Петербург. В саду геральдических роз

Объявление


Восхитительный, упоительный момент проверки на мужество, на то - чей дух крепче - человека ли отнявшего добычу, или десятков распаленных гоном собак, секунда, и...
Евгений Оболенский

Никогда в жизни еще Стрекаловой не было так страшно, как сейчас наедине с кузинами! Она даже разозлилась на себя за это. Ну что, разве съедят они ее, в самом деле? А захотят попробовать, так мы тоже кусаться умеем!
Софья Стрекалова

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Palantir



Гостевая История f.a.q. Акции Внешности Реклама Законы Библиотека Объявления Роли Занятые имена Партнеры


Система: эпизодическая
Рейтинг игры: R
Дата в игре: октябрь 1843-март 1844



07.09. Идёт набор в админ-состав!

07.07. ВНИМАНИЕ! НА ФОРУМЕ ПРОВОДИТСЯ ПЕРЕПИСЬ!

07.01. Администрация проекта от всей души поздравляет участников и гостей форума с Новым годом и Рождеством!

17.11. НАМ ПЯТЬ ЛЕТ!

14.05. Участвуем в Лотерее!

23.03. Идет набор в игру "Мафия"!

05.02. Внимание! В браузере Mozilla Firefox дизайн может отображаться некорректно, рекомендуем пользоваться другим браузером для качественного отображения оформления форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » 10.01.1843. Имение в Двугорском. В ожидании приятных встреч.


10.01.1843. Имение в Двугорском. В ожидании приятных встреч.

Сообщений 61 страница 79 из 79

61

Жаннет не подала вида, что не верит Эмилии.  Так плакать из-за какого-то платка? Нет, баронессу расстроило что-то посерьёзнее, чем пропажа кусочка ткани. Но Жаннет уже боялась высказывать откровенно свои мысли. После случая с теми злополучными письмами маркиза  поняла, что правду не всегда необходимо вытаскивать на поверхность. Если человек прячет что-то в глубине души и не хочет с тобой этим делиться – это его право. Поэтому маркиза сделала вид, что верит Эмилии.
- Тогда больше не плачьте – всё ведь хорошо, платок нашёлся… - сказала Жаннет.
Слёзы всё текли и текли по лицу баронессы, а она старалась улыбаться и говорить весёлым тоном.
«Как жалко, что Вы не доверяете мне, несмотря на нашу дружбу. Если бы Вы смогли выговориться, Вам стало бы легче, я уверена…» - с грустью думала маркиза, наблюдая, как Эмилия пытается взять себя в руки.
- Вы мне лучше расскажите о себе, я вас так давно не видела, что мне решительно знать все! – попросила Эмилия.
- А ничего интересного со мной не произошло, Эмилия. Сразу же после Нового Года мы уехали в Останкино, мне очень там понравилось, вот только… - Жаннет хотела было сказать, что её очень беспокоит отчуждение, вставшее между ней и опекуном непробиваемой стеной. Что она не знает, какие подобрать слова, чтобы помириться с Эдуардом и вернуть былую лёгкость их общению. И доверительность. Но Жаннет тут же решила не говорить этого баронессе. Зачем? Помочь она не сможет, только начнёт наверняка считать себя виноватой и ещё больше расстроится.
- … Вот только я не знаю, когда мы вернёмся в Петербург. – Закончила она зависшую было в воздухе фразу первыми пришедшими ей в голову словами. И тут же подумала – а ведь действительно, когда же они вернутся в Петербург? Жаннет нравилось, очень нравилось жить на природе, но зимой сидеть в доме, пусть даже больше похожем на дворец, было скучно. А в Петербурге давали балы один за другим, и можно ещё было ездить в театры или просто гулять в парках – и быть на виду, не то, что здесь. Жаннет уже стало казаться, что настоящая жизнь проходит мимо неё. Она, жизнь, кипела там, в Петербурге, а здесь, в Останкино, маркиза чувствовала себя словно сосланной в глушь за какую-то провинность.
- Но вы, наверное устали с дороги, а я так бестактно к вам ворвалась, что мне очень стыдно и хорошо, что в комнате так темно и не видно, как я краснею! Вероятно, нас поселили по соседству и я перепутала двери. Как неловко-то вышло… Если хотите, я сейчас же уйду!
  Баронесса, кажется, неправильно истолковала её молчание и решила, что помешала. Жаннет изо всех сил отрицательно замотала головой.
- Нет-нет, Эмилия, я уже вполне отдохнула, Вы вовсе не помешали, я как раз хотела пойти Вас поискать. Мне нужно посоветоваться с Вами.
Маркиза взяла подругу за руку, подвела к небольшому диванчику,  усадила на него и сама села рядом.
- Я увидела сегодня барона… Алехандро Ортиса, - это имя почему-то выговорилось с трудом. – Вы знаете, Эмилия, он ведь ненавидит Эдуарда! Очень сильно ненавидит! Что, если барон захочет его… убить? Опекуна нужно предупредить, но я не знаю… Он может не поверить мне. Может быть, это сделаете Вы?

Всё ещё в своей комнате, сидит на диване и разговаривает с Эмилией

+2

62

Все-таки хорошо, что наконец-то Петр Александрович выбрался из душного и многолюдного Петербурга. Свежий морозный воздух приятно бодрил князя после утомительной дороги.
Как все меняется, как быстро летят годы. Не так давно, как казалось, был он здесь в последний раз. Но как разительно отличался прошлый его приезд от нынешнего. В прошлый раз – это были почти семейные посиделки, а сейчас здесь собирается весь высший свет. Впрочем, Петр надеялся на то, что и сейчас он встретит здесь родных и дорогих сердцу людей.
Подойдя к хозяину дома Петр с теплотой приветствовал его и пожал руку.
- Я тоже надеюсь, что моя супруга будет довольна пребыванием в Вашем доме, Денис Алексеевич, - при упоминании об Алине тон Петра стал более светским, чем тот, каким он собирался приветствовать Дениса, - Весьма благодарен за приглашение. Давно я не бывал у Вас. А зря.
Пожалуй, эти дни он действительно хотел отдохнуть. Съездить на охоту, прогуляться по саду, предаваясь своим мыслям. Пусть Алина Николаевна отдыхает и даст отдохнуть ему. Больше, чем то время, что требуют приличия, проводить с супругой Петр не собирался.
В это время показался Алексей Бестужев. Петр вежливо раскланялся с ним. Они не имели близкого знакомства в Петербурге, что, впрочем, не так сильно расстраивало Репнина.
-Не может быть, - Петр Александрович с радостью приветствовал старого друга, - Григорий Петрович, ты ли это!
Увы, Петру все не удавалось навестить князя Вяземского в Петербурге, ну хоть здесь встретились.
Ох, извини, дорогой, - ответил Репнин на укор товарища, - сам понимаешь дела, суматоха.
Тепло поздоровавшись с Вяземским, Репнин обратился к его супруге.
- Ольга Федоровна, мое почтение.
Пора было в дом, поприветствовать Антонину Денисовну, настроения князя Репнина стало гораздо лучше, чем в тот момент, когда они с Алиной только прибыли в Двугорское.

Вместе с остальными заходит в дом

+3

63

Эмилия нутром чувствовала, что с девушкой что-то не так. До того скандала, испанке всегда казалось, что между юной француженкой и графом натянута невидимая связующая нить, настолько они были неотделимы для нее с того момента, как впервые увидела их в его гостиной.  Та трогательная сцена в последнее время все чаще и чаще вставала у нее перед глазами, быстро сменяясь той душераздирающей сценой, которая имела место двадцать пятого числа. Сегодня она не видела между ними той нити, будто ее перерезали ножницами, и из-за этого чувствовала еще больше уколов своей совести. Жаннет изо всех сил отрицательно замотала головой.
- Нет-нет, Эмилия, я уже вполне отдохнула, Вы вовсе не помешали, я как раз хотела пойти Вас поискать. Мне нужно посоветоваться с Вами.
Маркиза взяла подругу за руку, подвела к небольшому диванчику,  усадила на него и сама села рядом.
- Oh! Bueno, gracias a Dios! – всплеснула руками испанка, - а то я так неловко почувствовала, когда поняла, что нарушила чье-то уединение. Я вся к вашим услугам!
- Я увидела сегодня барона… Алехандро Ортиса. Вы знаете, Эмилия, он ведь ненавидит Эдуарда! Очень сильно ненавидит! Что, если барон захочет его… убить? Опекуна нужно предупредить, но я не знаю… Он может не поверить мне. Может быть, это сделаете Вы?
Ей хотелось рассмеяться. Правда. Чтобы Эдуард послушал ее? Он никогда ее не слушал, а порой, что еще хуже, и не слышал. Да он же не позволит ей приблизиться к ней ближе, чем на пять метров. Да и после их встречи в коридоре, когда она позволила себе намного больше, чем следовало, Эмилия не желала встречаться с этим человеком.   Однако, испанка не могла не признать, что услышав слова девушки, ее сердце кольнуло.
- Jeannette, querida, - с мягкой улыбкой проговорила Эмилия, - не беспокойтесь. Алехандро горяч, но он имеет голову на плечах, но если хотите я могу поговорить с Алехандро, - она вновь улыбнулась, взяв руку Жаннет в свою, - с ним все будет хорошо. Не беспокойтесь. Немного подумав, Эмилия все же решилась задать вопрос, который ее очень давно не давал покоя.
- Жаннет, вы меня простите, что я быть может лезу не в свое дело, но право…. – она глубоко вздохнула и продолжила, - мне очень стыдно за себя и за Эдуарда, что тогда вышло именно так, как вышло. Скажите, вы его простили и помирились с ним? Поймите, мне очень не хочется, чтобы я стала причиной раздора двух таких близких людей, как вы с Эдуардом и, в первую очередь, мне не хочется, чтобы вы переживали из-за нас, - немного помолчав испанка добавила с грустной улыбкой, - мы недостойные объекты для траты ваших нервов.
Жаннет, простите, как то не пошел этот пост.

комната Жаннет

+2

64

А, тем временем, гостей на крыльце имения Бутурлиных становилось все больше. Вот присоединился к ним граф Бестужев, - молодой человек, о котором в петербургском обществе говорили много и разного, что могло значить только то, что ни единому слову о нем верить нельзя. Князь и княгиня Репнины, блистательная пара, просто загляденье. Князь Петр Александрович, если Элен не изменяла память, с незапамятных времен водил дружбу с Григорием Петровичем. Доктор Виллен, с которым до сей поры княжна Вяземская знакома была лишь заочно. Ну и последней на крыльцо выбежала одна из сестер Дениса – красавица Кати.
- Катенька, сhèrie, как же я рада Вас видеть! – воскликнула Елена, и они с молоденькой графиней обнялись и расцеловались, как и положено хорошим подругам.
Хозяева верно рассудили, что негоже гостей на пороге держать, и все прибывшие проследовали в дом, вслед за Денисом и Катенькой. Элен очень хотела поприветствовать их maman – графиню Антонину Денисовну, которую знала чуть ли не с пеленок и любила почти как члена собственной семьи. Да и вообще, все это чудесное семейство давно стало для княжны родным.
- Китти, куда же ты запропастилась? –улыбнувшись, ласково пожурила подругу Элен. Она прекрасно знала, что Катя все время находится при дворе, как и сама Лена, однако в последнее время эти две очаровательные фрейлины, - одна служившая императрице, а вторая – Великой княгине, - видели крайне редко.  - Заходи хоть изредка, а то я уже успела соскучиться.
Неожиданно при мысли о роде придворной службы Катерины, Элен вспомнила, что принцесса Мари недавно упоминала о графской охоте, и, стало быть, они с Александром Николаевичем тоже прибудут?.. А Владимир Андреевич – он тоже приглашен? Элен уже хотела испугаться и казнить себя за опрометчивость, проявленную в день, когда приняла предложение помощи от наследника престола, однако вовремя сообразила, что здесь слишком много свидетелей, а, значит, осуществление их плана переносится на неопределенный срок. Княжна облегченно выдохнула и, погасшая на мгновение улыбка, вновь озарила её лицо.
- А где же ваша maman? Мне так не терпится поприветствовать её и поблагодарить за приглашение! – обратилась княжна Вяземская к Екатерине, которая остановилась рядом с ней в покое, где гостям должно было оставить верхние одежды.

Прошла в дом вместе с семьей, Китти и Денисом, Репниным, доктором Вилленом и графом Бестужевым.

+4

65

http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifДамский угодник!
Неверовский невольно улыбнулся, представив лицо Дмитрия, который не раз, по мнению Владимира совершенно незаслуженно, клеймил его этим званием. Он был совершенно не согласен со своим другом, но свет упорно твердил обратное и приписывал князю Неверовскому эту славу.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifДверь тихо затворилась и князь, доселе стоявший с учтиво чуть склоненной головой, смог снова посмотреть прямо и... холодно. Романтический дух, захвативший его душу во время дороги пропал, оставив вместо себя пустоту и легкий налёт усталости, которая не способна свалить с ног, но затормаживающей реакцию мозга на окружающие раздражители. Желая приободриться. Владимир встряхнул плечами и широкими размашистыми шагами проследовал в отведенные ему комнаты.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifГришка, молодой и шустрый паренёк Бутурлиных уже успел по своему вкусу разместить вещи барина и отправился выполнять порученное ему. Скинув дорожную одежду, Неверовский, находясь наедине наконец смог по настоящему размять свои затекшие с дорогие члены. Совершив несколько энергичных упражнений Владимир почувствовал приятное тепло в теле, а ополоснув лицо прохладной водой, он вновь почувствовал себя бодрым и способным вновь стать приветливым светским человеком.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifУже поправляя булавку, закрепленную на галстуке, Неверовский услышал требовательный, но короткий стук в свою дверь. Догадываясь, что стучал именно Гришка, князь небрежным жестом кинул на столик несколько грошей для слуги и только потом позволил стучавшему войти.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifДовольный паренёк с самым важным видом докладывал о том, что Графиня Александра Кирилловна уже давно прибыла, а карету господ Взяемских только велели распрячь,  что князя Андрея и княгини Натальи нет среди прибывших, и что Антонина Денисовна сейчас на кухне бранится с кухаркой. Но речь Гриши была ладной только до тех пор пока его зоркий глаз не заметил монеты, которыми барин собирался вознаградить его за хлопоты.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif- Хорошо, иди, - Владимир жестом велел слуге взять монеты и так как тот больше не представлял никакого интереса отвернулся от него.
Владимир был в раздумьях. С одной стороны он желал поприветствовать хозяйку дома с тем чтобы выказать ей своё почтение и уважение, а с другой - он отлично помнил как его покойная матушка была чрезмерно занята в эти часы, когда в доме ожидали большое число званных гостей.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif"А ведь ещё должны быть Александр Николаевич с супругой... Но возможно это только досужие слухи и не более того", - размышлял Володя, доставая свой дорожный чемоданчик с тем, чтобы достать письмо и небольшой сверток, который он должен был вручить княгине по велению своего отца. Что лежало в свертке Володе не было известно, и хоть на вид он был небольших размеров имел значительный вес. Подушечками пальцев сквозь невзрачную серую холщовую ткань Неверовский угадывал очертания резных стальных уголков, какими обычно украшают дамские коробочки для хранения всяческих мелочей. Не имея привычки разгадывать чужие секреты, если только этого не требовалось от него в ходе военных операций, Владимир отложил сверток и подошел к окну. На улице суетились и бегали люди - сразу прибыло несколько карет и слуги едва поспевали с лошадьми и чемоданами.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifНеверовский улыбнулся, хоть он и не любил чрезмерную суету, всё же вид сверху был при забавнейший и, главное, эта суета напоминала о чем-то таком приятном, далёком из детства...

комната

+4

66

~18.00-20.00

Александр Романов весьма любил охоту. Особо сильно зимнюю.  Его чрезмерное увлечение порой волновало родителей будущего Императора. Занятие-то это опасное, а жизнь наследника считалась слишком ценной, чтобы ею рисковать. Да и Его Величество предпочитал, чтобы сын более готовился к управлению огромной державой, чем занимал себя забавами и развлечениями. Но в этот раз, как бы странно это ни было, на самом деле сам Саша не горел желанием отправляться на охоту. Дело было в том, что находясь, все время рядом с женой, которую он уже вот как месяц упорно избегал, он все равно не сможет в полной мере насладиться охотой. Но отказывать в приглашении Бутурлинам было как-то неудобно. Слишком хорошо Александр относился к Денису, с которым вместе обучался в Петербургском училище.
И вот теперь, упорно скрывая свое недовольство и раздражение после длительной и утомительной дороги из Санкт-Петербурга в Двугорское, цесаревич помогал выйти из кареты своей супруге. Он заметил ее взгляд, полный отчаяния и грусти, но заставил себя остаться к нему равнодушным.
Вокруг них тут же засуетились дворовые, а в скором времени показалась и сама хозяйка.
-Добрый день, Ваше Императорское Высочество, - радушно приветствовала графиня гостей. - Надеюсь, дорога не слишком утомила вас?
-Антонина Денисовна, - Саша любезно улыбнулся графине, окончательно спрятав за маской доброжелательности и приветливости все свои угнетающие мысли. Уверенный в том, что женщина приложила немало усилий к встрече высоких гостей, Александр не хотел расстраивать ее и решил до конца играть роль довольного гостя, а по возможности и счастливого супруга. И так хватает сплетен про него и про Мари, чтобы позволять появляться еще и новым.  –  Ее Высочество немного устала, но в остальном – все хорошо. Добрались мы достаточно быстро, и весьма рады видеть Вас.
После обмена любезностями и приветствиями, как и полагается, Мари и Александра пригласили пройти в дом. Графиня лично провожала Великокняжескую пару до их комнат. Придерживая Мари за локоток, Саша старался не смотреть ей в лицо. Шел рядом, сухо рассматривая обстановку дома, порой ловя на себе взгляд хозяйки и учтиво кивая ей в ответ головой, любезно улыбался.

Прошел в дом вместе с Антониной Денисовной и Марией Александровной

Отредактировано Александр Романов (2013-05-04 22:17:07)

+4

67

Алина с превеликим удовольствием предоставила Петру его законное право играть роль главы семейства и расточать любезности на все четыре стороны. В таком случае от неё требовалось лишь улыбаться, приветливо кивать головой и изо всех сил и актерских дарований изображать счастливую супругу, с любимым мужем приехавшую на славную охоту. Уставшей и несколько раздраженной с долгой дороги княгине это было по душе, а потому она не испытывала никаких неудобств от того, что Петр, по своей дурной привычке, отвечал хозяину дома за неё.
Не успели гости взойти на крыльцо, как во дворе снова раздался топот копыт,  и к собравшимся присоединился граф Алексей Бестужев. Не сказать, что появление этого молодого человека стало для Алины неожиданностью, ибо она давно была в курсе всех дел графа, включая круг его общения. Однако в Двугорском занимать себя его обществом княгиня не планировала, ибо служба службой, но кто, помилуй Бог, на охоте, когда в доме столько народу, будет заниматься некими подозрительными делами? Улыбнулась лишь слегка, приветливо и быстро, через мгновение уже снова переведя взгляд на поручика Бутурлина.
Во двор выбежала одна из сестер Дениса – Екатерина Алексеевна, больше известная при дворе, как очаровательная фрейлина Великой княгини Китти. Приехал и доктор Виллен. Со всеми нужно было раскланяться, обменяться любезностями, - ох, как скучен весь этот светский церемониал, заученный, от зубов отскакивающие фразы и до тошноты сладкие улыбки.
Когда, наконец, гостям было предложено войти в дом, Алина взяла под руку супруга, и они вместе с остальными, вошли в особняк, где им, наверняка, придется потратить еще не меньше четвери часа на приветствия вдовствующей графини и Елизаветы Алексеевны прежде, чем можно будет в сладостном уединении отдохнуть с дороги.

Вместе со всеми прошла в дом.

Отредактировано Алина Репнина (2013-05-05 16:08:17)

0

68

Антонина Бутурлина.
(одета в темно-синее, почти черное платье, на плечи накинута шаль. На шее изящное колье с сапфирами)

Ежегодно в их дом в это время года съезжались самые дорогие сердцу люди: Вяземские, Урусовы и еще несколько семей, чьих обществом очень дорожили Бутурлины, чтобы провести несколько приятных зимних вечером в хорошей компании, да поохотиться в волю. Но нынешний прием был самым большим на памяти Антонины. (Она была готова поклясться, что даже на их с Лешенькой свадьбе было меньше гостей). Сегодня  сюда прибыл весь свет столицы, и с минуты на минуту должна была  прибыть Великокняжеская чета и вдовствующая графиня, разучившаяся, казалось бы, волноваться и сохраняющая невозмутимость и спокойствие в любой ситуации волновалась как девочка. «Antoinette, - говорила она себе, - не стоит так волноваться, а то не ровен час нюхательные соли понадобятся тебе, а не юной княжне»
Привыкшая к порядку графиня, вот уже несколько дней изводила своих слуг заставляя проверять и перепроверять все и вся. «Никак в барыню бес вселился», - ворчала под нос Авдотья, смотря вслед выходящей из кухни Антонине Денисовне, приходящей, чтобы лично проверить все ли готово к ужину.
- Рада Вас видеть у нас Олимпиада Константиновна. Надеюсь, вы удобно устроились, - с улыбкой поприветствовала, - очень жаль, что ваши родители не смогли приехать, но я искренне надеюсь, что Елена Дмитриевна и Константин Иванович когда-нибудь почтят меня своим визитом. Ох! Завертелась и чуть не забыла! – всплеснула руками Антонина, покачав головой, - вас повсюду искала Оленька Урусова. Сейчас она, должно быть, сидит в библиотеке и читает Руссо. Уж больно ей пришелся по вкусу «Julie ou la Nouvelle Héloïse»*, - мягко улыбнулась графиня.
- Барыня, - раздался голос запыхавшегося слуги, - их Величества прибыли, то есть Высочества, - взволнованно произнес Федор, пытаясь отдышаться.
- Как? Уже? – сердце графини забилось сильнее, - Ступай и проследи за слугами.
- Слушаю-с.
- Лизонька, как только освободишься, mon cher, проверь, готов ли Круглый зал для ужина, - улыбаясь и пытаясь скрыть волнение, взявшееся откуда ни возьмись, сказала Антонина дочери, после чего вновь обратилась к гостье, - извините, я вынуждена вас покинуть, После этих слов, графиня быстрым шагом покинула обеих девушек.
Идя по дому и видя, как расторопные слуги снуют туда-сюда, хозяйка дома не могла с удовольствием не отметить, что Федор хорошо поработал со слугами и теперь они явно не ударят в грязь лицом перед таким количеством гостей. Раскланиваясь и приветствуя новоприбывших гостей, Антонине Денисовне все же удалось выбраться из дома, дабы со всем почтением встретить дорогих гостей и лично проводить их в комнаты.
-Добрый день, Ваше Императорское Высочество, - радушно приветствовала она Александра и Марию,  -Надеюсь, дорога не слишком утомила вас?
-Антонина Денисовна, - цесаревич любезно улыбнулся графине, –  Ее Высочество немного устала, но в остальном – все хорошо. Добрались мы достаточно быстро, и весьма рады видеть Вас.
- Для нашего дома великая честь принимать вас в нашем имении, - с улыбкой ответила графиня, - проходите скорее в дом,  а то мороз к вечеру стал крепчать. «Ох, как бы Лешенька нами гордился» - грустно подумала она, еле удержавшись, чтобы растроганно не всплакнуть.
Войдя в дом, Антонина лично проводила Великокняжескую чету до их комнат, по дороге рассказывая, где и какая комната находится, а так же под конец была заверена самим Александром Николаевичем, что время, выбранное для ужина, подходит им как нельзя лучше и, услышав это, наконец, немного успокоилась. Так же Антонине очень хотелось высказать лично благодарность  за помощь в переводе сына, но побоявшись утомить их своей болтовней, пожелала хорошенько отдохнуть и распрощалась до самого ужина, который был подан в назначенное время.


*Жан-Жак Руссо «Юлия или Новая Элоиза»

Напоминалочка:
Через некоторое время (достаточное, чтобы немного отдохнуть с дороги) после прибытия Великокняжеской четы, гости были приглашены к ужину. (Мария и Александр вы там сами решите как вам лучше все это описывать. хорошо? ) Сам ужин мы не отыгрываем, ибо это растянется еще месяца на два. После этого, те кому вечером отыгрывать нечего пишут завершающий пост(ы), а те, кому есть что еще отыграть вечером продолжают играть. Можете так же последовать примеру детей Бутурлиных и Лизы с Александром, открыв свой флеш, чтобы не путаться.
Как только закрывается этот общий эпизод, мы начинаем отыгрывать охоту)

Отредактировано Venatus Magister (2013-05-05 22:30:21)

+3

69

Очень сложно бороться с желанием бросить всё, войти в дом и расположиться подобней в гостиной, на диване в компании интересной книги. Но нельзя. Тем более Ольга Фёдоровна была в Двугорском впервые и если бы не долгая дорога и тяготы интересного положения княгини она бы обязательно насладилась видом заснеженного двора, деревьев, утопающих в снегу и прочих прелестей зимы, а так же в том числе и архитектуры в Двугорском. Подобной погоды в Петербурге не наблюдалось. Эта зима выдалась на редкость снежная, а так чаще всего снег напоминал грязное месиво, особенно в конце февраля.
Сейчас же княгиня думала только об одном: «Для чего устраивать все церемонии на крыльце? Чтобы заморозить гостей! Видите ли, мы не намёрзлись по дороге….» – Ольга подавила вздох, скрыв его за кашлем. «И Гриша не торопиться.… Ещё курить собрался!»
Ольга Фёдоровна ворчала как старая супруга, словно была не моложе того же Григория Петровича.  Нет, она очень любила все эти церемонии: встречаться с гостями, вести светские беседы, пускай ни о чём, но нравился сам ход разговоров, а ещё лучше, когда собеседником больше двух, так даже интересней поддерживать со всеми беседу одновременно. Ольга даже улыбаться умела, так как и следует улыбаться настоящей леди. Сейчас происходило то же самое, однако одно обстоятельство омрачало: они стояли на улице. И может быть, для большинства присутствующих на крыльце это мелочь, пустяк, но холод, боль в спине, сонливость, её снова клонило в сон, омрачали этот милый ритуал приветствия.
- Благодарю, Денис, вы как всегда очень внимательны. Нам повезло с погодой и дорогами. А фасад вашего имения просто великолепен! – тем не менее, несмотря на скверное расположение духа, Ольга была довольно радушна и уговаривала себя быть к супругу поблагосклонней. «И всё же, его вины тут нет. Да и за что я так? Плохо… Родным всегда достаётся больше всего! К тому же, всё вот-вот закончиться…»
Осознание того, что очень  скоро её ожидает тёплая и очень уютная гостиная грели душу. Ольга бодрилась, особенно после того как Денис очень искусно пригласил их войти в дом. Княгине всегда нравились эти слова «вы можете чувствовать себя как дома», а сейчас особенно, пуска даже сказали это не ей. Что-то подобное всегда означало, что через мгновение они должны быть уже в прихожей имения, но…
Подошедшая чета Репниных означало только то, что на крыльце им придется стоять ещё некоторое время. Так Ольге отчего-то вспомнился Рождественский бал. Тогда она в бальной обуви, без накидки выбежала на мороз и отдавала распоряжения кучеру, даже заставила выучить послание на французском!
«Сейчас бы не столько сил!» – с тоской подумала она, отмечая, что в самом деле превращается в ворчливую жену.
-  Пётр Александрович, какая приятная неожиданность! Гриша не сказал, что вы тоже приглашены! Мне много о вас рассказывали. – с вежливой улыбкой княгиня поприветствовала старинного друга Григория Петровича, отметив про себя, что теперь он точно не заскучает. Граф Шереметьев, а сейчас вот, князь Репнин – отличная компания для Вяземского-старшего!
- Алина Николаевна… – Ольга сделала небольшой шаг вперёд, чтобы получше разглядеть наряд Репниной, но внезапное недомогание остановило её. И всё же это случалось уже не в первый раз, но большинство, в том числе Элен, были в неизвестности, поэтому пока нужно было умело играть роль здоровой, хотя, впрочем, беременность, никогда не считалась болезнью.
Сейчас её выдавала только бледнота, да разве ещё растерянный взгляд.
- Рада встречи. – медленно сказала она, борясь с тошнотой. Скажем так, парфюм  Репниной не понравился Ольге Фёдоровне. Так или иначе, дурно стало после того, как до неё донёсся этот аромат. Княгиня изобразила улыбку, с надеждой, что сегодняшний завтрак подождёт и попроситься назад, когда церемония приветствия закончиться.
Посему приходилось бороться, жадно глотать воздух и, самое главное, улыбаться. Сил ещё хватило, чтобы поприветствовать графа Бестужева, похвалить его наряд, далее познакомиться с Екатериной, впрочем, Кити, тут же пришлось Ольге по душе больше, чем простое русское имя Катя. А далее…
Княгиня Вяземская вновь уловила запах парфюма Алины Николаевны, на морозе он был стойким и, зажав рукой рот, побежала вниз по ступенькам, не объяснившись. По пути она столкнулась с новоприбывшим гостём, которого в данный момент не признала, но то был никто иной, как врач Вяземских, поскользнулась. Позывы рвоты были всё сильней, однако, Ольга нашла в себе силы отойти ото всех в сторону, в дальний угол двора. А потом, уперевшись рукой в стену, она простояла несколько минут, пока рвота не прекратилась и вернулась на крыльцо и вошла в дом одна из последних. Оставалось только гадать: многие ли заметили отсутствие Ольги?
«Тот с кем я столкнулась на ступеньках уж точно!» – подумала княгиня, касаясь ладонью живота. Как оказалось, уже прибыл Александр Николаевич с супругой. Тут оставалось только улыбаться и прокручивать в памяти недавние события, во дворе удивляясь, когда это она смогла пропустить  приезд Великого князя. Но была тёплая гостиная и Ольга Фёдоровна была довольна, зная, что скоро она сможет отдохнуть. Так и случилось. Они с супругом поприветствовали всех гостей, перекинулись с ними парой фраз, поздоровались с Антониной Денисовной и Лизонькой и откланялись.  Ольга вздохнула с облегчением, когда, наконец, смогла присесть, вытянув ноги вперёд, как она любит.

С Григорием Петровичем откланялись после приветствий.

+2

70

Можно было бы и догадаться, что говорить с Эдуардом Эмилия не захочет. И вряд ли кто-нибудь на её месте захотел бы лишний раз встречаться с человеком, причинившим столько боли. Но Жаннет очень хотелось, чтобы они встретились и поговорили наедине - а вдруг случилось бы чудо, и они бы помирились? Слушая, как подруга предлагает поговорить с Алехандро, Жаннет согласно кивала, а сама думала о том, как замечательно им бы жилось всем втроём - ей, Эмилии и Эдуарду... Маркизе не хотелось думать о том, что произошло в прошлом. Что бы ни случилось, оно уже закончилось. Ну почему эти два дорогих ей человека не могут быть вместе?
...мне очень не хочется, чтобы я стала причиной раздора двух таких близких людей, как вы с Эдуардом и, в первую очередь, мне не хочется, чтобы вы переживали из-за нас
И всё-таки баронесса сказала "нас". Для неё ещё возможно упоминать об Эдуарде и себе, используя это слово. Может быть, когда-нибудь у них  и получится...
А пока что нужно было отвечать. Соврать, чтобы успокоить подругу и избавить её от чувства вины? Или сказать правду и поделиться с ней этим грузом, который уже довольно ощутимо давит на Жаннет, мешая спокойно и беззаботно жить и радоваться каждому дню, как это было до той ужасной ссоры?
Маркиза решила сказать полуправду.
- Не беспокойтесь, пожалуйста, Эмилия, мы с опекуном живём вполне мирно. Он просто был чем-то так занят все эти дни, что у нас оставалось совсем мало времени, чтобы поговорить, - получалось как-то фальшиво, Жаннет сама слышала это. И если баронесса продолжит расспрашивать - а, вполне вероятно, она так и сделает - то Жаннет не сможет долго притворяться. Нужно было отвлечь чем-то внимание Эмилии от этой щекотливой темы.
- Только, знаете, я всё-таки немножко дуюсь на Эдуарда. Он запретил мне быть на охоте, представляете? И вот завтра все уедут, а я останусь здесь  и не увижу, как охотится наследник императора... Они с супругой ведь тоже приедут. И я столько слышала о том, что Его Высочество - великолепный охотник и меткий стрелок, так хотела увидеть это своими глазами... А Эдуард всё ещё считает меня маленькой девочкой, которой можно кататься только на деревянной лошадке, и то под его присмотром. А я уже взрослая!
Волнение, с которым Жаннет всё это говорила, было не наигранным - ей действительно очень хотелось на охоту. Увидеть, наконец, зимний лес изнутри, а не из окошка кареты, самой принять участие в том, о чём раньше приходилось только слушать рассказы... Но если опекун один раз сказал: "нет" - всё вокруг могло перевернуться с ног на голову, а решение его осталось бы неизменным.  Во всём мире, пожалуй, не было ничего твёрже, чем его "нет".
- Вот поэтому мы с Эдуардом и повздорили немного, пока сюда ехали, - закончила Жаннет свой рассказ и поднялась с диванчика. - А сейчас, Эмилия, мне очень бы не хотелось расставаться с Вами, но я должна идти. Мне нужно найти мою бессовестную горничную, чтобы она успела  помочь мне переодеться к ужину до того, как он закончится. Она в последнее время совершено отбилась от рук. Но я надеюсь, у нас ещё будет время, чтобы поговорить друг с другом, правда? Вы же расскажете мне потом, после охоты, всё-всё, что там было, обещаете?

Отредактировано Жаннет де ле Шенье (2013-05-18 10:12:19)

0

71

До Двугорского оставалась меньше получаса езды, но Катаржине казалось, что эти минуты тянутся дольше, чем все остальные три дня в пути. Недавно она вернулась в Петербург из Варшавы, и вот уже снова в дороге. Конечно, она могла остаться в столице и хорошо отдохнуть, но там было бы скучно – почти все знакомые фрейлины отправлялись в Двугорское, и сидеть одной в четырёх стенах почти целую неделю ей совсем не хотелось. У неё накопилось множество впечатлений от «варшавских каникул» и хотелось скорее поделиться ими со старыми друзьями, так что дома ей было бы просто не высидеть.  Да и Катишь Бутурлина в своём письме, к которому прилагалось приглашение, очень уговаривала её приехать, говоря, что бал не будет настоящим балом без неё, а на охоте никто не сможет поймать им хороший ужин. Это милое послание очень развеселило Кату и она просто не могла отказать подруге, которая уже давно приглашала погостить её в родовом имении, и она с удовольствием снова пустилась в путь. Ямщики, перекладные, постоялые дворы, в голове Катаржины уже всё смешалось... Долгая дорога изрядно утомила молодую графиню, но, в предвкушении встречи со старыми друзьями, охоты и маскарада, она не чувствовала ни усталости, ни изнеможения. "Как же приятно будет снова увидеться со всеми!" - подумала Ката и уже в десятый раз бросила быстрый взгляд на проплывающие за окном пейзажи. И всё-таки, насколько здешние места отличаются от польских! Настоящую русскую зиму невозможно сравнить ни с чем! Казалось, что природа укутала землю одним огромным снежным покрывалом. Небо было ярко-голубым и девственно чистым, солнце сияло ослепительнее самых лучших бриллиантов, а снег искрился всеми цветами радуги. Вокруг чувствовался такой простор, такая безмятежность исходила от заснеженных полей и лесов, что Катаржина не могла оторвать взгляда от окна. Катенька Бутурлина не раз описывала ей страстно любимое поместье и сейчас, девушка, увидев воочию всю прелесть этих мест,  совершенно понимала её. На память ей невольно пришли стихи Пушкина:
- Мороз и солнце; день чудесный!
Еще ты дремлешь, друг прелестный —
Пора, красавица, проснись:
Открой сомкнуты негой взоры
Навстречу северной Авроры,
Звездою севера явись! –
продекламировала она сидящей на против матери. Графиня Браницкая засмеялась и погладила дочь по руке. Ката весело улыбнулась в ответ и снова повернулась к окну. Из-за поворота показалось Двугорское – от неожиданности Ката радостно вскрикнула и прижалась носом к стеклу, полная любопытства и ожиданий. Здесь действительно было чудесно!
- Маменька! Вы только оглянитесь вокруг! - её тонкий голосок возбуждённо звенел в карете, она то и дело восторженно подпрыгивала на месте и начинала хлопать своими маленькими ладошками в собольих перчатках.
Огромный барский дом был ярко-жёлтым и оттого, фрейлине подчас казалось, что на ярком солнце он светится, и скорее походит на один из роскошных петербургских дворцов, чем на столь удалённое от столицы поместье.  У парадного подъезда с анфиладой колонн  уже было яблоку негде упасть – столько карет стояло на лужайке перед домом! Катаржина поняла, что они прибыли одними из самых последних. Едва дождавшись пока лакей почтительно подаст ей руку, Ката выпорхнула из кареты и с наслаждением, глубоко  вдохнула свежий морозный воздух. Ей очень нравился этот запах зимы, когда в носу немедленно начинает жечь, стоит лишь слегка поглубже вдохнуть, а мороз тут же щипет за нежные щёчки. Но мать решительно потянула дочь к крыльцу, не дав ей как следует насладиться запахами, из опасения её новой болезни. В своём новом чёрном манто, почти в пол, с бархатным бантиком-застёжкой и собольей муфточкой, она смотрелась, чудо, как хорошо. И сейчас под руку с матерью шла по аллее, рассыпаясь в приветствиях знакомым. Кого-то она была рада видеть очень искренне, кого-то не очень. Но в большинстве своём, ей попадались приятные люди. Также, по пути она старалась примечать знакомые экипажи и уже успела заметить кареты Елагиных, Разумовских, Вяземских, Репниных. На широком крыльце их с радушием встретили хозяева поместья – семья Бутурлиных. Антонина Денисовна, очень почтенная и уважаемая Катой дама, была с нею ласкова и добра. Увидев Катрин, свою милую Китти, молодая графиня просто не могла сдержаться и с объятьями и поцелуями бросилась  на любимую подругу. Граф Денис Алексеевич Бутурлин, нынешний глава семьи, был очень обходителен с ними, но в какой-то момент девушке показалось, что между ними проскользнула какая-то льдинка неприязни, кольнувшая в сердце. Может быть, это случилось, потому что Ката вспомнила, как Денис Алексеевич выиграл в карты у её дальнего родственника, Глеба Разумовского, имение. Это было пару лет назад и довольно бурно обсуждалось в семье. Кажется, сейчас Глеб собирался выкупать поместье у Бутурлиных, но согласился ли граф продать его или Глеб Александрович ещё не предлагал сделки, Катаржина точно не знала, ибо не очень интересовалась делами Разумовских. Но, с этого момента, что-то отвращало её от Дениса Алексеевича. Закончив, наконец, такую важную в русской культуре церемонию приветствия, Бутурлины любезно пригласили графинь Браницких пройти в дом. Уже успевшая немного замёрзнуть, Ката с большим воодушевлением устремилась туда и про себя подумала, что всё начинается очень хорошо и эти дни в Двугорском она просто обязана провести, как можно веселее и интереснее.

Вместе со всеми в дом)

Отредактировано Катаржина Браницкая (2013-06-04 06:40:20)

+3

72

оффик

Я остановился на том, кто посреди коридора обнимал Александру Воронцову. Оттуда и продолжаю. От "соучастниц" принимаю замечания и возражения и прошу прощения, если что.

Как известно, стоя в проходном месте в незнакомом доме, слишком долго обнимать чужую красавицу-жену считается... нехорошо. Впрочем, подобное деяние, почему-то, осуждается независимо от того, где совершается. Вдоволь продемонстрировав здешнему обществу свои дурные манеры в этом вопросе, сеньор Алехандро выпустил наконец-то из ласкового плена сеньору Александру, всем своим видом демонстрируя, как тяжело ему далось это расставание.
     Разумеется, после такой знаменательной встречи он не мог продолжить путь из гостиной туда, куда шел. А по-правде сказать, он и не помнил уже, куда и зачем шел, и вообще даже сомневался, была ли у него какая-то цель, ради которой он покинул гостиную. Но нет! Категорически несправедливо будет сказать, что это очарование женщины вскружило ему голову настолько, что он перестал ориентироваться в происходящем. Ничуть. Просто всё стало сейчас для него несущественно по сравнению с нахлынувшими воспоминаниями о безумной юности, и давняя знакомая казалась ему материализацией этих воспоминаний, достойной большего внимания, нежели любые иные аспекты окружающей действительности.
     Оставив таким образом реализацию собственных планов на ближайшие полчаса, Алехандро решил присоединиться к реализации планов на досуг, которые были у женской компании, в которой он оказался. И вряд ли кто-то из них мог остаться недовольным, участвуя в разговоре о флорентийской юности - а участниками разговора стали и Керолайн с Еленой - благо, все четверо собеседников умели правильно вести разговор так, чтоб остальные не чувствовали себя лишними.
     Но воспоминания, как оказалось, занятие небезопасное. Алехандро от них стал впадать в романтическую сентиментальность, свойственную его тонкой душевной организации, но не свойственную его внешним эмоциональным проявлениям. В его мысли закрадывалось едва уловимое ощущение потери, чувство, сравнимое с неловким осознанием того, что бросил на полпути начатое дело, и закончить его нет возможности. Смысл этих ощущений ускользал от него, он не видел ничего, что могло бы это ощущение оправдать.
     Чтоб избавиться от этих душевных сантиментов, Алехандро аккуратно свернул разговор к тем занятиям, которыми были заняты руки собеседниц, осторожно стал уклоняться от участия в разговоре - пока не стал в нем лишним и не получил тем самым права покинуть компанию женщин.

Покинул своих собеседниц. Находится где-то в доме. Играбелен.

Отредактировано Алехандро Ортис (2013-05-30 21:08:47)

+2

73

« Невозможно сиять, когда разбито сердце
— "Звездная пыль"

Ей всегда было приятно общество этой милой девочки, но сейчас к своему стыду она тяготилась ее присутствием. (Вернее своим присутствие у нее) Испанке не хотелось, чтобы этот милый чуткий ангелок уловил состоянее ее души. Когда она хотела уйти, ее остановили. Нутром она чувствовала, что ее рассказу не поверили, но сейчас ей было все равно, лишь бы не стали расспрашивать подробнее. Все таки, как бы она не любила Жаннет, Эмилия не хотела, чтобы та лезла так глубоко в душу. Это их с Эдуардом прошлое и их беда, и лишь им одним расхлебывать последствия тех необдуманных поступков.
- Не беспокойтесь, пожалуйста, Эмилия, мы с опекуном живём вполне мирно. Он просто был чем-то так занят все эти дни, что у нас оставалось совсем мало времени, чтобы поговорить, - проговорила маркиза, но что-то в ее словах насторожило баронессу и она внимательно посмотрела на девушку. Некоторые назвали бы этот взгляд пристальным. С одной стороны она прекрасно знала характер своего бывшего супруга и не выползать из своего кабинета целыми днями было вполне характерным для него. «Вот только я сомневаюсь, что с этой девочкой он бы обходился столь пренебрежительно, как со мной в свое время. И еще это ее «вполне»… », - подумала она, опустив взгляд. Эта то мысль и не давала ей покоя. Ей не верилось, что Жаннет, при ее то характере, редко общалась со своим опекуном в эти дни.
- Только, знаете, я всё-таки немножко дуюсь на Эдуарда...
Услышав это, испанка вопросительно вскинула бровь и внимательно посмотрела на Жаннет.
- Он запретил мне быть на охоте, представляете?
После этих слов, Монтеррей спокойно выдохнула, но все же она ощущала, что это не единственная причина таких взаимоотношений между ними. «Лучше бы я осталась в Испании» - вновь промелькнула мысль в ее голове.
- А хотите, мы с вами посмотрим окресности? – ласково улыбнувшись произнесла Эмилия, - это жестоко заперать вас в доме, когда вокруг такая красота! Но вот насчет того, что он запретил участвовать вам в охоте я понимаю Эдуарда. Он вас любит и беспокоиться за вас. Может вы ему предложете конную прогулку? – баронесса вновь вопросительно вскинула бровь и посмотрела на собеседницу.
***
- А сейчас, Эмилия, мне очень бы не хотелось расставаться с Вами, но я должна идти. Мне нужно найти мою бессовестную горничную, чтобы она успела  помочь мне переодеться к ужину до того, как он закончится. Она в последнее время совершено отбилась от рук. Но я надеюсь, у нас ещё будет время, чтобы поговорить друг с другом, правда? Вы же расскажете мне потом, после охоты, всё-всё, что там было, обещаете?
- Прислугу нужно держать в строгости, но при этом не переходя в тиранство, - улыбнулась женщина, оправляя платье и поднимаясь, - К сожалению, я не смогу исполнить вашу просьбу, - на ее лице появилась грусная улыбка, - я не еду на охоту. Доктор Вилен настоял на том, чтобы я берегла себя после болезни и поэтому я остаюсь в доме. Если желаете, то мы можем встретиться после завтрака, - она улыбнулась, положив свою хрупкую кисть на ручку, - а пока до ужина я прощаюсь с вами, -ее лицо вновь осветила улыбка, несмотря на то, что на душе у нее было совершенно не до улыбок.
Не успела Эмилия выскользнуть из комнаты своей любимицы, как столкнулась, практически нос к носу с Алехандро.
- Алехандро?! – удивленно воскликнула она, тут же поняв, насколько это неуместно.
- Вы уже торопитесь к ужину? – кокетливо улыбнувшись спросила Эмилия. Она всегда любила (не подумайте, как брата, хоть некогда и он оказался предметом ее девичьих грез) этого человека, но и его она сейчас была бы рада не встречать, пока не переварит все то ,что успело случиться с ней за этот вечер.

+2

74

"Надо всё обдумать, сделать выводы и принять решение, чтоб привести в порядок чувства. А то ерунда в голове творится... "
Но реализация этого логичного плана становилась невозможной уже на начальном этапе:  "обдумать". Ничего не произошло, и пищи к размышлению не было - встреча со старой знакомой была фактом, что о нем думать? Пойти другим путем и найти причину своего смятения в себе, а не в происходящем?

А в себе было - знакомое чувство безнадежной утраты. Алехандро знал это чувство; оно было неотъемлемой частью его самого, возникало периодически; и это чувство он всегда не любил, не хотел с ним знаться, пытался от него сейчас отречься, хотел найти какое-то другое и не находил.
Безнадежных утрат в его жизни было достаточно. Сейчас, например, высунулась утрата перспектив. Вспоминая Флоренцию, барон словно пережил чувства того молоденького офицера, каким был тогда: море надежд на будущее и никаких сожалений о прошлом. И становилось стыдно перед собой тогдашним: сегодня нет ни мечты, ни действительно желанной цели - а чувство внутреннего стыда барон тоже не любил, перед собой ни извинишься, ни на дуэль не вызовешь...

Голоса за одной из дверей привлекли его внимание тем, что в разговоре упомянули его, барона Ортиса. Ей-богу, он не планировал подслушивать, но разве такое возможно проигнорировать? Впрочем, услышал он ровно лишь то, что касалось его имени, и потом, надо понимать, собеседницы отошли от двери. А мужчина задумчиво остался, лишь прислонившись спиной к стене напротив.
Один из голосов принадлежал Эмилии, этот голос  узнал. Второй голос был ему мало знаком, но по контексту разговора Алехандро понял, что то Жаннет: никто из незнакомых голосов не может говорить о ненависти Ортиса и называть опекуном того, кого Ортис ненавидит. Ну что ж, дамы обменяются своими мнениями об нем самом и об Эдуардо, да и бог с ними.
Ход мыслей Алехандро вернулся к прежним темам.

Итак, надо сделать выводы и принять решение...
Вывод: надо найти желанную цель. "Карты, женщины, вино," - услужливо подсказала свойственная характеру ирония, но реальное самосознание попыталось убедить, что отчеты о российской промышленности почитать уже хочется ("Нет хочется; хочется, я сказал; должен хотеть, значит захочешь...") и надо бы этим заняться.
"Вот сегодня вечером и займусь," - решил Алехандро, подтягивая поближе к себе мысль о том, что отчеты - это после карт и женщин, но вперед вина. Идея была правильная и приятная, эту мысль хотелось обкатать, выбрать карточную игру,  "выбрать" женщину ...

Дверь распахнулась.
- Алехандро?! Вы уже торопитесь к ужину?

- Разве уже пора торопиться?
Улыбаясь, барон поспешил сделать несколько шагов через коридор.  "Вот тебе и cherchez la femme", - подумал барон. Появление Эмилии не было странным, но было внезапно: Алехандро казалось, что женщинам на сплетни требуется побольше времени.
- Нет, мой друг, не тороплюсь. Марсель напомнит мне, когда придет время. А вам, милая модница, наверное захочется переодеться? Если желаете, я вас...
Он не успел договорить...

+3

75

Жаннет только отрицательно покачала головой на предложение Эмилии пригласить Эдуарда покататься. Ей нужна не неторопливая прогулка, а настоящая охота. Хватит ей уже быть ребёнком, Эдуард должен понять это. Те времена, когда она каталась вокруг дома на маленьком пони под присмотром гувернантки, уже прошли. "Любит и заботится, как же, - губы Жаннет скривились в недоверчивой усмешке. - Да он просто считает меня маленькой. Не доверяет. Иначе как объяснить то, что он до сих пор не поговорил со мной откровенно? Он даже не пытался. Посчитал тему закрытой."
Жаннет очень хотелось сказать об этом Эмилии, чтобы услышать в ответ что-нибудь утешительное, но она не решилась. Подруга уже прощалась.
  Закрыв дверь за Эмилией, Жаннет вытащила из-под вороха вещей, сваленных кое-как на кушетке в углу комнаты своё платье, в которое ей предстояло переодеться к ужину. В том состоянии, в котором оно сейчас находилось, платье походило на мятую тряпку.
"Ну где же эта мерзавка? - теряя терпение, подумала маркиза, швырнув бедное платье на кровать. - Алевтина сейчас у меня получит. Достаточно я уже терпела её выходки."
Жаннет бросилась к дверям, намереваясь отыскать свою нерадивую горничную и как следует отчитать за пренебрежение своими обязанностями. А потом она всё-таки поговорит с Эдуардом. Горничная должна быть наказана.
Пылая праведным гневом и мысленно репетируя все ругательства, которые она сейчас обрушит на голову Алевтины, Жаннет выметнулась в коридор и...
Почувствовала, что падает. Кто-то стоял прямо возле её дверей и, торопясь поскорее добраться до Алевтины, маркиза свалилась прямо в объятия этого кого-то. Сильные  руки поддержали её, не давая упасть. От этих рук исходила такая небрежная уверенность, Жаннет невпопад даже подумала, что танцевать с их обладателем было бы довольно приятно. Обретя, наконец, равновесие, маркиза подняла голову и едва сдержала возглас изумления.
Алехандро Ортис.  Именно он стоял сейчас в полуосвещённом коридоре, обнимал её самым неприличным образом и смотрел на неё со своей  привычной усмешкой, не торопясь выпускать.
- С..спасибо, что не дали мне упасть, сеньор, - проговорила Жаннет, делая слабое движение, чтобы освободиться. Близость барона странно действовала на неё: маркизе и хотелось, и не хотелось, чтобы он отпускал её. Несколько бесконечных секунд длилось это наваждение, потом Жаннет тряхнула головой и отпрянула от мужчины, уперевшись при этом спиной о стену.
- Простите меня. Я думала, в коридоре никого нет...

+1

76

Саша едва сдерживалась, чтобы не захлопать в ладоши, выражая свой восторг и радость от неожиданной встречи хотя бы так: подпрыгивать и смеяться, утирая слёзы, было, всё же, слишком глупо и откровенно. Чего доброго, кто-нибудь увидит и расскажет мужу, а Иван наверняка будет не прочь поквитаться за неприятные минуты, проведённые в ссоре с женой по дороге в Петербург. Нет, муж никогда ей не мешал и не изводил ревностью, но в их отношениях давно установилось своеобразное равенство и правило платить друг другу одной и той же монетой. Сандро ей, конечно, друг, но стерпеть целую зиму под строгим присмотром графа Воронцова-Дашкова Александра не смогла бы при всём желании, а его, увы (и к счастью), не было. Вечера, балы, приёмы, выезды и домашние праздники, на которые съезжалось несколько сотен гостей – всё это было важно, значимо и чрезвычайно приятно, а оттого всякое покушение на привычный образ жизни встречало бурное сопротивление со стороны Саши. Сопротивление это порой даже принимало форму маленькой партизанской войны: по столице летали полушутливые записки, в которых графиня умоляла своих друзей поспособствовать её освобождению из домашнего плена. Иван Илларионович очень скоро не выдерживал натиска интересующихся скорой встречей с Александрой Кирилловной и спешил вновь вывезти жену в свет, а она только проказливо улыбалась в темноте кареты. Справедливости ради стоило отметить, что такое случалось крайне редко и лишь потому имело воздействие на графа.
Расположившись в гостиной чуть поодаль от других гостей, маленькая компания всё равно привлекала к себе внимание то искренним смехом, то удивлёнными восклицаниями, то хотя бы тем, что графиня Воронцова-Дашкова прерывала собеседника, краснея и умоляя говорить тише. Алехандро, кажется, поставил себе цель вспомнить каждую их шалость, с видимым удовольствием пересказывая их Кэри, чей чуть смягчившийся взгляд выражал удивление и любопытство. Саша же, до сей минуты втайне гордившаяся тем, что флорентийские проказы остались во Флоренции и были успешно похоронены в памяти вернувших в Россию свидетелей её не совсем благонравного поведения, могла только радовать общество пылающим на лице, шее и плечах румянцем. Ей совсем не хотелось бы оказаться в самом центре водоворота сплетен о давно минувших днях, подкрепляемых домыслами о причинах, заставивших Ивана Илларионовича отказаться от поездки в Двугорское. Причин было две: лень и «Саша, там ведь твои друзья собираются, не мои».  Обе были обыденные и нисколько её не обижавшие, так что Александра наказала мужу уделять детям больше внимания во время её отсутствия и уехала, надеясь, что вскоре Ирина перестанет дуться. А пока Ортис вовсю веселил Сашу, немало мешая работе, но графиня ни за что не променяла бы этот беззаботный смех и солнечные воспоминания на возможность спокойно орудовать иглой в угрюмом молчании. Порой ей удавалось вежливо поинтересоваться тем, как жил старый друг эти годы; Сандро отвечал охотно, но очень кратко, и необходимость в долгом, обстоятельном разговоре сделалась очевидною.
Спустя какое-то время Алехандро откланялся, оставляя женщин наедине с их разговорами и занятиями, и Саша не могла не вздохнуть облегчённо, радуясь тому, что вновь оказалась в безопасности. Сандро как он есть – невыносимый, несносный, ужасный человек, без которого очень скучно и пресно. Кажется, я и не жила вовсе без него… Мгновенно рассудив, что прежняя весёлая жизнь в их нынешнем положении невозможна, она немало о том пожалела, но и совсем успокоилась. Разговор с Керолайн был чудесный, совершенно лишённый натянутости и признаков неискренности, и Александра не могла не заметить себе, что очень хотела бы продолжить знакомство с испанкой. Беседа их вскоре ушла от общих тем, обсуждаемых малознакомыми людьми, и приобрела признаки дружеской, чему графиня и дивилась, и радовалась: редко нынче встретишь такую сердечность и лёгкость. Но едва стало известно о приезде цесаревича с супругой, как она с искренним сожалением попрощалась с Керолайн, выразив надежду на продолжение разговора: увлёкшись, Саша едва не упустила то мгновение, после которого уже нельзя торопиться с переменой платья по причине неизбежного опоздания.
Глаша, служившая в доме Воронцовых меньше полугода, но показавшая себя с наилучшей стороны и оттого приехавшая в Двугорское вместе с графиней, уже ждала её, приготовив заранее оговорённый наряд. Александра рассеянно огладила нежную ткань платья и присела за туалетный столик, ощупью перебирая драгоценности в шкатулке. Натруженные пальцы камеристки ловко вытаскивали шпильки, воевали с крючками и шнуровкой корсета, который Саша носила лишь из желания подразнить других дам, коим не посчастливилось иметь настолько тонкую талию. На мгновение женщина замерла, глядя в зеркало, и тут же одёрнула себя: любоваться собой стоит тогда, когда есть чуть больше времени, чем у неё сейчас.
И, всё же, до чего хороша!..

Ушла в отведённую ей комнату и не выходила до ужина.

Отредактировано Александра Воронцова (2013-06-05 19:00:15)

+2

77

офф

Я не тормоз, я очень медленный газ XD

- Сразу видно - меня тут ждали! - со смешком заметил Бестужев. - Ты, дорогой, похоже, этот костюмчик жаждешь увидеть посильнее, чем меня.
И этот про Лизу сразу вспомнил. Называется, вот и веди себя обходительно с юными барышнями - сразу все подумают, что ухаживаешь.
- И не надейся, в гостиной перед Елизаветой Алексеевной я в нем красоваться не буду. Подожду официального повода, так сказать.
Лизаньки не наблюдалось, зато появилась её старшая сестрица, с которой титулярный советник не преминул раскланяться.
- Вы слишком очаровательны, чтобы выглядеть невежей, - улыбнулся Алексей. - А третьего мушкетера я непременно постараюсь отыскать. От меня мсье Вермишель не уйдет, будьте спокойны!
Выяснилось вскоре и куда запропастился Андрэ. Весть эта Бестужева несколько обеспокоила.
- Надо же... Весьма прискорбно, - произнес он, покачав головой. - Я надеюсь, ничего серьезного, и Наталья Григорьевна в самом скором времени поправится?
Граф мысленно пометил себе заехать к Андрэ после праздников, когда вернется в Петербург. А пока что он воспользовался возможностью пройти вместе с собравшимися в дом. Денису выпала нелегкая задача встречи гостей, но это ненадолго - далее эстафету у сына примет Антонина Денисовна. Бестужев направился внутрь, краем уха заслышав за спиной приглушенные ругательства конюха, который пытался совладать с Демоном. Что поделать, коняка был с характером. Слушался только Алексея, ну и ещё Гаврилу. Иногда. Когда было настроение.
- Не спорю, что верховая прогулка согревает, но тепло помещения мне всё-таки как-то более по нраву, - кивнул граф.

Прошел в гостиную со всеми, далее забирайте кто хотите)))

Отредактировано Алексей Бестужев (2013-06-07 14:05:44)

+1

78

Находиться у входа в гостиную. Коридор.
Стоит рядом с графиней Воронцовой, и маркизой Керолайн Ривас де Монтес.

надеюсь всё правильно?

Елена и правда была взволнованна тем, что проявила неуклюжесть и столкнулась с графиней. Это её очень-очень смутило и сконфузило. Поддержка матери была как нельзя кстати. Чувствуя заботливые руки Керолайн, которые поглаживали её волосы и мягко легли на плечи, юная маркиза успокоилась и стала молча наблюдать за разговором.
По лестнице она спускалась держась за перила и перешагивая через две ступеньки, но стараясь это делать не заметно пока мама и новая знакомая этого не видели общаясь между собой.
Появление дяди Алехандро, который вышел им на встречу из гостиной вызвало в девочке волну радости, но так как они были в гостях, она не стала подбегать к нему с распростёртыми объятиями, словно совсем маленькая, как порой делала, когда он приходил в дом её матери. Елена почти с полным достоинством сохранила спокойное выражение лица, не скрыв только радостный блеск в глазах и мимолётную улыбку, которую тут же убрала, собрав губки бантиком. Она кивнула в ответ Ортису, идя рядом с мамой и новой их знакомой, немного раздосадованная тем, что он спешит по своим делам, но неожиданно всё изменилось и оказалось, что он знаком с графиней Воронцовой.
Снова завязался разговор между взрослыми, за которым Елена наблюдала храня молчание. Она удивилась тому как одарил комплиментами Ортис графиню и как обнял её.
"Они и правда так дружны? Она его подруга? Интересно, как давно они знакомы?"
Елена только и переводила взгляд голубых глаз то с графини Воронцовой на дядю Алехандро, то на маму, то снова на встретившихся после разлуки друга и подругу.
Разговор ей наскучил и она отошла в сторонку рассматривать картину и раму, а когда закончила, Ортис ушёл и она снова осталась в компании матери и графини Воронцовой...

Отредактировано Елена Монтес (2013-06-08 03:09:01)

+1

79

Барон собирался было что-то сказать своей подруге детства насчет сборов к ужину , но шорох сзади, со стороны двери комнаты, привлек его внимание. Краем глаза Алехандро заметил у двери неестественное движение, насторожился - и вовремя подхватил Жаннет, которая собиралась неуклюже свалиться прямо перед ним на пол.
Подхватил и удержал - ставя девушку на ноги, убеждаясь, что стоять она может, ноги целы, обморока нет. На краю сознания проскользнуло, что беззащитность девушки тронула его; она так вцепилась ручонками в его китель, что захотелось видеть в этом жесте проявление её доверия к нему самому, а не только реакцию на падение.
Но через мгновение Алехандро тронуло еще и то, как малышка Жаннет испугалась, увидев и узнав его, барона. И не просто тронуло, но задело за живое.
Вздрогнула всем телом, вскрикнула, отпрыгнула так, что врезалась в стену. Алехандро видел такое не впервые, и потому знал, что это за взгляд, знал эту дрожь и смысл этого испуга... А девочка, возможно, и не знает. Матерь божья! И не надо ей знать!
- Милая Жаннет, - проговорил барон, сопровождая свои слова как можно более дружелюбной улыбкой, - прошу вас, не пугайтесь меня так. - Понизив голос,  доверительно добавил: - Уверяю, мои отношения с графом Эдуардо ни в коей мере не распространяются на вас, мадемуазель.
И, не давая никому ни слова сказать, продолжил достаточно громко и как можно более легкомысленно:
- Прошу меня простить, я оказался у ваших дверей случайно и остановился перекинуться парой слов с сеньоритой... сеньорой Шереметьевой... - Чуть отступив, Алехандро учтиво поклонился обеим дамам сразу. - Если вы собирались идти вместе, то с вашего позволения, я был бы рад составить вам компанию.


В компании Эмилии и/или Жаннет, где-то в коридорах. Жалаю поздороваться с кем-то из тех, с кем есть договоренности о знакомстве.

Отредактировано Алехандро Ортис (2013-06-09 17:40:03)

0


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » 10.01.1843. Имение в Двугорском. В ожидании приятных встреч.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC