посреди залы, а этого ей, всегда славившейся отменным здоровьем, никак не хотелось. В конце концов, этот любезный незнакомец оказался единственным, кому, казалось, было дело о ней и о ее плохом самочувствии, ведь даже родная сестра, сейчас кружившаяся в танце, не обращала на нее внимания. Ему она была искренне благодарна, а сестре она обещалась  устроить взбучку, как только они останутся вдвоем. Что же до общественного мнения… У Полины  больно кольнуло над правым виском и она тут же оставила его на милость судьбе. Авось, пронесет?
Рыжеволосая княжна почти не помнила, как ей удалось покинуть залу и, к счастью, не словила тех недвусмысленных взглядов, которые бросали в ее сторону окружающие. Она лишь чувствовала чью-то надежную руку рядом и мысленно настраивала себя на то, что она не имеет права упасть сейчас  в обморок. Благодаря колоссальным усилиям воли, она смогла пересечь бальную залу и вместе с незнакомцем пройти к входу в нее. Там ее благодетель предложил ей стул и даже взялся развлечь ее непринужденным разговором, а затем отправился за стаканом воды. Стоило ему только обернутся, как Полина не выдержала и лишилась чувств.
- Сударыня, вы меня слышите?- было последнее, что она услышала. После княжна провалилась в нечто, похожее на сон. Что же будем дальше? На все воля провидения.

Отредактировано Полина Елагина (2013-10-09 20:21:25)

+4

9

Анна уже была готова. Её платье, тяжелое и тесное, было ей очень к лицу, а длинные, толстые косы с вплетенными в них золотыми лентами, превосходно гармонировали с ним.  Девушка смотрела на себя в зеркало и не могла узнать себя, настолько красивой она казалась себе очень редко.  Она то и дело бросала взгляд на зеркало и видела прекрасную, мрачную деву.
-Как жаль, что в следующий раз я смогу надеть это платье только на похороны, - крутясь и пристально осматривая каждый сантиметр платья, сказала Анна.
Мрачная маска лежала у неё на туалетном столике. Один только её в уже внушал  некий страх во фрейлину. За окном Карницкая увидела скачущего на коне Константина и поспешила принять облик смерти. Маска фактически на две трети покрывала лицо Анны. Остались одни лишь пухлые, розовые губки, которые бледнели на фоне темных цветов платья.
Фрейлина спустилась вниз и встретила графа Сумарокова.
- Добрый вечер, Константин, я по Вашу душу, - губы девушки слегка исказились в улыбке, дабы не разрушить образ и ехидно продолжила, - Вы сегодня просто очаровательны.
Затем она ответила взаимностью на любезности графа, и они прошли в зал. Там они встретили двух стражей Гагану и Гарафену. Сумороков быстро прошел испытание, и теперь настала очередь Анны. Фрейлина ненавидела загадки, ненавидела потому, что не умела их разгадывать.
-За вами тащится оно неотрывно, Не отстаёт, словно прилипло; Одним из них во время битвы Тюренн великий был убит.
- Тень? – осторожно и тихо спросила Анна.
- Нет, это ядро,- Ответила Гагана.
Тогда Фрейлина незаметно для Константина, стянула левую перчатку и быстро сунула её дамам.
И Аннет с графом прошли в танцевальный зал.
Не успев и глазом моргнуть, как фрейлину подхватил какой-то пожилой джентльмен и начал кружить с ней в танце. По морщинам около рта, Анна поняла, что мужчина уже не молод, что расстроило девушку. Он был настолько прыток, что Анна волей неволей подумала, что с ней танцует Павел Павлович, но когда тот заговорил, поняла что все гораздо хуже.
На маскарад к Бутурлиным пробрался давний друг родителей Граф Лепнинский. Этот поистине надоедливый и назойливый человек, который ненавидел Анну и её брата с детства, и всегда пытался сделать им какую-нибудь неприятность. Да и они его тоже ненавидели. Когда фрейлина узнала его, ей расхотелось жить, настолько сильно, что она уже начала придумывать, как это сделать. 
Пока они танцевали, граф Лепнинский рассказывал свою неинтересную, и не смешную никому, кроме него самого историю, и фактически заплевал все лицо Анне. Фрейлине казалось, что его слюна просачивается сквозь маску и по спине у нее прокатилась мерзкая дрожь от отвращения.
- Ох, Боже правый, Петр Алексеевич перестаньте, я сейчас умру от смеха! – насколько это возможно Анна исказила свой голос, чтобы тот не узнал. Получилось довольно противно.
Карницкая отстранилась от него и поспешила в гостиную. Идя, она махнула ручкой своему брату и пальцем показала себе за спину, где уже догонял её Пётр Алексеевич, и поспешила затеряться в толпе. Приближаясь к намеченному месту, девушка увидела уже знакомый образ лешего, и хотела было улыбнуться ему, но увидела, что тот флиртовал с Полиной Елагиной и улыбка, едва появившись, тут же пропала.  Костюм спутницы брата, Анна уже видела, когда подходила к нему. Константин обнимал за талию Полину, что насторожило фрейлину, и она решила за ними проследить. « Он не должен с ней заигрывать, он же мой друг, как же так…  А она….» Мысли у Анны начинали путаться, а сердце тревожно забилось.

Отредактировано Анна Карницкая (2013-09-27 03:12:42)

+3

10

Гагана и Гарафена. Как же Михаил был заставлен в расплох такими прекрасными костюмами, под которыми оказались хазяйка дома и ее подруга, сбившими тут же с толку юного графа, пришедшего вслед за незнакомкой в мрачном платье и в не менее сумрачной маске с вороньими перьями. Он бы назвал ее вороном, но... ворон - мужское существо мужское, а назвать сестру Анну (да, да, это именно она и есть) вороной грозило полетом ближайшего предмета в голову брата, который бы она смогла поднять одной рукой. Но пронесло. Михаил, окрестив графиню Карницкую "мадемуазель Бессмертная", остановился перед Масками, поправив немедленно вновь съехавшую шапку с подобием ушей. Конечно же, он тоже был в немысленном костюме, как и остальные приглашенные. Мех на костюме, узнаваемом при ближнем рассмотрении как костюм морского офицера, меховые рукавицы, словно лапки мягкого животного. за пояс же вместо холодного оружия была всунута свирель. Ну тут и так стало бы понятно, кто предстал перед встречающими. Догадались?
- Доброго вечера, красавицы,- промурлыкал он, вальяжно поклонившись и в то же время не опустив своего взгляда, прикованного к Анне, подошедшей к, как понял граф, Лешему, только вот несравненная Гарафена дала понять, что надо уже и самому вступить в права веселья, начавшегося уже там, в зале. И она задала загадку.
- Мужественная, живая, летящая, Тайная или административная, На земле по ней узнают моряка.
- Похоже, что они еще не знают, с кем имеют дело,- подумал Карницкий, ухмыляясь в ненастоящие усы (тоже из меха, из-за чего он постоянно чувствовал, что сейчас чихнет). Но почему-то вот так сразу он не стал отвечать двум стражам карнавала, что правильны ответ будет "походка", а просто приподняв бровь, словно удывлен такому вопросу, осторожно ответил.
- Неужели звезда, неср-р-р-равненная?- конечно же, это было не так, и поэтому Каринцкий с легкостью расстался со своей свирелью и зашел в зал. Он хотел найти сестру. И причем почему-то сразу же и наверняка, чтобы узнать с интересом, свойственным ему, брату, верному сарказмом и шутками. Ее ухажер? Ну за другом же так не побежишь, хотя кто знает, ведь...
- Полина?- он взглянул куда-то в другую часть зала, словно уловил рыжину волос. Показалось, наверное. И уловил свою сестру, убегающую подальше от какого-то странного мужчины. И эти ее немые знаки взглядом и кистью перед собой. Я его знаю? Михаил задался вопросом тут же, пройдя чуть дальше и чуть не столкнувшись с тем, кто был всего минуту назад собеседником Анны. Почему-то сразу же захотелось сделать вид, что незнаком с ним так хорошо, поэтом лишь удостоив графа лепнинского кивком, ретировался следом за Смертью.
- Анна, только не говори, что этот Лепниниский тоже здесь. Это он? И как у тебя хватило смелости пробыть с ним рядом столько времени,- вопрос, перемешаннй с ухмылочкой, ведь Анна ненавидела этого человека, как не крути. А уж раговаривать. Он сам не мог позволить себе такого самообладание. Но вот юный граф заметил, что сестра его совсем не слушает.- Анна, ты меня слушаешь или уже мыслишь о своей очередной жертве, до которой тебе еще не добраться? Пожалей бедняжек, милая.
Он мягко пиобнял "лапами" за талию девушку и, коснувшись подбородком ее плеча, посмотрел туда же. Пальцы непроизвольно сжались с силой, позволив вскрикнуть Смерть так, как никогда в жизни. Он наверное даже смог умудриться оставить ей синяки на коже в тех местах. Но он уже сделала два шага в сторону, чтобы повнимательней рассмотреть затаившихся в отдельной зале Масок. Мужчину он не мог признать, как бы не старался, но вот Её. Даже если бы она была в нищенском отрепье и с немыслимыми вкраплениями в волосах, Михаил узнал бы её. Paulin. Как же так? Но ведь... Но кто... Да как он...? Мысли явно путались, ибо он не смог сформулировать ничего в своей голове, а лишь смог поддаться минутному порыву обозлиться. На этого весьма наглого Лешего, который сейчас вот так уверенно пытался вызволить его Полину из бессознательного состояния. На Полину, которая вот так просто свалилась в обморок и теперь была в руках этого...
- Ну уж нет,- рыкнул Михаил и в два счета оказался рядом с теми двумя, чтобы сомкнуть пальцы с силой на плече склоненного мужчины.- Сударь, Вы совсем не знаете правил приличия в обращении с дамой? Может мне преподать Вам пару уроков?
Да, он начинал закипать от ярости. Да, он был готов на любые  уроки. Да, он готов был вызвать на дуэль этого наглеца. Лишь потому, что он не позволили бы никому вот так вести себя с этой девушкой.

+5

11

граф Павел Павлович Сумароков
Опасаясь контрразведки, избегая жизни светской,
Под английским псевдонимом “мистер Джон Ланкастер Пек”,
Вечно в кожаных перчатках, чтоб не сделать отпечатков,
Жил в гостинице “Советской” несоветский человек.
Джон Ланкастер в одиночку, преимущественно ночью,
Чем-то щёлкал, в чём был спрятан инфракрасный обьектив.
А потом, в нормальном свете, представало в чёрном цвете
То, что ценим мы и любим, чем гордится коллектив.

- Да как они могли! – возмущенно воскликнул Павел, поправляя свой маскарадный костюм перед зеркалом, - меня! Уважаемого человека и обойти приглашением! Ну я им покажу! – гневно восклицал он, уже метаясь по комнате в поисках своей маски.
- Ох! – резко застыл он, схватившись за спину, - проклятая спина, - прокряхтел граф Сумароков, пытаясь разогнуться, - ноя им все равно задам. Они у меня увидят, что так нельзя поступать с уважаемыми соседями. Сумароков, опершись о комод попытался выпрямится, при этом, если наблюдать со стороны, он походил на самовар. Он пыхтел и краснел и наконец сумел выпрямиться. «Настоящие Сумароковы не бояться никаких препятствий или «Прямым путем без изгибов», как гласит наш девиз, - тут он заметил свою маску и вновь вернулся к зеркалу, - я то настоящий Сумароков. Не то что этот..»
- Мальчишшшка! – уже вслух добавил граф, - и где только пригулял его Василий? Павлу вот уже который год никак не давала покоя мысль о том, что ему по завещанию брата досталась только половина поместья. Он бы не беден. За свою долгую жизнь он сумел скопить приличный капиталец, но все же наследство племянника мешало ему спать ночами. А еще и прекрасный лес соседей.
- Кругом одни малчишшки! – букой посмотрев в зеркало, заключил он, присоединив к сему ордену и Дениса, молодого графа.
- Степан! Прикажи, чтобы мне седлали коня, - крикнул он слуге, выходя из своей опочивальни и вразвалочку спускаясь по лестнице. Поясница стреляла, но он не желал оставаться дома. Его планы должны осуществиться, иначе он будет не Сумароковым. Он знал, что Костя тоже собрался туда. Об этом ему рассказала словоохотливая Дашутка, а ей Тимошка, камердинер молодого графа. Знал он так же в каком костюме будет племянник, о чем подумал с презрением «Холопья кровь свое берет» и сплюнул в цветок.
Сегодня он избрал образ Царя морского. Того самого, что живет в богатых палатах, одевается в шелка и бархат, слух его услаждают лучшие музыканты, а окружают его прекрасные морские девы. Мудрый, властный, богатый – он так был похож на Павла, по мнению самого Павла, что судьба сама велела избрать именно этот образ. Темно-синий кафтан, такого же цвета сапоги и маска – все было отделано серебряной нитью, изображавшей морские волны, как и подобало морскому царю. Когда он прибыл в Двугорское, зал уже был полон народу, но путь преграждали две невиданные птицы. Взглянув на них издалека, Павел понял кто это такие. Конечно же, это ненавистная ему графиня Бутурлина (кто еще мог вырядиться в такое жуткое платье?) и ее подруга – княгиня Урусова. Это было неприятной неожиданностью для графа. Он не хотел вступать с ними в разговор и поэтому вместо ответа на заданный вопрос, граф пожал плечами и расстался с брошью в виде ракушки, украшающей его кафтан. В любое другое время он ни за что бы не надел на себя подобное. «Я же не барышня!» Но она хорошо дополняла его маскарадный костюм. Назвав про себя старыми кикиморами этих почтенных дам, граф пританцовывая в такт музыке вплыл в зал, изредка кряхтя. Константина он увидел сразу. Кто как не его родной племянник будет так нахально, на глазах у всех, втаптывать репутацию барышни в грязь? Павел лишь пожелал, чтобы когда-нибудь его племянника пристрелили на дуэли, ведь это немыслимо! Всего половина поместья, да и еще этот мальчишка в очередной раз облапошил его в карты как кадета! Но все это ничего по сравнению с тем, в каком свете он выставил его перед графиней Карницкой. Сейчас он жалел, что не знает в каком костюме это очаровательная молодая дама. Он был бы не прочь продолжить свое их знакомство. Она красавица, не замужем, да и он еще мужчина хоть куда. Мимо него проплыло прекрасное, грациозное видение. Он был готов дать руку на отсечение (не свою конечно же) то, что морской царь захотел бы, чтобы такая дева жила в его царстве. Прикрякнув, он развернулся на каблуках и поспешил за этой грациозной нимфой.
- Королева! Царица! – воскликнул он, обращаясь к этой даме и поклонился. Он был готов склониться еще ниже, но побоялся, что случить конфуз и он не разогнется, - Восхищен! Вы сияете словно зимняя звезда. Позвольте пригласить вас на этот танец? - Он снова поклонился и предложил руку Метелице.

М. Ломоносов, «Петрияда»

В недосягаемой от смертных стороне,
Между высокими кремнистыми горами,
Что мы по зрению обыкли звать мелями,
Покрытый золотым песком простерся дол:
Столпы вокруг его огромные кристаллы,
По коим обвились прекрасные кораллы.
Главы их сложены из раковин витых,
Превосходящих цвет дуги меж туч густых,
Что кажет укротясь нам громовая буря;
Помост из аспида и чистого лазуря,
Палаты из одной изсечены горы;
Верхи под чешуей великих рыб бугры;
Уборы внутренни покров черепокожных
Бесчисленных зверей во глубине возможных,
Там трон — жемчугами усыпанный янтарь,
На нем сидит волнам седым подобный Царь.
В заливы, в океан десницу простирает,
Сапфирным скипетром водам повелевает.
Одежда царская — порфира и виссон,
Что сильные моря несут ему пред трон.

Морской царь

«Сегодня он избрал образ Царя морского. Того самого, что живет в богатых палатах, одевается в шелка и бархат, слух его услаждают лучшие музыканты, а окружают его прекрасные морские девы. Мудрый, властный, богатый – он так был похож на Павла, по мнению самого Павла, что судьба сама велела избрать именно этот образ. Темно-синий кафтан, такого же цвета сапоги и маска – все было отделано серебряной нитью, изображавшей морские волны, как и подобало морскому царю.»

Отредактировано Venatus Magister (2013-09-27 21:18:35)

+4

12

С одной стороны, Константину было плевать на то, что о нем подумают другие, а еще больше ему было плевать на то, какие слухи пойдут по Петербурге об этой не осторожной даме. Он и так уже растоптал ее репутацию в дорожную пыль. Но это был маскарад и у нее был шанс.. Нет. Шанса не было, так подумал он, вспомнив взгляд Анны. И все же при виде беспомощной дамы, впавшей в бессознательное состояние, его совесть, разбуженным хорьком ощетинилась в его душе. Костя аккуратно коснулся ее плеча и снова спросил ее, но ответа не было. Она была бледна как луна, что светила  сейчас на небосводе.
- Да что же вы все обморочные то какие? – пробурчал Сумароков себе под нос. Нюхательных солей у него, конечно же, не было. Откуда им взяться у него? Самым верным сейчас было бы ослабить корсет, но граф, чья решительность и наглость была кусаема его совестью, не решился уничтожить остатки репутации этой дамы. «Открыть окно и позвать на помощь» - подумал он. Сумароков коснулся пальцем подбородка Зеваны и приподнял ее бескровное личико. Как раз в этот момент на его плечо стиснула чья-то рука.
- Ну уж нет,- гневно процедил он. Голос его ему странно кого-то напоминал. Кого-то очень знакомого, - Сударь, Вы совсем не знаете правил приличия в обращении с дамой? Может мне преподать Вам пару уроков? Константин, сбросил его руку с плеча и встал, обернувшись к вошедшему лицом, подумав о том, что этому субъекту не мешало бы подучить правилам общения в приличном обществе.
- Приберегите их для себя, сударь, - с едкими интонациями в голосе ответил Константин. Борода и усы делали его голос ниже, чем он был на самом деле. Вполне закономерное развитие событий. Оскорбленный муж или брат, плюющийся огнем и требующий сатисфакции. Он это уже проходил. 
- Ежели вы желаете об этом поговорить, то я к вашим услугам, но вначале необходимо послать за помощью для этой дамы, - Костя кивнул на лежащую на диване даму, - Странно, что об этом подумали не вы, человек знающий о правилах приличия в общении с дамой все. Или помощь даме туда не входит? – голос его звучал насмешливо, - И, кстати, с кем я имею честь разговаривать?

Отредактировано Константин Сумароков (2013-09-27 22:44:20)

+4

13

Комната маркизы де Монтес

Ах, маскарад! Лизе до сих пор не верилось, что дорогой гостье маркизе де Монтес и ее  сестре Китти удалось уговорить ее на поистине безумную идею.
"Ах, какой скандал!" - будет кричать свет, коли  эта тайна раскроется.
" Ах, какой позор!" - будет причитать Мадам!
"Ах, какая ты смелая, Лизонька!" - будут восторгаться  душеньки.
Право, то, что собиралась сделать юная графиня Бутурлина, было совсем для нее не свойственно. Да она иногда нарушала запреты, но только если знала, что коли попросит и запретят. Но она никогда не нарушала запретов, которые ей прямо озвучивали. Почти никогда. Сегодня как раз был тот случай, что заставлял использовать слово "почти".
- Маменька и Денис сами виноваты! - Говорила она своей служанке Софье. - Вот коли бы хоть на охоту разрешили поехать, я бы тогда, наверное, не пошла на маскарад.
Впрочем, в глубине души графиня была рада тому, что не поехала на охоту, а значит почти, что не терзаемая совестью может отправиться на маскарад. Все продумано. Она разобиделась на Дениса и маман и сказала, что из упрямства проспит весь обед, ужин и Маскарад. Маман заходила после обеда, но обнаружила дочь спящей, натянувшей одеяло на голову, так что торчала только макушка.
- Ах, Лизавета Алексеевна, а коли барыня прознает! Не сносить нам головы, - причитала Софья, которой предстояло нынче спать в барской кровати, притворяться Лизаветой, пока юная графиня в маске будет на балу выплясывать.
- Полно те волноваться, смею предположить, маман будет не до меня нынче, - Лиза сияла как рождественская свеча. Кэрри и Китти обещались помочь с костюмом, которого не было. У одной нашлось золотистое платье, у другой золотистая маска и коронка, немного дооформить и как есть златая рыбка.
Лиза уложила Софью в кровать, натянула одеяло, так чтоб только макушка виднелась, такая же светлая, а сама выскользнула за дверь и заперла ее. Стараясь не попадаться никому на глаза, она тайком пробиралась к комнате испанской гостьи. Сердце так сильно стучало, что казалось, будто вот-вот выпрыгнет из груди. Гости были у себя в комнатах, готовились к предстоящему событию. Ах, Китти столько рассказывала о балах и маскарадах, а Лиза так давно мечтала побывать не на каком-нибудь детском маскараде, а на настоящем. И сегодня ее мечта должна была сбыться. Право, оставалось обойти маменьку с ее подругой, что задавали загадки каждому гостью. Главное дождаться, когда начнется бал и проскользнуть туда. А там уже смешаться с прочими масками. Всех ведь и не упомнишь, бал обещался быть значительным. О том, как проскользнуть, Лизонька уже подумала.
А вот и заветная дверь. Она три раза постучалась, как и договаривались, а после скользнула в открытую дверь и быстро ее за собою закрыла.
- Доброго вечера, - отозвалась Лиза, окидывая взглядом всех собравшихся. - Признаться, едва сердце не выпрыгнуло из груди.

+4

14

Никто и не заметил, как он пробрался в тесную каморку, служившую для хранения всяческих ненужных вещей, потому никогда не закрывавшуюся. Там он переоделся, преобразившись до неузнаваемости. Густая борода и огромная шляпа скрывали большую часть лица, оставляя открытыми лишь светившиеся задором глаза. По пути в бальную залу он встретил некоторых гостей, впрочем, пока не торопился угадывать в них своих знакомых. По мере приближения к центру праздника атмосфера становилась все более оживленной. Повсюду слышался смех, звуки голосов, музыка. Граф уже хотел пройти в зал, как на входе его остановили. Он непонимающе воззрился на двух дам, изображающих мифических персонажей. Ни одну из них он сразу не узнал, но учтиво поклонился, сохраняя, тем не менее, налет дряхлости, как того требовал выбранный им образ. Дамы, тем временем, переглянулись и заговорщицки рассмеялись:
- Ах, как много гостей! И конца им нету. И не только молодежи не усидеть. Что привело тебя сюда, старец? Разве пристало тебе, умудренному жизнью долгой, тратить время на такие развлечения? Или скучно стало нынче в лесу?
- По той причине и явился,- поддерживая заданный тон, отвечал Алексей, беспрестанно покряхтывая и выразительно опираясь на большую палку - свой посох.- Стариной захотелось тряхнуть да поглядеть, как веселится тепереча честной народ ...
- Коли так, изволь показать нам свою мудрость. Ответь вот: Суровая обитель, Там слышатся молитвы, И там укрылись люди от радостей мирских. Что это? Вопрос этот не должен показаться тебе слишком трудным.
- Монастырь,- не задумываясь, выпалил старичок-боровичок и громко рассмеялся.- Али не прав я?
- Твоя правда, старик!- С досадой в голосе отвечала Гагана.- Проходи и веселись.
Граф вновь поклонился и, может быть, чересчур резво устремился в самую гущу праздника. Тут и там танцевали пары, в воздухе вился разноцветный серпантин, а от яркости и разнообразия костюмов рябило в глазах. Кто только не потрепал бедного Боровичка за его богатую седую бороду! Беззлобно отмахиваясь от навязчивых масок, он отошел в сторону и прислонился к колонне, наблюдая за происходящим. Своего друга - хозяина дома она пока не видел. Кого здесь только не было! И сказочная Метелица, увлеченная в стремительный танец, и Леший, и прекрасная Зевана, покровительница зверей, и даже жуткая по своей сути, но, тем не менее, завораживающе-прекрасная La Mort. Но что это за прелесть? Что за блеск и сияние солнечного дня возникли перед его взором и ослепили его? Прекрасная, грациозная незнакомка в чудесном ярко-рыжем наряде кружилась в самом центре зала, меняя партнеров и каждого из них одаривая мягкой улыбкой. Длинные светлые локоны развевались в танце, блестя в свете многочисленных свечей. И вся она была олицетворением молодости, юношеского задора и прелести. Алексей едва не выронил из рук свой посох. Несколько придя в себя, он решил непременно пригласить Лисичку на танец и к концу праздника разгадать, кто скрывается под этой маской и заручиться обещанием новой встречи.
Когда представилась возможность, он приблизился к незнакомке и, поймав ее ручку, коснулся ее губами:
- Поистине Вы прекраснее всех на этом празднике! Вы покорили сердце Старичка-Боровичка, милая Лисица!
Лукавая улыбка была сокрыта бородой, но восхищение выдавали его глаза, искрившиеся светом.

+4

15

Александра Кирилловна не сдержала возгласа восхищения, когда перед ней распахнулись двери бальной залы. Всё блистало и сияло, словно сказочный бал в воображении Сашеньки, все улыбались, смеялись, танцевали, и гул милых глупостей, которые шептали друг другу бесстрашные маски, сливался с восхитительной мелодией вальса.
- Изумительно, - выдохнула женщина, чем немало польстила строгим стражницам. Ей показалось, что две таинственные красавицы у дверей были разочарованы тем, как быстро она нашла ответ на заданный ей вопрос, или это была всего лишь мелкая зависть к разряженной гостье? Графиня Воронцова-Дашкова на мгновение наморщила лоб, когда дама в зелёном мелодично произнесла:
- Есть у него хребет,
И крылья с двух сторон;
Случается, он вздёрнут
Иль заложен он.

- Нос! - И вторая стражница по-доброму покачала головой.
- Тебе ли не знать... матушка-Зима?
- Метелица, - поправила её Александра, радуясь, что нотка древней, как мир, ревности одной женщины к платью другой, превосходящему красотой и великолепием собственное, в голосе Гаганы слышна достаточно отчётливо, чтобы польстить самолюбию, но не вызвать взаимную неприязнь. Маскарадный костюм главной столичной модницы был достоин зваться роскошным, но Саше не изменили ни чувство меры, ни врождённый вкус, ни привычка к изяществу. Она не терялась в блеске шёлкового атласа, серебряного шитья и драгоценных камней, и внесла в бальную залу не свой наряд, а себя, неизменно спокойную и радостную. Минувший день был удивительно хорош тем, что все надежды, чаяния и планы графини Воронцовой-Дашковой осуществились самым лучшим образом. Избегая встреч как с Элен, так и с Володей, Александра провела утро за пяльцами и разговором с Сандро. Ортис - несносный, невыносимый Ортис! - был бледен и вид имел крайне болезненный, но упрямо не покидал кресла и изо всех сил развлекал Сашу, так что она нисколько не пожалела о проведённом с ним времени. Всё было просто и радостно, в отличие от неприятного разговора с княжной Вяземской и князем Неверовским в день приезда в Двугорское, но сделанного не воротишь. Принятое решение было правильным, и даже если друг заметил лёгкий туман грусти в глазах Александры, то ничем не выдал своих догадок и мыслей. А может, и не заметил: не зря же "вечный именинник" Иван Илларионович с таким терпением воспитывал в супруге своё подобие. Оставшееся до вечера время Александра посвятила подготовке к маскараду и могла заслуженно гордиться тем, что, возможно, потратила на это времени больше, чем все остальные приглашённые. Сегодня был праздник для немногих, для друзей, знавших Сашу и знавших, чего можно ожидать от неё, а потому удивить их было совсем непросто, и восхищение масок, что оборачивались к дверям одна за другой, было лучшей наградой, какую только можно было желать в этот вечер. Только бы не испортить миг триумфа недовольством Великой княгини, Саша, только бы не вызвать её досаду! Рука потянулась прикрыть ожерелье, но Александра одёрнула себя. Во-первых, это глупо. Во-вторых, преждевременно. А в-третьих, захочет ли Мария Александровна раскрывать себя и портить удовольствие окружающим? Да и маске позволено много больше, чем графине Воронцовой-Дашковой, и Метелица лёгким, танцующим шагом ступила в восторг и ликование.
Саша полагала, что узнать её будет несложно хотя бы по тонкой талии и великолепному костюму; она и сама угадала нескольких с первого взгляда, но никто не спешил прошептать: "Маска, я тебя знаю". Слух ласкали чарующие звуки музыки, а круговорот шуток, смеха и безобидной дружеской лести не думал стихать. Завтра всё будет строгим и чопорным, а в этот вечер  так хотелось притвориться... Нет, не притвориться, а вновь стать беззаботной и безоговорочно счастливой.
- Королева! Царица! Восхищен! Вы сияете словно зимняя звезда. Позвольте пригласить вас на этот танец? - Морской Царь, возникший словно бы из ниоткуда, рассыпался в комплиментах. Усердные и осторожные поклоны наводили на мысль о больной спине, уморительные гримасы, которым нисколько не мешала плотная маска, рассмешили Александру, и она всмотрелась в незнакомца. Не угадав в нём никого из знакомых, женщина благосклонно улыбнулась и вложила обтянутую белым атласом перчатки руку в ладонь Морского Царя.
- Позволяю, - пропела она, не забыв изрядно понизить голос.
Танец подхватил её, словно ветер - легкокрылую бабочку, и помешать этому не смог даже чрезмерно осторожный и очень скоро запыхавшийся партнёр.

Отредактировано Александра Воронцова (2014-02-22 13:56:08)

+8

16

Пожалуй, в этом доме не было никого, кто пребывал бы в таком же смятении чувств и мыслей, как Сергей. Чем ближе был долгожданный маскарад, тем менее терпелив и усидчив становился князь Ромодановский. За какие-то несколько часов превратившись в бледную тень самого себя, бесцельно слоняющуюся по дому и парку, он никак не мог остановиться, заставить подлый внутренний голос замолчать и был вынужден слушать бесконечное и злобное: а если?.. В том, что "если" никак не может случиться, его уверяли все посвящённые в детали того маленького спектакля, который он был намерен разыграть сегодня, но, чёрт побери, Ксаверий, конечно, умён и проницателен, но не настолько, чтобы знать сестру лучше самой Катаржины. Сергею не сиделось на месте, словно какая-то неведомая сила всё время гнала его вперёд, не давая ни мгновения отдыха, и сейчас, меряя шагами коридор и досадуя на собственную поспешность, он ждал назначенной минуты, чтобы постучать в двери точно в срок и ни секундой позже. Каблуки щегольских сапог стучали, голенища поскрипывали и добавляли князю неуверенности в себе. Он уже успел спуститься и разгадать загадку княгини Урусовой (право слово, спрашивать у него о лаврах - "На них нечасто почивают. Они символ славы. И со времён богов античных Ими победителей венчают" - было несерьёзно: всё-таки, Сергей рисовал эти ветки всю жизнь), побродил по залу, старательно уворачиваясь от расшалившихся масок, вдоволь насмотрелся на костюмы и наконец поднялся наверх, чтобы выждать положенное время. Занимать себя разгадыванием лиц, скрывавшихся под той или иной маской, вскоре стало скучно, и князь Ромодановский, в сотый раз поправив неудобную шапку, постучал. Открывшая дверь горничная от неожиданности пискнула, но тут же убежала докладывать графиням Браницким о его визите, оставив гостя в чуть лучшем настроении, чем мгновение назад. Как бы то ни было, женское восхищение всегда льстит мужскому самолюбию, и наоборот, поэтому Сергей немного успокоился и прекратил попытки отодрать ленты от маски, которую держал в руках. И правильно сделал, потому что с появлением в дверях Катаржины едва ли бы смог сохранить самообладание и оставить маску в целости и сохранности.
Добрейшая Роза Станиславовна была чрезвычайно любезна и сама сообщила, в каком костюме будет её дочь на маскараде у Бутурлиных. В первый раз Сергей посмеялся, оценив прекрасное чувство юмора юной графини, но сейчас искренне недоумевал, как мог столь легкомысленно отнестись к решению Каты. Екатерина Владиславовна Браницкая была Лихом, и у него на мгновение перехватило дыхание. Оставалось только надеяться, что выражение лица изменилось не слишком, но достаточно: не обидеть испугом, которого не было и быть не могло, а доставить радость восхищением и удивлением. Почтительно раскланявшись со старшей графиней, князь Ромодановский свёл обеих дам по лестнице, бережно касаясь мягкой ладошки Лиха и едва удерживаясь от того, чтобы вцепиться в крепкую, ободряюще сжимавшую его пальцы руку Василисы Премудрой. Завидев свою любимую жертву, княгиня Урусова ахнула:
- Это кого же ты привёл, добрый молодец?
- Не пустим, пока не пообещаешь глаз с Лиха не спускать,
- присоединилась к ней Антонина Денисовна. - Ну, что молчишь?
- Обещаю, - выдавил Сергей, покраснев так, что вновь надетая маска сделалась совсем незаметной. По счастью, графинь Браницких отвлекли загадками, и он немедленно взял себя в руки настолько, что даже вознамерился подсказать Катаржине ответ, но Дарья Петровна погрозила пальцем. Пришлось отойти чуть в сторону и ждать, делая вид, что князю Ромодановскому почти скучно, но стучащие по обшлагу кафтана пальцы выдавали нетерпение и нервное напряжение. Мелодия была смутно знакома - что-то не слишком модное, не успевшее приесться и очень приятное, - но смолк финальный аккорд, и вновь стал слышен шум, сопровождающий всякое веселье. Вновь заполучив своих дам, Сергей торжественно ввёл их в залу, оберегая Катаржину от попыток посторонних немедленно похитить его драгоценное чудовище. Роза Станиславовна, неубедительно жалуясь на свой почтенный возраст, тут же устроилась у стены, разложив юбки и кокетливо теребя косу. Князь Ромодановский, для вида попробовав уговорить её, обратился к младшей Браницкой.
- Екатерина Владиславовна, это никуда не годится! Я сейчас умру от разочарования и испорчу всем праздник. Может, Вы будете столь добры и избавите наших друзей от этой досадной неприятности? Осмелюсь предложить Вам тур вальса и... - Сергей склонился к уху девушки. - И соглашайтесь же скорее!

+6

17

- Приберегите их для себя, сударь.
Слова, норовившие было слететь с языка Михаила Карницкого, так и остались на месте благодаря неимоверной силы. Бешенство сменялось злостью, злость негодованием, а негодование изменяло мыслям о том, что он мог вести себя уже не так разумно. Но его сейчас это просто не волновало, приходя в такое состояние духа при одном даже понимании, что этот человек был настолько близко к его подруге. И не известно, что бы было дальше, если я не подошел. А теперь он вот так дает понять, что я не имею никаких правил приличия? Михаил лишь усмехнулся в свои ненастоящие усы.
- Еще поговорим, даю вам слово,- рыкнул юный граф, сделав шаг к Лешему и оказавшись чуть ли не нос к носу с ним. Он мог бы и понять, кто перед ним стоит - и он ощущал, что он его, похоже, и знает,- но вот разбираться с этим вопросом он не хотел в первую очередь. Если не Денис или Андрей и то хорошо. А остальные... Смерив его взглядом, Михаил молча шагнул в сторону дивана, на котором так и лежала Полина, прикрикнув оказавшегося так вовремя в этой комнате лакея.- Холодной воды, немедленно! Я знаю как помочь даме, сударь, поэтому советую пошире открыть окно.
Вода была принесена быстро, после чего слуга так же резво испарился из комнаты, как и появился. Но Михаил уже держал в руке свой платок и, промочив его в холодной воде (словно снег растопили, ей Богу), промокал им виски и лоб княжны.
Mademoiselle, revenez à vous*,- осторожно проговорил он, уже чувствуя, что начинает остывать. И вопрос самому себе: И почему вот так? Но вот надоедливый голос рядом стоящего вновь заставил раздраженно повернуть к нему голову, не сменяя насмешки ни во взгляде ни в интонации.
- Даже если я окажусь самим цесаревичем, Вы что же, измените свой положительный ответ на мой вызов на дуэль? Тогда я буду считать, что Вы еще и трус, сударь. Поэтому советую не размениваться по мелочам, Вы разговариваете с дворянином, который сейчас вызывает Вас на дуэль и требует ответа на счет встречи наших секундантов. Время и место, сударь.

* Мадемуазель, очнитесь (фр.)

+5

18

Анна, молча, издалека наблюдала за братом и Константином. Бедная Полина лежала на диване без чувств. Фрейлина медленно приближалась к ним,  не отрывая взгляда от Михаила, она пыталась уловить каждое слово и одновременно сдерживать ту бурю эмоций, которые вырывалась из неё.  Девушка встала за спиной у брата и пристально смотрела в глаза Константина, как бы вопрошая его  « Как ты мог?».
Их спор прерывался, на ухаживание за Елагиной. Анна села на диван рядом с Полиной, достала платочек и стала вытирать ей лоб и обмахивать ей лицо. Карницкой не хватило сил приподнять её, чтобы помочь выйти на воздух, поэтому решила подождать, когда мужчины перестанут бушевать.
- Даже если я окажусь самим цесаревичем, Вы что же, измените свой положительный ответ на мой вызов на дуэль? Тогда я буду считать, что Вы еще и трус, сударь. Поэтому советую не размениваться по мелочам, Вы разговариваете с дворянином, который сейчас вызывает Вас на дуэль и требует ответа на счет встречи наших секундантов. Время и место, сударь.
- Что ты такое говоришь? Какая дуэль, Михаил? – Анна была в ужасе, - Михаил, сейчас же прекрати это безумие!
Фрейлина вскочила с дивана и схватила за руку брата. К глазам стали подкатывать слезы, которые она с трудом сдерживала. Она с мольбой посмотрела на графа Сумарокова, прося отказа от дуэли, но в его глазах она прочитала- согласие. Сердце Анны словно остановилось. Она снова бухнулась на диван и стала протирать лоб Елагиной. Сейчас она ничего не понимала, она знала, что должна помочь девушке. Она до последнего момента верила, что все еще образумиться и все будет хорошо. Нет, она не сомневалась в умении своего брата стрелять , но Анна не знала, как стреляет Константин и какие у него шансы. Она боялась за обоих, и за брата, и за друга. Страшно видеть, когда два дорогих человека ссорятся и одному из них может грозить смерть. Она прекрасно понимала, что дружба с Константином закончилась и это было тяжелым испытанием.

Отредактировано Анна Карницкая (2013-10-08 01:18:33)

+4

19

ОФФ: Лизавета, я наконец-то это сделала)) ты молодец, что дождалась, прости.

Спальня маркизы Керолайн де Монтес.

Лучше битва, чем мир взаперти.
Это тайна всех маленьких женщин:
Из двух зол, что стоят на пути,
Выбрать то, что покажется меньшим.

А меньшим из двух зол была простая помощь той самой "маленькой". Элиз Бутурлина - сестра, самая младшая, самая забавная и радостная сеньорита, которую сразу же заметила Керолайн де Монтес. Она назвала бы ее Солнцем , которого не сыскать во всем Двугорском и за пределами. И, наверное, по-большей части даже из-за этого она согласилась, а если быть точнее, даже напросилась, помочь младшей юной графине в тайном прибытии на маскарад.
- А если нас раскроют?- спросила вечером вчерашнего дня Елизавета Алексеевна, не скрывая даже страха и волнения в глазах. Но Керри уже тайно горела желанием устроить для этой золотоволосой девушке превосходный праздник. И даже так кстати её сестра Катарина тоже была не прочь устроить этот "мятеж". Какие же мысли были на счет костюма? Думаю, что именно цвет волос выпускницы Смольного института были ответом на все вопросы.
Время "Икс" было назначено ровно в час открытия маскарада, чтобы вовремя и сразу слиться с веселящимися и не быть уже точно узнанными. Место встречи была спальня самой испанской маркизы, куда немедленно собрались сестры Дениса.
- Доброго вечера. Признаться, едва сердце не выпрыгнуло из груди.
Волнение, честно признаться, было не только у нее. Керолайн тоже была не в себе - уже который час она придирчиво рассматривала свой костюм, который она смастерила вместе со своей камеристкой Марией, и так и оставила лежать на кровати. Это был струящийся шелк сиренево-молочного цвета, покрытый поверх газовой тканью, начинающей блестеть своими нитями-паутинкой при малейшем попадании на них света. И маска под стать - той же ткани и цвета, без единого пера, которые она просто не любила (по ее мнению, для перьев было лишь один предмет, куда бы они точно пошли - веер), но с тонкой ажурной каймой по нижней части, маска, закрывающая половину лица. И может она всё же не могла скрыть ее обладательницу не так надежно, как маски на всё лицо, но всё было продумано до мелочей, которые испанка любила в каждом костюме - ко всему прочему к платью и маске она с удовольствием добавила еще и газовую вуаль, которая прикалывается к волосам.
- Всё хорошо, Элиз, проходите, сейчас мы с Катрин Вас быстро оденем, уложим волосы и мы незаметно выйдем к празднующим,- весело зашептала Керри, тут же взяв Елизавету Александровну в свои руки в прямом смысле, и подвела к столику с зеркалом. Посмотрев на ее отражение, она распустила волнистые от природы золотые волосы и перебрала их между пальцами. - Вы будете лучше, чем Золушка на балу. Катрин, думаю, надо приступать к преображению нашего солнца в Золотую Рыбку. Mi querido, Вы будете великолепны.

Особняк в Двугорском. Маскарад.

- Что можно прекратить, А можно сохранить? Когда этого нет, то ее все ищут, А когда она есть, то только ее и слышно.
А вот и вход в залу. Неужели еще не все веселятся и танцуют? А две маски - одна из них должна быть, значит сама графиня Бутурлина. Мельком взглянула на Золотую рыбку. А потом Ворожея вдруг засмеялась, проведя перед глазами Гаганы, после чего просто откуда-то, словно из воздуха, взяла карту в пальцах и вручила другой.
- Мой ответ бы был всё равно верен, но думаю, что так я привнесу в этот праздник больший вклад. Тишину мы всегда найдем, но позже.
Дождавшись, пока сестры Бутурлины пройдут свои загадки, вздохнула спокойно - мать дочь не узнала, значит главная проблема была решена.
- Думаю, что теперь можно от души повеселиться,- рукой очертила полукруг по зале, чтобы было понятно, что каждый уголочек этого маскарада мог принадлежать им, и всё, что сделаешь в этот вечер - хотя, и ночь в их распоряжении - всё останется на этом празднике и в памяти каждого. А уж будет ли это приправлено еще каким-нибудь чувством, будет зависеть от нас. Мимо прошедший гость как-то заинтересованно посмотрел на троих только пришедших барышень, на что Керолайн тут же среагировала, улыбнувшись лучезарно ему в ответ и сделав шаг навстречу.
- Друг сердечный, что ж ты смотришь так на нас, словно не родной?- взяв его тут же за руку, чем немного смутила, тут же посмотрела на его перевернутую ладонь.- А ты знаешь, что есть у тебя шанс сегодня найти свою судьбу. Только она сама тебя должна приметить, а не ты. Да под знаком Луны. Думай потом сам - либо ночь дожидаться, либо на улицу выходить. А может и то и другое? Хочешь на картах точнее скажу?
Подмигнув и вновь улыбнувшись, но еще более веселее, всё же отпустила незваного гостя - хотя тот и пообещал ее найти, чтобы узнать дальнейшую судьбу своей жизни.
- Ах, зря, у него и правда интересная судьба намечается. Интересно, это не Цесаревич был, случаем,- проводила взглядом мужчину и рассмеялась, перебирая оказавшиеся вдруг гадальные карты и представив, как бы она предугадала судьбу будущего императора.

+5

20

Княжна всей душой отдалась танцу, музыке, царившему вокруг веселью. Она старалась не думать о предстоящем замужестве, решив не омрачать праздник грустными мыслями. Не то, чтобы граф Бутурлин был ей неприятен, вовсе нет! Но они с раннего детства знали друг друга, были дружны, относились друг к другу как брат и сестра. Теперь же им предстояло соединится в одну семью, стать супругами. Это никак не укладывалось в голове. Самым ужасным теперь было то, что между ней и Денисом возникла какая-то скованность, стеснительность. Не было прежнего добродушной простоты и легкости. Это не могло не печалить ее.
Слегка тряхнув головой, отчего ее длинные золотистые локоны взметнулись в воздух, Ольга приняла приглашение на танец и вновь закружилась в вихре. Когда она остановилась, чтобы перевести дыхание и успокоить бешеный ритм сердца, которое едва не выпрыгивало из груди, то почувствовала, как кто-то мягко коснулся ее руки, а затем запечатлел на ней легкий поцелуй. Обернувшись, она увидела несколько сгорбленного старика в огромной коричневой шляпе, крестьянской рубахе, штанах и лаптях. Лицо его полностью было сокрыто густой седой бородой, и лишь глаза выдавали своим живым блеском, что под маскарадным образом скрывается молодой человек.
- Поистине Вы прекраснее всех на этом празднике! Вы покорили сердце Старичка-Боровичка, милая Лисица!
Голос незнакомца прерывался характерными покряхтываниями, но это не могло скрыть его природную бархатистость.
Ольга обольстительно улыбнулась и присела в смешливом реверансе.
- Благодарю Вас, дорогой Боровичок. Услышать подобную похвалу от Вас вдвойне приятно.
Пристальный взгляд смутил княжну, но она постаралась скрыть это за задорной улыбкой.

+3

21

Граф тонул в этих прекрасных серо-голубых глазах, искрившихся необыкновенным теплым светом. Он позволил себе задержать в своей руке хрупкую ручку девушки, что, похоже, ее немного смутило. Однако, решив не придавать этому значения она улыбнулась ему. О, Боже! Что это была за улыбка?! Будто тысяча светил озарили его существование.
- Так подарите же мне танец!- Порывисто ответил Алексей и, приняв руку своей спутницы, вывел ее в центр бальной залы. Девушка иногда опускала свою маску, тогда граф не мог налюбоваться на это прелестное лицо, нежную кожу, игривый румянец на щеках, чуть вздернутый маленький носик. Чувства захватили его в свой сладкий плен. В какой-то миг ему показалось, что нет никакого бала, и они находятся лишь вдвоем. Искристый смех ласкал его слух. Но все прекрасное по какому-то немыслимому недоразумению заканчивается слишком быстро. Орлов не смог сдержать огорченного вздоха, когда последние аккорды смолкли. Абсолютно позабыв о своем наряде и маскарадном образе, он учтиво поклонился своей даме и поцеловал ее руку. Не отпуская тонких пальчиков, он поднял глаза на нее и тихо спросил:
- Могу ли я узнать Ваше имя, прекрасная незнакомка?
Несколько мгновений она удивленно взирала на него, а затем рассмеялась. Высвободив руку, она игриво погрозила пальчиком и развернулась, чтобы уйти. Алексей поспешил произнести, может быть, несколько громче, чем следовало:
- Умоляю, будьте же милосердны! Сжальтесь над несчастным, поверженным Вашей неземной прелестью!
Она замерла на месте, а затем медленно обернулась. Она отняла маску от лица и с загадочной улыбкой посмотрела на графа, словно оценивая, насколько его высокопарные слова близки к истине. Алексей же ждал ее слов, как приговора.

+5

22

http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif- Ну вот и всё, и на лице личина. Теперь пусть мне, что знают, говорят: Я ряженный, пусть маска и краснеет, - процитировал князь Шекспира, покидая свою комнату. Праздник уже должен был начаться и он, следуя старой привычке не спешил быть из числа первых гостей, предпочитая затеряться в шумной толпе сразу же как войдет в бальную залу.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifОколо дверей его ожидали Гарафена и Гагана. Хозяева дома оберегали двери той светлицы, где уже началась пышная игра богини Мельпомены, по прихоти облачивших князей и графов в костюмы леших и разбойников, а прекрасных дам обрядила пестрящие шелка и сверкающие драгоценности.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifМаска князя Владимира не принадлежала к числу персонажей из славянских мифов и русских сказок, хотя могла сойти за того самого ученого кота, который ходит по цепи кругом, развлекая слушателей то песней, то сказкой. Сегодня он мог бы исполнить балладу о том как под покровом масок рождается и умирает страсть, хищник становится жертвой, а жертва властителем мира.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifРазгадав загадку князя впустили в залу, где в легком шуршании накрахмаленных юбок кружили самые невероятные персонажи былин и сказок. Пышное убранство зала померкло перед пестротой и яркостью маскарадных костюмов. Эфемерный сладкий обман легким облаком витал над танцующими, и князь Неверовский с благодарностью ощутил как этот покров лег и на его плечи. Мужчина улыбнулся, однако его улыбки не было видно под маской кота.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifМягко переступая ногами, или в нашем случае, лапами, Кот двигался вдоль залы, присматриваясь к личинам, скрывающим истинное лицо их владельцев. Володе казалось, что некоторых гостей ему удалось угадать, хотя сам он надеялся остаться не узнанным. Ведь если тебя разгадали с первых же минут, тогда к чему нужно столько приготовлений и мук, которые доставляют маска, мешающая свободному обзору, и мягкий бархат пошитого костюма, который дразнит свободой и легкостью, превращая своего хозяина в раба Мельпомены. С каждой прожитой минутой Владимир чувствовал как стирается его собственное Я, и вместо офицерской выправки в его теле все больше угадывается кошачьей пластики.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif"Еще несколько мгновений и я не сдержавшись начну мурлыкать от удовольствия", - подумал Владимир, наблюдая за грациозными, плавными движениями дамы, облаченную в белоснежный атлас, нежно расшитый серебром. Мужчине потребовалось только несколько мгновений чтобы угадать даму, скрывающуюся под этой маской, но вот её кавалер остался не узнанным. Только по его торопливым суетливым движениям Владимир понял, что перед ним не тот самый незнакомый господин которого он видел рядом с Александрой на лестнице. Наблюдая за тем как Морской царь путается в ногах, едва поспевая за ритмом танца, и тем самым доставляя своей сказочной прекрасной партнерше некоторые неудобства, истинный кот непременно бы принялся когтями впиваться в обивку кресла. Князю же оставалось только иронично улыбаться в адрес не узнанного господина, решившего количеством драгоценных камней на своем костюме превзойти самую смелую кокетку этого вечера.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifКогда пара закончила свой танец и двинулась к столику с огромной чашей пунша, Кот последовал за ними оставаясь на некотором расстоянии. Владимир все же должен был убедиться, что глаза его не обманули и перед ним действительно  графиня Александра Кирилловна Воронцова-Дашкова. С тем чтобы услышать голос госпожи Метелицы и вместе с этим оставаться на безопасном расстоянии было невозможно, поэтому князь примкнул парочке молодых девушек, с жаром раздающих комплименты в адрес друг друга. Не произнося ни слова, Кот, благо сегодняшний образ благоволил этому, неожиданно возник перед девушками и театрально выждав, как в сейчас бы мыс сказали Мхатовскую, паузу, поочередно поцеловал руки сперва одной, а затем и другой барышне. Девицы, видимо олицетворявшие собой богинь красоты и плодородия, о чем свидетельствовали их прически, убранные виноградными лозами и другими экзотическими фруктами, переглянулись и засмущавшись такого внимания стыдливо спрятали взгляд. А галантный Кот, продолжая играть свой пластический этюд, выкинул новый фортель, раскланявшись в французском реверансе. Но все эти уловки нужны были только для того чтобы услышать как графиня Воронцова учтиво благодарит своего кавалера за прекрасный танец и отказывается принять следующий ввиду того, что он обещан другому господину.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifВладимир, теперь уже не сомневающийся в своих догадках ревностно отнесся к последним словам Метелицы, что однако не помешало ему подойти к его Саше. Продолжая исполнять удачно сыгранную роль, Владимир все так же без слов по кошачьи возник рядом с дивной красавицей и галантно протянул ей лапу.

+6

23

- Еще поговорим, даю вам слово,- рыкнул его оппонент и замолк. Константин знал такую породу людей и догадывался, сколько несказанного вертелось на языке у мужчины и лишь усмехнулся на это замечание себе в усы:
- Мне прямо не терпится, - негромко сказал он скорее сам себе, нежели этому мужчине. 
В комнате становилось слишком душно и жарко или это только казалось ему? Людские страсти порою бывают жарче самого пламенного огня. Но так или иначе, Сумароков бросил свой армяк на стул возле стены. Прекрасная Зевана так и не приходила в себя. «Или она уже играет, не желая вмешиваться в ссору?» - подумал он, внимательно посмотрев на нее, - «нет, так не играют» Он сделал замечание этому нарисовавшемуся кавалеру  и тот, словно бы и не заметив начала речи Лешего, крикнул лакея. «Прекрасно, сударь, через полчаса о случившемся будет знать вся прислуга Бутурлиных. Не уж то вы так закостенели, что не в состоянии сделать этого сами?» Он молча наблюдал, прислонившись к дверному косяку, за действиями происходившими в этой комнате. Появилась Анна, смотрящая на него так внимательно, будто бы о чем-то спрашивала. Но Сумароков не удостоил ее особого внимания. Будь он в более веселом расположении духа то непременно бы поинтересовался, какие птички успели ей напеть о происходящем здесь. Возможно, это был тот тетерев, что приносил воды, но что-то подсказывало ему, что она сама пришла сюда.
- Даже если я окажусь самим цесаревичем, Вы что же, измените свой положительный ответ на мой вызов на дуэль? Тогда я буду считать, что Вы еще и трус, сударь. Поэтому советую не размениваться по мелочам, Вы разговариваете с дворянином, который сейчас вызывает Вас на дуэль и требует ответа на счет встречи наших секундантов. Время и место, сударь, - насмешливо сказал Кот.
Мерцали свечи, но зала погрузилась в мрак. Все искорки добра и пониманья, что оставались здесь, привнесенные Зеваной,  растворились под натиском гнева. В душе мерцавший огонек был погребен под самолюбием и ложной гордостью. Душа, словно чаша, наполнилась ядом сполна в тот миг, когда Сумароков  услышал ответ этого мужчины. Он забыл, что отчасти был повинен в сложившейся пикантной ситуации и жаждал продырявить этого наглеца, что посмел назвать его трусом. Лицо Константина помрачнело и стало жестким, будто бы высеченным из камня. Но все это тонуло под маской и были заметны лишь сверкавшие злостью глаза.
- Мне приписывают множество пороков, но трусость не из их числа, - резко ответил Константин .
- Что ты такое говоришь? Какая дуэль, Михаил? – Анна была в ужасе, - Михаил, сейчас же прекрати это безумие! «Михаил. Маска, я Вас знаю» Однако, эта догадка ничего не решала и желание продырявить этого наглеца, от того, что он – брат его дражайшей Аннет, меньше не стало.
Анна была в ужасе и металась по комнате, словно раненая тигрица. Она умоляла брата, умоляла взглядом его. Не было сказано ни слова, но он это видел и чувствовал. Но отказываться от дуэли Сумароков не собирался.
- Я пришлю к вам моего секунданта, - сдерживая рвущийся наружу гнев, холодно сказал Константин. Называть свое имя он не собирался. Анна сделает это за него. Ведь и его противник не пожелал назвать своего имени.
Подобрав свой армяк и перебросив его через плечо, Сумароков вышел из комнаты, и выходя толкнул зазевавшегося и подслушивающего слугу. Схватив его за шкирку, граф грозно пообещал вырвать язык этому молодцу, ежели кто узнает о том, что тут произошло, после чего наградив почетным графским пинком, выпроводил его. Сам же Костя, нахмурившись стал думать, что же ему делать. Найти Владимира? Он не хотел портить другу праздник. Оставался Дмитрий. Но он, в Константиново. Решив так, граф большими и злыми шагами, направился прочь из этого дома. Стреляться они будут завтра. Долее он ждать не намерен.

+7

24

Павел Павлович Сумароков
Госпожа Метелица была чудо как прекрасно. Морской царь, коим сейчас являлся Павел, глаз не мог от нее отвесть. «Кто же эта красавица? Уж не сама ли Аделаида Прокофьевна?» - подумал граф.
- Позволяю, - пропела она и Морской Царь не замедлил увлечь за собою в танец. К счастью для графа, чья поясница давала о себе знать, первым танцем был полонез, «степенный танец старцев», как называл его Павел в шутку. Крякая и расточая комплименты, граф Сумароков, с рвением, которому позавидовали бы и молодые, повторял фигуры, задаваемые первой парой. Музыканты, к огромному сожалению Сумарокова, играли великолепно. Музыка, льющаяся из под каждого смычка, подхватывала каждую пару и несла по волнам танца. Особливо шустрые молодые люди, по обыкновению, с хлопками отбивали дам у шедших впереди.
- Прекрасная Метелица, вы только посмотрите, - указал Морской Царь, на пары в начале колонны, - этот франт уморит нашу почтенную Гагану своими антраша, а вместе с нею и добрую половину танцующих, - он улыбнулся и добавил, услышав шепот и хихикание позади, - они тоже так думают, - он крякнул, старательно выполняя фигуру. Он был рад, что маска удачно скрывает все его гримасы, которые появлялись на его лице от каждого па. Но Павел был бы не Павлом, если бы сознался, что уже стар для таких увеселений, - вот увидите, фантов не будет. Повторив фигуры и чуть было не лишившись дамы, граф вновь рассыпался в комплиментах Метелице. По его словам, не было в зале дамы превосходящую ее в грации.
- Я сделаю вас Царицей Морскою, о прекрасная, только скажите мне первую букву вашего имени! – воодушевленно произнес он под конец танца, перед тем, как отвести свою даму к столику с огромной чашей пунша. Граф поклонился и в спину вновь вступило. Он охнул и с кряхтением все же разогнулся, строя под маскою гримасы. Его партнерша, все же признал граф, все же заставила его запыхаться, будучи легкой и быстрой, словно летний ветерок.
- Благодарю за честь! – наконец выдавил он с улыбкой и кивнул, не рискнув еще раз поклониться, - позвольте откланяться, королева моего морского сердца, - улыбнулся он, когда к ним подошел кот представительного вида.
Граф Сумароков, не зря поспешил покинуть свою даму, которой он только что пел дифирамбы. Граф Сумароков, который как известно, никогда ничего просто так не делает еще в начале танца, заметил забавную сцену с участием четырех персонажей. «Это пахнет поединком» - подумал граф, выскальзывая из бального зала в главный холл первого этажа. «Кто знает все и остается незамеченным? Слуги. Уж эти сплетники знают что произошло – подумал он, - и за звонкую монету все расскажут»

Полонез


о танце

Бал в начале прошлого столетия начинался польским или полонезом, «что больше походит на прогулку под музыку». В первой паре шел хозяин с «наипочетнейшей» гостьей, во второй – хозяйка дома с «наипочетнейшим» гостем.

Если на балу присутствовал император, он в паре с хозяйкой дома открывал бал. На придворном балу во дворце император шел в первой паре не с императрицей, а со старшей дамой, женой великого князя. Могло быть и другое распределение пар на придворном балу. Вспоминая «большой бал в день ангела» своего отца Николая I в 1834 году, великая княжна Ольга Николаевна отмечает: «Папа' открывал бал полонезом, ведя старшую чином даму дипломатического корпуса. В то время это была прелестная графиня Долли Фикельмон, жена австрийского посланника. За ними шли мама' с дядей Михаилом, затем я, под руку с графом Литта. Он был обер-камергером...».

Полонез начинался в парадной зале и продолжался в отдаленных комнатах. Колонна повторяла движения, которые задавала первая пара. Александр I не любил «шествовать» в первой паре. «Были из числа военной свиты или из придворных лиц, которые принимали, скажу даже, с боя брали этот пост и сторожили, с кем танцует государь: если с Марьей Антоновной (Нарышкиной. – Е. Л.), то польскому нет конца, при маскарадах обойдут целый круг два раза, если с молоденькой и красивой дамой, то польский делали продолжительным, но если государь ведет какую-либо старуху, взятую им из приличия, то если можно, то польский продолжали полкруга залы и никогда более целого круга».

Во время исполнения полонеза существовал обычай «отбивания дамы», который подробно описан в воспоминаниях Н. В. Сушкова: «...непопавшие в польский мужчины один за другим останавливают первую пару и, хлопнув в ладоши, отбивают даму; кавалеры отвоеванных дам достаются следующим, переходя от одной к другой, а кавалер последней пары остается в одиночестве. Иной стоически переносит остракизм и отправляется в боскет или к одному из карточных столов отдохнуть от своего подвига, а иной, преследуемый обидными со всех сторон словами: устал!, в отставку!, на покой!, отчаянно бежит к первой паре и отбивает даму».

Кавалер, становившийся во главе колонны, старался перещеголять своего предшественника «небывалыми комбинациями и фигурами», которые должна была повторить вся колонна.

Польский, как свидетельствует Ф. Ф. Вигель, длился не менее получаса. «Это даже не танец, а просто отдых, развлечение»,– сообщает в письме Марта Вильмот. «Польский только условно заслуживает названия танца, представляя собой прогулку по залам: мужчины предлагают руку дамам, и пары степенно обходят большую залу и прилегающие к ней комнаты. Эта долгая прогулка дает возможность завязать беседу, однако любой кавалер может менять партнершу, и никто не может отказаться уступить руку своей дамы другому, прервав едва завязавшуюся беседу. Признания, готовые сорваться с уст, замирают, и не однажды, думаю, любовь проклинала это вынужденное непостоянство, сохраняющее для благоразумия сердца, уже готовые с ним проститься».

Отредактировано Venatus Magister (2013-10-19 16:23:05)

+3

25

Михаил мог упиваться опасность, пролетавшей сейчас в комнате, словно дама в черном, или как ее называют известным именем Смерть. Да-да, Михаил любил эти моменты, когда в жилах стынет кровь, а разум твой чист и прозрачен как стеклышко, и ты знаешь что делаешь, но останавливаться вот не пожелаешь ни за что. И вот теперь вновь эти ощущения. Дуэль - запретный плод для мужчин, от которого ты можешь перевесить чаши весов в свою или чужую сторону. Прекрасно! Михаил лишь усмехнулся вновь в свои кошачьи усы и хотел добавить еще колкие словечки, но сестра Анна подоспела вовремя. Вовремя для этого господина, который еще не услышал и трети из того, что думал о нем граф Карницкий. И кто знает, может быть те слова привели бы к немедленной дуэли без секундантов. И не было бы свидетелей, и стрелялись бы мы в лесу, а потом. Что бы было потом, интересно. Но Михаил теперь стал злиться и свою сестру, поведшую себя столь глупо, что забыла на каком балу находится.
- Милая Смерть, Вы как всегда вовремя,- процедил он сквозь зубы, но всё же повернулся к ней и даже встал с диванчика, где всё еще покоилась в бессознательном состоянии Полина Елегина.- Но решения я не изменю, что надеюсь услышать и от самого...
Он резко кивнул в сторону мужчины и пронзил в ответ на его искры своим каменным взглядом.
- Я пришлю к вам моего секунданта.
- Мой секундант будет ждать,- и даже не потрудился дальше смотреть на теперь уже своего противника. Дуэль - как много в этом звуке, он эту песню слышал настолько часто, что его друг Андрей Вяземский мог если только сравниться в этом "хоре", а Денис уже, кажется даже устал слушать. Кстати, о Денисе. Михаил перевел взгляд с уже не такого бескровного лица рыжеволосой княжны - подойти он уже не смел к ней дабы уже действительно не навлечь на Paulin еще большей беды - на Анну.
- Зачем ты сюда пришла?- первый вопрос, ответ на который Михаил уже знал ответ, поэтому он просто успокаивающе поднял руку и сжал легонько ее плечо.- И имя. Зачем? Ладно, это, но то, что ты знаешь и этого незнакомца, Анна. Ты должна сказать кто он. Скажи.
О да, этот взгляд он не пропустил бы не в  коем случае. Когда юная графиня Карницкая взглянула и на этого маскарадного шута, Михаил сразу понял, что она знает и его. Любопытство в смеси со злобой побудило попытаться хотя бы выудить из нее это имя. Он не  разжал пальцев до тех пор, пока сестра не сказала этого имени, и только лишь потом он, почти не веря ушам, сделал шаг назад.
- Ну что же, значит так тому и быть. И я не изменю своего решения даже теперь, Анна!- прикрикнул и устремился к той двери, которая вела из комнаты в гущу веселья. Радуйтесь, люди, радуйся народ и царская семья, главное не замечайте ничего, что будет здесь, останьтесь глухи.
Лишь перед самой дверью, уже почти приоткрыв ее, Михаил посмотрел через плечо вновь на безмятежно лежащую на диване девушку и словно бы в его взгляде даже что-то дрогнуло. Так же быстро как и исчезло.
- Присмотри за ней, Анна, и не смей ничего говорить, ибо не сестра ты мне будешь потом. Не говори,- последние слова он уже шепнул на прощание, закрыв дверь и начиная протискиваться по залу. Вон из дома, Денис наверняка сейчас ведет беседы со своим верным конем - уж не знаю. Как раз без свидетелей и скажу.

12.01.1843г. "I Passi Che Facciamo"

Отредактировано Михаил Карницкий (2013-11-03 16:36:54)

+4

26

Саша едва удерживала на лице очаровательную улыбку, всякую минуту грозившую превратиться в звонкий смех. Её кавалер оказался удивительно смешон в своём стремлении перещеголять молодых мужчин, и даже степенный танец давался ему с трудом. И, судя по всему, они не были знакомы, иначе Морской Царь знал бы, что просить о танце графиню Воронцову-Дашкову, ту, чья прелесть, по утверждению Мещерского, возрастала с каждой нотой легкомысленной польки или лихой мазурки, есть испытание не для дурных танцоров. Муж, например, никогда не танцевал с ней, предоставляя иным кавалерам развлекать жену, а Александра среди всех особенно любила младшего Вяземского – пожалуй, он был единственным, кто мог заставить её чувствовать себя робкой ученицей в руках талантливого учителя. Алёша Орлов тоже был хорош, и Сандро, не переставая смеяться и удивляться, учивший её фламенко, и ещё кое-кто из дерзавших увековечить своё имя в её бальной книжке хотя бы на один вечер… А этот презабавно ухмыляющийся незнакомец, что тяжело дышал и рвался вперёд, словно старая полковая лошадь при звуке горна, был старателен и стар, но – увы! – не более.
Когда её, нисколько не запыхавшуюся, препроводили к одному из буфетных столиков, улещивая и умоляя назвать имя, графиня только покачала головой. Нет уж, не сейчас, сударь, не в этот раз… Но и кавалеру вдруг стало не до неё: Саша всё же верно угадала больную спину, которая вдруг напомнила незнакомцу о себе.
Сердечно благодарю, – сопроводив слова кивком, женщина дождалась, пока незадачливый ухажёр бочком-бочком двинется прочь и прыснула, закрывая рот рукой. Бедняга! Какое испытание, какой позор! Но рядом уже стояла иная маска, которой, кажется, был обещан танец ещё в первые мгновения, стоило только войти в зал. По крайней мере, Александра Кирилловна надеялась, что это та самая маска: здесь оказалось несколько господ в тёмных костюмах, и перепутать их в легкомысленной круговерти праздника было самым простым и естественным делом. Изящество, с которым Кот протянул ей руку, сразу же выдали в нём дорогого друга, который, конечно, не страдал излишней театральностью манер, но подшутить над ней любил и умел. Оставив веер, до того на шёлковой ленте висевший на запястье, на ближайшем свободном стуле для тех, кого утомили танцы, графиня ласково пожала пальцы графа Карницкого в чёрной перчатке, искусно расписанной под кошачью лапу.
Ну, Миша, как ваши дела? Что матушка с батюшкой, не передумали ли ещё… – её партнёр повернулся лицом к свету, и на Сашу насмешливо взглянули серые глаза. – Простите, я приняла вас за друго… Вы?!
Метнуться прочь испуганной пташкой ей не позволили, и Александра, чьё лицо залил яркий румянец, полыхающий даже сквозь невесомую белую пудру, покорно последовала за князем Неверовским. Не узнавать его входило в привычку, и это отнюдь не радовало её, особенно теперь, когда от принятого решения – безоговорочно разумного и правильного – всё ещё болела душа. Саша слишком рано обрадовалась тому, что счастливо избегала общества Владимира Андреевича все эти дни, потеряла осторожность и теперь вынуждена танцевать с ним, ибо вырвать руку и спешно выбежать из зала, мешая остальным, она не смогла бы и в куда более пикантной ситуации, чем обыкновенный танец двух масок на глазах многочисленных гостей.
Что вы делаете, князь? – Тёмные глаза Александры смотрели на редкость недружелюбно и холодно. – Вы, кажется, перепутали меня с Еленой Григорьевной?
Острый блеск драгоценного браслета на запястье выдавал нервную дрожь, дыхание сделалось прерывистым, и тонкая, до этой минуты нежная и невесомая ткань платья царапала часто вздымающуюся грудь. Да, говорить подобные вещи было тяжело, сколько бы графине Воронцовой-Дашковой ни доводилось отваживать от себя нежеланных почитателей или объявлять о разрыве. Перед глазами мгновенно встало лицо Столыпина, но женщина поспешила задавить в себе жалость: перед ней был не влюблённый без памяти Монго, не несчастный Алексей Аркадьевич, накликавший беду со словами любви и восхищения, а Владимир Андреевич. Не Володя, в которого была влюблена Сашенька, но князь Неверовский, жених слишком дорогой её сердцу Элен, чтобы можно было поступиться нежной дружбой ради интриги заведомо слишком мучительной и не стоящей нескольких мгновений обманчиво счастливого забытья.

Отредактировано Александра Воронцова (2013-10-21 15:23:15)

+9

27

Если бы Полине, приди она сейчас в себя, рассказали бы о том, что происходило в этой комнате, пока она находилась в бессознательном состоянии,  она, должно быть, лишилась бы чувств  еще раз, так что граф Карницкий, запретивший сестре рассказывать о дуэли  Елагиной, поступил весьма и весьма умно, ведь, кто знает, до чего бы довел дело второй обморок княжны.  Во всяком случае, она была сейчас слишком слаба, чтобы выслушать эту весть спокойно и с достоинством, а ведь, поведи она себя иначе в такой ситуации, отец бы ей этого никогда не простил, поэтому, действительно, стоило утаить от нее все, несмотря на то, что именно она послужила причиной для дуэли. Узнай Полина сейчас обо всем, смогла бы она остановить Михаила или, быть может, Константина? Вряд ли. Ведь дуэль для мужчин была делом чести. Что ж, женщины слишком часто становились причиной дуэли, и Полина не раз читала об этом и даже слышала о  подобных случаях, но чтобы самой быть втянутой в водоворот событий,  и быть еще в самом их эпицентре?! Да, такого поворота  рыжеволосая княжна явно не ожидала, когда,  стоит, однако, признать, весьма опрометчиво поступила, попросив помощи у незнакомца. Масштабов случившегося она, к счастью, еще не осознавала, ибо ни о чем еще не подозревала. Какие роковые последствия будет иметь эта дуэль? Станет  ли известно  о ней царской семье? Как повлияет она на жизнь Полины? Обо всем об этом ей еще предстояло подумать, а пока… Неведение… Что может быть лучше и слаще?
- Ах, как же болит голова…!- рыжеволосая Елагина с трудом открыла глаза и обнаружила себя лежащей на диване возле входа в залу.  На лбу у нее заботливо покоилось покрое полотенце, влагу которого она, должно быть, и почувствовала сквозь дрему. Помниться, она свалилась на руки незнакомцу, когда упала в обморок. Но сейчас…? Что же случилось? Где же этот человек, с которым она пришла сюда? И почему первым, кого она увидела, когда открыла глаза, оказалась Анна Карницкая, стоящая, правда, к ней спиной и смотревшая куда-то вглубь залы через полуоткрытую дверь? Что же здесь вообще происходило, пока она пребывала без чувств? Она собиралась это выяснить, не смотря на невозможную головную боль. Головокружение, правда, уже прошло, перед глазами ничего не сливалось, а  голова, кажется, прояснилась, так что она даже приподнялась  на диване на локтях.
- Анна… Anne, что ты тут делаешь? И где…  Где тот господин , которому я свалилась на руки без чувств? Он ушел? Я ведь должна поблагодарить его… Он, должно быть, позвал тебя присмотреть за мной   и удалился по делам? – наивно спросила Полина,- ах, как неудобно, я ведь даже не поблагодарила его…

Отредактировано Полина Елагина (2013-10-24 16:37:44)

+4

28

http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifМаски, обман, мираж, видение и грёзы... Маскарад безудержным вихрем призрачной фантазии закружил в зале, все смешалось. Явное стало туманным, сказка стала былью, а Кот, носивший вовсе не кошачье имя Владимир, вдруг сделался Мишей. С какой нежностью и лаской произнесла она это простое русское имя, без всяких модных выговоров на различный манер, которые так претили душе Владимира Андреевича.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif"Много ли мужчин удостоилось услышать из ваших уст такие теплые слова, способные согреть даже в стужу? Многие ли мужчины удостаивались вашей сердечной заботы?" - ревностно думал князь, принимая ручку графини, завидуя неизвестному Михаилу, которому непременно досталась бы мягкая улыбка друга, а не холодный блеск, маленькой бусинкой затаенный в глазах графини Воронцовой.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif"Что это? Наказание за то, что не разоблачил себя? Дал Вам обмануться?" - Владимир почувствовал как нервно дрогнула рука девушки, словно она встрепенулась и если бы не его цепкая кошачья хватка, то пугливая пташка улетела бы в небо, весело насвистывая песенку, оставив незадачливого хищника одного с пучком перьев. Но не успел Владимир углубиться в свои думы, как правда сама обнажилась, брезгливо выставив наружу всю подноготную. Одно только имя княжны Вяземской разрушило все замки. Владимир Андреевич безошибочно угадал упрек в словах графини и увидел стужу в её чертах, которые не могла скрыть маска.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif- Нет, я не перепутал, - твердо объявил князь. - Я Вас сразу угадал, почти с первого мига. Мало кто в этом зале мог бы похвастаться тем вкусом и такой легкостью с которой Вы с безупречной гармонией выбираете себе туалет. Нет, Вас невозможно перепутать, но Елена Григорьевна... Её маска остается для меня загадкой и я надеюсь, что именно Вы сможете указать мне её. Ведь пока я переберу всех красавиц в этом зале может пройти много времени и что ещё хуже, я могу опоздать.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifВладимир, который собирался говорить совсем другое и сам удивился своим словам, но был бесконечно благодарен Александре, которая несмотря на теперешнюю перемену и холодность по прежнему оставалась его другом. Конечно же он должен был быть рядом с Еленой Григорьевной. задаривать её комплиментами. ревностно охранять от других мужчин, беречь её достоинство и честь. Но как бесчестен он был по отношению к своему другу Александре, как чудовищно поступал по отношению к своей будущей супруге. И даже если раньше в словах и поступках князя Неверовского сквозили ветреность и вольность, то сейчас он обязан был соблюдать другие правила.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif- Так Вы согласитесь мне помочь? Я буду вам бесконечно признателен.

+4

29

Оленька покорно последовала за незнакомцем в самый центр зала. С первых минут этого знакомства она чувствовала себя необычайно легко. Молодой человек (а в этом она ни секунды не сомневалась) умел поддержать беседу, был остроумен и находчив. Вместе с тем оказался великолепным партнером в танцах – княжна ни разу даже не задумалась о следующем движении, так умело он ее вел. Глаза юной княжны сверкали задорными искорками. К своему немалому огорчению она осознала, что танец подошел к концу. Не подав между тем вида, она благосклонно улыбнулась своему спутнику. Последовавшие слова немало удивили ее: в них было столько искреннего интереса и живого любопытства, что она едва не назвала свое имя. Но вовремя сообразив, что маскарад – совсем неподходящее для подобных откровений место, только звонко рассмеялась и поспешила скрыться в толпе. Однако, отчаянный возглас заставил ее остановиться и привлек внимание тех, кто был поблизости. Смутившись, она густо покраснела, благо это скрывала маска. Когда первые эмоции улеглись, она обернулась к молодому человеку и внимательно взглянула в его глаза. Опустив маску, она лукаво улыбнулась и приблизилась к нему:
- Вы так сильно желаете знать мое имя? Но к чему Вам оно? В нем нет ничего примечательного …
Ольга наслаждалась тем, с каким восхищением взирала на нее незнакомец.
- Хорошо,- с милостивой улыбкой ответила она,- я удовлетворю Вашу просьбу, но с одним условием: Вы не попросите меня о большем.
Княжна сделала еще один шаг, приблизивший ее к молодому человеку на совсем близкое расстояние, и шепнула на ухо, чуть-чуть приподнявшись на носочках:
- Ольга …
Затем она стремительно скрылась среди гостей. Сердце девушки колотилось с такой силой, что, казалось, вот-вот выскочит из груди. Было в этом незнакомце что-то неуловимое и притягательное.
«А может, это просто влияние праздника … Какая чушь! Мимолетное знакомство и только. Мы никогда не узнаем друг друга …»
Выходя из зала, в котором становилось душно, она столкнулась с подругой Катаржиной Браницкой. Княжна радостно обняла ее:
- Ma chere, как я тебе рада! Какой у тебя чудесный наряд! Ты уже успела потанцевать?
Ольга была оживлена, щеки ее пылали ярким румянцем, и вся она была олицетворением окружающего их торжества.

+2

30

Нежный голос прошелестел имя, от звучания которого в душе графа зазвенели колокольчики. Да, да! Как бы глупо и наивно это не звучало, но то чувство можно было бы описать только так.
- Ольга,- эхом повторил Алексей, но девушки уже поблизости не было. Он мгновенно стал оглядываться по сторонам, стараясь разглядеть ее среди пестрой толпы, но она словно растворилась.
В ушах его до сих пор звучал этот звонкий, чуть насмешливый голос.
«Сколько же в Петербурге барышень с этим именем? А что если она вовсе не из столицы?»
Орлов уже успел не на шутку рассердиться на себя за беспечность. Теперь сложно ему будет отыскать эту прелестницу, кажется, похитившую его сердце. Но его никогда трудности не пугали. Прежде всего, он расспросит своего друга Бутурлина, должен же он знать, кто приглашен в его дом. А в ограниченном списке, быть может, ему повезет, и он обнаружит лишь одно имя, соответствующее его поискам. Воодушевленный этой идеей, он решил немного прогуляться по коридорам, потому как не видел среди гостей в зале хозяина дома. На выходе он случайно столкнулся с толпой ряженых, которые закружили его в собственной, понятной лишь им самим игре. Насилу освободившись от них, однако, все время смеясь, он, наконец, смог отойти немного в сторону и поправить свой костюм. Оглядевшись, Дениса Алексеевича он не увидел и хотел уже вернуться в бальную залу, как в этот самый момент на него налетел гость в костюме лешего. Граф было хотел уже возмутиться, но вдруг глаза гостя и голос показались ему знакомы. В следующее мгновение он уже расплылся в довольной улыбке:
- Сумароков! Константин! И ты здесь? Удивлен! Сколько мы уже не виделись?
С графом они были в приятельских отношениях, служили вместе. Однако, непростая карьерная судьба его сделала свое дело – на какое-то время они потеряли друг друга и общались крайне мало, как, впрочем, и в свете не встречались. Но у Орлова сохранились о нем добрые воспоминания, потому он был искренне рад этой встрече.

+2


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » 12.01.1843г. Бал-маскарад или тайна двугорского парка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC