Петербург. В саду геральдических роз

Объявление


Восхитительный, упоительный момент проверки на мужество, на то - чей дух крепче - человека ли отнявшего добычу, или десятков распаленных гоном собак, секунда, и...
Евгений Оболенский

Никогда в жизни еще Стрекаловой не было так страшно, как сейчас наедине с кузинами! Она даже разозлилась на себя за это. Ну что, разве съедят они ее, в самом деле? А захотят попробовать, так мы тоже кусаться умеем!
Софья Стрекалова

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Palantir



Гостевая История f.a.q. Акции Внешности Реклама Законы Библиотека Объявления Роли Занятые имена Партнеры


Система: эпизодическая
Рейтинг игры: R
Дата в игре: октябрь 1843-март 1844



07.09. Идёт набор в админ-состав!

07.07. ВНИМАНИЕ! НА ФОРУМЕ ПРОВОДИТСЯ ПЕРЕПИСЬ!

07.01. Администрация проекта от всей души поздравляет участников и гостей форума с Новым годом и Рождеством!

17.11. НАМ ПЯТЬ ЛЕТ!

14.05. Участвуем в Лотерее!

23.03. Идет набор в игру "Мафия"!

05.02. Внимание! В браузере Mozilla Firefox дизайн может отображаться некорректно, рекомендуем пользоваться другим браузером для качественного отображения оформления форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



17.12.1843 "Ne me quitte pas"

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Ne me quitte pas
Je ne vais plus pleurer
Je ne vais plus parler
Je me cacherai là
A te regarder...
...Laisse-moi devenir
L’ombre de ton ombre
L’ombre de ta main
L’ombre de ton chien
Ne me quitte pas
Ne me quitte pas

I. Участники: Владимир Неверовский, Мария Каменская.
II. Место действия: квартира Каменских в доме Лопатина (Невский проспект, 68, бельэтаж).
III. Время действия: 17 декабря 1843 года.
IV. Краткое описание сюжета: "...Не покидай меня./Я не буду больше плакать,/Я не буду больше говорить..."

Эпиграф - песня Жака Бреля "Ne me quitte pas". Описание сюжета - перевод песни.

0

2

Маленький белый букет едва уловимо пах - но не весной, а одной надеждой на неё. Протянутая рука не сразу добралась до него: прозрачная от болезни, она медленно выплыла из-под огромной шали, неуверенно коснулась полированного дерева предупредительно придвинутого ближе обычного стола и безвольно упала на вышитую салфетку. Выпуклые узоры оцарапали ладонь, и, дрожа от непривычного напряжения, пальцы прильнули к нежным лепесткам. Что это были за цветы, Мария не помнила.
Она не помнила почти ничего, ведь у её болезни был вкус крови и опия. Ложка с резко пахнущим лекарством раз за разом касалась искусанных губ, и Мария засыпала, не успев осознать реальность. Затуманенный разум не искал ответов на вопросы, вольно и невольно успевавшие просочиться в окружавшие её сумрак и духоту, не пугался царящей в доме Каменских тишины, не осознавал ни слова из долгих, напитанных страхом и отчаянием разговоров, что велись прямо за дверью. А в похожей на келью комнате тихо качалась от ветра ива, роняя серебристые листья на неподвижное лицо прикованной к постели женщины. Прятавшие её от мира простыни расступались, позволяя ласковой воде баюкать её, будто любимое дитя, обнимать нежнее влюблённого мужчины и нести далеко-далеко, на край света и ещё дальше. Отяжелевшая от вплетённых в волосы цветов голова не держалась на поверхности, и, погружаясь на дно, в непроглядную глубину, манившую долгожданным покоем, Мария любовалась, как тонут вместе с ней фиалки, маки и жгучие плети крапивы. Маки выскальзывали из распустившихся кос, кружились вокруг, танцевали у лица, и она закрывала глаза, и под веками разливалось алое.
Она помнила белоснежный мундир, испачканный кровью. Помнила метель, сквозь которую её несли к экипажу. Помнила крик, оборвавшийся так быстро, что нельзя было уже узнать, кому изменила выдержка. Помнила, что доктор Виллен был - и исчез, оставив вместо себя тёмный флакон, а после не помнила уже ничего. Агаша обтирала тёплыми полотенцами исхудавшее тело, перестилала мокрую от пота постель, прикладывала к губам ткань, пропитанную водой, а к вискам - уксусом. Явившегося на смену Даниилу Александровичу человека Мария не видела, хотя смотрела на него в упор. Но человек не сдавался, приходил снова и снова, отравлял каждую минуту существования и пугал тёмную воду, отступавшую всё дальше с тем, как убывал во флаконе опий. В день, когда за стеклянными стенками не осталось ни единой капли, вода, вчера осмеливавшаяся лишь робко дотрагиваться до щиколоток, исчезла, и всё погрузилось во мрак, жаркий и мучительный. Огонь тёк по жилам, пламя лизало лоб, и, невозможно изгибаясь на раскалённых простынях, Мария горела заживо. Неустанно взывая к кому-то, не оставлявшему её даже на пороге смерти, она была не в силах даже позвать призрак по имени, и напрасно Саша, не смевший отпустить восковую руку сестры, надеялся найти в беззвучном горячечном бреду ответы на свои вопросы.
Мария провела в постели почти три недели. Иногда она слышала, как в гостиной о чём-то говорят, то громко и гневно, то устало и встревоженно, а однажды и вовсе послышался голос почти равнодушный, ничем не выдающий заинтересованности в бедах и горестях этого дома. Иногда после этих разговоров появлялись цветы, но связать их появление с кем-то из визитёров больная была не в силах. Она не могла даже порадоваться, когда ей наконец разрешили покинуть опостылевшую кровать: Марии казалось, что она провела так всю жизнь и так же умрёт. Её не держали ноги, и не было в её жизни ничего тяжелее, чем заново учиться ходить, опираясь одной рукой на стену, а другой - на прислугу. Крохотные шажки рано или поздно обрывались, всполошившаяся Агаша звала лакеев, уносивших госпожу обратно в спальню, но с бездумным упорством графиня стремилась добраться до парадных комнат, не понимая, почему это так для неё важно. Дойдя до гостиной, она падала в кресло, безвольно уронив руки, а горничные суетливо передавали из рук в руки тёплую шаль, чашку с травяным отваром, молитослов, придвигали к ногам обитую мягким скамеечку, оберегали как могли и всё пытались сделать ещё что-нибудь. А Марии ничего не хотелось, и, кое-как поправив растрепавшиеся, липнущие к шее волосы, она молча глядела на белые цветы, а перед внутренним взором медленно проплывали восставшие из небытия кошмары.


Пояснения

В посте содержится отсылка к пьесе "Гамлет" Уильяма Шекспира.
...как тонут вместе с ней фиалки, маки и жгучие плети крапивы - здесь: фиалки - преждевременная смерть; маки - сон, смерть; крапива - боль.

+2

3

http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifНа столе догорала свеча, её причудливо оплавившийся огарок старательно хранил в себе остатки света, который тревожно мерцал, силясь своими хилыми лучами осветить темную фигуру в углу. Мужчина мял в руках письмо, свет не достигал его убежища, но этого и не требовалось, он знал каждую букву, каждый знак препинания, каждый вензель в подписи. Это письмо было приговором его несмелым надеждам. Какая злая шутка - в тот миг, когда Владимиру казалось он должен быть счастлив, все его желания и мечты были растоптаны, судьба, словно малое дитя, наигравшись со своей игрушкой и наконец доведя её до совершенства, разрушила её, подобно песочному замку.
Пальцы Неверовского бережно расправили надушенный листок, уголки его губ дрогнули, и он сделал два шага к письменному столу, позволяя дрожащему свету лизнуть его буквы:

http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif"Владимир Андреевич, прошу Вас не искать и не преследовать меня. Я не желаю ничего о вас знать. Я желаю забыть вас.
Будьте счастливы. Если сможете.
Е.В.Г."

http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifНет, он не будет преследовать её и причиной тому была не её просьба, а другая женщина. Женщина, которую он предал, женщина, которая должна была родить ему ребенка, женщина, любовь к которой он всегда носил в сердце, женщина, любви которой страшился более всего на свете... Женщина, которая умирала.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifВладимир опустился в любимое кресло, всегда уютное и удобное, его воспаленные глаза цеплялись за строчки: "Будьте счастливы. Если сможете", и он вновь ощутил в них привкус проклятия. Сможет ли он быть счастлив? Был ли он когда-то счастлив?...
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifТак проплывали дни и ночи мужчины, окутанные серым облаком липкого и влажного тумана. Он не находил себе покоя, он не знал, когда наступали дневные часы, а когда светила луна; закрывшись в келье своего кабинета, он подпускал к себе только мальчишку, который дважды, а то и трижды на дню, приносил известия из дома на Невском проспекте. Владимир жил только в это короткое мгновение, когда разрумянившийся мальчишка, еле переводя дух, произносил: "Живы. Говорят, что в горячке." Мальчик уходил и казалось, что жизни больше нет: за дверью этого кабинета, в самом кабинете, в Петербурге. Казалось ужасно странным и страшным, что люди могут жить, любить, смеяться, готовиться ко встрече нового года, когда в квартире на Невском проспекте умирает человек. И Владимиру казалось, что время уже замедляет свой ход, а вскоре должно было и вовсе остановиться - ведь не может быть мира без неё.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifНо однажды привычный текст донесения изменился: "Говорят, что графиня еще совсем слаба, но уже встает с постели..." И с этой точки время в одинокой келье добровольного отшельника и в квартире Каменских потекли по-разному: Владимиру казалось прошли века, прежде чем он услышал, что графиня достаточно окрепла, что сегодня она покинула комнату, что после утреннего чая, она нашла в себе силы пройти в гостиную... И решимость Неверовского таяла, он нестерпимо желал её видеть, дышать с ней одним воздухом, а потом прятал свою трусость за ширмой опасения навредить её шаткому здоровью своим визитом. Он знал, что ему будут не рады, знал, что двери этого дома запечатаны для него присутствием Александра и Николая, но тело рано или поздно должно следовать за сердцем и наконец окончательно решившись, выждав удобного случая, когда братья отлучатся от своей сестры, Владимир, велел подать коня.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifСвежий морозный воздух только придал решимости и когда в дверях, встретивший его лакей сообщил, что господ нет дома, а госпожа больна и не принимает, Владимир, поддавшись старой привычке, ядовито усмехнулся и грубо отодвинул слугу, оторопевшего от дерзости визитера. Когда же тот пришел в себя и попытался остановить нежданного гостя, последний уже по-хозяйски входил в комнаты. Навстречу мужчине попалась молоденькая горничная, но в ответ на её уверения, что сегодня не принимают, прямо ей в руки упали пальто и боливар.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifМне нет дела до других, а меня примут - говорил весь его вид и Неверовский смело распахнул следующие двери. В нос сразу же ударил запах, какой бывает только в больничных палатах или в домах, где умирают, он въедается в стены, одежду и кожу, становясь неотъемлемой частью его обитателей, которые наконец перестают его замечать, нечастым же посетителям он навевает страх и тоску. Тусклый свет сочился сквозь занавеси на окнах, робко освещая комнату, словно боясь потревожить хозяев дома своими слишком жизнерадостными красками морозного ослепляющего солнца. Было тихо, в кресле, чуть склонив голову, сидела женщина, она задумчиво вертела в руках белый свежий букетик, невообразимым образом возникший посреди зимы в этой нерадостной комнате, и все это казалось миражом, воспоминанием, который породил усталый мозг.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif"Что я хотел сказать? Зачем мне так нужно было её видеть?"
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifВладимир молчал и не торопился приближаться к графине, словно давая ей последнюю возможность сбежать. Но то была лишь иллюзия, поскольку  невозможно сбежать от хищника уже взявшего след и с пеной у рта, настигающего свою бедную жертву.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif"Вот она и отчего я медлю?"
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifКнязь Неверовский, которого не смогли остановить никакие запреты, правила приличия и слуги, был остановлен только одним взглядом больной женщины.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifМожет он ошибался и все это время, загнанной дичью был именно он...

Отредактировано Владимир Неверовский (2016-10-04 20:21:21)

+3

4

Приходи на меня посмотреть.
Приходи. Я живая. Мне больно.

Мария ничуть не удивилась, увидев этого человека в дверях гостиной. Когда-то она любила игры - буриме, шарады, живые картины, а сегодня память затеяла с ней собственную игру, и графиня Каменская была совершенно бессильна перед силой, многократно превосходящей её душевную стойкость. Если безумие пришло в облике мужчины, ставшего для неё всем и отнявшему - всё, значит, так тому и быть. Болезнь сломила последнее сопротивление, и разум измученной женщины погрузился в хаос. Одно видение сменялось другим, не соблюдая ни порядка, ни логики, счастье соседствовало с болью, горе - с самой большой радостью, и немудрено было перепутать их, так похожих друг на друга. Её маленький искорёженный мир, сотканный из случившегося и никогда не происходившего в действительности, почти не соприкасался с реальностью.
И всё же... Была в представшем ей видении какая-то мелочь, какая-то ошибка, не дающая принять его как должное и сдаться тяжёлому недугу. Звук удара лакированной двери о стену? Стрекот испуганной горничной? Тяжёлые шаги Агаши, спешащей на помощь госпоже? Между сведёнными на переносице бровями резко обозначились глубокие морщины, губы сжались, пальцы задрожали, силясь коснуться не шёлковой мягкости лежащих на коленях цветов, а потревожившего её покой призрака.
- Больны барыня, вдругорядь зайдите...
На бледном лице графини отразилось изумление: разве возможно, что это - тоже плод её страданий и страхов? Слуги, и пальто с бисеринками растаявшего инея, и цилиндр с полями такими широкими, что маленькие красные руки горничной едва его удерживают?
- Нет, - голос был слаб, и Марии пришлось повторить. - Нет. Я здорова.
Она не взялась бы угадать, что приковало к ней всеобщее внимание: бесстыдная ложь, от стыда за которую на лбу выступила испарина, или осмысленная речь.
- Чаю нам, - прислуга исчезла, оставляя их наедине. Цветы ласкали ладони; в горьком, пропахшем лекарствами и отчаянием воздухе повеяло горячим, и, в бессмысленной попытке защитить от его огня хотя бы букет, женщина заслонила его рукой. Сгорбившиеся плечи со всей лежащей на них тяжестью мира дрогнули. Ей следовало бы выпрямиться, подняться из кресла и встретить уготованную ей участь с гордо поднятой головой... но она не помнила, что такое гордость. Она смотрела на Владимира и боялась отвести взгляд. Казалось, стоит только моргнуть - и он исчезнет. Унесёт с собой последнюю надежду, последние уцелевшие воспоминания, в правдивости которых она была уверена, память о нём и её саму, оставив в этой гостиной лишь бесцветное, невесомое, неживое тело. Глаза её говорили о многом, но ни слова - о горечи потерь, а губы складывались в улыбку, полную боли и рабского обожания.
- Я знала, - она склонила голову к плечу, сделавшись похожей на увядающий цветок. "Я знала", - но что именно? Что он придёт? Что он не сможет отказать себе в удовольствии ещё раз видеть её? Ещё раз восхититься делом рук своих - тем, от которого за версту несёт тленом и безумием? Или что придёт именно он - тот, кого она всё ещё любит? Тот, на чьём солёном и горячем плече она прятала лицо, чьи губы пили её задыхающийся шёпот и восторженный крик? Тот, на чьих глазах грань между разумом и помешательством превращалась в лезвие, а Мария клала голову на плаху?.. И, всё же, Владимир пришёл. Незваный гость, он принёс с собой что-то очень важное, и невозможно отказать ему в благодарности за нелёгкий труд. Слово - пустяк, в сущности, на который хватит сил даже после её болезни.
- Но... Зачем?

Отредактировано Мария Каменская (2016-10-28 22:22:05)

+4

5

http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifНесколько минут Владимир стоял недвижим и казалось, что он мог простоять так целую жизнь и даже больше, казалось, что вся его жизнь прошла в этой комнате подле неё и просто не могло быть иначе. Он смотрел на женщину и был не в силах осознать того, что было время, когда он был счастлив без неё. Разве могло так получится, что он желал быть с другими женщинами? Голос графини был тих, почти неслышен, и князь Неверовский с жадностью вслушивался, в каждый звук, чтобы не упустить ни единой ноты.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif"Отчего я не пришел раньше?" - эта мысль вертелась в голове словно проклятие, с каждым новым оборотом она причиняла все большую боль. Необходимо было разорвать эту фразу, уничтожить её магию, но ведь он действительно не пришел. Не пришел ни тогда, ни после, ни еще чуть позже. А сейчас было даже позднее чем поздно, сейчас ему досталась только тень, только увядающий аромат...
Владимир чувствовал как что-то надрывалось в его душе, что-то маленькое и колючее царапало грудь, становясь шире, больше и обретая силу, оно казалось ломало ребра, выворачивало наизнанку всё нутро, стремясь обнажить внутренности.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifНеверовский не отвечал, он не был уверен, что вообще способен что-либо сказать,  к тому же она уже знала, так и он знал. Знал, что больше не позволит ей любить своего мужа, любить других мужчин, знал, что заменит собой весь её прежний мир и знал, что оставит её как только она будет докучать ему своей любовью. Но он не хотел её страданий и эгоистично желал ей скорейшей смерти, как избавление от душевных мук. Как бы это было прекрасно и весело говорить своим друзьям после бутылки крепкого вина, что молодое трепетное девичье сердце не вынесло разлуки с любимым и теперь её душа вместе с ангелами возносит хвалебные песни Богу. Как же по- юношески малодушны были эти мысли, если бы только тогда он смог понять её и свое сердце. Но тогда Неверовский жаждал свободы, признания, похвалы и легкой любви. В любви он искал только утоление своей похоти и своих мелочных желаний, не признавая за неразумной женщиной вообще права любовь как таковую. Как глупы, неразумны были его мысли.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifЧуть прихрамывая на одну ногу, Владимир все же осторожно приблизился к Марии. Она не шелохнулась, только её усталые больные глаза распахнулись шире, когда он молча опустился перед ней на колени. Растревоженное колено неистово ныло, но боль, засевшая в сердце была в стократ сильнее недуга тела.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif- Я должен был... - его голос хрипел от боли и желания. Желания, которое он боялся исполнить с тем, чтобы не спугнуть её спокойствие, не ввергнуть в очередную бездну неудержимого безумия. - Должен был.. - Его руки дрожали, когда он скользнул пальцами по складкам её платья, отыскивая её хрупкую, словно полупрозрачную ладошку. - Должен.. - Он только легка коснулся её тонких пальцев и тут же остановил свое движение, ощутив как напряглась её рука.  Взгляд мужчины переместился на белый невинный букет и он почувствовал как его сердце переполняет ненависть к этим свежим цветам, источающим сладкий аромат жизни. Сорванные, они все еще хранили в себе цветущую силу в то время, как жизнь их хозяйки стремительно угасала.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif-  Мари... моя Мари, - прошептали губы Владимира. - Прости меня. Прости. Прости, - и с каждым новым "Прости" голос мужчины обретал силу, словно он произносил заклинание, способное перечеркнуть прошлые ошибки. - Заклинаю, умоляю прости меня, - и все же он поймал её руку, захватил в плен и принялся осыпать её ладонь горячими поцелуями.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif"Если бы я мог все исправить! Господи, Боже, если бы я только мог!" - слезы катились по его щекам, но Владимир не замечая их продолжал целовать руки графини, вымаливая прощения.

+3

6

Моя, как море, безгранична нежность
И глубока любовь.

Не должно богам склоняться перед своей паствой.
От испуга вжавшись в спинку кресла, Мария следила за Владимиром, примечая и принимая любую мелочь, беззастенчиво крала каждое движение, жест и весь его образ, чтобы омывать их слезами в бесстрастной темноте петербургских ночей. Что сотворит потом её память с величайшими драгоценностями, подаренными ей сегодня? С невольной гримасой, появляющейся на лице, когда князь слишком сильно опирается на больную ногу? Или с хриплыми звуками голоса, который кажется ей слаще пения ангелов? А что останется от губ, шепчущих в её ладони: "Моя"?
- Твоя... - Вырвавшийся из уставшей груди вздох замер, не в силах справиться со страстными мольбами и полным ненависти взглядом. С каким исступлением Владимир смотрел на на её колени, на белые лепестки, чудом не почерневшие и не осыпавшиеся от одного его желания! Неловко высвободив одну руку, боясь, что он её остановит и что она уронит цветы, графиня Каменская убрала букет на стол. Этого подарка не должно было быть здесь; только не сейчас, когда свидетельство чьей-то доброты ставит между двумя ещё одного.
Замёрзшие пальцы сгорали в пламени прикосновений, и дрожь возлюбленного передавалась ей. Марию трясло в ознобе ли, от беззвучных рыданий ли, рождавшихся от душевной боли и страха, но глаза, лихорадочно блестящие от нервного возбуждения, оставались сухими. Робко, готовая в любой миг отдёрнуть руку, она коснулась обтянутых сюртуком плеч. Бледная кисть казалась ещё тоньше и белее на тёмном, почти траурном сукне, и невольно подумалось, как, должно быть, она некрасива теперь, нисколько не похожая на те руки, которые Владимир осыпал словами любви. Медленно выпрямившись, она мягким движением притянула его к себе, не веря, что он подчиняется ей, слабой, лишённой радости и жизненных сил. Едва дыша от нежданного счастья, Мария гладила его по спине и плечам, а стоящий перед ней на коленях мужчина всё твердил и твердил свои мольбы. 
- Как же простить, - горячие слёзы князя были хуже едкого щёлока. - Если я люблю тебя?..
Тяжёлая шаль сползла с плеч, коса упала на грудь, и, осмелев, Мария склонилась над ним. Сколько раз Владимир являлся ей в бредовых видениях, сколько раз целовал руки и молил о прощении? Не счесть; и столько же раз исчезал, стоило лишь получить ответ. А сегодня, представ наяву, знал ли он, что, истощив всю нежность, она желает одного: завладеть им, не оставив его даже ему самому? Знал ли, что она больна любовью к нему и очарована смертью, кружащей у её изголовья с ласковым шёпотом: "Скоро, дитя"? Но что ей за дело до того, знает Владимир или не знает, когда он здесь, в её объятиях, хрупких, как паутинка, и крепких, как вера. И, склонившись ещё ближе, она прижалась губами к его затылку и закрыла глаза.

У нее в жилах – море. И, видишь, оно мелеет.
У нее в сердце – вера. И, знаешь, она горчит.

+3

7

Сердце стонет печаль не тая,
Сердце не знает любовь без тебя.

http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifВладимир давно не испытывал большего счастья, когда губы Марии коснулись его волос. Она, склонилась над ним, как мать над нерадивым любимым ребенком и больше не в силах сдерживать себя он, как бы это не было постыдно для мужчины, разрыдался. Вся боль, тревоги, невысказанные слова  жаждали освобождения. Тело мужчины сотрясалось, словно его била сильная лихорадка, и Мария с заботой гладила его по голове, спине, легкими движениями скидывая грехи с плеч князя.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif"Почему ты меня  все еще любишь? Отчего не ненавидишь?" - стыд, раскаяние обжигали сердце, и Владимир вспомнил те далекие дни, когда ему казалось, что в лице Марии он узнал ангела. Как же он мог растоптать и оставить это божественное создание?
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif- Ты одна заполнила собой весь мой мир, - наконец произнес Неверовмкий, когда смог унять свои растревоженные чувства. - Все мои усилия были тщетны, я никогда не смог бы забыть тебя. Только не тебя! - он поцеловал запястье графини и поднял голову.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif"Я так тебя люблю! Сильнее и безнадежнее чем прежде." - говорили его глаза, но вслух он произнес другое.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif- Я так виноват перед тобой. Я тысячу раз повинен и приговорен.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifРука Владимира оставила ладонь Марии, и он протянул её, нежно прикасаясь к щеке женщины. В ответ она чуть склонила голову, ласкаясь как любила прежде, и он ощутил на своей ладони тяжесть её головы. И это ощущение было столь опьянительным, что Владимир еле сдержался, чтобы не притянуть её к себе для поцелуя. Нежданное счастье и так было столь сильно, что причиняло боль, своими же торопливыми действиями он мог пробудить их двоих от сладкого наваждения.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif"Можно ли было притворяться, что забыл, что любишь других, счастлив с другими?" - Неверовский смотрел на измученное болезнью лицо графини, бледное, словно выцветшее, и все равно не мог найти в ней изъяна. В это самое мгновение он хотел, чтобы вся она принадлежала только ему, чтобы каждая минута, каждый вздох, взгляд, улыбка принадлежали только ему. Сколько минут он уже упустил, сколько слов он потратил на других и сейчас он не желал её уступать никому, даже самой смерти.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gifПодушечками пальцем Владимир продолжал ласкать кожу женщины и он невольно подумал об их ребенке, которому не суждено было узнать ласку своих родителей, а ведь сейчас малышу было бы три года и он бегал бы по комнатам, громко улюлюкая, выпрашивая покатать его на "лошадке" или же деловито забираясь на колеи к матери в тот самый момент, когда она будет занята гостями. Это был бы самый красивый и любимый ребенок. Все это было бы возможно, если бы он постыдно не струсил и не сбежал, выбрав в угоду своей мимолетной прихоти свободу и многих других женщин. Сейчас Неверовский не помнил ни одного лица этих многих других.
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif- Прошу, не прогоняй меня, - прошептал он, приподнимаясь. Теперь обе его руки поддерживали голову графини. - Ты ведь знаешь, что я всё равно не уйду, - глядя ей прямо в глаза произнес Владимир и прозвучало это как обещание и угроза одновременно. Чуть склонив её голову он медленно приблизил свое лицо и помедлив несколько секунд прижался губами к её лбу. - Ты мой человек! Моя Мари!
http://s56.radikal.ru/i153/0909/2d/935fdc4d9541.gif"Ты всегда была только моей и принадлежишь только мне!"

Отредактировано Владимир Неверовский (2016-11-13 20:17:40)

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC