Петербург. В саду геральдических роз

Объявление


Восхитительный, упоительный момент проверки на мужество, на то - чей дух крепче - человека ли отнявшего добычу, или десятков распаленных гоном собак, секунда, и...
Евгений Оболенский

Никогда в жизни еще Стрекаловой не было так страшно, как сейчас наедине с кузинами! Она даже разозлилась на себя за это. Ну что, разве съедят они ее, в самом деле? А захотят попробовать, так мы тоже кусаться умеем!
Софья Стрекалова

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Palantir



Гостевая История f.a.q. Акции Внешности Реклама Законы Библиотека Объявления Роли Занятые имена Партнеры


Система: эпизодическая
Рейтинг игры: R
Дата в игре: октябрь 1843-март 1844



07.09. Идёт набор в админ-состав!

07.07. ВНИМАНИЕ! НА ФОРУМЕ ПРОВОДИТСЯ ПЕРЕПИСЬ!

07.01. Администрация проекта от всей души поздравляет участников и гостей форума с Новым годом и Рождеством!

17.11. НАМ ПЯТЬ ЛЕТ!

14.05. Участвуем в Лотерее!

23.03. Идет набор в игру "Мафия"!

05.02. Внимание! В браузере Mozilla Firefox дизайн может отображаться некорректно, рекомендуем пользоваться другим браузером для качественного отображения оформления форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Библиотека » Байки про царя. Занимательные истории из жизни Николая I, выдуманные и


Байки про царя. Занимательные истории из жизни Николая I, выдуманные и

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Байки про царя

АНЕКДОТЫ О НИКОЛАЕ I И ЕГО ВРЕМЕНИ

+2

2

Неточность Фёдора Толстого
Николай Павлович часто любил глубоко вникать в детали различных видов деятельности. Он, например, любил подолгу беседовать с известным скульптором и художником Фёдором Петровичем Толстым (1783-1873), так как и сам хорошо рисовал.
Император обычно весьма благосклонно относился к мнениям Толстого по различным художественным вопросам, но однажды между ними произошло столкновение по поводу проекта одной медали.
На эскизе, представленном скульптором, был изображён славянский воин, и Николай Павлович указал Толстому на неправдоподобное положение ног воина. Толстой не согласился с мнением императора, и тогда Николай Павлович встал в позу воина, как это было изображено на рисунке, показал на свои ноги и тем подтвердил неточность рисунка. Затем император встал в правильную позу, а потом начал исправлять положение ног на рисунке.
Толстой разобиделся, что его, профессора Академии, на старости лет исправляют и учат рисовать, схватил злополучный рисунок и убежал домой. Дома Толстой немного остыл, стал позировать перед зеркалом, и убедился в правоте императора.После этого Толстой покрыл рисунок с поправками императора лаком и сохранил его в своём собрании рисунков, а Николаю Павловичу он представил новый исправленный рисунок.
________________________________

Император и Геккерн
В российской и советской литературе очень много понаписано о роли императора Николая Павловича в дуэли между Пушкиным и Дантесом. Много грязи вылили на императора, но давайте просмотрим частное письмо Николая Павловича к своему младшему брату Михаилу Павловичу:
"Геккерн сам сводничал Дантесу в отсутствии Пушкина, уговаривая жену его отдаться Дантесу, который будто к ней умирал любовью, и всё это открылось, когда после первого вызова на дуэль Дантеса Пушкиным Дантес вдруг посватался к сестре Пушкиной; тогда жена Пушкина открыла мужу всю гнусность поведения обоих, быв во всём совершенно невинна".
После дуэли голландского посланника барона де Геккерна перестали принимать при дворе, а когда в Петербург прибыл новый голландский посланник Геверс (1806-1872), император Николай Павлович вопреки дипломатическому протоколу отказался принять отъезжающего посла.
Граф Александр Христофорович Бенкендорф (1783-1844) в своих “Записках” отметил этот весьма необычный в дипломатической жизни случай и утверждал, что император был просто поражён гнусным поведением Геккерна.
__________________________________________________

Император на Кавказе
Николай Павлович стал первым российским императором, посетившим Кавказ. После торжественной встречи в Тифлисе в октябре 1837 года император произнёс ответную речь, в которой, в частности, сказал:
"Нельзя не дивиться, как чувства народной преданности к лицу монарха не изгладились от того скверного управления, которое, сознаюсь, к моему стыду, так долго тяготеет над этим краем".
Следует заметить, что император начал довольно круто. Сначала он отрешил от должности тифлисского полицмейстера майора Ляхова, который во время прибытия Николая Павловича был пьян.
Потом вскрылась преступная деятельность князя Александра Леоновича Дидианова (1800-1865), командира Эриванского Карабинерского полка и флигель-адъютанта императора. Этот Дидианов был зятем барона Григория Владимировича Розена (1782-1841), командующего отдельным Кавказским корпусом.
Розен повсюду сопровождал императора и удостоился от него нескольких высочайших похвал. Казалось бы, что всё складывает очень хорошо для Розена и членов его семьи, но в эти дни комиссия барона Павла Васильевича Гана (1793-1862), которая занималась преобразованием гражданских учреждений на Кавказе, обнаружила многочисленные злоупотребления со стороны князя Дидианова.
Выяснилось, что князь использовал солдат как рабочую силу на своих предприятиях, например, на винокуренном заводе, при рубке леса и на лесопилке. Вместо казармы солдаты выстроили на казённые деньги Дидианову мельницу. Рекрутов Дидианов не обучал военному делу, а заставлял пасти свой скот, нарядив их в обноски и босиком. Солдатских жён Дидианов использовал на сельскохозяйственных работах, а в случае невыхода на работу провинившихся публично пороли. О простом присвоении казённых денег и говорить даже неудобно.
Получив доклад барона Гана, император вызвал барона Розена и велел ему разобраться со своим зятем. Барон Розен попытался заступиться за Дидианова и даже подделал несколько страниц в докладе барона Гана, но был уличён.
Поведение Розена и преступления Дидианова вызвали гнев императора. Во время торжественного развода Эриванского полка император приказал сорвать аксельбант с Дидианова и отправить его под арестом в Бобруйск. Там Дидианова судили и приговорили к лишению всех чинов, орденов и званий, разжаловали в рядовые, посадили на три года в каземат, а потом к пожизненной ссылке в Вятке.
Барон Григорий Розен был через два месяца отозван с Кавказа и навсегда лишился монаршей милости.
_______________________________________________

Совсем невероятный случай произошёл в Тамбовской губернии, когда один невежественный помещик из глухого уголка попал в уездный город для участия в дворянских выборах. Уездные дворяне решили подшутить над этим помещиком, и один из них предложил помещику поступить на службу, уверяя последнего, что это дело не требует значительных усилий.
Простофиля-помещик признался случайному знакомому, что он никогда не служил и не представляет, где можно искать службу. Тогда наш шутник предложил этому помещику написать прошение о том, чтобы ему предоставили место фрейлины.
Вы не поверите, уважаемые читатели, но такое прошение было написано и, в конце концов, попало в руки Николаю Павловичу.
Император хотел вызвать к себе тамбовского губернатора, чтобы устроить ему взбучку, К счастью, эту историю докладывал императору Пётр Алексеевич Булгаков (1809-1883), который так уморительно описывал невежу-помещика, что Николай Павлович расхохотался и спустил эту историю на тормозах.
___________________________________

Отредактировано Мария Романова (2012-12-24 16:41:11)

+1

3

Исторические анекдоты или занимательные факты о Николае I

Интересная фамилия

Один из офицеров рижского гарнизона по фамилии Засс, выдавая замуж свою дочь, захотел, чтобы она с супругом носила двуойную фамилию, в которой Засс стояла бы на первом месте. Вроде бы ничего странного в этом желании не было… Однако господин полковник был немцем и русский язык знал плохо… Ведь фамилия жениха была Ранцев.
Царь Николай Первый узнал об этом случае и решил, что его офицеры не должны быть объектом насмешек. Высочайшим указом царь повелел молодоженоам носить фамилию Ранцев-Засс.

Давно пора

В Петергофе при парке служил смотрителем отставной флотский унтер-офицер Иванов. За представительную внешность его прозвали Нептуном, и он откликался на это прозвище. Однажды корова забралась на цветочную клумбу перед царским дворцом. Николай заметил это и крикнул служителю, оказавшемуся поблизости:
- Нептун, корова мои цветы топчет. Смотри, под арест посажу!
Ответ последовал незамедлительно:
- Корова, это не по моей части! - Жена не доглядела!
Царь.
- Ну так ее посажу!
Нептун.
- Давно пора!
Чем кончился этот диалог - неизвестно.

Адские машины

В области физики (электричества) Николай был эрудирован слабо. Он, в частности, считал электромагнитный телеграф средством, пригодным для создания "адских машин", и, во избежание преступных деяний злоумышленников, распорядился засекретить отечественную и зарубежную информацию на этот счет.

В ходе Крымской войны, дабы продемонстрировать подданным участие представителей царствующего дома в военных действиях, Николай послал в Крым своих сыновей Николая и Михаила. Августейшие юнцы путались под ногами у защитников Севастополя и создавали массу хлопот. Все понимали, что без наград от царских деток не избавиться, т.е. требовался эпизодик, позволяющий им проявить "геройство". Повод нашли, юные князья получили по "Георгию" и укатили в Петербург. Впоследствии севастопольские остряки утверждали, что поводом для награждения августейших особ послужило ранение адъютанта князя Меншикова, имевшее место в их присутствий.

Со свиньей не о чем говорить

Встретив пьяного офицера, Николай отчитал его за появление на людях в недостойном виде, а выговор свой закончил вопросом:
- Ну а как бы ты поступил, встретив подчиненного в таком состоянии?
На это последовал ответ:
- Я бы с этой свиньей и разговаривать не стал!
Николай расхохотался и резюмировал: "Бери извозчика, отправляйся домой и проспись!"

Долгострои

Два крупных "долгостроя" было в царствование Николая I: Исаакиевский собор и железная дорога Петербург-Москва. Был еще "скорострой" - мост через Неву, но по городу ходили слухи, что спешка и многочисленные "экономии" в строительстве приведут к тому, что мост этот простоит недолго.
Князь Меншиков изрек по сему поводу следующее: "Достроенный собор мы не увидим, но наши дети увидят; мост через Неву мы увидим, но наши дети не увидят; а железную дорогу ни мы, ни наши дети не увидят".
Когда же дорога эта была все же достроена, выяснилось, что грамотно эксплуатировать оную никто не умеет. Решено было сдать ее в аренду. Американские дельцы постарались (дали "на лапу", кому следовало) и развернули дело весьма прибыльное для них, чего нельзя было сказать о россиянах. Именно тогда в Петербург прибыла персидская делегация- знакомиться с российскими достопримечательностями. Персам показали учебные заведения, армию, флот и в завершение всего железную дорогу.

Везу на гаупвахту

Заметив пьяного драгунского офицера на извозчике, Николай остановил его и строго спросил, куда он направляется.
Выпивоха нашелся:
- Пьяного драгуна на гауптвахту везу!
Последовал высочайший смех и распоряжение:
- Ехать домой, отсыпаться.

300000 зрителей

И еще одна история связанная все с тем же Николаем I. В Париже решили поставить пьесу из жизни Екатерины II, где русская императрица была представлена в несколько легкомысленном свете. Узнав об этом, Николай I через нашего посла выразил свое неудовольствие французскому правительству. На что последовал ответ в том духе, что, дескать, во Франции свобода слова и отменять спектакль никто не собирается. На это Николай I просил передать, что в таком случае на премьеру он пришлет 300 тысяч зрителей в серых шинелях. Едва царский ответ дошел до столицы Франции, как там без лишних проволочек отменили скандальный спектакль.

Звезды не на месте

Николай неожиданно посетил Пулковскую обсерваторию. Директор ее, Василий Яковлевич Струве, так смутился, что спрятался за телескоп. Николай заметил робость подданного и спросил у Меншикова, чем вызвано такое поведение.
- Очевидно, господин Струве испугался, увидев столько звезд не на месте, - ответил князь.

Если надо, стану акушером

Николай полагал, что "правильный" образ мыслей позволяет любого подданного ставить на любую должность. Так, попечителем московского учебного округа был назначен некий Назимов - малограмотный солдат, по мнению знавших его людей. О министре финансов Российской империи Ф. Вронченко ходили упорные слухи, что из всей математики он освоил одну арифметику, да и ту лишь до дробей. Разгульный гуляка, гусар Протасов возглавлял Святейший синод и т.д.
Подобная расстановка кадров у некоторых верноподданных находила оправдание. Так, Нестор Кукольник во всеуслышание изрек:
- Прикажет мне государь быть акушером - сейчас же стану акушером!
В какой-то степени энтузиазм господина Кукольника понятен - он получил тогда бриллиантовый перстень от царя за свою пьесу "Рука Всевышнего отечество спасла" и его распирало от благодарности обожаемому монарху.

Предупредить о пожаре за два часа

Николай сказал 1 апреля полицмейстеру Петербурга Бутурлину:
- Статую Петра I (медного всадника) украли. Приказываю в 24 часа найти ее, поставить на место, а вора посадить в тюрьму.
Надо сказать, что Бутурлин обладал в избытке усердием, чего нельзя было сказать о его уме. Он срочно отправился на розыск, а проезжая по Сенатской площади, обнаружил "пропажу". Но и тогда его не осенило. Хозяину Зимнего дворца было лично доложено, что имело место ложное донесение (о краже монумента).
Николай рассмеялся:
- Сегодня же первое апреля, Бутурлин. Подумал ли ты, что эту махину невозможно украсть?
Что происходило в голове ретивого полицейского чина, истории неведомо. Однако достоверно известно, что на следующий год 1 апреля он также разыграл императора.
Во время посещения последним театра доложил, что горит Зимний дворец. Николай срочно отбыл к месту пожара и, убедившись в отсутствии оного, потребовал объяснения. Шутнику при этом пришлось убедиться в том, насколько справедлива латинская поговорка "Что позволено Юпитеру, не позволено быку".
Взбешенный император изрек:
- Ты дурак, Бутурлин. Но не думай, что это первоапрельская шутка. Завтра я скажу тебе то же самое.
После этого неудачный шутник был назначен генерал-губернатором в Нижний Новгород. Спустя некоторое время царь посетил этот город и услышал отрицательные отзывы о деятельности губернатора, в частности, о том, что он не принимает должных мер по борьбе с пожарами. Соответствующее августейшее порицание было высказано и меры по нему были приняты: генерал-губернатор обязал всех домовладельцев предупреждать полицию о пожаре за два часа до начала оного.
Когда информация на сей счет дошла до Николая, он решил, что Бутурлину самое место в Сенате.

Человечины ни-ни!

Образовательный уровень Николая был ниже среднего. В частности, он имел смутные (иногда просто анекдотические) представления о странах мира. Так, санкционируя научную командировку в Соединенные Штаты Америки профессора Петербургской академии наук, он потребовал от ученого подданного расписку в том, что за океаном он человечины в рот не возьмет.
Примечательно, что профессор направлялся не на "Дикий Запад", а в университетские города "Новой Англии." Нечего сказать, "хорошее мнение" было у русского монарха о "лучших домах Филадельфии".

Первый вал миновал

Прогуливаясь по улицам Петербурга, Николай встретил , подвыпившего морского офицера.
Последовал следующий диалог:
Император: Что ты тут делаешь?
Офицер: Лавирую, ваше величество!
Император: Откуда держишь путь?
Офицер: Из-под Невского, ваше величество.
Император: Где твоя гавань?
Офицер: В Адмиралтействе, ваше величество!
Император: Смотри, чтобы тебя не бросило на мель.
Офицер: Первый большой вал миновал, а второй - надеюсь, не встречу.
На том и разошлись, каждый своим курсом.
Примечание: Под "вторым валом", несомненно, подразумевался великий князь Михаил Павлович - гроза столичного офицерства.

источник

+4

4

Из жизни Императора:

Однажды в присутствии Николая Павловича генерал Петр Дараган заговорил по-французски, сильно грассируя. Николай, вдруг сделав преувеличенно серьезную мину, начал повторять за ним каждое слово, чем довел до приступа смеха свою жену. Дараган, пунцовый от стыда, выскочил в приемную, где Николай догнал его и, поцеловав, объяснил:
- Зачем ты картавишь? За француза тебя никто не примет; благодари Бога, что ты русский, а обезьянничать никуда не годиться.

***
Николай стеснялся ранней лысины. Чтобы скрыть этот недостаток, государь носил парик. Но однажды государь прилюдно расстался с ним. Это случилось после рождения первой внучки, в 1842 г. Получив радостное известие, Николай Павлович перед строем кадетов сорвал парик с головы и, поддав его ногой, задорно крикнул:
- Теперь я дедушка, прочь его!
(хотя дедушкой он стал еще в 1840 году - прим.А.Р)

***
Осматривая постройки Брест-Литовской крепости, император Николай I в присутствии иностранных гостей, хваливших работы, поднял кирпич и, обратившись к одному из окружающих его лиц, спросил, знает ли он, из чего тот сделан?
- Полагаю, из глины, ваше величество.
- Нет, из чистого золота, - отвечал государь, - по крайней мере, я столько за него заплатил.

***
Однажды, играя в избранном кругу в вист-преферанс, Николай Павлович объявил игру без козырей.
- Ваше величество, конечно, изволили забыть, что игры бескозырные запрещены, - сказал стоявший подле граф Орлов.
- Это так, - отвечал государь, - но ведь я сам козырь.

***
Во время отсутствия цесаревича император и императрица старались больше уделять внимания внукам. Император Николай I приказывал им каждое утро приходить здороваться с ним. Он чаще брал их с собой на прогулки и катания. "Однажды, возвращаясь с ними в шарабане, он остановил его у гаупвахты Большого Петергофского дворца и велел Николаю Александровичу распустить дворцовый караул от лейб-гвардии Конно-Гренадерского полка. Шестилетний Никса бойко скомандовал: "Слушай! На плечо! К ноге! В сошки!" Император похвалил его, поцеловал и только заметил, что надо командовать громче".

+1

5

«Петергоф был любимейшим местопребыванием императрицы Александры Федоровны. Она была изобретательницей чудесных праздников и прогулок. За это государь беспрестанно дарил ее какой-нибудь новой затеей. Однажды императрица каталась утром с одной из своих фрейлин. Её привезли к довольно большому озеру, живописно обставленному большими берёзами, между которыми виделось четыре красивых новых домика колонистов. Объехав озеро, взорам императрицы представился прелестный сельский домик. На дорогу навстречу императрице вышел почтенный, заслуженный унтер. Комнаты были прелестно отделаны: деревянная мебель в русском стиле, стены точеные, вдоль них широкая скамейка, перед ней в красном углу длинный стол, в стеклянных шкапах простенькая посуда. Из окон был виден изящный цветник, в котором проведенная из озера вода струилась по камням в виде водопада. На дворе имелся еще небольшой домик для сторожа.
Императрица осталась очень довольна и мысленно благодарила своего любезного супруга за прелестный сюрприз. На прощанье она пообещала сторожу скоро приехать с гостями к нему пить чай. Усаживаясь в экипаж, она спросила, семейный ли он? Сторож тотчас представил императрице двух своих дочерей. Императрица благосклонно протянула сторожу и его дочерям руки для поцелуя. Сторож благоговейно поцеловал руку императрицы и в ту же минуту снял седую бороду и усы, и императрица узнала своего благовника-супруга и двух своих дочерей, переодетых в крестьянские платья».
(с) А. Яковлева, камер-юнгфера императрицы Марии Александровны, воспоминания.

+1

6

Николай Павлович с детьми:

I. О Великой княгине Марии Николаевне:

Александр Иванович Герцен в "Белом и думах" рассказывал о том, как однажды Николай I "попробовал свой взгляд на Марии Николаевне (великой княжне было всего 16. - И.С.). Она похожа на отца, и взгляд ее действительно напоминает его страшный взгляд. Дочь смело вынесла отцовский взор. Он побледнел, щеки задрожали у него, а глаза сделались еще свирепее, тем же взглядом отвечала ему дочь. Все побледнело и задрожало вокруг, лейб-фрейлины и лейб-генералы не смели дохнуть от этого каннибальского поединка глазами, вроде описанного Байроном в "Дон Жуане". Николай встал, он почувствовал, что нашла коса на камень". Любить после этого он ее меньше не стал, зато к любви добавилось уважение, какого ни к кому другому он не испытывал.
Она могла себе позволить такое, о чем другие (в том числе ее сестры) и помыслить не смели. Однажды на маскараде, которые император очень любил, Мэри старательно "завлекала" собственного отца. И - добилась успеха. Николай Павлович пригласил очаровательную кокетку в свою карету. Только тут она сняла свою маску. Император был сконфужен - дочь весело смеялась. Правда, зная ее характер, можно предположить, что, играя, она намекала отцу: не стоит вести себя слишком легкомысленно.

II. О Великом князе Константине Николаевиче:
Костиными успехами, и правда блестящими, постоянно и шумно восхищались. В мальчике проснулось неукротимое тщеславие: Саша рожден до того, как отец стал императором. Он - сын великого князя. Я - сын императора. Значит, я и должен стать следующим императором!
Александру Федоровну амбиции сына огорчают чрезвычайно, она начинает беспокоиться, удастся ли сохранить мир в семье, не станут ли ее сыновья враждовать. А когда разговоры младшего сына доходят до отца, тот жестоко наказывает Константина, сопровождая порку весьма доходчивыми увещеваниями: " Господь говорит нам: царство, которое разъединилось, падет. Так и семья!". Костя поймет. И запомнит. Пройдет немногим меньше ста лет, и слова Николая I подтвердятся: прежде чем падет Российская империя, разъединится семья Романовых...
<...>
Объединяла Константина Николаевича с отцом любовь к музыке. Музыкальные способности обоих были незаурядные. Правда, вкусы разные. Из всех Романовых только Константин Николаевич и великая княгиня Елена Павловна были знатоками и любителями классической музыки. А еще великий князь обожал балет (с годами эта страсть найдет вполне конкретно воплощение (намек на любовницу Константина Николаевича, балерину Анну Кузнецову - примечание А.Р )). Об этом своем детском увлечении он рассказывал Кускову: "... каждый день я имел между уроками целый час, в который я был свободен от всякого наблюдения и мог делать, что мне только в голову приходило. Я тогда уходил в пустой верхний зал; там запирался на ключ - и у меня шел балет. Я один был все: прежде всего оркестр. Я пел увертюру, пел все действия - сколько поспевал. Затем - балерина. Потом солистки, кордебалет, аксессуарные вещи и иногда декорации. Я пел и плясал, перебегая с одного места на другое для того, чтобы успеть преобразить все, что было на сцене. Это называлось: Его Высочество беснуется.
Я имел неосторожность пригласить сестер - Ольгу и Сашу на мои представления (Ольга Николаевна была на 5 лет старше брата, Александра Николаевна - на 2 года - И.С.). После этого я прихожу раз прощаться вечером к батюшке; он благословил меня и когда, выходя от него, запер за собою дверь, он вдруг звериным голосом воротил меня: "Костя!!! Говорят, ты балет изображаешь? Начинай!"
Я, конечно, не раздумывая ни минуты запел, кончивши увертюру, я изобразил поднимающийся занавес и тотчас представил из себя группу. Потом, не переставая петь, изобразил все: танцы корифеек, кордебалета, главной танцовщицы. Батюшка смотрел на меня и помирал со смеху. Когда я кончил, он отпустил меня опять и опять вернул меня к себе громким голосом, когда я затворил двери, и, заверувши в бумажку тяжелый медный пятак, дал его мне за труды. Было за что: с меня пот лил градом".
Демонстрация сыновних талантов не всегда заканчивалась так благополучно. Подростком Костя начал писать стихи. Одно стихотворение казалось ему особенно удачным. Решил прочитать его батюшке. Николай Павлович выслушал. Потом поднял глаза на сына. Взгляд его был обжигающе холоден: "Мой сын лучше мертв, чем поэт". Сказал тихо, но так, что Костя больше стихов не писал...

(с) Инна Соболева. Великие князья Дома Романовых.

Отредактировано Александр Романов (2013-10-26 18:38:16)

+1

7

Внесу и я свою лепту (надеюсь, Его Императорство меня простит и в Сибирь не сошлет)

Широко известен факт, что великий французский писатель Александр Дюма (да-да, тот самый, что написал "Графиню де Монсоро", "Три мушкетера" и множество других, замечательных произведений) в 1840-ом году издал роман "Записки учителя фехтования" посвященный декабристам, где в том числе разоблачались или выставлялись в неприглядном свете некоторые события русского двора. Естественно, что этот роман был немедленно внесен в список запрещенных и официально, смог появится в нашей стране лишь в 1925-ом году, к столетней годовщине восстания на Сенатской Площади. Тем не менее, вопреки запрету (а быть может и благодаря ему) опальный роман в подлиннике получил широкое распространение. Книгу с удвоенным интересом читали все, кому посчастливилось ее достать и, более того, роман дошел даже до сосланных в Сибирь декабристов.
В связи с этим известен такой исторический анекдот: Однажды супруга Николая Павловича отправилась в отдаленный будуар для чтения французского романа. Посреди чтения дверь неожиданно открылась и в комнату вошел сам император. Княгиня Трубецкая, исполнявшая роль чтицы, быстрым движением спрятала книгу под подушку. Царь приблизился и, остановившись напротив августейшей половины, смутившейся при его появлении, спросил:
- Вы читали?
- Да, государь.
- Хотите, я вам скажу, что вы читали?
Императрица молчала.
- Вы читали роман Дюма "Записки учителя фехтования"
- Но каким образом вы узнали это, государь?
- Ну, об этом совсем нетрудно догадаться. Ведь это последний роман, который я запретил...

                                (Святослав Бэлза. "Романтика подвига и дружбы". (Предисловие к роману А. Дюма "Три Мушкетера". Издание: Москва. Детская Литература. 1994-й год)

+3

8

Шуточное духовное завещание маленького великого князя Николая Павловича.

https://lh6.googleusercontent.com/-On2Dtd--L-4/SaZ2NH4TrfI/AAAAAAAATnU/kMyi-5FXApE/s512/%D0%A8%D1%83%D1%82%D0%BE%D1%87%D0%BD%D0%BE%D0%B5%20%D0%B4%D1%83%D1%85%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D0%B5%20%D0%B7%D0%B0%D0%B2%D0%B5%D1%89%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5%20%D0%B2%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE%20%D0%BA%D0%BD%D1%8F%D0%B7%D1%8F%20%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D1%8F%20%D0%9F%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87%D0%B0.jpg

"Предчувствуя близкий конец, я решил составить завещание...
1. Совсем не обладая средствами, имея лишь 2 рубля и 80 су серебром, я завещаю их черти кому.
2. Все свое оружие завещаю брату.
3. Все мои гравюры с изображением лошадей - Павлу Ушакову.
4. Библиотеку - брату.
5. Медали - Эрмитажу.
6. Мою военную форму, одежду, мебель и картины завещаю своим слугам.
7. Мою любимую чесалку, равно как и остальные - моему брату.
8. Пусть из моей кожи сделают барабан для Измайловского полка.
10. Завещаю себя заморозить, а потом похоронить в могиле с нашатырем.
11. Каждый, кто изъявит желание присутствовать при моем погребении, должен прийти в праздничной одежде, петь и танцевать, в против, ном случае его прогонят.
А теперь я вынужден, откланяться и уйти в другой мир, вы можете передать письма, однако, прошу не обременять меня посылками, поскольку мой экипаж будет слишком легким.
Николай."
Не позднее 1811 г.

Взято здесь

+2

9

Рассказывают, что однажды  на крупе клодтовского коня появились четыре зарифмованные строчки:

Барон фон Клодт приставлен ко кресту
За то, что на Аничковом мосту
На удивленье всей Европы
Поставлены четыре ж…

Если верить молве, узнав об этой выходке петербургских рифмоплетов из полицейского рапорта, Николай подхватил предложенную игру и размашистым росчерком  пера вывел прямо на рапорте экспромт собственного сочинения:

Сыскать мне сейчас же пятую жопу
И расписать на ней Европу.

0

10

Из воспоминаний М.А. Корфа. В 1834 году Николай I совершил поездку по разным губерниям. Его сопровождали граф Бенкендорф, статс-секретарь Позен и врач Енохин. На одном из остановочных пунктов Позен из соседней комнаты с кабинетом государя невольно слышал все, что там происходило.

В кабинете с государем один Енохин. Государь весел и разговорчив.
— Ты, Енохин, — говорил он, — из духовного звания и, следственно, верно знаешь духовное пение.
— Не только знаю, государь, но в молодости часто и сам певал на клиросе.
— Так спой же что-нибудь, а я буду припевать.
И вот они поют вдвоем церковные стихиры.
— Каково, Енохин?
— Прекрасно, государь, вам бы хоть самим на клиросе петь.
— В самом деле, у меня голос недурен, и если б я был тоже из духовного звания, то, вероятно, попал бы в придворные певчие. Тут пел бы, покамест не спал с голоса, а потом... ну потом выпускают меня, по порядку, с офицерским чином хоть бы в почтовое ведомство. Я, разумеется, стараюсь подбиться к почт-директору, и он назначает меня на тепленькое местечко, например, почт-экспедитором в Лугу. На мою беду, у лужского городничего хорошенькая дочка. Я по уши в нее влюбляюсь, но отец никак не хочет ее за меня выдать. Отсюда начинаются все мои несчастья. В страсти моей я уговариваю девочку бежать со мною и похищаю ее. Об этом доносят моему начальству, которое отнимает у меня любовницу, место, хлеб и напоследок отдает меня под суд. Что тут делать, без связей и без протекции?
В эту минуту вошел в кабинет Бенкендорф.
— Слава Богу, я спасен: нахожу путь к Бенкендорфу, подаю ему просьбу, и он высвобождает меня из беды!
Можно представить себе, какой неистощимый смех произвел в слушателях этот роман ex abrupto (экспромтом), доказывающий, вместе со многими другими анекдотами, веселую, обыкновенно, настроенность покойного государя и игривое его воображение.

Отредактировано Александр Романов (2014-05-23 13:08:07)

0


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Библиотека » Байки про царя. Занимательные истории из жизни Николая I, выдуманные и


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC