Петербург. В саду геральдических роз

Объявление


Восхитительный, упоительный момент проверки на мужество, на то - чей дух крепче - человека ли отнявшего добычу, или десятков распаленных гоном собак, секунда, и...
Евгений Оболенский

Никогда в жизни еще Стрекаловой не было так страшно, как сейчас наедине с кузинами! Она даже разозлилась на себя за это. Ну что, разве съедят они ее, в самом деле? А захотят попробовать, так мы тоже кусаться умеем!
Софья Стрекалова

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Palantir



Гостевая Сюжет ЧаВо Нужные Внешности Реклама Правила Библиотека Объявления Роли Шаблон анкеты Партнеры


Система: эпизодическая
Рейтинг игры: R
Дата в игре: 1844 год


17.11. НАМ ШЕСТЬ ЛЕТ!

12.11. На форуме проводятся технические работы, но мы по прежнему рады видеть новых игроков и старожилов.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » 2.12 Бал-маскарад. Бальная зала.


2.12 Бал-маскарад. Бальная зала.

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

I. Участники:
Елена Вяземская, Николай I, Полина Елагина, Эдуард Шереметев, Анатолий Дубровский и все желающие, не нашедшие себе места в квесте.

II. Место действия:
Особняк графа Кашинского, бальная зала.

III. Время действия:
2 декабря 1842 г. 19.00 - окончание бала.

IV. Краткое описание сюжета (2-3 предложения вполне хватит):
Если двое мужчин (3 и Эдуард Шереметев)  не сумели поделить красавицу-дворянку (Елена Вяземская), то к чему это может привести?! Вам не кажется, что ответ очевиден? Дуэль неизбежна. Впрочем, Император, которому доносит о случившемся лучшая подруга (Полина Елагина) той девушки, наверняка сумеет довольно быстро охладить пыл дуэлянтов. Или нет?..
Пока господа выясняют отношения, все гости продолжают развлекаться: кто-то наблюдает за сценой, пары кружатся в вальсе, а кто-то коротает время за светской беседой.

0

2

... Николай Павлович, слегка замедлив шаги, ещё раз прошёлся перед зеркалом, с улыбкой рассматривая своё отражение. Его вид довольно-таки красноречиво говорил о том, как он себе нравится. Парадный мундир, выставляющий напоказ все достоинства его великолепного сложения, был ему очень к лицу. Оттого ещё ни одному смертному не удавалось застать государя во фраке — статскую службу Николай не любил, не уважал и, будь на то его воля, в департамент его бы не загнали кнутом. Впрочем, сегодня ни что не могло омрачить его безмятежного настроения — император никогда не упускал возможности устроить маскарад.
Дорого бы я дал, чтоб узнать наверняка, пройдёт ли этот бал без приключений. За все балы, сколько я их помню — а я тридцать лет как ни одного бала не пропускаю — и не было ещё случая, чтоб не произошло ни одного неловкого инцидента. И я даю тысячу против одного, что так же случится и в этот раз.
Сопровождаемый такового сорта мыслями, Николай Павлович от неожиданности даже вздрогнул, когда вдруг его раздумья прервали настенные часы, пробившие четыре раза.
Что значит облачиться в парадный мундир! Кажется, ещё только минуту назад всё было готово, ан нет, ещё пока до конца соберешься, ещё полтора часа пройдёт! А зато дорого б я дал, что посмотреть, найдётся ли во всей зале храбрец, осмелившийся бы соперничать со мной в искусстве быть истинным царём бала!
Дабы подвести завершающий штрих, император властным жестом руки поманил к себе камердинера, видимо, задающегося целью протереть взглядом дыру на монаршьей особе.
Принеси-ка мне флакон духов, милый мой. — небрежно бросил Николай, оправляя обручальное кольцо.
Тот не заставил повторять второй раз и во все лопатки понёсся выполнять поручение, втайне, конечно, лелея сладостную мысль о том, что недурно было бы произвести надлежащее впечатление на царя.
Вот, извольте, Ваше Императорское Величество. — Николай Павлович явно недооценил быстроту ног камердинера — не успел государь сдвинуть брови на случай, если тот задержится, как он уже был тут. Такая расторопность не могла не понравиться и Николай, чуть улыбнувшись краем рта, взял у него флакон и несколько раз брызнул себе на руки.
Что скажешь-то? — на мгновенье показав ослепительную улыбку, от нечего делать полюбопытствовал Николай.
Ваше Императорское Величество! — только и было ответа, несомненно, означавшего одно — «И вы еще можете сомневаться в моём ответе?»
Ну смотри... — с горделивым величием какого-нибудь Октавиана Августа или Карла Великого заметил Николай и, поведя глазами в сторону, дал тому понять, что разговор кончен и вообще его можно списать только на благосклонное расположение императорской особы.
Опаздывать царь не любил, а потому, вопреки своему первому решению присесть в кресло и углубиться в чтение какого-то романтического сочинения (если быть точным, «Клиссона и Евгении», лежавшего на небольшом столике, очень похожим на журнальный), поспешил спуститься вниз, не теряя при этом своего величия.
Поди к государыне императрице, спроси, готова ли она. — тут же распорядился он, едва завидев первого же встречного слугу (благо, все, кто только присутствовал в этом дворце за исключением его семейства на языке Николая Павловича именовались слугами)...
Несмотря на на что, император не слишком торопился — он прекрасно понимал, что его присутствие чрезвычайно стеснит большинство приглашённых и с его стороны было бы не слишком милосердно так обходиться с ними.

Отредактировано Николай I Романов (2011-12-30 18:30:31)

+1

3

В библиотеке как всегда было тихо, Эдуард всегда удивлялся этому, ведь никаких специальных ухищрений строители для этого не делали. Но, не смотря ни на что, библиотека не пропускала ни единого звука в своё таинство. Лишь тихо потрескивающий камин и непревзойдённый запах старинных книг. Эд любил это место, любил потому что здесь становилось спокойно на душе. Может потому, что здесь никогда не принимались никакие сложные решения. Ни его отец, ни дед, ни прадед никогда не использовали библиотеку для приёма посетителей. Это место любили все мужчины рода Шеремтевых. И ценили за его спокойствие и умиротворения. Эд дремал в мягком и удобном кресле. Он любил читать и часто приходил сюда взять что-то из старых собраний. Но всегда впадал в дремоту, не успев даже и раскрыть книгу.
Сейчас же ему ещё больше требовалось умиротворения, так как он знал, что скоро зайдёт Феодосий, очень ценная реликвия его семьи. Фед, как называл его маленький Эдуард был  с ним с самого начала, сколько себя помнил граф. Феодосий ещё служил камердинером его дедушки и до сих пор с невероятной тщательностью исполняет эту роль. Эдуард безмерно счастлив, что такой человек рядом с ним. Иногда ему казалось что Фед его правая рука, без которой он оставался совершенно беспомощным. Камердинеру, и по совместительству дворецкому было дозволено многое.Ему позволялась критиковать хозяина и Феодосий не оказывал себе в этой маленькой радости. Он был сварлив, горделив и немного заносчив. но всё равно Эд любил его как отца. И был безмерно ему благодарен.
Как будто услышав его размышления за дверью послышалась шумное и якобы тактичное покашливание. Эдуард мгновенно разорвал узы мягкой дремоты.
-Войдите - его голос мощно разнёсся по помещению. Где бы он ни находился, граф ненавидел шептать. Многие новые слуги пугались этой его манеры, думаю периодически, что граф всегда в плохом настроении.
Феодосий чинно и важно, ну прям индюк, вошёл в библиотеку. Низко, но не подобострастно поклонившись он произнёс.
-Вашсятельство - немного шепелявя и проглатывая энное число звуков проговорил камердинер - не соизволите вы пойти переодеться? Костюм готов.
Эд скривился, да магия уюта родного дома была рассеяна ненужным напоминаем. Граф должен был посетить бал. Балы? Что в них такого? Почему весь свет стремится попасть на них. Эдуард никогда недолюбливал такие мероприятия и обычно ловко увиливал от них. Но сейчас такой возможности не было. В этот раз он посетил Петербург не инкогнито, как обычно, а со всеми надлежащими церемониями. Его имение в Петербурге срочно расчехлили и вот уже какую неделю граф мёрз в этом ледяном городе. Куда уж тут избежать приглашения к столь известной персоне, притом на бал где будет присутствовать сам император! Да и Феодосий не одобрял уединение графа. Он всячески намекал тому, что пора уже возвращаться к свету и снова восславлять славный род Шереметевых. На что Эдуард обычно отмахивался и говорил, что имя его отца и так незабвенно, а он послужит лучше сидя у себя в Останкино.
Но согласие было отправлено графу Кашинскому и надлежало прибыть туда и никак позднее императора, это было бы неуважением к венценосцу. Эд легко поднялся с кресла и пружинистой походкой направился в свои покои, что бы переодеться в незатейливый чёрный смокинг и ещё водрузить себе на лицо чёрную маску. Моды на маскарады он тоже не понимал. Прятать лицо под маской? Когда всё равно любая шавка при виде тебя встанет кланяться. Слишком уж легко разглядеть личность под маской когда на ней одеты дорогущие платья или медали или ещё лучше, когда при входе в зал, твоё имя громко произносит дворецкий. Ну как же, как же. Граф Шереметев прибыл, проследует в зал под чёрной маской. Тайна!!! Эд поспешил оставить свои мрачные мысли за порогом, так как Феодсий недовольно поглядывал на искажённое лицо своего патрона.
-Ладно ладно Фед. Но в следующий раз даже не пытайся меня с подвигнуть на такой поход. Буду брыкаться как в детстве.
Он нетерпеливо повязывал шёлковый чёрный платок на шею. Как всегда у него ничего не выходило и Феодосий взял это тонкое дело в свои старческие, но ещё очень крепкие руки.
-Может ты лучше вместо меня поехал бы? - с наигранной надеждой осведомился граф. Камердинер молча и почтительно поклонился. Он знал манеру графа всегда быть не  в духе перед балами. Потому мудро молчал и не вступал в дебаты. С костюмом было покончено, граф лишь мельком глянул в зеркало. Чёрный смокинг, чёрные штаны, залаченные туфли, плащ, трость, лаковый цилиндр, белая манжетка. Всё как надо. Строго и по этикету.
Высокая карета с гербом шереметевых поджидала графа на набережной фонтанки перед особняком. Этого гарф тоже не любил, слишком напыщенными казался кучер и пара служек на козлах. А четвёрка лошадей так и вообще во всю кричали о богатстве и именитости владельца кареты.
-Фед,- с укоризной произнёс Эдуард, кутаясь от холодного ветра в меховой плащ.
-Не позволю графу Шереметеву появиться перед император без надобной величественности. Эдуард что-то буркнул под нос и забрался в карету. Его бы больше прельстила поездка верхом. Но разве поспоришь с собственным дворецким?
Карета медленно покатила по набережной, а граф вяло уставился на тяжёлое северное небо. Он любил столицу, по своему, но любил. Как сурового старшего брата или отца. Почтительно и немного боязно. Сколько он себя помнил Петербург всегда казался ему мрачным и суровым. Феодосию он подходил как нельзя лучше. Эд же больше любил веселое Останкино, яркую Москву или другие более бедные поселения. Питер же был мраморным императором. Он задёрнул занавесь, погода стояла при мерзкая и Эду всё казалось, что злой ветер найдёт место и пролезет в карету, а холод граф недолюбливал.
Стоило подумать о том, что на балу будет кое-что приятное. Всё же он устраивался в честь посла Англия. А Генри был хорошим приятелем графа. Они весело покутили когда-то в Лондоне и после долго не виделись. Лишь краткие письма, бесчувственные и сухие, что столь приняты у мужчин. Эду не терпелось встретиться  Генри и пригласить к себе в деревню. Он бы показал тому прелесть русской жизни.
Вот вдали показался особняк графа Кашинского как помпезный и величественный. На улице уже толпилось множество шикарных карет, все  в позолоте или сделанные по последней модели. Питерская знать приехала хвастаться. Проехать ко входу было довольно сложно. Потому Эдуард остановился свой транспорт чуть поодаль и решил пройтись пешком, приказав кучеру дожидаться его где-то поблизости но не лезть к самому входу. Он надеялся быстро сбежать с этого вечера. Величественные позолоченные двери распахнулись впуская графа Шереметева в наполненный бальный зал. Народу уже было предостаточно. Он отдал цилиндр, плащ и перчатки гардеробному человеку и одев маску вступил в шумный зал, раскланиваясь со всеми встречными дамами.

+2

4

В этот морозный зимний вечер был назначен грандиозный бал в особняке графа Кашинского. Поговаривали, что даже члены королевской четы соблаговолят почтить присутствуем этот бал. Что ж, это было многообещающе.
Бал был сейчас причиной разговором для многих. Для кого-то это был лишь ещё один вечер, проведённый в галантном обществе, а для кого-то это был дебют!Первый вечер, где тебя могут заметить, приметить и в будущем, кто знает, может  это будет иметь последствия в твоей жизни?
Молодые дебютантки сёстры Елагины чувствовали, что судьба сама приподносит им шанс. Этот бал был для них, можно сказать, возможностью блистнуть и взорвать Петербург. Им захотелось доказать, что и провинциальные девушки чего-то стоят, ведь они не хуже Петербургских красавиц.
-Вик, как думаешь, какое платье лучше надеть на бал? Может вот это розовое или вот это голубое?,-советовались сестры друг с другом. Виктория покачала головой и указала Полине на сиреневое платье с розовые поясом, что изящно обхватывал и выделял тонкую фигурку. Девушка улыбнулась сестре:
-Да, дорогая, ты права. Вот это самое оно! Мы  должны  всем показать в этот вечер кто такие сёстры Елагины!
Дав ещё пару советов друг другу, относительно марафета и всего тому подобного, девушки отправились на бал. Сергей Максимович уже заказал дорогую карету для себя и своих дочерей. Привыкший к долгим сборам Полины и Виктории, отец уже вышел на улицу и, покуривая сигару, ждал девушек там.
И вот они прибыли. Всё казалось девушкам таким новым и неприступным. Быстро мелькающие лица, изящные дамы, красивые мужчины- всё это смешалось в одну кучу и девушки уже было потеряли друг друга в толпе. Но, однако, они быстро освоились, ибо сёстры Елагины хорошо помнили наставления отца, что уже давно подготавливал дочерей в выходу на свет.
Полина и Виктория уже успели перездароваться с некоторыми знатными гостями, как вдруг  младшая сестра совсем потеряла старшую. Вика куда-то делась.
Хм, интересно куда это она пошла...
Но Полина не долго тосковала одна. В толпе она заметила Элен Вяземскую, с которой она была достаточно дружна.Елена была достаточно взволнована, как показалось Полине. Подойдя к подруге и сев перед ней в глубокий реверанс, девушка заговорила:
-Дорогая, у тебя что-то случилось? Ты, мне кажется, сама не своя сегодня.

Отредактировано Полина Елагина (2011-12-17 12:10:12)

+1

5

Везде банты и кружева,
Мелькают эполеты,
И знатоки Парижских мод
В новинки разодеты.
Зал весь в свечах и зеркалах,
Хрустальный звон бокалов...
Хозяин дома объявил
Раздолию начало. ©

Вечер в петербургском особняке Вяземских был целиком и полностью посвящен подготовке к балу. Вернее, таковым его сделали сестры Вяземские, которые, хотя и были привычны к подобного рода развлечениям, то и дело вертелись перед зеркалами, указывая прислуге, что и где стоит подправить.
Когда же, наконец, Элен и Натали спустились вниз, Андрей уже нетерпеливо посматривал на старинные часы в углу гостиной, многозначительно давая понять сестрам, что они уже опаздывают. На молодом князе был военный мундир, и горящие в комнате свечи бликами играли на его эполетах и орденах, лицо его было как будто сердито, однако, от глаз Элен не могла укрыться вечная смешинка, спрятавшаяся где-то в уголках губ брата. Он никогда не умел сердиться на сестер.
- Полно дуться, André, а то распугаешь всех красавиц, – девушка задорно улыбнулась и, поправив юбки, подала брату руку, чтобы тот сопроводил её до кареты.
- Вы же знаете, бал дается в честь посла Её Величества королевы Английской, там будет сам император… Опаздывать – моветон!
Князь Вяземский обращался по очереди к Елене и Наталье, которые лишь хихикали над попытками брата строить из себя строгого старшего братца. Пока отец был в имении, Андрей был, что называется, за старшего, а потому сопровождал сестер на все великосветские мероприятия. Этим обстоятельством Элен, кстати говоря, весьма нагло пользовалась – всё играла роль непоседливой младшей сестры, за которой надо бегать, словно ей по-прежнему десять лет.
- Брось, братец! Ни к императору же ты так летишь! Держу пари, у тебя назначена встреча с какой-нибудь очаровательной дамой, и ты боишься, как бы её не пригласил на кадриль кто-нибудь другой, пока ты возишься с несносными младшими сестричками! N’est-ce pas? – смех молодой княжны, словно колокольчиковый звон, отразился от стенок кареты, и Андрей с Натали так же не смогли сдержаться.

Особняк графа Кашинского ослепительно сиял десятками огней, затмевая собой все прочие дома на Невском. К нему уже съезжались роскошные кареты, примчавшие знатнейших и богатейших людей России, кавалеры уже раскланивались с очаровательными дамами, которые явно потратили целые состояния на свои туалеты, бывалые военные, убеленные сединами, уж встречали старых друзей-соратников и торопились поделиться последними новостями.
Опершись на руку брата, Элен легко выскочила из кареты, и, дойдя с Андреем и Наташей до бальной залы, простилась с ними на некоторое время, а сама отправилась в глубь залы, прикрыв личико маской. Вокруг было уже полным-полно людей, и княжна то и дело вылавливала в толпе знакомые лица, кивала знакомым, очаровательно улыбаясь. Её непоседливая натура уже требовала развлечений, но сначала требовалось найти императрицу.
Александра Фёдоровна не пожелала, чтобы фрейлины сопровождали её лично, однако, весьма прозрачно намекнула, что желала бы видеть всех «своих ангелов» на балу у графа Кашинского. Если так, то следовало, кажется, держаться неподалеку от царственной четы, дабы быть в состоянии исполнить любые повеления государыни. Немного опустила маску, разглядывая толпу, пытаясь узнать в ней знакомую фигуру императрицы, но, вместо этого, услышала оклик:
- Дорогая, у тебя что-то случилось? Ты, мне кажется, сама не своя сегодня.
Знакомый голос, прозвучавший совсем рядом, заставил Элен обратить свое вниманию на его обладательницу. Это была Полина Елагина, очаровательная рыжеволосая девушка, недавно появившаяся при дворе вместе со своей сестрой. Их отец, кажется, был важным человеком, так что сестры Елагины очень легко и быстро получили места в штате фрейлин Её Императорского Величества. С Викторией отношения у Элен не заладились сразу, а вот с ней, с Полиной, княжна Вяземская была всегда рада поболтать – она казалась куда более приятной, нежели её сестрица.
- Вечер добрый, Полина, – девушка ответила на приветствие княжны и чуть пожала плечами, - Да нет, всё прекрасно. Я только… искала Её Величество – она ведь велела всем нам прибыть нынче сюда. Собственно… это не столь важно сейчас.
Княжна Вяземская тут же, с присущей себе общительностью, решила расспросить Полину обо всем, о чем можно спросить девушку, которая недавно прибыла ко двору и только-только начинает постигать азы дворцовой жизни. Элен всегда были интересны люди, в общем, а, тем более, такие, как Поля – такие же общительные, энергичные и полные страсти к жизни.
- Расскажи-ка мне, ma chère, как тебе нравиться при дворе? – привычным движением Элен раскрыла роскошный веер, и, обмахиваясь им, продолжила заговорщеским шепотом, - Наверняка, от кавалеров уже отбоя нет!

+2

6

Опаски Полины относительно Элен были напрасны. Девушка на вопрос подруги о самочувствии ответила, улыбаясь:
- Вечер добрый, Полина. Да нет, всё прекрасно. Я только… искала Её Величество – она ведь велела всем нам прибыть нынче сюда. Собственно… это не столь важно сейчас.
Девушка улыбнулась в ответ. Елена ей очень нравилась, ибо с самого первого дня появления здесь Полины, Элен всегда была приветлива и мила с ней, что девушка не могла не заметить. Юная княжна должна была признать, что с начала ей было поистинне трудно ориентироваться в этом галантном обществе, ведь не многие с радостью встретили новых фрейлин императрицы. Почему же? Может быть они представляли для уже хорошо отработанной системы какую-то опасность? Что ж, Полина этого искренне не понимала, ведь, как уже говорилось раньше, девушка была довольно таки общительна и если к ней проявят уважение, она с охотою ответит тем же, но стоит кому-то как-то косо взглянуть или пустить в адрес княжны какую-нибудь пошлую шутку, тогла Полина становится неузнаваемой и считайте тот человек, что позволил себе волность станет для девушки заклятым врагом.
Но такого не произошло с Еленой Вяземской. Она была одной из немногих, кто с улыбкой на лице встретил молодую княжну при дворе, хотя, должны признаться, что к сестрой Полины, Викторией, у Елены отношения не сложились. Полина же в свою очередь пыталась хоть как-то уравновесить их отношения, но этого девушке пока не удавалось.
- Расскажи-ка мне, ma chère, как тебе нравиться при дворе?,-спросила она, а затем добавила- Расскажи-ка мне, ma chère, как тебе нравиться при дворе?
Поля  честно, без всякого притворства и вранья, сказала:
-Ты знаешь,miel, я не жалуюсь на внимание мужчин и нехваткой их никогда не страдала, но на данный момент я свободна, как птица!А ты? Ты же ведь уже давно при дворе, наверное у тебя тоже есть обожатели?,-спросила она, в свою очередь тоже расскрывая веер, ибо в зале становилось душно

Отредактировано Полина Елагина (2011-12-18 11:39:59)

+1

7

Вокруг мелькали шелковые банты и маски, музыканты уже наигрывали мелодии, и кто-то даже решил начать танцы. Княжна любила всё это, любила светскую жизнь и никогда не могла бы представить себя вдали от двора. Здесь можно было исчезнуть, оказаться затянутым в липкое отвратительное болото придворных интриг и сплетен, но, в то же время, именно здесь билось сердце России. Той России, которая была дорога Элен – другой она и не знала.
- Обожатели? – Элен не скрыла иронии в голосе: в последнее время она все реже думала о любви так, как думали все хорошенькие придворные дамы. Её мысли были заняты замужеством, которое надвигалось с пугающей скоростью, и которого княжна так отчаянно пыталась избежать. Она умоляла отца отказаться, передумать, отложить свадьбу, она просила брата поговорить с родителями, она, в конце концов, угрожала сбежать из дома… все напрасно. Вопрос этот был решен уже давно: она должна стать княгиней Неверовской, супругой человека, которого видела-то всего несколько раз в жизни. - Ни для кого не секрет, Полина, что я в скорости выхожу замуж за Владимира Неверовского, так думать следует не о поклонниках, а о предстоящей свадьбе.
Сказала так, как если бы хотелась жестоко посмеяться над консерваторскими нравами родителей, над этим блистательным дворянином, которому была обещана, над законами, царившими в их обществе. Над собственным бессилием. Нет, она была не из тех, кто отчаивается, опускает руки и добровольно сдается на волю судьбы. Как раз, наоборот: Элен относилась к числу людей с неуемной жаждой жизни и знатным упрямством, так что нетрудно было догадаться, что в этой очаровательной головке уже созрел не один план, как избежать заранее отвратительной участи.
- О! Гляди-ка, тот господин в углу… кажется, ты ему приглянулась. Держу пари, он попытается пригласить тебя на кадриль, – девушка тихонько захихикала, прикрывшись веером, хотя её лица и так было не видно за маской. - Наслаждайся этим, пока можешь, а то, не ровен час, и тебе сыщется какой-нибудь граф, с которым ты будешь вынуждена провести остаток жизни.
То ли говорила серьезно, то ли шутила. Собственно, только что княжна всего-навсего озвучила общеизвестную истину. Если ко двору прибывает молодой дворянин, то целей у него может быть много: сделать карьеру, военную или политическую, сыскать невесту, завести полезные знакомства, просто пожить в свое удовольствие… цель же у любого родителя, вырастившего дочь, только одна: найти ей подходящего жениха.
- Впрочем, не обращай внимания, это так… мысли вслух, – Элен пожала плечиками и улыбнулась проходившему мимо молодому офицеру. А поодаль, на противоположном конце залы, заприметила своего братца, который мило беседовал с некой молодой особой. - Ох, братец, я как всегда была права!
В толпе то и дело мелькали знакомые лица, среди которых Элен заприметила и графа Шереметева, старинного друга отца и близкого друга самой княжны. Помнится, когда-то, много лет назад, именно ему тринадцатилетняя Елена жаловалась на Андрея и говорила, что страсть, как мечтает хоть одним глазком взглянуть на Петербург и один из тех балов, что проводятся во дворцах знати, и о которых ей иногда рассказывала maman.
- О! Как же я могла забыть! Это же твой первый бал в Петербурге! – Элен резко захлопнула веер, и увлекла Полину к стене, чтобы не стоять среди толпы гостей.  - Тебе непременно нужно всё узнать. И всех.
При последнем слове княжна Вяземская хитро улыбнулась Полине, и незаметно указала веером на молодого мужчину неподалеку.
- Скажи мне, что тебя интересует? Или, может, тебе хочется узнать побольше о каком-нибудь кавалере? –  вот она, Элен Вяземская, такая, какой знали её все: болтушка, очаровательная фрейлина Её Императорского Величества, одна из тех, кто успевает везде и всегда, и при этом всегда полна легкости и жизнелюбия.

+2

8

Елена Вяземская
Всё вокруг запылало яркими красками и Полина, в ожидании ответа от Елены, оглядывала весь зал, то и дело останавливая свой взор на чём-то примечательном. Перед глазами у юной княжны мелькали лица, совсем ей не знакомые, однако она не раз ловила на себе взгляды этих людей, что заставляло девушку краснеть и отводить глаза. Ещё совсем неопытная, в силу своего возраста, наивная , хоть и хорошо подготовленная ко всему этому, Полина засмущалась и на лице её появился румянец. Вся эта роскошь, яркие краски и  бьющий прямо в глаза свет, произодил на девушку неисгладимое впечатление, хотя, видимо, она была ни единственная, кто оказывался в таком положении в первый свой выход в свет. Сёстры Елагины всё таки были провинциальными девушками, что конечно же сказывалось на их поведении, однако в манерах они не проигровали столичным красавицам.
От некого оцепенении Полину вывел ответ Элен:
- Обожатели?- Ни для кого не секрет, Полина, что я в скорости выхожу замуж за Владимира Неверовского, так думать следует не о поклонниках, а о предстоящей свадьбе,-сказала она с некой печалью в голосе, что не ускользнуло от юной княжны. Её слова заставили Полину задуматься: она была ещё молода, ведь ей было всего восемнадцать лет, однако, кто же мешает многоуважаемому князю Елагину выдать свою младшую дочь замуж прямо сейчас? В поклонниках она не имела нужды...Но если подумать логично, то скорее первой жертвой падёт старшая Елагина, Виктория, а Полине пока бояться нечего....
Однако одни мысли сменяли другие: Юная княжна давно стала подозревать о том, что отец привёз её с сестрой в Петербург не просто так, а с какой-то целью. Коварной целью?Хм, Полина невольно стала подумывать об этом, ведь  Сергей Максимович ни разу даже не упомянул о своём желании выдать дочерей замуж, более того, о романичных чувствах своих дочерей к кому-либо он и слышать не хотел! Но почему? Что же было причиной? Время от времени Полину посещали такие мысли.
-Да-да, ma chère, я понимаю...
Но Элен, с прясущей ей весёлостью быстро нашла другую тему для разговоров и указала своей подруге на стоящего в углу очаровательного посподина, который с интересом разглядывал Полину, что девушка не могла не заметить, однако она этого не озвучивала. Вскоре Елена снова с иронией напомнила княжне о том, что участью многих родовитых дворянских девушек становиться замужество за нелюбимого человека. Полина ничего не ответила на слова Элен, а лишь тихонечко вздохнула.
Но разговор девушек вскоре вошёл в привычное русло. Элен заговорила, вспомнив о том, что этот бал был для сестёр Елагиных дебютом:
- Скажи мне, что тебя интересует? Или, может, тебе хочется узнать побольше о каком-нибудь кавалере?
Полине было стыдно признаться, что при дворе она пока никого толком и не знала. Но тут она вспомнила о том, что  утром за завтраком Сергей Максимович упомянул о том, что в Россию недавно прибыл посол Её Величества королевы Великобритании - герцог Генри Чарльза Говард... Юная княжна решила уцепиться за это.
- Мне бы хотелось узнать обо всём сразу, дорогая, и поэтому щедя тебя, я спрошу лишь об одном. Ты уже слышыла о прибытии посла из Великобритании?

Отредактировано Полина Елагина (2011-12-28 16:06:36)

+2

9

- Британский посол? Ну конечно! – Элен слегка удивленно вскинула брови, но после рассмеялась: не привычно было беседовать с фрейлиной, которая была бы не в курсе столько нашумевшего события. При дворе ведь так было заведено, что прехорошенькие девушки из штата фрейлин императрицы или кого-нибудь из великих княжон всегда узнавали все первыми, и к тому времени как новость расходилась по двору, эти очаровательные создания уже успевали обсудить её вдоль и поперек. Полина ещё, конечно, не привыкла, да и когда бы ей? Помнится, когда сама княжна Вяземская попала ко двору, у неё голова кругом шла от обилия новых лиц, правил и обычаев. Зато теперь по собственному опыту может утверждать, что к этому довольно быстро привыкаешь и начинаешь расценивать все придворные события как часть собственной жизни.
Так вот, британский посол. Разумеется, о нём слышали уже все, и в высших кругах его прибытие было обсуждено уже давно. Тем более, что назначение нового посла британской короны означало новый виток в развитии русско-британских отношений, что не могло не радовать убеленных сединами генералов, пекущихся о судьбах империи. Что касается более занятных подробностей, то Элен была наслышана о том, что посол был молод и весьма недурен собой, кроме того, что о его состоянии уже ходили легенды даже в России.
- Mais oui, его прибытие – чрезвычайно важная деталь во внешней политики России, но тебе ведь не это интересно, правда?
Княжна улыбнулась и на секундочку задумалась, как бы получше описать подруге посла Англии, с которым она столкнулась недавно в коридорах Зимнего, покидая покои Александры Фёдоровны. Он и впрямь был хорош, но гораздо более его внешности Елене понравилась та легкость, с которой он выговорил русское «Добрый вечер», а после уже на английском осведомился о том, как нравится княжне погода в Петербурге. За время, они вдвоем дошли до лестницы, на которой и расстались, Элен успела выслушать множество комплиментов и надежд герцога на удачное сотрудничество двух великих держав и их с Элен возможную дружбу в будущем.
- Что ж, моя дорогая Полина, обрадую тебя: господин герцог и впрямь очень хорош собой. Кроме того, весьма галантен, – и, отвечая на вопросительный взгляд собеседницы, княжна поспешно разъяснила, - Мне приходилось встречать его недавно во дворце, и первое впечатление о нём сложилось у меня весьма положительное. À propos, ma chère, ты уже была представлены Его императорскому Высочеству? Знаешь, Александр Николаевич ведь собирался почтить сегодня своим присутствием этот бал.
В такие минуты, Элен сама себе казалась невыносимой болтушкой. Знала, что говорит и молчит в зависимости от ситуации, но… светские приемы так, видимо, влияли на княжну, что ей хотелось общение. Как можно больше. При всем при этом, она четко знала, что есть темы, которых затрагивать не стоит, и умело их избегала. В данном же случае сработало нечто вроде инстинкта: Элен страсть как захотелось проверить, поддастся ли Полина обаянию цесаревича, который, как известно, был жаден до женского внимания.

0

10

-Британский посол? Ну конечно!,-воскликнула Элен и некая ирония послышалась в её голосе. Полина поняла, что тема, которую она затронула уже ни для кого не была секретом, более того, её уже вдоль и поперёк успели обсудить. Тем не менее девушке очень хотелось продолжить разговор с Элен и она, вся погружённая  в её слова, очень внимательно и детально вслушивалась в каждую сказаную подругой фразу.
Тем временем Елена уже вошла во вкус, напряжение с которым Полина слушала девушку не могла не повлиять на энтузиазм рассказщицы, и принялась рассказывать:
-Mais oui, его прибытие – чрезвычайно важная деталь во внешней политики России, но тебе ведь не это интересно, правда?,-спросила она. Полина в ответ покачала головой, тем самым дав понять подруге, что её интересует совсем другое. Не смотря на то, что девушка была почти не в курсе дела, о том, что посол был весьма галантен и хорош собой, ей было известно. Именно об этом ей и захотелось распросить Елену, ибо в  правдивости слухов Полина сомневалась. Девушка должна была себе признаться, что в первые же дни своего пребывания при дворе, первое, что бросилось ей в глаза это в большинстве случаев красивые, знатные мужчины, которые свою очередь не обделяли Полину вниманием. Да уж, такого изобилия прекрасных представителей сильного пола девушке лицезреть раньше не приходилось.
Элен, тем временем продолжала:
- Что ж, моя дорогая Полина, обрадую тебя: господин герцог и впрямь очень хорош собой. Кроме того, весьма галантен.Мне приходилось встречать его недавно во дворце, и первое впечатление о нём сложилось у меня весьма положительное,-добавила она и, как-будто мельком упомянула о королевской чете и в частности о Александре Николаевиче, о котором Полина и так была наслышанна.
Что ж, Элен ещё долго пришлось ожидать ответа от подруги, ибо та была погруженна в свои думы. Что же  сейчас так занимало Полину? Александр Николаевич...
Перед глазами у девушки снова всплыли картины из прошлого, когда её батюшка, Сергей Максимович, сидя с дочерьми за одним столом и смакуя только что заваренный ароматный чай, как будто невзначай заводил разговор об  царской семье  и опять таки о цесаревиче Александре, которому в присутствие дочерей не раз льстил и вспоминал о его заслугах. Полина и Виктория ни раз задумывались о причине столь частых разговоров о цесаревиче, но как они не пытались, ответ никак не приходил.
В мыслях Полина перенеслась и в другое время. Елена спрашивала о том, как ей приглянулся Александр и были ли сёстры Елагины уже представлены ко двору. Это заставило девушку перенестись в тот день, когда им, Поле и Вике и их отцу впервые разрешили повидать царскую семью. Младшая Елагина не хотела себе в этом признаваться, но как только она вошла в залу, ей в глаза бросился как раз Александр, которого она весь вечер украдкой разглядывала, хоть это было и не прилично. Он произвёл на неё неисгладимое впечатление и она ещё долго обсуждала его вместе со своей сестрой Викой. Но это происшествие уже частично стёрлось из её памяти, но вопрос Элен заставил вспомнить Полину об этом...
Но пауза затянулась  и девушка ответила:
-Да,Mais oui, наша семья уже имела честь быть представленной Его Величеству, -тихо произнесла она, а затем добавила ещё тише:
-Правда? Что ж, это хорошая новость...

Отредактировано Полина Елагина (2012-01-14 11:27:38)

+1

11

Ответив на вопрос Элен, Полина снова ударилась в воспоминания и сладостные мечты уже полностью заволокли её. То, как они с сестрой в детстве во время Святок гадали на суженого, то,  как они  обсуждали, какими будут их будущие мужья, всплыло в памяти девушки, но ненадолго, ибо вскоре юная княжна спустилась с небес на землю.
Они с Еленой заметили, что издалека их пристально рассматривает какой-то господин, внешне весьма привлекательный, переводящий взгляд с одной девушки на другую, но чаще  останавливающийся на Полине. Он как будто приглядывался, и молча, о чём-то размышлял. Девушек это не пугало, а наоборот, даже забавляло. Елена и Полина начали шушукаться:
-Элен, глянь, видишь того господина в углу? Он на нас как-то многозначно смотрит. Кажется, мы ему понравились,- предположила Полина, однако, ошибалась.
Вскоре девушки заметили, что молодой человек сделал пару шагов в их сторону, но на полпути остановился, как будто размышляя, что делать дальше. Однако его смятение продлилось не долго, ибо он наконец добрался до княжён и поприветствовал их:
-Доброго времени суток, сударыни. Имею честь представиться: князь Анатолий Дубровский, - сказал он, величаво, на французском языке
Полина присела в глубокий реверанс , обворожительно улыбаясь.
-Как вы находите сегодняшний вечер, не правда ли, все залы убраны с удивительным изяществом? Как думаете, сударь N.N скрасит сегодняшний бал своим приятным обществом?
Девушка решилась ответить первой, так же, на безупречном французском, как и Анатолий.
-Вечер добрый, сударь. Взаимно, сударь, взаимно. Позвольте представиться и мне. Моё имя Полина Елагина. Да, вы правы, всё обставлено со вкусом и изяществом. К сожалению, не могу дать вам ответа на этот вопрос, ибо я при дворе недавно и..,-Полина посмотрела на Елену.-.- Элен, может ты знаешь что-нибудь о господине N.N?,- передала она слово подруге.

Отредактировано Полина Елагина (2012-01-14 14:25:26)

+1

12

Княжна Элен с улыбкой слушала рассказы Полины об их с Викторией детстве, попутно думая, что, вероятно, все молодые девушки в сущности похожи – прошлое сестер Елагиных почти один в один повторяло историю взросления княжон Вяземских с той лишь разницей, что у первых не было ещё старшего брата.
Неожиданно Полина взглядом указала Элен на молодого человека неподалеку, который внимательно рассматривал фрейлин, особенно пристально поглядывая на Полину. Однако княжна Вяземская, бывшая более привычной к подобного рода мелочам, лишь улыбнулась подруге и отвела взгляд от незнакомца. Однако тот действительно направился к ним.
- Доброго времени суток, сударыни. Имею честь представиться: князь Анатолий Дубровский. Как вы находите сегодняшний вечер, не правда ли, все залы убраны с удивительным изяществом? Как думаете, сударь N.N. cкрасит сегодняшний бал своим приятным обществом?
По лицу Полины Елена поняла, что княжна Елагина находит поведение незнакомца довольно странным, даже слегка заступающим за рамки приличия. Как ни странно, этот молодой человек был незнаком и самой княжне Элен, однако, пытаясь как можно более деликатно сгладить положение, в котором оказались все трое, девушка присела в реверансе и, как ни в чем ни бывало, ответила на таком же превосходном французском:
- Княжна Елена Вяземская, сударь. Я почти уверена, что господин N. N. сегодня порадует нас своим присутствием. Разве можно пропустить такое событие? – княжна прекрасно знала, о ком именно говорит князь Дубровский, но, конечно же, понятия не имела, приедет ли господин N. N. на бал или нет.
Между делом, девушка украдкой рассматривала молодого человека, пытаясь вспомнить, могла ли она видеть его раньше при дворе. В князе Дубровском явно виделся человек, привыкший к светскому обществу и довольно часто в нём вращавшийся. К мелкому конфузу он отнесся легко, и стоял теперь, непринужденно улыбаясь, как если бы его забавляла эта неловкость. Кроме того, манеры его были весьма естественны, явно давались легко и практически «вросли» в своего обладателя. Это лишь вызвало ещё большее недоумение княжны Элен, которая за почти год своего служения Её Величеству императрице успела познакомиться с огромным количеством молодых аристократов и прекрасно ориентировалась в петербургском обществе.
Однако сейчас это было неважно. Ответ на вопрос незнакомца был дан, а, значит, по правилам приличия, ему следовало бы удалиться, чтобы фрейлины продолжили свой прерванный разговор. Княжна Элен выжидающе смотрела на молодого человека, но он, кажется, вовсе не собирался покидать общество девушек.

+1

13

- Хм, а этот князь весьма настойчив, если не сказать иначе... В конце концов, мы впервые его видим! Ах, сударь, думаю, Вам лучше удалиться и дождаться, пока кто-нибудь представит Вас официально, - слегка раздраженно подумала княжна Элен, взгляд которой абсолютно недвусмысленно намекал на то, что молодому человеку уже пора оставить их с княжной Елагиной общество. Однако этот юноша явно относился к числу тех молодцев, которые абсолютно уверены в своей неотразимости и совершенстве своих манер.
Последовало изящное приглашение на полонез, которое Элен решила так же изящно отклонить. Благо, этот князь Дубровский видит её впервые, а, значит, не может знать, что княжна Вяземская крайне редко отказывает себе в удовольствии потанцевать.
- Благодарю Вас за приглашение, князь, но сегодня я не танцую, - крайне вежливо отказала княжна Элен, которая даже при дворе не изменила собственных представлений о приличиях. И, хотя старый князь Вяземский часто напоминал дочери о её до неприличия легком нраве, танцевать с незнакомцами молодая княжна привычки не имела. Тем более, что было бы весьма некрасиво оставить Полину одну на балу, где она практически никого не знает. Возможно, это прозвучит слегка необычно, но Элен была рада рассказать и показать княжне Елагиной всё, что той будет интересно, ибо уже питала к Поле самые теплые чувства, чего никак нельзя было сказать об её сестре, Виктории.
Тем временем, князь Анатолий, кажется, и не думал уходить. Вероятно, он считал подобную наглость весьма очаровательной, что претило представлениям княжон. Дубровский тоже был слегка сконфужен, но не так как молодые фрейлины, которые не могли ни принять его общество, ни просто отойти первыми. - Надо распрощаться с ним, пока Андрей не увидел. Или Неверовский. Или еще кто-нибудь... Не к чему Полине с первого же дня при дворе вызывать пересуды среди фрейлин, да и мне этого не очень хочется. Тут ведь сегодня собрался весь свет!..
Элен непонимающе взглянула на Полину, которая выглядела весьма растерянной, а после перевела взгляд на молодого человека. На этот раз взгляд девушки выражал не удивление, в нем, скорее, можно было прочитать очередную незавуалированную просьбу избавить их от своей компании, адресованной князю Дубровскому.
- Любой другой на его месте уже бы понял, что является причиной неловкого положения, и поспешил бы извиниться и проситься. Хотя, кажется, князь, Вы прекрасно всё понимаете, но находите эту игру весьма занимательной. Ох, если бы только Андрей не умчался к своей даме сердца...
Княжна украдкой посмотрела по сторонам, пытаясь различить в толпе брата, который мог очень легко решить их проблему. Ну, или хотя бы императрицу - сославшись на службу Её Величеству можно было бы сбежать от назойливого кавалера. Но её поиски успехом не увенчались.

+1

14

Признаться, по началу, когда этот достопочтенный господин, весьма привлекательной наружности, завязал разговор с девушками, Полина ничуть его не смущалась и с радостью продолжила бы знакомство с Анатолием, да только Элен, казалась не столь уж довольной. По её взгляду, жесту и некой нервозности, юная княжна поняла, что её подруге не очёнь- то приятно общество молодого господина. И по началу Полина не понимала почему…
Однако в скором времени,  юная княжна, менее опытная в придворных интригах и этикете, чем её подруга, догадалась о причине такого поведения Елены. Конечно же, было не слишком прилично беседовать с этим неизвестным господином, которого княжны знали не больше пяти минут, и вдобавок его дерзкое приглашение на танец…Не Дай Боже, если это увидит жених Элен, о котором Полина уже была наслышана. В конечном итоге и юная княжна Елагина, по началу,  очарованная Анатолием, заразилась от подруги недоверием и чуть растерялась.
- Княжна Елена, вы танцуете? Позвольте пригласить вас..., -спросил господин Дубровский у княжны, а затем обратился к Полине- Сударыня, Вы не сильно огорчитесь, если я ненадолго "украду" вашу подругу?
-Я, сударь, что вы, сударь..,--пролепетала растерянная девушка
Полина настороженно посмотрела  на Анатолия, а затем перевела взгляд на Элен, надеясь найти в ней поддержку и, может быть, ответ на вопрос, как быть. К счастью, подруги переглянулись, и Полина почувствовала, что Елена уверена в том, что хочет сказать:
- Благодарю Вас за приглашение, князь, но сегодня я не танцую,- вежливо отказалась она. Юная княжна облегчённо вздохнула. Ей не очень-то бы хотелось оставаться одной в данный момент и присутствие мудрой Элен хоть как-то успокаивало некую стеснительность и нерешительность, которую испытывала Полина в первый свой выход в свет. Итак, девушкам оставалось ждать ответа Анатолия, который явно был раздосадован.

Отредактировано Полина Елагина (2012-01-16 20:25:58)

+2

15

Эдуарду стояло бы догадаться, что стоит ему войти в заполненную залу, как его тут же привлечёт к себе "старшее поколение". Генералы в отставке хорошо знакомые с его отцом, политиканы, придворные вельможи. Граф не успел как следует оглядеться, как его под руку с весёлым приветствием подхватил барон К. и увлёк к небольшой, шумно беседующей, компании. Между мужчинами границы этикеты были приятно размыты. Много было вычеркнуто за ненадобностью, что облегчало жизнь сильному полу. Эдуард тут же был представлен незнакомым ему господам, лёгкие кивки раздавались направо и налево, учтивые улыбки, рукопожатия. От всего этого у графа зашумело в голове. Рядом пробегавший официант был во время. Эдуард подхватил один из бокалов и довольно быстро осушил. Все эти разговоры. О новой войне, политических интригах, шёпотом о революционерах, которые вроде бы скоро должны появиться. Как бы не звучало это излишне надменно - быстро на скучивали графу. Он не лез в политику и всегда старался, что бы политика не лезла к нему. Иногда этого было не избежать. Многие из старого поколения считали, что он должен быть копией своего отца и быть заинтересованным, быть амбициозным... Многие, наверно с удовольствием пособили ему в продвижении по службе. Но Эдуарда это не интересовала. Во-первых он не хотел быть послушной куклой в чьих-то руках, а во-вторых - всё это было скучно. Слегка прислушиваясь к разговорам в кругу, он оглядывал зал. Всё же любопытством он обделен не был. Новые лица. Новые дамы. Свежие как весенние тюльпаны, довольные, испуганные зарумянившееся от обильного внимания. Знакомые лица, новые медали, дорогие украшения, платья, всё как всегда. Свой достаток выпячивали все. Не удивительно, чем ещё можно похвастаться на таких балах.
Постепенно зала переполнялась. Заиграла музыка, начались танцы. Пока весёлую кадриль выплясывали молодые. Эдуард с удовольствием глядел на радость на их лицах. Ведь это поистине прекрасное зрелище. Правда одно очень знакомое лицо его немного удивило. Малышка Элен, Елена Вяземская, на её переносице залегла слегка недовольная морщинка, Эдуарду был знаком этот мимический знак. Он был хорошо знакомо с ней и её семьей. И Элен хмурилась всегда одинаково. Рассмеявшись столь знакомому и родному на этом холодном и напыщенном балу он подхватив два бокала с лимонадом, вежливо отпросившись, у уже на повышенных тонах разговаривающих баронов и графов, направился в сторону девушек. Конечно заметив Элен он сразу обратил внимание на премилую молодую девицу подле неё и светского щеголя. Вряд ли девушка, что так испуганно жалась к малютке Элен могла так расстроить её, видно молодой человек чем то не угодил красавице. Плавно двигаясь между танцующими парами и разговаривающими парочками он приблизился к ней.
-Элен, как всегда красавица, давно не виделись. Он поцеловал, протянутую с улыбкой, руку, и задорно подмигнул, девушке. Представишь меня свои собеседникам. Он с вежливой улыбкой повернулся.

+2

16

Обстановка накалялась, но рыжеволосой княжне не очень-то хотелось на первом же своё балу отличиться и дать новую почву для сплетен. Ей очень бы хотелось сейчас сделать что-то, что могло помочь как можно тактичнее выйти из сложившейся ситуации так, чтобы все трое, задействованные в ней, могли выйти из неё сухими и без последствий расстаться. Но что она могла сейчас  сделать? На данный момент её роль  была очень небольшой. Она могла лишь покорно стоять и ждать у моря погоды, что Полина, собственно и сделала, однако не потеряла своего желания хоть как-то повлиять на ход событий, желательно благоприятно. А пока что девушка продолжала переводить взгляд с  господина Дубровского на свою подругу Елену, на лице которой было написано явное негодование. Анатолий, чья реплика должна была быть следующей, упорно молчал, видимо поражённый отказом. Девушки уже давно, сами того не зная, сделали похожий вывод о том, что молодой человек достаточно самонадеян и самоуверен.
Пауза сильно затянулась, но никто, как ни странно не пытался её нарушить. Однако, благо, надежды Полины на что-то, что могло изменить положение дел, оправдались, ибо господин Эдуард Шереметьев, давний друг и знакомый Елены, видимо заметивший свою очаровательную знакомую в толпе, и, как предположила Полина, догадавшийся по лицу Элен  о ситуации, решился вмешаться. Заметя, что он приближается к ним c двумя бокалами лимонада в руках, юная княжна приготовилась к чему-то, ибо предчувствовала изменения, в результате решения Шереметьева.
Пока Полина размышляла, мужчина уже добрался до беседующих и сказал :
-Элен, как всегда красавица, давно не виделись.
Полина обворожительно улыбнулась Эдуарду, но не решалась заговорить, ибо мужчина казался очень величавым. Под его взглядом юная княжна опустила глаза и стала  ожидать пока, Елена представит ей и Анатолию этого господина, который уже стал многозначно поглядывать на молодого Дубровского, видимо догадываясь, что было причиной столь продолжительного молчания, что он любезно нарушил, вмешавшись в разговор и просто чудом спавший ситуацию.
Сам же господин Дубровский не стал дожидаться Элен  и решил ответить подошедшему господину:
- Князь Анатолий Дубровский, адъютант от кавалерии при военном ведомстве., -учтиво отозвался он. Полина решила последовать примеру господина, и уже было открыла рот, чтобы представиться Эдуарду, сев перед ним в глубокий реверанс, как к ним присоединилась ещё одна девушка, фрейлина Великой Княгини Марии Александровны,  Татьяна Энгельгардт. Полина, недоумевая, закатила глаза, ибо понимала, что их поначалу такая милая беседа с Элен переросла в нечто большее, чем болтовня о том, о сём.
Бог мой, здесь, что мёдом намазано? Неужели мы с Элен так выделяемся из общей толпы, что все норовят завести с нами разговор….Так или иначе, надо как-то с этим заканчивать.
Полина уже не знала, кому что говорить, что как лучше  сделать. У неё уже начинала болеть и кружиться голова от изобилия эмоций в один и тот же день, более того, в один и тот же час, в одну, и туже минуту…
Юная княжна взяла себя в руки и, обворожительно улыбнувшись всем, перед этим перекинувшись с Элен многозначным взглядом, Полина сказала, сначала обратившись к Татьяне, которая с ней поздоровалась:
-Благодарю, Татьяна, я вам тоже очень рада.,сказала она, а потом обратилась  к Шереметьеву
- Позвольте представиться,Княжна Полина Елагина, подруга и коллега Элен Вяземской,- сказала она, посмотрев на Елену,- Элен, дорогая, давай проясним ситуацию, которая и так очень запуталась. …,- многозначно сказала она, взгядом указывая подруге на господина Дубровского, а затем, повернувшись к Эдуарду и , обратив внимание на то, что он держал в руках, продолжила, любезно взяв у него из рук один бокал лимонада:
-Благодарю, сударь.

Отредактировано Полина Елагина (2012-01-20 13:39:25)

+2

17

Как уже было замечено, молодого князя Вяземского нигде не было видно, и Элен уже начала было сердиться и на отсутствующего брата, но в это самое мгновение княжна заметила графа Шереметева, идущего к ним. - Ну натурально граф всегда появляется вовремя!
Княжна Элен несказанно обрадовалась появлению Эдуарда, а потому повернулась к нему, лучезарно улыбаясь. Протянула графу руку для поцелуя и приняла из его рук бокал.
- Граф, безумно рада вас видеть! – абсолютно искренне сказала девушка, и замялась, не понимая, как она может представить Шереметеву человека, которого сама едва знала. Однако князь Дубровский хоть в этом проявил некоторое чувство такта и изволил представиться самостоятельно. То же самое сделала и Полина. А в следующее мгновение к ним присоединилась и Татьяна Энгельгардт, фрейлина Её Высочества, прелестная молодая барышня, бывшая доброй знакомой княжны Вяземской.
- Господа, позвольте представить: граф Эдуард Шереметев, старый друг семьи, – Элен весело улыбнулась графу. Как же много может скрываться за понятием «старый друг семьи»! Вряд ли этим словосочетанием можно описать радость маленькой девчонки от приезда господина графа в их дом, маленькие тайны в «их» месте и красивые куклы на дни рождения и именины.
- Вечер добрый, дорогая графиня, – княжна приветливо улыбнулась Татьяне и слегка присела в реверансе. В отличие от Полины, Элен вовсе не собиралась «прояснять ситуацию». Она надеялась, что у господина Дубровского хватит ума и воспитания на то, чтобы немедленно покинуть компанию своих новых знакомых, тем более, что Элен отлично знала графа Шереметева – от него ничего нельзя было скрыть, и к вопросам этикета он относился едва ли более свободно, чем сам Григорий Петрович Вяземский.
- Где же вы пропадали, Эдуард, всё это время? – теперь Элен решила просто перевести тему беседы, предоставив Анатолия самому себе. Ей, разумеется, не очень понравилось то, что Полина вскользь намекнула на то, что встреча барышень с молодым господином было абсолютно случайна и чрезвычайно нежелательна. Не хотелось, чтобы граф или Татьяна подумали что-то малоприятное, тем более, что оба этих человека давно знали Елену Григорьевну и её манеру держаться в обществе. Тем более, что графиня Энгельгардт, как ни крути, была фрейлиной, и княжна Элен всё же недостаточно близко была с ней знакома для того, чтобы ручаться за то, что слух о маленьком происшествии не дойдет до Мари или Её императорского Величества. Александра Фёдоровна ведь очень щепетильно относилась к репутации своих фрейлин.
- Натали и Андрей тоже здесь, – как ни в чем не бывало продолжила Элен, обращаясь к графу, - Думаю, они тоже будут рады вас видеть.

+1

18

Дни в Петербурге шли за днями, и выпавший в конце ноября снег укрыл своей легкой пушистой периной всю черноту не только земли, но и уставшей от двухмесячной безжизненности души юной графини Воронцовой. И, хоть и не хотелось себе в этом признаваться, в компании с оказавшемся даже, пожалуй, чрезмерно красивым кузеном яд горя растворялся нагло берущей свое жизнью и молодостью. В его глазах не было этого докучливого безграничного сочувствия, которым последнее время все травили ее, включая его родителей. В конце концов и тетушка, с удивительной женской чуткостью оценив благоприятное воздействие на Софью Петербурга, уже вывела ее «в люди», на замерзшую Неву, к Исаакиевскому собору, в Румянцевский музей... Софи уже не сопротивлялась воскрешению своей души, с удивлением и легкой радостью ощущая с каждым днем все больше силы в мышцах, все больше тепла и движения в казавшейся остановившейся крови. Внешне это проявлялось лишь в растворяющихся вокруг глаз глубоко залегших теней и большей живостью глаз, в которые время от времени возвращался если не былой, то хотя бы здоровый блеск. Она снова открывалась миру, проклятому ей после трагедии. Шумный, великолепный Петербург, с немыслимым по оживленности и тесноте движением на улицах, огромное количество каменных великолепных архитектурных зданий восхищал против воли. Ставшая затворницей, Софи все чаще подходила к окну, все чаще отвечала словами и даже небольшими фразами на вопросы за столом, и всегда соглашалась прогуляться с тетушкой или княгиней Дубровской пешком или в карете. На коньки на уже вставшем в Петербурге и, как было видно по разъезжающим по нему безо всякой опаски людям довольно надежном льду она, конечно же, не пыталась встать - во-первых, Софи еще в Европе поняла, что этому надо учиться, чтобы не выглядеть смешной, а во-вторых, у нее еще не хватало на это душевных сил.
Когда встал вопрос о ее приглашении на бал к Кашинским, у которых она никогда не была и о которых совершенно ничего не знала, Софья ясно осознала, что сразу не осилит этот труд - выход в высший свет - и сразу отказалась. Софья Михайловна не представляла себе, как она будет танцевать и раскланиваться с незнакомыми дамами и кавалерами, знакомиться с ними и объяснять всем и каждому «отсутствие у себя духа»... А если ей опять предъявят какие-нибудь «премилые» ассоциации с Пушкиным? Или, того хуже, начнут выражать соболезнования по поводу «невосполнимой потери»!? Да это и вообразить себе несносно, не то что попытаться пережить! Да и какой в этом смысл? Входить в столичный свет в отсутствие родителей и в таком трауре по меньшей мере неприлично, была уверенна Софи.
Решено было, что Анатоль на бал едет один, а тетушки, родная и двоюродная, запланировали было на этот вечер обсуждение светских новостей с грозившейся их осчастливить своим явлением к обеду княгиней Трубецкой, к которому юная графиня решила не спускаться, сославшись на головную боль. Однако, после удивительно скоропостижного ухода княгини, обе женщины заявились в комнату Софьи, с каменными лицами объявив ей, что обстоятельства поменялись и они обе вынуждены готовиться к балу, на который ранее попадать не собирались. По скоростным сборам и суматохе, начавшейся после этого, Софи поняла, что обе не врут. Все ее попытки убедить, что она спокойно может побыть в доме и сама с собой, не встретили в их лицах никакого понимания. Зная, что в трауре являться на   свой первый выход в свет моветон, Софи, убежденная княгинями, что ее обстоятельства будут надежно скрыты от гостей, выбрала себе наиболее приемлемое (самое скромное и темное) бальное платье, что у нее было в привезенном из Одессы гардеробе. Бордовый шелк и довольно простой крой его выходили за грань представления о бальном платье незамужней девушки. Софи решила этим выбором платья оградить себя от внимания на балу, сыграв роль какой-нибудь больной замужней дамы и запрятавшись в гущу убеленных сединами сидящих мамаш. Прической Софи управляла Софья Ксаверьевна, поэтому она получилась гораздо более праздничная, чем ей бы хотелось: тетушка решила хоть драгоценностями и затейливо уложенными локонами восполнить явление довольно будничного внешнего вида Софи на ее первый Петербургский бал. Надевать на шею чудесное рубиновое ожерелье, предложенное обеими тетушками, Софья категорически отказалась, как отказалась и от всех остальных драгоценностей: мне и в прическе-то их тяжело носить...
Подъезжая к великолепному, но не такому, как ее родной дом, особняку князей Кашинских, барышня привычно замандражировала: карет вокруг дома было немыслимое количество и все они были чрезвычайно дорогими и искусными. Бал!... От самого этого слова сердце сжималось и подпрыгивало к горлу, по за год выработавшейся привычке. Уже не об Александре были все ее мысли, а о новом, чуждом, неизвестном обществе, словно огромный неведомый зверь, караулившем ее за этими стенами. Войдя в холл графиня оценила светлый декор и со вкусом подобранные цвета убранства дома, явно претендующего на звание "дворец". Ее лицо не выражало того восторга, как прежде на балах, особенно на маскарадах. Но некоторое оживление на нем явно читалось. Глаза, хоть и исподлобья, но все же блестели, на щеках появился румянец, сердце забилось чаще. Когда распахнулись двери залы, Софи невольно зажмурилась - не от великолепия и разнообразия нарядов, нет: такого добра и в их Алупкинском дворце было немало - она вдруг поняла, что ожила совершенно, ее прострелила мысль о том, что все ее душевное нездоровье походит на каприз, с которым давно пора перестать сюсюкаться! На них, и на нее в частности, автоматически было брошено немало заинтересованных взглядов. Она опустила ресницы и сжала зубы, позабыв о веере и маске в ее правой руке.
Что за обстоятельства вынудили обеих княгинь резко поменять свои планы на вечер - этого Софи не знала, поэтому на вопрос Анатоля, так счастливо подлетевшего к ней буквально с порога залы, она ответила только:
- Побудили меня к этому мои тетушки и ваш батюшка, внезапно собравшиеся сюда ехать. Мое нежелание быть здесь сохранилось, кузен. И я была бы вам признательна, если бы вы не замечали меня и не привлекали ко мне у присутствующих здесь людей ненужного мне внимания. Я собираюсь отсидеться вон там, - она указала левой рукой на привычный во всех бальных залах угол женской половины замужнего населения или, проще говоря, зрительниц, а не участниц бала. Маски своей у нее не было, она взяла на бал предложенную ей маску княгини Дубровской, удачно гармонировавшую с ее платьем, и сейчас же приложила ее к лицу, отпустив веер болтаться на локте, попутно подумав о том, что его надо перевесить на свободную от маски руку. Поняв, что осадила юношу, причем довольно сухо - при его-то наивно открытом радостном порыве - добавила, уже мягко, глядя ему в чуть ли не остановившиеся глаза через прорези маски:
- От чего же я выручила вас? Или от кого?
Теперь ей было даже стыдно перед ним - она совершенно не собиралась его обижать!

Отредактировано Софья Воронцова (2012-01-21 19:37:13)

+2

19

После лёгких фраз приветствия между ним и Элен, когда он наконец избавился от бокалов, поцеловал поочерёдно руку, самостоятельно представившейся, княжне Елагиной и, неожиданно появившейся, Татьяне. Кивнув учтиво молодому человеку, который был немного сконфужен и недоволен сложившейся ситуацией, что легко читалось на его лице, но причин Эдуард пока не понимал. Граф даже рта раскрыть не успел, лишь улыбался, как князь Дубровский спешно покинул их общество, витиевато и скомкано объяснив им причину.
Граф был слегка растерян, хотя и тщательно скрывал свои эмоции. Ситуация складывалась, как-то странно. Элен, которая явно была недовольна молодым князем. Совсем перепуганная княжна Елагина и как всегда слегка надменная и величественная графиня Энгельгардт, у которой глаза блестели так будто она только, что увидела занимательнейшее в мире представление. Эдуарду хотелось немного подумать,  а точнее вся ясно осознать, но когда ты стоишь в одиночестве, в обществе трёх фрейлин, лучше либо быстро ретироваться, либо срочно самому задать свою тему для разговора, иначе дворцовые сплетни в конец уничтожили бы любовь Эдуарда к таким вот мероприятиям.
Где же вы пропадали, Эдуард, всё это время? Натали и Андрей тоже здесь,  Думаю, они тоже будут рады вас видеть.
Эдуард мгновенно переключился на Элен, всё же что греха таить, он был рад её видеть. Она многим выделялась среди своих сверстниц, была умна, благоразумна, без лишнего зазнайства и кокетства. Но при этом сохраняла искреннюю живость и веселость нрава,что были редкими качествами при дворе.
-О, это долгая и совершенно скучная история, вряд ли она будет вам интересна. Я обязательно нанесу визит вашему папеньке в скором времени, надеюсь застать и вас всех там. Вы меня знаете я не любитель появляться в обществе, но сегодняшнюю поездку могу считать удачной, встреча с вами меня искренне радует. Так же как и знакомство с вами, - он учтиво улыбнулся княжне Елагиной.
-Вы недавно при дворе? Не удивляйтесь моей осведомлённости, он рассмеялся. Несколько моих знакомых с жаром обсуждали новое лицо этого сезона, и были весьма горячи в своих описаниях о вашей красоте и изысканности, я вижу они не ошиблись, потому я легко узнал вас. Закончив говорить, он учтиво преклонил голову. И уже чуть понизив голос прошептал
-Мужчины иногда ужасные сплетники, и мне бывает интересно, а не перепутали ли они свои сюртуки и мундиры с женскими платьями? - Он снова рассмеялся, - Только пусть эти мои мысли останутся в нашем узком кругу, а то я получу вызовы сразу на несколько не очень приятных встреч.
-Как поживают ваши батюшка и матушка, - он чуть повернулся к графине Энгельгардт, в следующую субботу я обещался нанести им визит.

+2

20

События сменяли друг друга с бешеной силой. Не успела юная княжна присесть в глубокий реверанс перед только что подошедшими собеседниками, как вдруг ,господин   Дубровский, пролепетав  что-то,  оставил всю эту компанию, где он, видимо понимая это, был не слишком желанным собеседником, направился по направлению к другому концу залы, где только что появилась миловидная девушка в чёрном платье, которую Полина ранее не видела. Анатолий поздоровался с ней и завязал разговор, как поняла рыжеволосая девушка.
Как поняла Полина, уход господина Дубровского нисколько не огорчил её собеседников, ибо они продолжали свой разговор, как ни в чём не бывало. Величавый граф Шереметьев, право производил на юную княжну большое впечатление, ибо она краснела и бледнела под его взглядом. Но юной княжне отнюдь не хотелось производить впечатление безвольной, стеснительной девушки, не умеющей завязать разговор, ибо она таковой не было. Однако, Полина догадалась, что именно такое впечатление она и производила сейчас, а оно как известно очень важно. Девушке захотелось поменять  такое мнение о ней такого же господина Шереметьева, который уже обратился к ней с доброй, поистине отцовской улыбкой:
-Вы недавно при дворе? Не удивляйтесь моей осведомлённости, он рассмеялся. Несколько моих знакомых с жаром обсуждали новое лицо этого сезона, и были весьма горячи в своих описаниях о вашей красоте и изысканности, я вижу они не ошиблись, потому я легко узнал вас
Как не пыталась Полина сдерживать эмоции, лёгкий румянец слегка выступил на её щеках. Конечно, любой девушке было бы лестно слышать такие лестные слова в свой адрес, а тем более девушке, которая недавно появилась при дворе, но уже успела обзавестись, к счастью, достаточно хорошей репутацией. Рыжеволосая красавица прекрасно понимала, что красива, и признаться то, что о её красоте так быстро заговорили, её не удивляло, но опять таки, провинциальное воспитание сделало своё дело.
Она позволила себе расслабиться, но только на минуту, ибо сейчас она уже расплылась перед графом Шереметьевым в очаровательной улыбке и пыталась выглядить как можно более увереннее.
- Да, господин, я при дворе недавно, но судя по вашим словам, уже успела быть причиной для разговоров при дворе. Благо, пока что на достаточно лестные мне темы,- улыбаясь, пропела она, а затем добавила в ответ на слова Шереметьева, сопровождаемые смехом, так же смеясь:
-Безусловно, сударь, безусловно. Можете не волноваться, поверьте, девушки в таких вопросах гораздо надёжнее мужчин,- ответила она, как можно легко и непринуждённо. Получилось ли у неё?

Отредактировано Полина Елагина (2012-01-24 18:38:10)

+1

21

Внимательно вглядываясь в радующее душу изменение выражения глаз Анатоля, Софья уже шестым чувством начинала ощущать на себе задерживающиеся более нужного взгляды окружающих. Лишь когда увидела на лице кузена просветленную, чудесно преображающую его обычно изысканно-величественное выражение, улыбку - улыбнулась ему в ответ, что он, естественно, не мог увидеть под ее маской, и, приопустив ресницы, сосредоточилась на осознании, какой из этих взглядов ее раздражает сейчас более всего. Это длилось лишь мгновение, уже в следующее из-под стремительной тени ресниц последовал прямой выстрел ее колючих глаз в совершенно точно определенную сторону. Для этого недвусмысленного острого взгляда, правда, голова непроизвольно слегка отстранилась от маски, отчего ее возмущенно вспыхнувшие щеки и дрогнувшие крылья носа дополняли многозначительное выражение глаз, становящихся все удивленнее по мере оценивания субъекта. Это не был ловелас: достаточно одного взора в его глубокие, как у рыцаря из картинок романов Вальтера Скотта, правдивые и мгновенно смущающиеся глаза... Это не был придворный наглец уже даже по ... его платью! Боже! Что на нем надето??? Это явно не его вещи! Как его пустили сюда вообще!!? Скользнувший вдоль его тела  взгляд вернулся с огромной долей удивления к поражающим своей непривычной в высшем свете честностью и прямотой глаза, как вдруг слух Софьи уловил из речи кузена фамилию, от которой все другие люди на балу в сознании девушки замерли в немой неподвижности - граф Шереметьев... Ее глаза в ужасе устремились в глаза Анатоля...
- Шереметев?... - мгновенно перестроившись за брата от того места, куда он показывал пару секунд назад головой, переспросила она дрогнувшим голосом.
- Увезите меня, кузен, прошу вас! - горячо зашептала она следом. - Я не смогу сказать ему, я не выдержу, я опозорю вас! - последние два слова сорвались в жалобный, почти безнадежный писк. Пальцы вцепились в его руку, не давая снова, опешив, развернуться к только что покинутому им обществу. Самой страшной фигурой, к встрече с которой она готовила себя, хмуро, нахохлившимся воробьем, сидя  в карете по пути сюда, бала Наталья Пушкина, которой она была уже представлена еще девочкой. Но она смогла бы пережить ее ахи и вздохи, если она все знает и уйти от ответа с объяснениями, если не знает: дежурная улыбка - это девушки отрабатывают со своими мамами в первую очередь, прежде, чем рискнуть выйти на свой первый светский бал. Но граф! Его цепкие, ничего не упускающие, будто видящие ее насквозь, глаза... Удрать! Нельзя допустить этой будущей выглядеть трагикомично сцены, позорящей честь их великой семьи! Внезапно осознав, что держась за запястье Анатоля обеими руками, она совершенно забывает прикрывать свое лицо, Софи поспешно вернула маску на "место", от порывистости слегка ударив себя ей по носу.

Отредактировано Софья Воронцова (2012-02-09 22:13:34)

+3

22

- Ну что вы, граф, вы ведь знаете: мне всегда всё интересно, – Элен лукаво улыбнулась. Княжна даже не потрудилась проводить взглядом князя Дубровского, который весьма поспешно ретировался, видимо, завидев в толпе кого-то знакомого. Она лишь вздохнула с облегчением – общество малознакомых людей всегда действовало на девушку несколько стеснительно.
Княжна Вяземская заметила, как Полина несколько смущается графа Шереметева, и подумала, что это человек, вероятно, производит подобное впечатление абсолютно на всех. Кроме неё. Граф Эдуард не казался княжне столь холодным и величавым, каким считался в обществе, и она, чуть отвернув голову, улыбнулась. Полину недолго будут смущать новые знакомства – придворная жизнь быстро приучит к тому, что надо улыбаться всем и всегда, несмотря ни на какие обстоятельства.
В это мгновение графиня Энгельгардт заговорила о Мари, и Элен удивленно приподняла бровки. Княжна ведь абсолютно искренне переживала за Великую Княгиню, хотя бы потому, что каждый день слышала огромное количество не самых приятных вещей, обсуждаемых в кругу фрейлин. Она знала, сколь нелепы и лживы слухи, наполнявшие Зимний, и знала, что Мария воспринимает такие вещи близко к сердцу, несмотря на внешнее безразличие. Именно поэтому Элен хотела бы просить императрицу перевести её в штат фрейлин супруги цесаревича, однако подходящего случая ещё не представилось. Более того, свадьба Элен и Владимира надвигалась с ужасающей скоростью, и это значило, что княжне, возможно, придется и вовсе оставить придворную службу.
Она не знала, каково было отношение госпожи Энгельгардт к цесаревне, а потом внимательно вгляделась в её лицо, выискивая на нём признаки лицемерия. Но не нашла. Это, несомненно, радовало, ведь княжна Элен действительно успела очень привязаться к Мари со времени их самой первой встречи, и даже имела честь называть её своей подругой.
Мимо беседующих уже пролетали танцующие пары, и Элен выхватила среди них фигурку Натали, чье лицо было скрыто под маской, и Андрея, который уверенно вел в танце какую-то красавицу. Вскоре должна была приехать княгиня Ольга с братом. В отсутствие Григория Петровича отношения мачехи и падчериц, и без того натянутые, обострились, так что на бал они решили ехать порознь. Вернее, решили это Элен и Натали, а после просто заставили Андрея поступить именно так.
Кроме того, на балу должен был появиться Владимир, который сдержал свое обещание, и теперь с завидной регулярностью посещал многие светские события Петербурга. Однако в последнее время, Элен, как могла, старалась избегать жениха, и по этому поводу чувствовала постоянные угрызения совести.
- Кстати, Полина, где же ваша сестрица, очаровательная Виктория? – неожиданно спросила Элен. Вторая Елагина мало интересовала княжну Вяземскую, ибо между ними сразу сложились весьма прохладные отношения. Но девушка задала этот вопрос, дабы поддержать разговор, ибо не обладала таким качеством как молчаливость.

+2

23

Маскарад!, - восхищённо думала княгиня натягивая перчатки, всё же балы, где все гости должны прикрывать лицо маской отличались от обычных танцев. Так, дамы могут позволить себе лишнее без страха быть узнанной. Ничего подобного Ольга Фёдоровна не собиралась делать конечно же, но как раз этой особенностью маскарады-то и восхищали. Однако радости немного поубавилось когда княгиня узнала от вошедшего в комнату Григория Петровича о том, что на балу её будет сопровождать только Миша.
- Ну в одной мастерской с утра был пожар. Они смогли её сжечь даже зимой! Надо узнать что там... - пустился в объяснения муж усаживаясь в кресло у камина.
- Завтра мои именины. - голос княгини дрогнул от обиды. Этот бал мог бы быть их первым в качестве супругов, свадьбу отыграли совсем недавно и они нанесли только несколько визитов знакомым и родственникам.
Григорий прервал повествование с подробностями о пожаре, которое прерывалось время от времени ругательствами на управляющего и улыбнулся.
- Я вернусь до завтра. Я помню. - твёрдо заявил он и повернувшись немного вправо потянулся. С маленького кофейного столика он взял белую розу и протянул её супруге. - Вот видишь, я помню.
Я...я... - растеряно пробормотала Ольга принимая цветок, который за сборами на бал она даже не заметила. - А когда я вернусь с Мишей ты будешь дома?
- Да. - князь Вяземский встал. - Михаил Сергеевич прибыл, да... поезжайте на его карете, мои укатили вперёд без тебя. Ну никак не хотят... - Григорий Петрович любил поругать детей с того дня когда Елена, Андрей и Наталья узнали о мачехи.
Спускаясь вниз они поговорили о детях ещё немного и попросил барона Арсеньева приглядеть там за ними и за Ольгой. В прихожей мужчины ещё выпили немного, все вместе поговорили о новых зарубежных романах, которые появились и в доме Вяземских, вспомнили о войне и только после шутки княгини о том, что к их приезду "приглядывать" будет уже не за кем брат и сестра отправились в путь.
Погода благо была не сильно морозной, а путь не далёким и вскоре карета Арсеньевых остановилась у самого роскошного дома на Невском. Как положено Михаил вышел первыми и подал сестре руку, не забыв упомянуть о том, что на неё скорее всего обратят внимание и самые любопытные захотят заговорить о свадьбе. Бывало конечно же что венчались и супруги с большей разницей в возрасте, однако всё дело было в князе Вяземском: никто не ожидал от него второй женитьбы. Ольга всё отнекивалась и говорила, что тут на балу она никому не нужна и едва ли кто-то вспомнит об этом. Они сошлись на том, что бальная зала всё прояснит и барон Арсеньев толкнул дверь ведущую туда.
Как всегда было душно и пары уже кружились в танце, среди череды знакомых и незнакомых лиц промелькнули и Наталья с
Андреем, Михаил Сергеевич подметил их почти сразу и заозирался в поисках Элен.
- Не танцует? - удивился барон когда заметил ту в компании с одной из Елагиных, графом Шереметьевым и Татьяной Энгельгардт. Ответа со стороны Ольги не последовало, она просто пожала плечами.
Так же под руку они прошлись вдоль залы, Михаил обменялся любезностями со знакомыми, поговорил с ними. Ольга говорила меньше и только отвечала благодарностью на поздравления и пожелания "счастливой жизни молодым". Вскоре светские разговоры княгине наскучили и она вежливо откланялась, оставив брата беседовать одного.
Конечно же истинной причиной ухода была не только скука.
Не стоило так сильно затягивать корсет, чтобы платье смотрелось "должным образом"... - подумала княгиня прикидывая сколько ей ещё идти до женской половины, где и положе находиться замужним дамам. И даже несмотря на то, что её и ложу разделяла две дюжины шагов Ольга горестно сжала розу.
- Ай! - Как оказалось у этого цветка есть шипы. Впрочем сама княгиня об этом кажется позабыла и вспомнила только тогда когда на одной из перчатки проступила кровь, а сама роза упала к ногам одного незнакомца. - Pardonnez, vous ne pourriez pas lever la fleur ? - Княгиня не заметила, что камзол был хоть и сшит из дорогой ткани, одна был не по размеру тому к кому она только что обратилась по-французски.

+2

24

До прибытия на бал, Полина  не была слишком богата знакомыми. Своей хорошей подругой она считала  Элен Вяземскую, которую, сразу же при прибытии стала искать глазами, оставшись одна, когда её сестра Вика куда-то испарилась, никому ничего не сказав. К счастью, Елена всегда была хорошо настроена по отношению к юной Елагиной, чего нельзя сказать о её сестре. С Викторией Элен не ладила.
Беззаботно беседуя с подругой, Полина и не представляла, что за час наберёт столько новых знакомых в лице величавого графа Шереметьева, которого рыжеволосая девушка по началу стеснялась и, право, слегка побаивалась, но спустя время свыклась с его присутствием, молодого князя Дубровского, с которым девушка попала в весьма пикантную ситуацию, Слава Богу,  закончившуюся   благополучно. Татьяну Энгельгардт юная княжна знала, но не так хорошо, как хотелось бы. Девушки благосклонно относились друг к другу, но особой любви между ними не было. Полина так же узнала некоторые подробности о жизни своей подруги Елены. Например, то, как она отреагировала на появление своей мачехи Ольги на балу, заставило задуматься девушку о том, что Элен не слишком жалует эту женщину. Так же в разговоре Вяземская упоминала о своём брате и сестре, а именно Андрея и Натали. О них, Полина, как не странно, знала очень мало, хотя и была в достаточно тёплых отношениях с их старшей сестрой.
Что ж, должны признаться, что после того, как их компанию покинул юных Дубровский, обстановка стала более радужной. Елена с живостью что-то рассказывала графу, Татьяна же оглядывалась по сторонам, видимо ища глазами свою госпожу Марию Александровну, которая должна была скоро подойти. Полина стала задумываться о том, куда же запропастилась её сестра Вика,  о  которой до сих пор девушка не имела времени вспомнить.
Тогда, как будто читая мысли рыжеволосой девушки, Елена спросила:
- Кстати, Полина, где же ваша сестрица, очаровательная Виктория?
Юная княжна искренне ответила:
-Дорогая, я даже не знаю где она. До того, как завести с вами беседу, я уже потеряла её в толпе .И право, я уже начинаю волноваться…,- искала она глазами сестру
Тут заговорила Татьяна, которой доложил что-то лакей.
- Господа, мне крайне неловко покидать вас, но я должна идти, по долгу службу.  Однако надеюсь, что мы обязательно встретимся в течении вечера, мне действительно очень грустно покидать вашу чудесную компанию, -сказала она и удалилась.
Полине показалось, что и их могут ожидать на службе:
-Элен, мне кажется, и нас ждут. Думаю, что наша госпожа скоро прибудет. Мы должны быть готовыми к её появлению

Отредактировано Полина Елагина (2012-02-14 17:37:03)

+1

25

Надо сказать, Николаю Павловичу ждать пришлось недолго — пока он поджидал супругу, полностью поглощённый в процесс покручивания уса, до его слуха через несколько минут донёсся шелест платья, и перед его взором появилась императрица.
Платье нежных пастельных тонов изумительно шло к её лицу, при взгляде на которое никто б не сказал, что обладательнице его уже минуло сорок три года — Александра Фёдоровна была по прежнему очень хороша собой. Император, подойдя к ней, более чем учтиво поклонился ей (что выражалось у него в чуть более глубоком наклонении головы) и, подав руку, не преминул заметить, что выглядит сегодня супруга его божественно.
... Открыв дверь парадной кареты, государь, помогая ей присесть, поспешил осведомиться у жены, не холодно ли ей — в тот момент он сам плотнее закутался в шубу — из-за ударивших морозов приходилось отказаться от своей привычки носить шинель, рискуя подхватить что-нибудь...
До особняка графа Кашинского они ехали около получаса — экипажи, то и дело попадавшиеся на петербургских улицах, сдерживали свой ход, почтительно пропуская вперёд императорскую карету.
Остановившись, наконец, у ворот, Николай, выйдя первым, рыцарски подал руку супруге, когда в следующую секунду, едва только чета успела переступить порог, вперёд стремглав вылетело не то пять, не то шесть слуг. (Для чего понадобилось такое количество — никому не известно, тем более что в своём усердии бедняги чуть ли не передрались за право помочь императрице снять её меховой салоп. К глубокому огорчению, сам император взял на себя труд скинуть шубу без посторонней помощи.)
— Доложи о моём прибытии хозяину. — распорядился Николай Павлович, преследуя единственную цель дать своим глазам отдых, отослав этих услужливых куда-нибудь.
— Впрочем, я чрезвычайно доволен тем, что это лишь слуги; в прошлый раз мне пришлось столкнуться с двумя молодыми князьями. В следующий раз поеду инкогнито, всебеспременно поеду. — тихо шепнул он императрице.

+2

26

Брат... Такой предупредительный в последнее время, такой... открытый... Софья внимательно взглянула в его глаза, когда он заговорил об оживлении на ее лице.
Оживление? Хм... Надо взять себя в руки, а то так, чего доброго, вокруг себя и других зрителей соберу! О, матушка, ну зачем ты уехала, почему не поехала со мной? Как неловко находиться здесь с тетками, как сиротке какой!
Кузен мгновенно отреагировал на ее просьбу и даже поспешил вперед к выходу, но Софи заметила Софью Ксаверьевну, спешащую к ним и не отрывающую от нее своих настороженных глаз.
Точно! Мы же еще и с хозяевами не поздоровались. Уйти как грабители какие-то? - застыдилась Софья, опустив глаза и придержав Анатоля за локоть, чтобы он не убежал без нее в таком порыве.
Анатолий Сергеевич! - приветливо улыбнулась тетя, кивнув в знак замеченной ей попытки побега. Переведя довольно острый взгляд на Софью, она, не переставая улыбаться, значительно охладила интонацию:
Софьюшка, душа моя! Ты поздоровалась с хозяйкой дома? - и не дожидаясь ответа, твердо подхватила ее за предплечье и развернула лицом к встречающим гостей поодаль господам  Кашинским. Тут же отпустив, она поплыла к ним, едва заметно кивнув для Софьи, чтобы она следовала за ней.
Представив не поднимающую глаз и постоянно приседающую в книксенах Софью всем имеющим отношение к этому дому членам семьи, тетушка отдала ее в распоряжение подоспевшей следом матушки Анатоля, мягко взявшей ее под руку и зашептавшей на ухо что-то про Его Императорское Величество и членов его семьи, что-то про Сашеньку, которой прочили службу у самой императрицы, что-то про матушку, которая должна была быть сегодня здесь, раз уж выдался такой удивительный случай.. Софья не слушала. Она думала только о том, что ее могли увидеть, когда приходилось отнимать от лица маску. И об этой ужасно не-бальной маске без завязочек. И о своем ярком среди переливов пастельно-белого платье...
- Его величество должен посетить этот бал! Оказалось, что тебя, Софьюшка, вместо Сашеньки покойной - дай, Господь, ей царствие небесное - могут представить ко двору.. И наградить статусом фрейлины! Возможно, даже, и не только статусом! Это необыкновенный случай, голубушка! Чтобы не из Смольного, чтобы вот так, из Крыма... Так только с Бартеневой могло быть... Княгиня Волконская - надежная женщина. Она всегда говорит то, что знает наверняка...
- О, Анфиса Григорьевна, умоляю вас.. Сейчас мне совершенно ничего не понятно и я просто хочу уехать домой... Здесь присутствуют знакомые люди, которым я совершенно не готова рассказывать о нашей трагедии, принимать их соболезнования и .. все остальное... Прошу вас, отпустите меня с Анатолем?
Встретив ее недоуменно-отсутствующий взгляд, Софья поняла, что дальше продолжать не имеет никакого смысла и умолкла, проглотив комок, подкативший к горлу и вперив упрямый взгляд в пол.

Отредактировано Софья Воронцова (2012-02-22 04:55:09)

+1

27

Вечер, обещавший стать сенсацией зимнего Петербурга, буквально, в одночасье стал одним из самых угрюмых вечеров Александра. Встретив у ступеней крыльца Владимира Неверовского, готового, казалось, одним взглядом испепелить половину старушки Европы, Романов не мог пройти мимо старинного друга. Слово за слово и оба, незаметно для большинства присутствующих, оказались в просторном кабинете хозяина, чтобы уединившись от праздника и помпезности  поговорить по душам.  Шампанское, принесенное слугами, было очень кстати – Владимиру Андреевичу срочно требовалось прийти в чувство после насыщенного разговора с князем Вяземским, отменившим помолвку.
Ситуация, сама по себе достаточно курьезная, вызывала в Александре Николаевиче двойственные чувства. Во время уединенной беседы, уже значительно разгорячившись от алкоголя (а Саша пьянел быстро и бесповоротно), молодой цесаревич не раз вскакивал из кресла, решительно не понимая «какого черта, Володя, какого черта ты столько времени тянул?!»
Но ответы Неверовского не помогали прояснить суть – лишь наоборот, вгоняли разговор в тупик.  Князь желал, во что бы то ни стало, заполучить в жены именно Элен, не смотря на волю ее отца.  Романов решил вопреки желаниям друга обезопасить Владимира от самого себя и попытался уговорить его немедленно уехать в имение. Добродушный совет адмирал проигнорировал, вынудив Сашу приказывать. Но уже заметно выпивший брюнет и на домашний арест ответил категоричным отказом. Цесаревичу ничего не оставалось, кроме того, как позвать охрану.
- Владимир, Вы поймите, это единственное, что я могу для Вас сделать. Не заставляете меня поддаться Вашим уговорам. Я, как Ваш верный друг, не имею на это право. – Произнес он тогда, когда бледный от ярости адмирал сломал о колено саблю, которую следовало отдать адъютанту, чтобы отправиться под стражей в Петропавловскую крепость. Только там он точно не сможет сотворить задуманного и испортить себе жизнь попыткой обвенчаться в тайне.
Александр Николаевич еще несколько минут ходил вдоль кабинета, нервно теребя рукоять сабли, подобранную с пола. Добрая порция шампанского подогревала в молодом наследнике обиду за друга, да и на него тоже, а потому, поправив мундир, он спустился в зал, надеясь, что отец еще не приехал.
Вежливо улыбаясь встречающимся на пути знакомым и не очень лицам, Романов решительно направлялся к примеченной им Вяземской.
- Добрый вечер, дамы! – Как можно более благодушно обратился  цесаревич к Полине и Элен в легком поклоне головы. – Полина Сергеевна, прошу прощения, но я вынужден лишить  Вас княжны Вяземской. Елена Григорьевна, следуйте за мной, пожалуйста.
Стараясь сдерживать ледяной тон, так и сквозивший в каждом слове, Саша крепко сжал запястье Вяземской. Возможно, не будь он несколько пьян, мужчина не стал бы подкреплять свою просьбу столь крепкой хваткой, но сейчас ему это казалось предельно необходимым.

Отредактировано Александр Романов (2012-02-21 20:45:11)

+4

28

Полина оглядывалась по сторонам и размышляла. Татьяна, недавно беседующая в их компании, удалилась, потому что ей доложили о том, что её госпожа прибыла. Юная княжна сделала из этого вывод, что раз Мария Александровна уже здесь, значит и  императрица находиться неподалёку и скорее всего,  ищет своих фрейлин. Прийдя к такому выводу, девушка поспешила поделиться своими мыслями с Элен.
Но не только это сейчас волновало разум рыжеволосой девушки. Полина икала  глазами в толпе сестру, но это было почти невозможно, ибо образы сменяли друг друга с удивительной скоростью. Девушка уже откровенно стала беспокоиться.
Между тем,  императорская семья действительно прибыла и пока девушки прибывали в счастливом неведении, много чего в прямую относящегося к Элен  в частности, успело случиться. Происшествие было связано с Владимиром Неверовским, женихом Елены, о котором Полина была наслышана, но вживую никогда не видела. Тем не менее, из описаний подруги она могла составить о нём некоторое представление.
Елена ещё ничего не успела ответить на замечание юной княжны относительно их госпожи, как цесаревич Александр, долгое время разыскивающий юную Вяземскую в толпе, наконец нашёл её и, крепко сжав  её запястье , сказал, как можно более убедительно:
- Добрый вечер, дамы! Полина Сергеевна, прошу прощения, но я вынужден лишить  Вас княжны Вяземской. Елена Григорьевна, следуйте за мной, пожалуйста.
Рыжеволосая княжна не видела, как Александр разыскал их в толпе и подошёл к ним, ибо она в этот момент не смотрела в ту сторону, но услышав за спиной чей-то до боли знакомый, и приятный голос, обернулась. Одного зоркого взгляда юной Елагиной хватило, чтобы сделать вывод о том, что цесаревич пьян, да и запах спиртного всё подтверждал.
Полина потеряла дар речи. Это с ней происходило каждый раз, когда рядом оказывался Александр, но девушка быстро взяла себя в руки, ибо слышала те слова, которые произнёс наследник престола, и понимала  что что-то сейчас должно произойти не слишком приятное для Елены.
-Ааа…Да-да, да-да, - промямлила рыжеволосая девушка, но потом взяла себя в руки- Элен, милая, я буду неподалёку. Ты знаешь, где меня найти. Рада была видеть вас, Ваше Величество,-  галантно присела она в глубокий реверанс перед Александром, но не удалилась, ибо ей жутко хотелось посмотреть на реакцию Елены, которая казалась ошарашенной.

+3

29

Элен чуть присела, провожая графиню Энгельгардт, а сама чуть осмотрелась, выискивая в толпе знакомую фигурку Великой княгини или императрицы. Ни той, ни другой не обнаружилось, так что княжна Вяземская вернулась к разговору с Полиной.
- Право, Полина, не стоит так переживать. Я уверена, что твоя сестрица нашла себе кавалера, и теперь слушает его рассказы о дуэлях и военных подвигах, - девушка чуть лукаво улыбнулась подруге - всем известно, сколько мало доверия можно оказывать подобным рассказам красавцев в белых мундирах. Хотя... есть и такие, которым не поверить просто невозможно. Например, князь Владимир Неверовский, которого Элен то и дело высматривала среди танцующих, хотя даже сама себе отказывалась признаваться в том, что пытается различить именно его лицо.
Собственно, с того самого памятного момента, когда отец объявил о расторжении помолвки, Элен князя не видела, а потому просто не представляла, как и о чем им теперь говорить. Если, конечно, она может теперь без стыда взглянуть ему в глаза.
- Кстати, Полина, ты знаешь… – начала было Элен, но тут же осеклась – её перебил знакомый голос, принадлежавший, несомненно, наследнику престола.
Княжна отвела взгляд от Полины – перед девушками действительно стоял Александр Николаевич, собственной персоной. Как обычно, подчеркнуто учтив, хорош и, кажется, слегка навеселе.
Элен присела в реверансе, параллельно пытаясь догадаться, что же такого могло понадобиться от неё цесаревичу во время бала-маскарада. Что такого важного могло произойти? Ведь с Александром их связывало лишь некое подобие дружбы, а для поручений принцессы Марии и государыни есть лакеи. Однако нельзя противиться приказу царственной особы.
- Как прикажет Ваше Высочество, – княжна Элен с удивлением уловила странные нотки в голосе Александра. - Просто показалось, пустое… А ещё определенно не понравилось то, как наследник престола довольно крепко схватил девушку за запястье, увлекая за собой. Насколько известно, цесаревич крайне редко позволяет себе такое, тем более, на людях. Впору было не на шутку испугаться, но девушка, как всегда, упрямо прятала зарождавшийся страх глубоко внутри, стараясь замаскировать его под обычное любопытство.
Элен чуть заметно кивнула княжне Елагиной и последовала за Александром. Собственно, выбора-то у неё и не оставалось. Задавать вопросы, конечно, - не самое лучшее решение, учитывая, кто именно и в каком состоянии сейчас с ней. Но, когда они отошли на приличное расстояние от Полины, и никто уже не мог их слышать (все окружающие были заняты танцами да сплетнями), княжна, наконец, не выдержала и чуть слышно прошептала почти на ухо наследнику:
- Бога ради, Ваше Высочество, вы меня пугаете! Что происходит?

+1

30

Предстоящий бал не сулил ничего обещающего. Обычный бал-маскарад. Но тем не менее, Варвара всегда с большим удовольствием посещала подобные празднества. И не только потому что в её обязанности, как камер-фрейлины, входило сопровождать Её Императорское Величество, но и потому что просто хотела веселиться,  танцевать. На одном из таких балов она встретила свою судьбу, возможно поэтому к каждому балу у неё была особенная любовь.
   К каждому подобному празднику женщина готовилась всегда с особым усердием. Тщательно выбирала фасон платья, ткань, пересмотрев таким образом множество куском всевозможной ткани. Она всего лишь хотела выглядеть идеальной. Впрочем её трудно было бы за это осудить, поскольку каждая девушка, женщина хочет быть идеальной для любимого мужчины.
  В украшенном вышивкой цветными шелками открытом из светло-зелёной дымки платье, с юбкой "колокольчиком", низ которой был весь в оборках из елецких кружев, Варвара не просто вошла, она вплыла в  зал.  Затянутая, статная, с изумрудами на пальцах и на шее, с улыбкой на лице и сияющими глазами она шла по зале то и дело кивая - здороваясь со знакомыми.
-Разрешите пригласить Вас  на следующий танец?-подскочил офицер, поручик Тропинин, угощая Вареньку бокалом шампанским.
- Разумеется - с улыбкой ответила она, и взяв бокал, прошла мимо дальше, оставляя за собой облако крепких шипровых духов. Варенька всегда  принимала ухаживания кавалеров. Почему бы ей этого не делать? Она свободна...не свободно лишь сердце. Но в свете она никогда не показывала что есть какая-то связь. По Двору ходили лишь слухи об этом, но доказательств никто и никогда не видел, поэтому многие считали что "любовь" Императора к Нелидовой лишь очередная сплетня и не более.
   Варвара продолжала искать глазами фрейлин.

+1


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » 2.12 Бал-маскарад. Бальная зала.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC