Петербург. В саду геральдических роз

Объявление


Восхитительный, упоительный момент проверки на мужество, на то - чей дух крепче - человека ли отнявшего добычу, или десятков распаленных гоном собак, секунда, и...
Евгений Оболенский

Никогда в жизни еще Стрекаловой не было так страшно, как сейчас наедине с кузинами! Она даже разозлилась на себя за это. Ну что, разве съедят они ее, в самом деле? А захотят попробовать, так мы тоже кусаться умеем!
Софья Стрекалова

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Palantir



Гостевая История f.a.q. Акции Внешности Реклама Законы Библиотека Объявления Роли Занятые имена Партнеры


Система: эпизодическая
Рейтинг игры: R
Дата в игре: октябрь 1843-март 1844



07.09. Идёт набор в админ-состав!

07.07. ВНИМАНИЕ! НА ФОРУМЕ ПРОВОДИТСЯ ПЕРЕПИСЬ!

07.01. Администрация проекта от всей души поздравляет участников и гостей форума с Новым годом и Рождеством!

17.11. НАМ ПЯТЬ ЛЕТ!

14.05. Участвуем в Лотерее!

23.03. Идет набор в игру "Мафия"!

05.02. Внимание! В браузере Mozilla Firefox дизайн может отображаться некорректно, рекомендуем пользоваться другим браузером для качественного отображения оформления форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » 15.12. Мысли человека удивительно окрашивают его действия


15.12. Мысли человека удивительно окрашивают его действия

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

I. Участники: Настя, Ольга Вяземская
II. Место действия: дом Вяземских
III. Время действия: 15 декабря 1842 год
IV. Краткое описание сюжета (2-3 предложения вполне хватит): После проишествия на мосту Невы, Настя, конечно же, подхватила сильную простуду. Княгиню очень заинтересовало то, где же могла так сильно заболеть домашняя служанка. И вот Ольга Фёдоровна решила распросить молодую служанку.

Отредактировано Настя (2012-09-30 19:56:51)

+1

2

Настеньке пришлось туго, после прогулки в мокрой шубке по зимнему Петербургу. Девочка сразу же почувствовала себя плохо, хотелось спать и одолевала такая слабость, что даже подняться по лестнице на второй этаж казалось сложнее, чем убрать целый дом. Порой темнело в глазах и тогда Настенька отдыхала несколько минут и продолжала работать. Она не хотела что-либо говорить Ольге Фёдоровне о своём нездоровье. На то было сразу несколько причин. Во-первых, крестьянка списывала слабость на что-то незначительное и временное. В последнее время дворянские барышни потеряли своё очарование. Настенька уже не хотела быть на них похожей.
А надо ли? Если я крестьянка, а Ольга Фёдоровна говорила, что крестьяне дворянками никогда не становятся! – размышляла иногда девочка. В последнее время изнеженность дам, прежде восхищавшая её, стала претить. Вот и думала девочка, что если пожалуется на нездоровье, то будет точь-в-точь как «немощные» барышни.
Во-вторых, Настенька боялась, что сказав о своей болезни она выдаст и то, что приехала в одном экипаже с князем. Андрей Григорьевич был так зол на меня…. Наверное, это я зря так побежала за ним следом из кареты. Боже мой! Да ещё и с криком-то каким!.... Ой-ой! Нет, итак из-за меня теперь все слуги знать будут, что я с барином каталась! Чтоб не гневить лишний раз Андрея Григорьевича…  Не буду ничего говорить Ольге Фёдоровне! … А коли скажу, она же и догадается… Она же умная… Авось и легче завтра станет… Что это я в самом деле-то так расхворалась….  - Настенька решилась мужественно терпеть  и потому старалась даже не хлюпать носом рядом с княгиней. Однако же было сложно не заметить бледность Настеньки, появившуюся вялость и лень. Прежде девочка шустро бегала по лестнице вверх-вниз, а теперь  еле передвигала ногами….
Однажды произошло то, из-за  чего болезнь крестьянки стала очевидной для Ольги Вяземской. Как обычно, девочка убирала поутру комнату князя и княгини. Григорий Петрович к тому времени уже уехал на свою фабрику, а Ольга Фёдоровна сидела за столом и перебирала письма. Прямо перед ней Настенька лишилась чувств, выронив стопку книг княгини на французском, которые хотела убрать на место. С тех пор несколько дней Настенька провела в постели, мучаясь от сильного жара. Ей было крайне неудобно смотреть княгине в глаза и потому, когда Ольга Фёдоровна заходила к ней, Настенька притворялась спящей. Ей всё же приходилось видеться с хозяйкой, и в те минуты девочка очень боялась, что женщина заведёт разговор о её нездоровье. Так прошло немного времени, и в тот день Настенька как обычно убирала в гостиной, вопреки наказам княгини оставаться в постели. Девочка всё ещё чувствовала слабость, но жар уже спал. Крестьянка решила, что лежать столько времени уже нельзя. К тому же хотелось увидеться с Андреем Григорьевичем.
А вдруг он знает, что у меня был жар?... А вдруг он спросит меня о самочувствии?... – девочка всё же тешила себя надеждой о том, что князь когда-нибудь заговорит с ней сам. Просто так, как с человеком. Не попросит что-то принести или убрать, а заговорит о чём-нибудь, - Вот здорово бы было!
Крестьянка мечтательно вздохнула, смахивая пылинки с дивана. С Ольгой Фёдоровной она ещё не виделась и не знала, что же она скажет, когда увидит Настеньку на ногах. А может кто-то из слуг уже что-то рассказал и Ольга Фёдоровна знает о том, что Настенька собиралась броситься с моста?

+2

3

Эта таинственная история началась с именин, с разбитой чашки из любимого сервиза Ольги Фёдоровны. Тогда все заметили, как боялась Настя, как она постоянно вертелась возле гостей. И, конечно, ни для кого не осталось тайной, что причина этому молодой князь Вяземский. Только Ольга думала, что это «приключение» закончится в тот день, когда они поговорили о том, что крестьянка никогда не сможет стать ровней дворянам.
Она и решилась на этот разговор, чтобы ничего более не случилось. Разбитая чашка, конечно, неприятно, но может быть и похуже, если Настасья продолжит тешить себя лишними мечтами или надеждами.
Как казалось княгине, девочка всё поняла. Она не перебивала, случала очень внимательно, а потом она ушла и Ольга думала, удалилась, чтобы вернуться к работе, а не пойти к мосту на Ниве!
Как же потом это быстро стало достоянием не только князя Вяземского, воспитанницы графа Шерметьева и Насти. Об этом узнали знакомые, друзья и соседи. И все спрашивали: почему служанка была в такой мокрой одежде? Почему она поехала вместе с господами, а не рядом с кучером? А та гостья из Франции, она подала руку крестьянке?
Задавали вопросы, конечно, не так прямо и не всем. Больше спрашивали у Ольги Фёдоровны – это она должна хорошо приглядывать за слугами, а не отправлять их бросаться в лёд с моста. Говорила, конечно, очень вежливо, всегда это были женщины. Они спрашивали много и при любой возможности, стоило замужним дамам остаться одним. Тогда разговоры о детях отходили назад и слова «крестьянка», «зима», «мост», а так же, конечно, «князь Вяземский» звучали с завидной частотой. Иногда, правда молодого князя называли «Андрей» или «Andre».
Ольга Фёдоровна отвечала на все вопросы осторожно, а потом долго жаловалась супругу на излишнее любопытство столичных дам. А когда девочка лишилась чувств прямо на глазах княгини терпению Ольги наступал конец.
Она ждала, когда крестьянке станет лучше, заходила в комнату не один раз, но всё тщетно: та спала всё время. А впрочем, это не удивляло Ольгу Фёдоровну. Накануне Настенька едва поднималась по ступенькам наверх.
- Настя, - негромко произнесла княгиня, убедившись, что в гостиной никого нет, кроме служанки и неё. – Мне хочется знать, отчего ты приехала, вместе с князем?
Женщина села в кресло и взглянула на горничную. Настеньку было даже жаль: она влюбилась в того, кто не достоин её внимания и такой любви. Его куда больше занимают барышни, что были подружками Элен или тех, с которыми он танцевал на балах. Впрочем, если Настя была готова броситься из-за князя в Неву….. Вечером Ольга долго думала, что заставило Настеньку пойти к мосту? Тогда трудно было найти нужные слова! Она думала о молодом князе и о том, могла ли Настя надеяться на внимание со стороны того? Но, впрочем, нет. Это не могло не радовать. Андрей, безусловно, поступил очень разумно, но всё равно Настеньку было очень жаль.
Броситься в Неву! Расстаться с жизнью! – так было сложно поверить в то, что всегда весёлая Настенька едва не ступила вниз с перила. – Andre это должно очень льстить. Любая барышня обратит внимание на него, если услышит об этой истории… Тут даже никому уж более не будет важно, что эта девушка всего лишь крестьянка.

+2

4

Девочка вмиг похолодела, стоило княгине произнести только её имя. Она не догадывалась о чём спросит хозяйка, но ей было одинаково страшно, будь, то вопрос, почему она на ногах или почему она каталась в карете с князем. Хотя второй вопрос было страшней услышать. Если Ольга Фёдоровна спросит, почему девочка на ногах, то нужно лишь поклониться и извиниться. Затем уйти к себе. А вот если речь пойдёт о той поездке, Настенька очень сильно подведёт Андрея Григорьевича, не только себя. За князя крестьянка боялась, конечно, больше, чем за себя. С некоторых пор жизнь молодого офицера стала небезразлична крестьянке. Причём она изо всех сил старалась сделать так, чтобы молодой князь не знал невзгод и бед. Из уж тем более, Настеньке не хотелось своим глупым поведением пятнать доброе имя Андрея Григорьевича.
Удумала тоже, с моста прыгать, а князь страдать будет. Мало того, что крестьянка с ним в одной карете ехала, так ещё и я окрикивать его вздумала у самого дома… Нет, уж если все знают, что я каталась с барином, так пусть лучше думают, что моя вина. Князя пущай не трогают…  - Настенька выпрямилась и взглянула на хозяйку. Она всё ещё ждала ответа.
– Это я дурочка…. Сама в карету запросилась… Князь меня отправлял рядом с кучером, а я разрыдалась… раскапризничалась. А князь он же добрый, вот и согласился… - сердце стучало как безумное. Настенька не любила врать госпоже. Однако, княгиня ни за что не должна подумать, что во всём происшедшем есть хоть доля вины молодого князя, - Это я виновата… Андрей Григорьевич и думать не думал пускать меня в карету. Сама запросилась в карету, да ещё и расплакалась для большей убедительности. Непутёвая у вас горничная, княгиня…
Настенька как-то глупо рассмеялась. От волнения она вся раскраснелась, руки дрожали… Она виновато взглянула на княгиню и как-то жалобно добавила:
  - Вы не ругайте князя… Он тут ну совсем невиноват… Это всё я. Я виновата…
Уж больно хотелось что-то ещё добавить, чтобы оправдать Андрея Григорьевича, да не знала Настенька, что сказать.
Крестьянка очень боялась, что люди судачат о случае на мосту и из-за них страдает молодой князь.
Мне-то до этих разговоров! А вот если про Андрея Григорьевича что-нибудь эдакое говорят? Это ж имя страдает… Имя же для господ много значит… Ой, какая же я непутёвая была! … Ну полезла бы, ну вот на чуть-чуть позже, как карета проедет… и не было бы этого случая, – тут Настеньке вдруг стало страшно, что если б так случилось, то она должно быть была уже мертва, - Нет, всё-таки хорошо, что так не случилось… Я с князем ездила и он мне даже плед дал погреться…
Девочка тепло улыбнулась вспоминая тот момент, когда князь с мрачным видом протянул ей клетчатый английский плед. Как она держала его сначала в руках, а потом накинула на плечи. Тогда её окутало очень приятное ощущение. Этот шерстяной кусок материи стал особенным, ведь побывал в руках у князя.
Оторвавшись от воспоминаний девочка виновато сгорбилась, готовая к ругани, а может к вопросам, почему Настенька на мосту была. Хотя Ольга Фёдоровна никогда не кричала на слуг, но в тот момент крестьянка немного преувеличила.
– Вот хотите меня наказать, то хоть в деревню отправьте!... – вдруг расхрабрилась девочка и тут же пожалела о сказанном.
А если правда в деревню отправит?... Дурёха! Промолчать надо было! – Настенька на этот раз испуганно взглянула на хозяйку, со страхом ожидая её ответа. Что же она скажет?

+1

5

- А отчего ты на мост пошла? На перила полезла зачем? – так же негромко сказала Ольга, когда Настенька утихла. Как же она боялась! Её сбивчивые слова, дрожащий голос, раскрасневшееся от волнения, а, может от лжи, лицо – всё это говорило красноречивее любых слов. Она, безусловно, защищала молодого князя.
Какой в этом толк? – недоумевала княгиня. - Она, что же, думает, что так об Андрее меньше говорить будут? Я и без этого знаю, что тот ни за что бы не повзёз горничную в карете. А, вот, про мост ни словом не обмолвилась…. Боится? Чего же тут бояться? Меня? Как же ты Настенька не понимаешь, что я добра тебе желаю! – Ольга Фёдоровна молча взглянула крестьянке в глаза, словно передавала всё это той на словах. Только от этого пользы мало будет, даже если миллион раз повторить, что лучшее это забыть про князя. Это вовсе не значит, что нужно бросаться в Неву или делать что либо ещё, что может придти в голову пятнадцатилетней девочки, пусть даже крестьянке.
- Ты хотела, чтобы князь узнал всё? – ещё тише сказала Ольга. Женщина сама не совсем знала, отчего она перешла на шёпот, после этой истории, должно быть каждый в доме Вяземских знает про настенькину любовь, а может и известно это стало ещё раньше, на именинах, скажем? Просто даже у стен есть уши и забыть про этот глупейший поступок можно только если перестать это обсуждать и говорить об этом каждый день, лучше даже постараться не думать… Но если так Ольга Фёдоровна боялась ещё одной глупости, что может выкинуть Настя. Может нарочно откажется лечиться и умрёт или станет ходить за Andre по пятам, станет «выживать» из дома барышень, что будет приводить тот или что ещё может придумать та, что даже готова в деревню поехать, лишь бы князю от этого ничего не было?!
А если так оно и есть, то подкараулить карету Вяземских и приготовиться ступить вниз только, чтобы остановили и позволили ехать рядом, разве это не глупо? Неужели Настенька сама могла такое придумать? Или она просто так собралась прыгать? Просто так? Нет, всё это от моих слов! – Ольга принялась вспоминать что она говорила такого в тот день? Как могла обидеть? Или не обидеть? Может она сказала нечто, что хуже простой обиды? Как, например, сказала, что крестьянке никогда не стать женой князя? Но ведь это правда! Никогда такого не было и не будет и если даже бывало, что дворянин воспылал чувством к крестьянке, то могли быть они только полюбовниками. Ольга и сказала нечто похожее, про любовников, правда, говорить не стала, мало ли что может придти крестьянке в голову, но главное же и не это!
  Тут важно что не может быть того, о чём мечтала девочка. И даже если залезть на мост через Неву, всё равно ничего не измениться и крестьяне не исчезнут, а крепостное право не отменят. Так можно только простуду и всякий другой вирус, что в такую погоду бродит по петербургским улицам, подхватить.
Как же знать сейчас, что она не пойдет вновь прыгать в лёд? – Ольга снова посмотрела на горничную. Девочка молчала, да и будет молчать, что ты ей ни скажи. Только дело-то в том, что сказать тут можно всё что угодно. Можно и неправду даже, чтобы княгиня отвязалась, а вот мысли никто не узнает, если ты сама не хочешь.
И значило это, что Настя молчит, может согласиться, может сказать, что Ольге угодно, а думать она будет много и долго, пока снова чего-нибудь не придумает и не поспешит так поступить. А ещё хуже, что спросит совета у кого-нибудь и подскажут ей как осуществить задуманное, она и поспешит так и сделать. Вот этого Ольга Фёдоровна и боялась больше всего.

+1

6

– Удумали барыня! Прыгала! Не прыгала я! – и девочка даже попыталась рассмеяться для пущей убедительности, но притворяться у ней никогда не получалось и сейчас не вышло. Смех вышел противным и искусственным. Настенька потупила глаза, -
Ходила я, ходила… И прыгнуть хотела… Да только не прыгнула… А вот не скажу зачем, барыня!
Девочка так гордо зашагала прочь, что сама удивилась своей храбрости. Однако, не сделав и пяти шагов, она остановилась.
Обидеться ж Ольга Фёдоровна… Дай что ж я такая непутёвая! То одно говорю, то другое! И всё как на духу сказать не могу?! Барыня мне ж добра желает! Вон выхаживала меня, а я с ней как со скотиной!... Нет, одобрил бы то барин-то… – девочка почувствовала как краснеют щёки при упоминании об Андрее, - Вот всё расскажу, как есть. Нет мочи уж терпеть и в себе держать!
– Да утопиться, барыня, хотела я затем, чтоб не мучиться так! Сердце уже измаялось всё!  По ночам-то не сплю, а только князя и вижу… А как рядом он, так вся холодею я, а щёки-то горят!...  И пахнет так он как! Сладко-сладко!... Нет мочи уж терпеть! Что же я такая непутёвая на барина позарилась?! Не могу жить и не тужить ни о чём как все путёвые!... За что же Господь позволил мне так страдать?! Что ж я натворила-то страшного?...  Ну не могу никак выкинуть князя из памяти!... Никак!... Вот уже и так и сяк… Вот хоть топись, барыня! -  Настя говорила громко, совсем позабыв об осторожности, захлёбывалась в слезах. Речь прерывалась истеричными вздохами. Наконец она просто упала и громко зарыдала на жёстком узорчатом подлокотнике дивана. В чем была причина? Девочка и сама не знала. Просто стало горько и обидно за себя, за то, что влюбилась в того, кому она не ровня. И злилась она на то, что такая непутёвая. Только Андрея Григорьевича Настенька не смела ни в чём обвинять и упрекать.
-  Я вот даж думала, что если… – слёзы душили девочку и мешали говорить. Поэтому нужно было приложить немало усилий, чтобы разобрать слова, - … если в деревню уеду и видеть его не буду!... И не буду так изводиться!... Так нет же… Знаю, хуже будет! … Совсем невмоготу станет…
Девочка жалобно посмотрела на хозяйку и подползла к ней, прямо к её ногам.
– Барыня… княгиня… подскажите, что сделать-то мне? Что сделать, чтобы выкинуть его из памяти? Я ж очень-очень хочу жить как прежде!... Миленькая, ну подскажите!
В беспамятстве девочка принялась трясти Ольгу Фёдоровну за колени.

+1

7

Когда Настя отказалась рассказывать, зачем она пошла топиться на мост и гордо зашагал прочь Ольга даже не шевельнулась, чтобы остановить или окликнуть ту. Было удивительно смотреть, как девочка изменилась. Ранее Настенька всё рассказывала, но тут  просто отказалась говорить! Сражаться с крутым нравом крестьянки оказалось не просто. Ольга давно заметила, что все крепостные и те, что не относятся к дворянскому сословию, имеют на всё каждый своё мнение. И это не только знания! Логика – вот что главенствует в этом мнении. А у простолюдин, порой, бывает весьма странная логика….  А ещё они очень настойчивы и упрямы.  И если знатного человека легко можно призвать к благоразумию и напомнить о чести, то крестьян этим не испугаешь, они очень редко чего либо боятся.
«Глупая!» – княгиня звучно выдохнула. Как же сложно разубедить влюблённую девочку в том, что князь Вяземский не её судьба! Как же тяжело было достучаться до её разума и заставить прекратить руководствоваться одним велениям сердца. - «Образумь её…» – Ольга возвела глаза к небу. Впрочем, это было скорее от отчаяния, нежели от веры. Но как оказалась далее, всё случилось как нельзя лучше.
Конечно, Ольга Фёдоровна вовсе не радовалась, видя Настеньку, рыдающую на коленях и просящую о помощи. Но она изливала душу, она просила помочь и главное, хотела забыть про Андрея. Победа разума над чувствами состоялась! Насте надоело страдать и маяться, глаз разума зазвучал громче…
«Поплачь…  Тебе сейчас плохо, это лучше чем «всё хорошо»…» – княгиня гладила голову крепостной, тем самым подталкивая на большие душеизлияния. Она помнила, как до визита в театр девочка отказывалась говорить с хозяйкой и отвечала на вопросы о самочувствии «всё хорошо». Впрочем, не может быть всегда хорошо, особенно после того как ты едва не оказалась на том свете и только чудо спасло тебя от шага в пустоту.
Сейчас Ольга Фёдоровна осознала, что это вовсе не было задумано – встретить Андрея на мосту. Настенька, в самом деле, была готова проситься со всеми и всё это только потому, что прошлая беседа вышла не совсем удачной: слова княгини подтолкнули на такой роковой шаг.
- Это всё пройдёт… Тебе только нужно терпение… Подожди и ты забудешь Andre и самой будет стыдно вспоминать как ты с моста хотела броситься… – Ольга заговорила ещё тише, продолжая гладить Настю по голове. - Ты красивая, умная, вот лакей наш давно на тебя засматривается… Сходите вместе в город, на коньках покатайтесь я отпущу в любой день. А хочешь сама сходи, одна. К Рождеству там много интересного будет…
Она уже почти шептала склонившись над плачущей Настей. Очень хотелось, чтобы эти слова крестьянка услышала и, главное, чтобы не было разочарования, ведь может же быть и такое, что девочка ожидала совсем другое?  Другой ответ…

+1

8

Она всё продолжала рыдать на коленях у княгини, будто бы Ольга Фёдоровна её мать, а не хозяйка. Уж не до того было Настеньке. Она уж и забыла, что кроме княгини в доме-то другие есть. Княжны, князь, Андрей Григорьевич, наконец. А девочка говорила-то не очень тихо. На её счастье все в тот день видимо были заняты своими делами и никому не пришло в голову спуститься в гостиную. А то бы спустился кто и чтобы увидел? Служанка рыдает на коленях у госпожи, да ещё и так сильно. А если бы к разговору прислушались... А говорили они всё же о тайном, сокровенном. Негоже в приличном обществе упоминать про любовь, влюблённость... То были беседы тайные, которые велись вдалеке от посторонних ушей... Однако на счастье девочки всё складывалось так, что в гостиную никто не спускался. А то знаете же как бывает. Обязательно появляются зрители в тот, момент, когда им лучше не быть там вовсе. К счастью, этот случай был иной.
- Да когда же пройдёт?! - в слезах отвечала Настя, - Я всё жду-жду... а всё никак! Тут и терпения никакого не хватит!... Уж давно началось... как приехали вы, барыня... из дому-то отцовского...
Настенька с трудом различала слова княгини сквозь собственный плач. Она всё продолжала рыдать, не смолкая ни на минуту. Теперь уже девочка подрагивала в истерике. И сразу так холодно стало, что захотело укрыться своей подраной шубкой или манто, что носила княгиня. Оно потеплей будет.
- Да уж какая я умная! - прыснула Настенька, - Умная бы была, так не влюбилась бы в барина!.. Ишь умная!... Ой какая же умная!... Так и себя извожу и князю спокойно жизни не даю!... Уж сколько я его опозорила... Так его ж на смех поднимут, коли узнают про крестьянку непутёвую... Вы же как догадались? Так и они все догадаются... Ой, да уж все знают, что я топиться решила из-за Андрея Григорьевича... И слуги знают!... Ладно я, а он?... Ему-то какого насмешки всяких выслушивать?... А уж и страдает не за что!... Он-то тут причём!... И не виноват, что я его полюбила, а не другого... А страдать-то ему... А что мне? Мне-то ладно!...
Вот уж загадка, понятно ли было что-то из этих сбивчивых слов княгине или нет... Однако, покуда Настенька всё говорила, её не сильно заботило. Она никак не унималась и всё рыдала... Вся покраснела и дрожала, точно осенний листочек на ветру.

Отредактировано Настя (2012-10-14 14:34:22)

+1

9

Когда Настя заговорила, Ольга не перестала гладить девочку по голове. Конечно, сразу же строгая хозяйка, княгиня Вяземская, коей она решила быть в этом разговоре не смогла ничего сделать против большой жалости к Настеньке. Сострадание было сильным, женщина даже не подумала о том, что такой вот, в обоих смыслах, крик души может услышать не только младшие Вяземские, но и прислуга. Впрочем, в одном Настя была права:  об этом и без того знали все. И говорили так же все. Только молодой князь этого не замечал или делал вид, что не замечает, а Настенька просто не знала, как дворяне расценили её поступок между собой. Конечно, были и такие, что не находили ничего необычного в том, что девушка решила броситься с моста во имя несчастной любви, однако, даже тут были вынуждены признать, что прыгать в лёд это не только очень опрометчиво, но ещё и глупо это делать на глазах этого юноши, который в тот момент был ещё и не один.
Ольга сама много думала о той встрече на мосту. Была ли она случайной?  Крестьянка уверяла, что она не хотела, чтобы Андрей Григорьевич этого видел....  Едва ли это могло быть ложью. Настя никогда не обманывала Ольгу Фёдоровну, всегда говорила правду и княгиня верила ей и очень сочувствовала сейчас. Подобрать нужные слова было трудно. Забыть? Это не самое лучшее, что можно сказать, да как знать Ольге, если она никогда не страдала от неразделённой любви? А с Настенькой было ещё хуже: она влюбилась в князя!
«Как же это должно быть сложно и трудно! А ещё же ведь он не образец целомудрия и сострадания он… Молодой князь сам порой поступал не лучше, чем Настя, когда решила броситься с моста! Молодой и глупый! Ну, вот что же не мог понравится кто-то другой? Впрочем, Настя видела только князя… А Гриша?! Не мог бы он воспитать сына лучше, сделать из него настоящего мужчину, который не позволит любой даме, какой бы она не была так страдать из-за себя? Как же он может спокойно спать, зная как Настеньке плохо? Зная что она с моста хотела броситься только из-за него… Ну вот, хоть что-нибудь сделал бы… » – Ольга совсем отчаялась. Она и не знала, что у крестьянки всё так…. плохо.  Она рыдала. Сильно. А ещё вздрагивала и что-то сбивчиво говорила. Впрочем, слова были тут лишними, да их Ольга и не слушала. Слёзы – вот что говорили красноречивее любых слов. Никогда бы Настя не стала рыдать на коленях у Ольги, будь у неё всё иначе, может чуточку лучше, чем сейчас.
Девочка сейчас была в отчаянии, да княгиня Вяземская сама была готова завыть от безысходности. Что тут посоветуешь, когда сам Андрей не был образцом, в которого принято влюбляться молодым крестьянкам. Был ли он умён? Ненамного, конечно, знал больше, чем крестьяне, но вот сам поступал порой совсем не как образованный человек. Мужественен? Ни в коем случае. Григорию Петровичу, по-мнению Ольги, так и не удалось сделать из сына настоящего мужчину, даже военного не удалось. Обходителен и вежлив? Только с теми, кто приехал из Европы или носит какой либо титул. Andre часто выбирал молодых крестьянок только «на десерт» и в общем, никогда не был вежлив с ними. И даже никогда не пытался скрыть подобного обращения. По представлениям Ольги, такие как Андрей, никогда не понравятся дамам или княгиня Вяземская упустила того, что сейчас барышни с ума сходят от самовлюблённых, неискренних эгоистов?
- Настя, да что в нём такого? – в отчаянии пробормотала княгиня, медленно понимая, что лучше от этих слов не станет. - Ну, подумай о себе хоть немного… Тебе так не далеко и до… -  Ольга быстро оборвала себя. Конечно, если девочка так и дальше будет «убиваться», то ей до смерти скоро, но говорить этого женщина не стала. – Если ты будешь часто ходить с мокрыми глазами, всё ронять и дрожать как осиновый лист, ты Andre не понравишься. – Каким-то не своим голосом произнесла Ольга Фёдоровне не отрывая взгляда от окна, будто говорила сейчас не она, а кто-то другой, а княгиня Вяземская просто слушала.
Тем не менее, очень скоро женщина осознала, что сказала она то единственное, что могло утешить бедную девочку, заставить перестать рыдать и вспомнить про себя.  Ольга не хотела совершенно искренне такого исхода событий, если вдруг Насте удастся понравится Вяземскому. Ни в коем случае! Тогда Настеньку будет жаль ещё больше… Она надеялась, что девочка станет вновь весёлой и живой. Вновь будет шутить и весело бегать по лестнице по утрам и начнёт заниматься французским и вышивать… И кто знает, может так она со временем и забудет про молодого князя и будет такое время, когда Настенька сама удивиться: «как это он мог быть мне люб?»

+2

10

Неверное Настенька так бы и рыдала. Ей самой казалось, что уж закончились слёзы, а плакать всё равно хочется. Бывает и так, что легче становиться после того, как душу изольёшь, а тут легче ни капли не стало. Только ещё больше грустно и даже немного тоскливо. Она же так надеялась, что Ольга Фёдоровна ей поможет, а он что-то ничего дельного и не говорила.
А Настенька продолжала:
- Да и видели бы вы с каким-то лицом он на меня смотрит! Будто ему навоз лошадиный подсунули!... И молчит!... Уж лучше бы сказал, что не так. Барыня, я бы всё сделала, как он сказал. Сказал бы: "исчезни и не появляйся на глаза", я бы так и сделала. Так нет же... всё время молчит! - Настя продолжала всхлипывать хотя по сути уже и не плакала, - Я же так хочу знать, что ж я делаю не так... Хотя бы разочек, ну один разочек сделать бы что-нибудь чтобы Андрей Григорьевич порадовался, хоть немножечко!... А он кривится, как только взглянёт на меня! Не уж-то я такая страшная, что по-другому и не посмотришь!...
И девочка зарыдала ещё больше, чем раньше и слёзы сразу нашлись... Не сразу дошло до неё то, что молвила Ольга Фёдоровна. А когда вдруг Настенька поняла весь смысл, так и плкать перестала. Подняла голову и растерянно посмотрела на княгиню:
- А что?... Правда так лучше-то будет? И забуду-то я его, да?
Она с надеждой взглянула на хозяйку, не расчитывая на отрицательный ответ.
А что? И правда!... О себе думать надо... Я-то совсем про себя забыла... Глядишь так и забуду я Андрея Григорьевича... Ой и забыть бы скорее! Чего он такой упрямый, да всё из мыслей у меня не выходит! - и тут же Настенька подумала, что не ошиблась в Ольге Фёдоровне. Она-то всё же подсказала ей как быть-то с бедой. Быть может тогда и дело пойдёт, и Андрей Григорьевич потому и кривиться.
Конечно, кому же понравится, что какая-то рёва ходит, дрожит и роняет всё! - Настя даже немного приободрилась и почувствовала себя лучше.
Уже и не хотела она понравиться Андрею Григорьевичу. Всё равно, все в один голос твердят, что ничего путного не выйдет и даже сам князь так сказал. Однако, конечно, если бы вдруг произошло так, что барин бы обратил на неё внимание, так Настенька бы прыгала от счастья. Это была её самая заветная мечта, но знала девочка, что так как она хочет, никогда не будет.

Отредактировано Настя (2012-10-28 13:23:17)

0

11

- Да. - коротко ответила Ольга и встала. Она немного хромая отошла к окну, похоже она слишком долго просидела в кресле, даже правая нога несколько затекла. Она всё думал про Настю и про Анжрея Григорьевича ич ем больше она думала об этом, тем больше жаль ей становилось Настеньку. Крестьянка так и не сказала чем он ей вдруг приглянулся, да впрочем, можно было спросить не только у неё одной: чем же он так очаровал других дам? Ведь Настя же не единственная...
Княгиня тяжело вздохнула.
"Хорошо, хоть Настя уже не убивается. Вот забудет скоро про Andre и больше не вспомнит по него." - Ольга так вообще надеялась, что это последний раз, когда они говорят о молодом князе. Очень хотелось, чтобы Настя снова стала всё время торопиться, никуда не успевать и говорить о том, что хорошо бы ещё иметь две, а то и три пары рук.
До переезда к Вяземским Настенька в свободные дни редко оставалась дома. Она часто гуляла. Иногда просто так,  зимой пропадала на катке, а летом очень долго любила гулять по улицам Петербурга. Но стоило Ольге Фёдоровне выйти замуж и переехать в этот дом, как крестьянка уже не была такой весёлой и смелой. Ольга даже могла смело утверждать, что не видела прежде как Настенька боится.
"Встретила бы она уже кого-то другого..." - устало подумала Ольга, впрочем тут же осеклась. - "А может, и не стоит?"
Безусловно так это уже не будет касаться их семьи. Но Ольге Фёдоровне всё равно будет жаль Настю, если попадётся какой-нибудь такой, как Андрей. Тогда уж лучше князь Вяземский. Так-то хоть она знает про этого человека, однако, спроси сейчас Настю, она тут же будет расхваливать Андрея всеми правдами и неправдами.
- Настя подай кофе, два прибора. - Приказала княгиня, когда заметила, что Настенька уже не так сильно плачет. - Тебе и мне. А ещё, скажи лучше, почему ты больше никуда не ходишь? У тебя свободных дней нет?
Она внимательно наблюдала за тем, как девочка поднялась и медленно поплелась на кухню и вернулась с подносом в руках. Кофейник и кружки сильно звенели – у крестьянки сильно дрожали руки, и она едва не выронила всё, когда Ольга подхватила падающий поднос.
Она приказала Насте сесть в кресло возле кофейного столика и принялась сама делать работу горничной: разливать кофе. Настя была так расстроена, что кроме кофейника и кружек более ничего не принесла. Ничего, - Ольга быстро исправила это и на столе появилась сахарница и утренние круассаны с вареньем.

+1

12

В который раз Настенька убедилась в том, что лучше  хозяйки, чем Ольги Фёдоровны нет на свете. Княгиня оказалась понимающей, выслушала девочку и оказалось, что желает Настеньке только добра, да и не против её влюблённости в Андрея Григорьевича. Пока женщина была первая, кто решилась поговорить с девочкой об этом. Все остальные в доме молчали, хоть и знали всё. Анюта совсем не затрагивала эту тему, княжна Вяземская, Наталья, тоже молчала. А Андрей Григорьевич и вовсе обходил служанку стороной с той поры.
Девочка уже прекратила плакать и начинала улыбаться. Ей сейчас стало стыдно за истерику и слёзы... И она вдруг испугалась, что кто-то может услышать.
Ну и что с того! - махнула рукой девочка, - И так все знают!
Ольга Фёдоровна приказала подать кофе. Настенька пошла исполнять приказ. На кухне она умылась водой из ведра, за что получила нагоняй от экономки. Оказывается вода предназначалась для готовки некого соуса (Настенька не знала что это такое - до сих пор французские названия казались непонятными и странными). Пришлось нести воды самой. Из-за этого девочка несколько задержалась на кухне.
Истерика была такой глубокой, что крестьянка до сих пор  не могла от неё отойти. Руки предательски дрожали из-за чего она чуть не перебила всю посуду. Ольга Фёдоровна вовремя подхватила.
Скоро мне так совсем посуду доверять перестанут... - с грустью подумала девочка, наблюдая как Ольга Фёдоровна делает её работу.
Стало неудобно из-за того, что Настя могла вообще злиться на свою хозяйку. Она же хотела только лучшего... Только добра. Девочка то и дело намеривалассь встать и закончить свою работу. Что же это такое! Уже княгиня прислуживает крестьянке!
- А можно мне к родителям поехать после Рождества? - робко поинтересовалась крестьянка, - Я же дома не была, как меня к вам забрали... Я сильно-сильно хочу их увидеть!... Только дороги боюсь... особенно ночной...
Настенька украдкой взглянула на женщину. Ей казалось, что Ольга Фёдоровна и так уж сделала непростительно много для крестьянки: и выслушала и даже на стол накрыла. За это девочку мучила совесть и поэтому она не притронулась к кофе.

0

13

Тяжело было сейчас осудить Настю. На самом деле княгине было очень жаль девочку, больше из-за того, что она страдала от сильной и неразделённой любви к князю Вяземскому, которая довела её до сильного отчаяния. Даже слова: «так нужно, крестьянка никогда не сможет быть женой князя» не помогли. Они только сделали хуже – Настенька едва не лишилась жизни. И немного иронично вышло, что спас её тот из-за кого она собиралась броситься с моста.
Конечно, можно было смело утверждать, что вины Андрея тут нет, но Ольга была уверена, что его вина тут есть и больше всего удивляло бездействие князя. «Ничего не сказал, ничего не сделал..»
Ольга ещё раз взглянула на Настю. Девочка уже успокоилась и так сильно не рыдала, жаль, что кофе не пила, впрочем, крестьянка могла просто не любить этот заморский напиток. Княгиня сама не любила даже запах, а вот недавно попробовала и теперь пьёт его даже по вечерам. Княгиня Вяземская вздохнула даже с облегчением, когда она спросила про святочную неделю.
«Ну вот и правильно! Отправиться домой, забудет про Андрея. А если повезёт, то встретит в Останкино какого-нибудь… друга…» – сомнений не было – она отпустит Настю и даже будет рада, если девочка вдруг захочет остаться дольше.
- Да, – быстро ответила она, глотнув горячего напитка, - поезжай. Когда? Сразу после Рождества? – Ольга сделала ещё несколько глотков и добро улыбнулась горничной. – Не спеши возвращаться, можешь остаться дольше, тут есть Анюта, я думаю, она вполне сможет выполнять твою работу.
Настя даже не коснулась фарфоровой кружки. Невежливо? Может быть и да, ведь Ольга сама разливала кофе, но по смущённому взгляду Настеньки не трудно было догадаться, что она очень неловко себя чувствовала в гостиной, на диване, она ведь не дворянка.
Княгине Вяземской стало немного обидно, мысли смешались, и она даже забыла расспросить о дороге.   Так женщина отставила кружку и приказала Насте всё убрать, а потом её отвлёк посыльный. Пришло письмо из Берлина, а вместе с ним посылка с довольно увесистой книгой.
Так, когда Ольга вернулась в гостиную, то Настеньки уже не было. Впрочем, как и обиды на невежество крестьянки, остался лишь горький осадок от недавнего разговора, который был уж очень непростым: не каждый раз у тебя на коленях рыдает девочка от неразделённой любви к князю.
«Боже! Пусть это будет кто угодно, но не Andre!» – Ольга возвела глаза к небу. Княгиня уже представляла себе как Настя едет в Останкино и как встречает в родных пенатах красивого молодца и забывает про Андрея.
«Нет! Как же я могла забыть?! Как она поедет одна? Зимой? Это же не один день – Останкино уж явно не на другом берегу Невы! А ещё… ещё Настенька очень боится ночи… Помню как она рассказывала о покойнике, который дрова помог везти и потом сильно напугал её, так что теперь девочка дрожит в темноте от страха. Нужно что-нибудь придумать… » – княгиня сама не заметила, как оказалась в своей спальне за столом.  Она оставила письмо и книгу в сторону и сидела, не двигаясь, думала, пока Анюта не сказала, что супруг просит её спуститься. Ольга кивнув решила обо всём рассказать мужу. 
«Он-то знает что делать.» – подумала она.

+1


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » 15.12. Мысли человека удивительно окрашивают его действия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC