Петербург. В саду геральдических роз

Объявление


Восхитительный, упоительный момент проверки на мужество, на то - чей дух крепче - человека ли отнявшего добычу, или десятков распаленных гоном собак, секунда, и...
Евгений Оболенский

Никогда в жизни еще Стрекаловой не было так страшно, как сейчас наедине с кузинами! Она даже разозлилась на себя за это. Ну что, разве съедят они ее, в самом деле? А захотят попробовать, так мы тоже кусаться умеем!
Софья Стрекалова

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Palantir



Гостевая Сюжет ЧаВо Нужные Внешности Реклама Правила Библиотека Объявления Роли Шаблон анкеты Партнеры


Система: эпизодическая
Рейтинг игры: R
Дата в игре: 1844 год


17.11. НАМ ШЕСТЬ ЛЕТ!

12.11. На форуме проводятся технические работы, но мы по прежнему рады видеть новых игроков и старожилов.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » 4.12. Долгожданная встреча. Маркиза де ле Шенье прибыла в Петербург


4.12. Долгожданная встреча. Маркиза де ле Шенье прибыла в Петербург

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

I. Участники: Маркиза де ле Шенье, граф Шереметев
II. Место действия: Особняк графа
III. Время действия: 4 декабря 1842 года
IV. Краткое описание сюжета: Жаннет приезжает из родной Франции и наконец-то встречается с графом после долгой разлуки

0

2

Жаннет положила руку на дверцу кареты, намереваясь открыть ее, но, повинуясь внутреннему трепету, замерла, чувствуя, как краснеют от волнения щеки.
Сбывалась заветная мечта. Наслушавшись рассказов графа, Жаннет грезила Россией с детства. В томительные годы в пансионе она только и мечтала, чтобы отправиться сюда. Россия казалась ей сказкой наяву. Загадочной и непредсказуемой страной, такой непохожей на привычную Францию, такой особенной, с душевными и гостеприимными людьми. Здесь, ждала она, оправдаются самые смелые ее ожидания и мечты.
До сих пор Россия не разочаровывала ее. Жаннет проводила целые дни, жадно впиваясь глазами в красоты российских пейзажей. Они поражали ее. Сколько верст она ехала – и кругом только снег и лес, лес и снег. Разве во Франции такое увидишь? Лишь изредка встречались на пути почтовые станции и деревушки с белыми церквями. Жаннет это все казалось сказкой. Весь ее альбом был исчерчен карандашными набросками, так и просившимися на холст. Карету трясло, рука срывалась, оставляя на листе длинные карандашные росчерки, но она не могла успокоиться, пока хотя бы в нескольких штрихах не набрасывала так запавшие в душу местности.
А уж как она скучала по самому графу! С той самой минуты, как в последний раз видела его, с тех самых пор, как она поступила в пансион. Как долго они не виделись! Как-то они встретятся теперь?
Жаннет глубоко вдохнула и стремительно распахнула дверцу. Хватит сидеть, вперед, навстречу новой эре в ее жизни!
Российский мороз (кажется, здесь его называют «трескучим»?) и холодный ветер ворвались внутрь, взбодрили, и Жаннет, улыбнувшись, выскочила наружу и стремительно взбежала по ступенькам. Лакей открыл перед ней тяжелую дверь. Жаннет кивнула и, с улыбкой поблагодарив его певучим русским «Спасибо», впорхнула внутрь.
Приятное тепло охватило ее. Жаннет весело поежилась, стряхивая остатки мороза. Медленно обведя взглядом помещение, она в нерешительности остановилась посреди комнаты, и оглянулась на лакея, открывшего ей дверь.
– Добрый вечер, – она на мгновение замолчала, подбирая нужные русские слова. – Скажите графу, что приехала маркиза де ле Шенье.
– Графа нет дома-с, – отозвался лакей. – С утра изволили уехать, но скоро будут.
Жаннет в растерянности остолбенела.
Уехал? Но ведь он знал, что она сегодня приезжает… Ну, наверное, у него какие-то очень важные дела, если он так внезапно исчез. Что ж, придется подождать.

Отредактировано Альбертина де ле Шенье (2012-06-09 11:03:05)

+2

3

Иметь знаменитую фамилию иногда всё же очень хорошо, к примеру иметь особняк в 15 минутах ходьбы от царской резиденции. Хотя Эдуард, погружённый в свои мысли вряд ли бы заметил, прошёл он 5 километров или 30. Ну вот показался знакомый мост, канал скованный льдом, и мраморные колонны особняка Шереметевых.
Планы у графа сегодня были более безобидные и благочестивые, чем ругань с бывшей супругой, нагрянувший из Испании. К примеру съездить и купить подарок Жаннет, ведь завтра она должна была наконец то приехать домой. Точнее познакомится со своим новым домом, Эдуард планировал устроить небольшой вечер в её честь, созвать близких знакомых, поднять бокалы игристого вина за его приёмную дочь, и на следующий день увезти девочку в Останкино. Вся душа Эдуарда изнывала по его поместью. По его людям ожидающих приезда барина, по полям, лесам, рекам, какой там простор для сердца, души, глаз.
Эдуард на секунда унёсся в мечтах слишком далеко от реальности. И очнулся лишь у парадной, с беспокойством оглянувшись на набережную, не виднеется ли где его карета.
-Скажи подать чай мне в кабинет, и подготовьте малую гостиную. Скоро прибудут гости, - мрачным голосом возвестил он служку.
-Сир.. - принимая шляпу и пальто, слуга попытался предупредить графа.
-Не сейчас Никита, поморщившись обронил граф, всё потом.
И не вслушиваясь в сбивчивые слова служки твёрдым шагом направился в кабинет. Редко графа можно было увидеть в таком настроение! Путь его лежал как раз рядом с раскрытыми дверьми в гостиную, сначала он, можно сказать, пронёсся мимо, но что-то заставило его сделать пару шагов назад, в гостиной мелькнуло женское платье, точнее девичье. Граф с глазами полными изумления и пробуждающегося счастья разглядывал юную особу, с любопытством рассматривающую картины на стенах.
-Жанет! mon cher! vous êtes ici?* - он устремился в комнату распахивая объятья. На лице его играла счастливейшая улыбка, неприятности этого дня легко отступили на задний план. Ведь приехала его любимица!


*Моя дорогая! Ты уже здесь?

0

4

Жаннет медленно прохаживалась по гостиной, машинально скользя взглядом по развешенным по стенам картинам. Впрочем, надо признаться, картинам весьма занимательным – граф собрал в доме целую галерею. Правда, львиную долю занимали фамильные портреты. Однако мысли ее витали довольно далеко от важных сановников и графов в париках.
Жаннет волновалась. Может быть, она просто устала с дороги, но душу томило нетерпение. Когда же наконец придет граф? Жаннет невольно остановилась перед его портретом.
Где-то вдалеке как будто хлопнула дверь. Жаннет прислушалась. Нет, наверное, ей все-таки показалось. Как, как она по графу соскучилась… Как будто тысяча лет прошла с их последней встречи. Наверное, она изменилась с тех пор. Интересно, а он изменился?.. Надо постараться заговорить по-русски...
– Жаннет! mon cher! vous êtes ici?!
Жаннет резко вздрогнула и обернулась.
Нет, она не ошиблась! В распахнутых дверях стоял граф собственной персоной, с распростертыми объятиями и пресчастливым лицом! И, напрасно она сомневалась, ничуть не изменившийся!
Oh, Mon Dieu… –  выдохнула она, чувствуя, как вспыхивает и расплывается в широчайшей улыбке лицо.
Страшно захотелось завизжать, как в детстве, и вприпрыжку помчаться к дорогому другу. Последнее желание она выполнила в точности. Подскочив на месте, она с радостным криком кинулась в объятия графа.
Oh, Mon Dieu! – задыхаясь от радости, повторила она и, забыв свое желание заговорить по русски, затараторила на родном французском: – Наконец-то! Ну где вы были? Значит, вы не знали, что я приеду сегодня? Тогда понятно, почему вы меня не встретили... Я так хотела приехать, что торопила лошадей. Я посылала вперед записку, что буду раньше… Должно быть, она не дошла, или я ее опередила, впрочем, неважно, какая разница!
И, выпалив этот сумбур, смеясь, добавила:
– Ну что ж, это даже лучше. Значит, у меня получился замечательный сюрприз.

Отредактировано Альбертина де ле Шенье (2012-06-12 18:24:26)

0

5

Отправив своего кучера за Керри, Монтеррей устроилась в карете господина Шереметева, решив, в коем-то веки воспользоваться милостью мужа. Так она говорила себе, и почти себя в этом убедила. Всю дорогу, от Дворца, до особняка графа, Эмилия просидела в карете с закрытыми глазами, в надежде собрать все свои силы в кулак. Расчувствоваться сейчас, было для нее сродни поражению. Судя по сегодняшней «радушной» встречи ждать чего-либо хорошего от Эдуарда не стоит, мозгом она это понимала, но сердце надеялось совершенно на другое.  Внезапно ее тряхнуло. «Должно быть, приехали», - подумала она и выглянула в окно. Ее взору предстал особняк, чудесной архитектуры, выстроенный с любовью и вкусом. Осторожно спустившись из кареты, Эмилия проследовала в дом.
-Добрый день, - улыбнулась она слуге, - я к графу. Баронесса Монтеррей. Он меня ожидает.
Судя по быстрой реакции прислуги, ее действительно ожидали. Отдав верхнюю одежду, она сказала:
-Отведите меня к графу.
-Следуйте за мной, сударыня, – коротко произнес слуга и повел Эмилию вглубь дома. Проходя  мимо одной, из многочисленных комнат, она услышала знакомый голос. Не тот голос, что она слышала сегодня утром, а голос, в который она влюбилась много лет назад. Приостановившись у открытой двери в гостиную, Эмилия увидела Эдуарда, обнимающего по-отечески юную особу. Он находился к ней спиной и не видел застывшей на пороге женщины, а юная красавица, было не до окружающего мира. По ее лицу сразу читалась безграничная радость. «А ведь у нас сейчас могли быть дети. Как Елена...» - грустно подумала Эмилия и прислонилась к дверному косяку, с грустью наблюдая семейную идиллию. Она не могла найти в себе сил, оторвать взгляд от этой картины. Если бы не её глупость, то всё было бы иначе и не смотрела бы она сычём на то, как ее супруг по отечески обнимает чужую девушку. Он обнимал бы свою дочь. А может это был бы сын. почему нет? Женщина почувствовала, как горлу подкатывает комок, а на глазах выступают слёзы. «Слишком много впечатлений для сегодняшнего дня» - подумала она, смахивая рукой слёзы. Испанка стояла тихо, зачарованно глядя на них. Она сразу поняла, что это за девушка. Неизвестно сколько бы она пробыла незамеченной, если бы ее супруг не повернулся к ней лицом. Сообразив, что ее заметили, Эмилия ступила в комнату и с улыбкой обратилась к графу:
- И снова здравствуйте, граф. Я прибыла, как и обещала. И прощу прощения, что прерываю Вашу семейную идиллию, Вы не говорили, что у Вас кто-то будет.
Она совершенно не так представляла их встречу. Сколько ядовитых слов приветствия она придумала, но... все вышло иначе.

Отредактировано Эмилия Исабель Монтеррей (2012-06-13 12:49:18)

0

6

Описав несколько кругов по гостиной держа Жаннет в объятьях граф наконец остановился. Вглядываясь в лицо воспитанницы, он и правда был рад её приезду. Безумно рад. Это как кусочек  голубого неба в непогожий день, или утренний луч солнца пробивающийся сквозь стекло.
-Я был уверен, что ты приедешь только завтра - так же по французски отвечал граф. О, ты можешь смело наказать меня, раз я не предрёк твой приезд - он сидел на корточках перед девушкой, крепко держа её за руки.
Наконец-то! Ну где вы были? Значит, вы не знали, что я приеду сегодня? Тогда понятно, почему вы меня не встретили... Я так хотела приехать, что торопила лошадей. Я посылала вперед записку, что буду раньше… Должно быть, она не дошла, или я ее опередила, впрочем, неважно, какая разница!
И, выпалив этот сумбур, смеясь, добавила:
– Ну что ж, это даже лучше. Значит, у меня получился замечательный сюрприз.

-Жанет, Жанет - он рассмеялся, столько слов, я за тобой не успеваю - смех снова раскатился по комнате. Это самый лучший сюрприз на свете, я не мог желать большего. Ты наконец-то в Петербурге, ох, у меня просто нету слов! Как у тебя дела? Как ты доехала? Я хочу знать всё! Каждый твой день в пансионате!
Они просто смотрели друг на друга и улыбались. Это правда была сильная привязанность. И ничто уже не могло омрачить, так внезапно посветлевший день.
-Ох, я плохой опекун, ты наверно устала, и голодна! Я немедленно прикажу накрыть стол - он мгновенно поднялся на ноги и развернулся ко входу, вызывая камердинера:
-Феодосий! Фед...- но дальнейший распоряжения так и остались тайной, так как в дверях он увидел Эмилию.
- И снова здравствуйте, граф. Я прибыла, как и обещала. И прощу прощения, что прерываю Вашу семейную идиллию, Вы не говорили, что у Вас кто-то будет.
Лицо графа мгновенно омрачилось, улыбка слетела с уст, как быстрокрылая бабочка, улетая туда, ближе к теплу и свету, подальше от этой холодности.
-Баронесса, - он на секунду замолчал, пытаясь привести мысли в порядок, такая смена настроения не была привычна графу. "Её фраза... она могла бы убрать желчь и это никчёмную иронию, совсем ни к месту" - Я рад вашему прибытию. Он снова взял себя  в руки, просто радушный хозяин. Прошу знакомьтесь, он приобнял Жаннет за плечи подводя к Эмилие. Маркиза Альбертина Мари Жаннет де ле Шенье, моя приёмная дочь, а это баронесса Эмилия Исабель Монтеррей, моя давняя знакомая. Тон его был вычурно вежливым и холодным. Я собирался приказать подать завтрак, вы составите нам компанию? Он пристально посмотрел на Эмилию, его взгляд отчетливо говорил - "не смейте начинать наш разговор при девочке". Прервав обмен пламенными взглядами, в комнату чинно вошёл Феодосий.
-Ваш ся-тельство, звали?
-Да, Фед, вели приготовить комнату Маризе, ту что я тебе недавно показывал, так же приготовь место и для её гувернантки. - Приготовление к приезду маркизы начались уже довольно давно, Эдуард задался мыслью переделать весь дом, что бы Жаннет было здесь комфортно, многие комнаты обрели французский стиль, а всё восточное крыло было заново отреставрировано и заставлено совершенно новой мебелью, это было крыло Жаннет, здесь граф продемонстрировал своим слугам всю вредность своего характера, он желал, что бы там всё было идеально!
-И накрой в малой столовой, у нас ещё гостья.
-Столовая уже готова, - Фед молча поклонился, сейчас поставлю ещё один прибор.
-Хорошо, Эдуард кивнул и повернулся к Жаннет. - Дамы, прошу вас к столу, и взяв девочку под руку повёл в другую комнату.

+1

7

Граф внезапно так закружил Жаннет по комнате, что она даже на мгновение потеряла ориентацию в пространстве. Видимо, теперь настала очередь графа тараторить, ибо он разразился целым потоком восторженных слов.
– О, ты можешь смело наказать меня, раз я не предрёк твой приезд… - Это самый лучший сюрприз на свете… Как у тебя дела? Как ты доехала? Я хочу знать всё! Каждый твой день в пансионате!
Все прекрасно, если бы вы знали, до чего все прекрасно! – со смехом заявила она. Мир действительно играл вокруг яркими красками, солнечным светом. – Дорога была великолепна, я все больше влюбляюсь в Россию! В пансионе… Да что говорить об этом пансионе, там было невыносимо скучно! Лучше вы расскажите, чем вы жили без меня? Уж вам-то точно есть что рассказать, и не говорите, что это не так!
Вместо ответа граф опустился на корточки, взял ее руки в свои и устремил на нее невыразимо счастливый взгляд.
Жаннет молча улыбнулась, глядя ему в глаза. Да, слова подождут. Mon Dieu, как хорошо… Сейчас она уже удивлялась своему волнению перед встречей. Чего она боялась? Все оказалось так просто, так прекрасно!
Внезапно он снова сорвался с места.
-Ох, я плохой опекун, ты наверно устала, и голодна! Я немедленно прикажу накрыть стол. Феодосий! Фед...
И, не успела она его остановить, как он бросился к дверям… И замер.
На пороге стояла незнакомая женщина с взволнованным и немного растерянным лицом, с любезной, но несколько натянутой улыбкой на губах. Черты ее лица выдавали в ней жительницу южных стран – Италии, может быть… или Испании? Наверное, все-таки Испании…
- И снова здравствуйте, граф. Я прибыла, как и обещала. И прощу прощения, что прерываю Вашу семейную идиллию, Вы не говорили, что у Вас кто-то будет, – голос ее дрогнул пару раз.
Жаннет стало неловко. Быть может,  это они своей семейной сценой  так ее смутили? Она хотела обратиться к гостье, но стоило ей слегка оглянуться на графа, и слова застряли у нее в горле.
Какое лицо… Холодное, хмурое, отчужденное, почти злое. А ведь он только что не помнил себя от счастья… Жаннет, смешавшись, покусала губу. Какая разительная перемена! Вообще, Жаннет знала, что у него бывают перепады в настроении, но с посторонними он обычно держал себя любезно. Неужели из-за этой гостьи он так взбесился? Чем эта изящная дама могла ему насолить?!.. Жаннет мельком взглянула на нее, снова на графа. Немая сцена. Что-то происходит…
Баронесса, Я рад вашему прибытию, – его тон ясно говорил об обратном. Однако он слегка приблизился к гостье, увлекая Жаннет за собой. – Маркиза Альбертина Мари Жаннет де ле Шенье, моя приёмная дочь, а это баронесса Эмилия Исабель Монтеррей, моя давняя знакомая. Я собирался приказать подать завтрак, вы составите нам компанию?
Его глаза сверкнули, лицо напряглось. Женщина ответила ему огненным взглядом. Они явно что-то сказали этим друг другу…
Жаннет внимательно посмотрела в глаза баронессе, ожидая, что она станет делать. Вообще, Жаннет чувствовала себя, мягко говоря, неуютно. Она явно становилась свидетельницей какой-то назревающей сцены. Баронесса слишком откровенно была неприятна графу, он ее явно тоже не слишком прельщал… Может быть, она вообще здесь лишняя? Может быть, нужно извиниться и уйти?
Однако уйти она не успела, так как на зов графа явился тот забавный слуга, что проводил ее в гостиную и по ее просьбе распорядился насчет вещей. (Как граф его назвал? Фе-о… Фед, кажется? Какое сложное русское имя…) и сообщил, что стол уже накрыт. Жаннет еще раз бросила взгляд на графа, он уже увлекал ее в столовую. Жаннет раздирало желание немедленно спросить графа о подробностях, но баронесса была рядом и обязательно бы услышала.
Вдруг ей пришла в голову мысль, прямо противоположная той, что только что заставляла ее оставить их. Может быть, ее присутствие напротив избавляет графа от чего-то неприятного?
Эта мысль так облегчила душу, что Жаннет повеселела и, наконец, решилась обратиться к гостье. Но все-таки интересно, что происходит между ней и графом? За что он ее так ненавидит? Кстати, она красивая...
Мне очень приятно с вами познакомиться, баронесса, – Жаннет приветливо улыбнулась. – Друзья графа – мои друзья. Вы давно в России? Я вот приехала только сегодня. Мне Россия чрезвычайно понравилась, а вам?
Что-то подсказывало, что светскую беседу придется поддерживать ей. Слишком уж угрюм был граф.

Отредактировано Альбертина де ле Шенье (2012-06-13 09:34:07)

+2

8

Немая сцена, разыгравшаяся в тот момент в гостиной, позабавила даже Эмилию, успевшую прийти в себя после первого шока. Ее лицо в этот момент стало непроницаемой маской учтивости, с трудом, но все же скрывающей истинные чувства. Сейчас ей хотелось разорвать графа на куски. До такой степени ее взбесил столь резкий перепад в его настроении. Такой любящий и нежный с приемной дочерью и такой  холодный и презрительный с ней. Она не могла больше выносить такое отношение, но была вынуждена  прикрываться маской доброжелательности. Эмми не хотела устраивать еще один концерт при посторонних. «Не за чем юной наивной девице портить свое представление о браке» - подумала она и улыбнулась девушке, которую сейчас ей представляли. «Настолько давняя, что ты до сих пор бледнеешь при моем появлении» - едко заметила про себя Монтеррей, в очередной раз, затолкав самый дальний угол все свои романтические чувства.
-Buenos días, - она снова улыбнулась девушке и протянула руку, - мне очень приятно с Вами познакомиться, маркиза.
- Я собирался приказать подать завтрак, вы составите нам компанию?  - наигранно вежливым тоном произнес Эдуард. Весь его внешний вид говорил об обратном, а по взгляду явно читалось, что он не хотел, чтобы девочка стала свидетелем семейной сцены. «Неужели и вправду он считает меня законченной идиоткой?» - подумала Эмилия и бросила на него насмешливый взгляд, явно выражающий то, что ей абсолютно плевать на то, что подумает о ней, а уж тем более о нем девушка. Нет, она естественно не собиралась впутывать еще и ее в это дело, Монтеррей хватало и Варвары, но досадить мужу, заставить его чувствовать себя на иголках весь обед Эмилия считала делом обязательным.
-Вы так добры, Ваше сиятельство, что я не имею право отказать Вам, - одарила она улыбкой графа. Пока он отдавал распоряжения на счет столовой, женщина рассматривала девушку. Темные волосы, скромно убранные в пучок на затылке, блестящие темные глаза, миловидное личико, фигура античной богини… словом девушка была просто красавицей и могла составить удачную партию любому. Она поймала на себе взгляд девушки и мило улыбнулась ей.
- Дамы, прошу вас к столу, - сказал Эдуард и взяв девочку под руку повёл в другую комнату. Первым порывом Эмили, было желание взять Эдуарда под свободную руку, но вовремя удержав себя от столь откровенного проявления чувств, Монтеррей последовала за ними, отставая от них на пару шагов.
– Друзья графа – мои друзья. Вы давно в России? Я вот приехала только сегодня. Мне Россия чрезвычайно понравилась, а вам? – обратилась девушка уже в столовой за столом. «Родственники графа - мои родственники» - усмехнулась про себя женщина.
- В России я всего пару месяцев, - улыбнулась Эмилия, - моей подруге, и ее дочери, во что бы то ни стало захотелось побывать в России. А я была рада ее сопровождать, поскольку мне очень хотелось повидать друзей из России, с которыми мы познакомились на водах, - она бросила взгляд на Эдуарда, но так и не поняла, что выражало его лицо, недовольство, презрение или еще что? – О! мне очень нравится здесь! Такие добрые люди, что просто не хочется уезжать. А природа? Местная природа просто прекрасна! Столько снега я еще не видела! – восторженно произнесла Эмми, - Первое место, где я побывала – это был Михайловский театр. - она на секунду замолчала и тут же продолжила, - Кстати, послезавтра там дают чудесную постановку! Вы любите театр? – осведомилась женщина и улыбнулась, - Вам обязательно должно понравиться.  И если граф не будет против, - Эмилия снова бросила на него ехидный взгляд, - то Вы можете к нам присоединиться. Там будут и графиня Энгельгардт с дочерью и княжна Нелидова. Очень интересные собеседницы и прекрасные дамы. – она улыбнулась девушке, - Кстати, Татьяна Энгельгардт, должна быть вашей ровесницей. Очень милая девушка. Ведь так граф? – Монтеррей смотрела на Эдуарда смеющимся взглядом. «Интересно? Что он сейчас чувствует?» - она поймала себя на мысли, что ее забавляет наблюдать за реакцией супруга. – господин Шереметев, Вы окажите нам большую честь согласившись составить нам компанию, - лукаво улыбнувшись добавила Эмилия, - насколько я помню, раньше Вы любили театр. Вы помните «Эдем»? Помниться я была в восторге от этой постановки. Приглашая девушку в театр, Эмилия была уверена, что граф подумает о каких-то корыстных целях. Да, подружиться с его воспитанницей, было чересчур заманчивой идеей, но в данный момент Эмилия действовала от чистого сердца. С первых минут знакомства, она прониклась симпатией к девушке.  Ей действительно хотелось пообщаться с этой юной особой, и желательно где-нибудь подальше, где не будет этих уничижающих взглядов после каждой ее фразы обращенной к маркизе.

off

Офф: обед идет. Я не все время болтаю х) ну не люблю я описывать процесс трапезы х)

0

9

Мне очень нравится здесь! Такие добрые люди, что просто не хочется уезжать. А природа? Местная природа просто прекрасна! Столько снега я еще не видела! – с улыбкой и, кажется, охотно отозвалась гостья.
Баронесса, да вы просто читаете мои мысли! – радостно встрепенулась Жаннет. – Я тоже именно это думаю! Я весь альбом изрисовала местной природой… – она смущенно улыбнулась.
Тем временем баронесса кинула скользящий взгляд на графа. Жаннет проследила за ним. В нем что-то читалось – что? Не то игривость, не то лукавство – или вовсе насмешка… Граф хранил непроницаемое молчание, да и по лицу его нельзя было понять, что он думает и чувствует.
Несмотря на то, что ей было не очень комфортно среди этого обмена взглядами, ей хотелось рассмеяться. Как-то странно было сидеть за столом, бросаться какими-то таинственными взорами, прятать за ними что-то… В отличие от многих девушек ее лет Жаннет не любила недомолвок и тайн. Нет, едва гостья уйдет, она обязательно расспросит графа об их с баронессой отношениях. Должно быть, он не захочет говорить, иначе сказал бы ей сразу, а не ломал эту комедию… Но она не даст ему уйти от ответа!
Тем временем баронесса заговорила о театре.
Вы любите театр? – поинтересовалась она. – Вы можете к нам присоединиться… Там будут и графиня Энгельгардт с дочерью и княжна Нелидова…
Жаннет слегка вздрогнула и мгновенно забыла об этой игре взглядов.
Театр! – восхищенно выдохнула она. – Я действительно его люблю! Это так любезно с вашей стороны – пригласить меня! Если только граф позволит мне… Вы ведь позволите? Я знаю, что позволите! – она стремительно обернулась к нему, устремляя самый умоляющий взгляд, и быстро добавила: – И разумеется, вам стоит пойти с нами!
Граф медлил, по-прежнему бросая в сторону гостьи уничтожающие взгляды. Жаннет же в нетерпении услышать положительный ответ даже забыла есть. Неужели не разрешит из-за того, что у него нелады с этой дамой? А между тем попасть в театр ей хотелось не только потому, что она страстно любила музыку. Это было великолепным шансом открыть для себя большой Петербург, завести новые знакомства – Жаннет любила новых людей. И между тем она была почти уверена, что сам граф составить компанию баронессе откажется. Стыдно было себе признаться, но она была бы даже рада такому повороту – оказаться на спектакле свидетельницей еще и нового театра взглядов ей совсем не хотелось.

офф

Думаю, теперь очередь графа. Надеюсь, он все-таки даст позволение любимой воспитаннице?)

Отредактировано Альбертина де ле Шенье (2012-06-13 18:37:56)

+1

10

*

Ну вот прям взъелись вы на взгляды графа ==

За столом царила самая дружественная атмосфера, ну так казалась, судя по разговорам, восторженным словам, весёлому смеху. Эдуард тоже не скрывал улыбку. Сияющее лицо Жаннет не могло его не радовать. А мучить себя и портить настроение окружающим сверля взглядом супругу и отвечая лишь бурчание под нос, он не был намерен.
Театр – Я действительно его люблю! Это так любезно с вашей стороны – пригласить меня! Если только граф позволит мне… Вы ведь позволите? Я знаю, что позволите! И разумеется, вам стоит пойти с нами!
-Ну что ты, Жаннет. Не выставляй меня тираном, разве я вправе запретить получить тебе радость! Притом я и сам подумывал отвести тебя туда. Я думаю тебе не терпится скорее увидеть свет Петербурга. - он добродушно улыбнулся.
насколько я помню, раньше Вы любили театр. Вы помните «Эдем»? Помниться я была в восторге от этой постановки.
-Любили театр вы, баронесса, я лишь не хотел отказывать вам в этом удовольствие - странно, но он и правда будто успокоился, его тон, глаза, всё было спокойным и умиротворённом. Будто некоторое время назад они не выливали друг на друга яда. На самом деле, что представляет его ненависть к Эмилии? Если заглянуть много глубже, то можно увидеть весьма непредсказуемый ответ. Что он помнил: горячая страсть, любовь, хотя нет, теперь это слово представлялось ему совсем иначе. Скоропостижный брак, разочарование, обида, а потом пустота...щемящая и болезненная, но всего лишь пустота. Не ненависть заливать ходил Эдуард в бары Лондона, а искал что-то, что могло бы заполнить эту пустоту. И однажды нашёл...
-Я планировал устроить прежде небольшой вечер для близких друзей, в твою честь, Петербург просто разрывался от сплетен про мою персону, надо наконец открыть тайну, что за юная особа заставила меня так скоро перебраться в столицу. - он глотнул немного вина. На самом деле он не очень хотел показывать Жаннет свету, ему казалось что тонущая в грязи знать Петербурга потянет за собой и девочку. Но увидев глаза Жаннет, когда разговор зашёл о театре и как она рада новому знакомству. Он понял что лишить её общества в угоду своим страхам, будет нечестно.
Девушки продолжали щебетать. Графа немного беспокоило их знакомство. Ему была неприятна мысль, что Жаннет может найти в Эмилии хорошую подругу, он боялся...он ещё помнил какой она была тогда, в безумии. И кто знает, не захочет ли она отомстить ему таким образом. Но он решил оставить это на потом, он всегда может увести Жаннет в Останкино, и их знакомство прервётся. А Жаннет, Жаннет его сможет понять.

+1

11

off

Как все, оказывается, хорошо! прыгает от радости Дружественная атмосфера превыше всего!

Граф обернулся, и Жаннет тотчас поняла, что опасения ее были напрасны. К нему вернулось добродушное настроение, он снова стал таким, каким был, когда только увидел ее – улыбался, был спокоен и счастлив. Жаннет просияла. Как хорошо, что он оставил свой холодный тон! Ей доставляло неизмеримую радость видеть его довольным и счастливым. Что может быть лучше, чем хорошее настроение близких друзей!
Ну что ты, Жаннет. Не выставляй меня тираном, разве я вправе запретить получить тебе радость! Притом я и сам подумывал отвести тебя туда…
Спасибо, спасибо, спасибо! – Жаннет радостно рассмеялась. Намечался чудесный вечер!
Между тем граф обменялся репликами с баронессой. Они вели себя, как старые друзья. Жаннет с удовольствием прислушалась к ним. Атмосфера царила теперь такая, как будто и не было этого холодного приема их гостьи. Может быть, ей вообще показалось? Нет, наверное, граф просто огорчился, что она прервала их встречу. Что ж, это замечательно! А она-то напридумывала себе…
Я планировал устроить прежде небольшой вечер для близких друзей, в твою честь, Петербург просто разрывался от сплетен про мою персону, надо наконец открыть тайну, что за юная особа заставила меня так скоро перебраться в столицу.
Oh, mon Dieu! – Жаннет снова прибегла к любимому возгласу, всякий раз вырывавшемуся у нее в минуты волнения или восторга. Поддавшись переполнявшим ее эмоциям, она бросилась к графу, чмокнула его в щеку и тут же, смутившись своего порыва, неловко улыбнулась. – Вы с баронессой просто сговорились меня радовать! Кстати, неужели я и правда стала столь таинственной персоной? – Жаннет рассмеялась. – Надо поскорее всем представиться всем, не люблю тайн. Вечер, театр – это все так чудесно! Кстати, баронесса, – Жаннет немного смутилась, но, желая хоть чем-нибудь отблагодарить новую подругу за приглашение, предложила: – Хотите, я напишу ваш портрет? – и, боясь, что она откажется, торопливо добавила: – Вы можете позировать мне на следующий день после театра.

Отредактировано Альбертина де ле Шенье (2012-06-14 14:31:01)

+1

12

«Разрешит, не разрешит?» - терялась в догадках Монтеррей. Она ставила один к ста, что он позволит своей любимой воспитаннице отправится в театр в такой «неподобающей компании». Но с другой стороны компанию госпожи Нелидовой, невозможно было назвать неподобающей. Да и графини Энгельгардт весьма достойные дамы. Ну и конечно же, он не сможет отказать своей любимице.
-Ну что ты, Жаннет. Не выставляй меня тираном, разве я вправе запретить получить тебе радость! Притом я и сам подумывал отвести тебя туда. Я думаю тебе не терпится скорее увидеть свет Петербурга. - он добродушно улыбнулся. Если бы Эми было пятнадцать лет, то она наверняка бы передразнила Эдуарда, так смешон он показался ей в этот момент. «Ну что ты, Жаннет. Не выставляй меня тираном» - передразнила мысленно она, - «А кто ты? Тиран и есть Тиран»
– Спасибо, спасибо, спасибо! – Жаннет радостно рассмеялась. «Ну хоть кто-то рад этому фарсу» - скептично подумала Монтеррей, подцепляя вилкой кусочек мяса.
-Любили театр вы, баронесса, я лишь не хотел отказывать вам в этом удовольствие, - в его тоне Эмили послышалась насмешка, но все же весь его вид выражал умиротворение и спокойствие.
-Вы коварный мужчина, Эдуард, - улыбнулась Эмилия супругу, - надеюсь, на этот раз Вы не сможете снова отказать мне в этом удовольствии. Она бросила взгляд на Жаннет. Девочка выглядела более чем радостно. «Как хорошо быть иногда в неведении касательно некоторых вещей» Женщина снова уткнулась взглядом в свою тарелку. Она удивлялась себе. Как такое может быть? Она, еще пару часов назад, бившаяся в истерике, сейчас сидела спокойная как воды Невы в погожий день, улыбалась и спокойно разговаривала с графом.
-Я планировал устроить прежде небольшой вечер для близких друзей, в твою честь, Петербург просто разрывался от сплетен про мою персону, надо наконец открыть тайну, что за юная особа заставила меня так скоро перебраться в столицу. – прервал граф ее размышления. «Меня больше интересует какой черт заставил тебя бежать от меня» - раздражаясь подумала она, но все же, заглянув ему в глаза, с улыбкой отметила:
-Тайны для того и нужны граф, чтобы кто-то хотел их разгадать. В ответ на его реплику послышалось веселое щебетание его воспитанницы. Эту девочку по истине можно было назвать лучом света в темном царстве. Эмилия была готова поклясться, что без нее этот дом походил бы на склеп. Девушка, словно канарейка сорвалась со своего места и в порыве чувств бросилась к графу с поцелуями. Где-то в глубине души Эми царапнул коготок ревности, но она тут же задушила в себе этот порыв, продолжала улыбаться, глядя на эту счастливую сцену.
-… Кстати, баронесса… - девушка немного смутилась.
-Можете меня звать просто Эмилией, если угодно, - с улыбкой вставила испанка, а тем временем Жаннетт продолжила:
– Хотите, я напишу ваш портрет? Вы можете позировать мне на следующий день после театра.
Сказать, что Эмилия была удивлена, значит ничего не сказать. Она вскинула бровь и вопросительно взглянула на девушку. Она не была готова к такому развитию событий. Но она не могла отрицать, что была рада этому предложению. После секундной паузы Эмилия воскликнула:
-¡Oh! ¡Me encanta!(О! Я в восторге!) – она бросила взгляд на графа, - Если граф не откажет мне в гостеприимстве, то я с удовольствием попозирую Вам на следующей неделе. Она поймала себя на мысли, что непрочь была бы получить еще одну возможность встретиться с графом.
***
Когда обед подошел к концу, испанка с улыбкой сказала:
- Граф, благодарю за обед, он был чудесен, - обратилась она к мужу, после чего перевела взгляд на Жаннет, - маркиза, надеюсь я не сильно Вас огорчу, если украду графа ненадолго? Произнеся это, Эмилия снова обратилась к мужу, - Господин Шереметев, мы можем поговорить наедине?

+1

13

Можете меня звать просто Эмилией, если угодно, – неожиданно предложила баронесса.
Жаннет изумилась. Она не ожидала, что баронесса, с которой они едва знакомы, так охотно пойдет на сближение с ней. Но и радоваться тут было чему. Все сердце Жаннет безмерно ликовало, что, не успев переступить порог нового дома, она уже нашла подругу.
Это честь для меня, – улыбнулась она. – В таком случае, и вы тоже зовите меня Жаннет.
Видимо, того, что Жаннет захочет написать портрет, баронесса совсем не ждала, так как на ее лице отразилось сильное удивление. Жаннет невольно улыбнулась. Да, действительно, есть отчего, все-таки ее предложение прозвучало весьма внезапно.
-¡Oh! ¡Me encanta! Если граф не откажет мне в гостеприимстве, то я с удовольствием попозирую Вам на следующей неделе, – наконец отозвалась Эмилия.
Прекрасно! – Жаннет окончательно развеселилась. – Полагаю, граф согласится!
Обед заканчивался. Жаннет оглянулась на баронессу и на графа. Оба, кажется, о чем-то слегка задумались.
- Граф, благодарю за обед, он был чудесен. Маркиза, надеюсь я не сильно Вас огорчу, если украду графа ненадолго? Господин Шереметев, мы можем поговорить наедине? – внезапно спросила баронесса.
Жаннет спохватилась. Должно быть, она задержала их – ведь баронесса вошла со словами о том, что они с графом договаривались о ее визите. Жаннет, не дожидаясь, пока граф что-либо ответит, поспешно встала.
Конечно… Эмилия, – кивнула она. – Разумеется. Я, пожалуй, тоже пойду к себе. Нужно обустроиться на новом месте. До встречи, баронесса.
И, кивнув обоим, она стремительно вышла из столовой.
Впечатления переполняли ее. Сколько всего сразу! Она никак не ожидала, что первый же день в России принесет столько прекрасных событий. А впереди было еще больше!
На секунду она задержалась возле двери. Очень хотелось узнать, о чем же баронесса с графом собираются говорить, но, быстро подавив неуместное любопытство, отправилась искать свою комнату.

+1

14

Что ж, обед прошёл тихо спокойно, опасные темы не были затронуты, а Эдуард и Эмилия, не смотря на общее, довольно неприятно прошлое вели себя, как просто хорошие друзья.
-Вы коварный мужчина, Эдуард, - улыбнулась Эмилия супругу, - надеюсь, на этот раз Вы не сможете снова отказать мне в этом удовольствии.
-Боюсь, что дела не позволят мне составить вам компанию, но уверен это не сильно вас огорчит. Театр, ложь как на сцене так и среди публики. Граф не был любителем таких увеселений, потому всегда, по мере возможности старался избежать таких светских раутов. Теперь же, особенно с Эмилией, нет, увольте.
Тайны для того и нужны граф, чтобы кто-то хотел их разгадать.
-Возможно, баронесса, возможно. Некоторые тайны всё же достойны быть скрытыми, думал граф, и есть множество причин для этого, но большей частью выступает человеческая трусость, перед обществом, перед самим собой.
-¡Oh! ¡Me encanta!(О! Я в восторге!) – она бросила взгляд на графа, - Если граф не откажет мне в гостеприимстве, то я с удовольствием попозирую Вам на следующей неделе.
Граф остро взглянул на Эмилию, обед был не лучшей идеей, он надеялся после сегодняшнего разговора, сократить их общение до минимума, приветствие на балах, не выходя за рамки приличия. Оставалось лишь надеяться, что Жаннет найдёт себе новых подруг, и графу не придётся часто видеться в своём же доме с бывшей супругой.
Прекрасно! – Жаннет окончательно развеселилась. – Полагаю, граф согласится!
-Любая твоя прихоть, дорогая Жаннет - граф снова улыбнулся.
Граф, благодарю за обед, он был чудесен, - обратилась она к мужу, после чего перевела взгляд на Жаннет, - маркиза, надеюсь я не сильно Вас огорчу, если украду графа ненадолго? Произнеся это, Эмилия снова обратилась к мужу, - Господин Шереметев, мы можем поговорить наедине?
Эдуард вздохнул, в мечтах этого разговора и не существовало. Он поднялся со стула
-Да, думаю стоит пройти ко мне в кабинет
– Конечно… Эмилия, – кивнула она. – Разумеется. Я, пожалуй, тоже пойду к себе. Нужно обустроиться на новом месте. До встречи, баронесса.
-Жаннет, отдыхай, я зайду к тебе чуть позже, Фед поможет тебе во всём - он с улыбкой проводил удаляющуюся девушку.
-Прошу за мной, баронесса, - граф направился к дубовой двери, что вела в его кабинет, войдя туда, он указал на кресло, предлагая Эмилии сесть. Всё эмоции сошли на нет, гнев первой встречи, радость от приезда Жаннет, сейчас лишь деловая сосредоточенность, как будто решается сделка о покупке земли, или о новых скакунах.
-Думаю одной из целей вашего приезда в Россию и был этот разговор, потому порошу, задавайте свои вопросы, надеюсь я смогу удовлетворить ваше любопытство. Он зашёл за свой стол и остановился там, устало разглядывая бумаги.

+1

15

Расскажи — каково быть брошенной,
Самым лучшим, любимым преданной?
Засыпать, вспоминая прошлое,
В своем сердце хранить Вселенную?
Расскажи — каково быть девочкой,
С чутким сердцем, с душой отважною,
Утонувшей в любви доверчиво
И сгоревшею в ней же заживо?
Расскажи — каково быть раненой
Всего словом, всего мгновением?
Ненавидеть его так пламенно,
Но в глазах находить спасение?
И мечтать, засыпая вечером,
Чтобы сердце больное зажило...
Расскажи — каково быть девочкой,
В своих чувствах сгоревшей заживо?

– Конечно… Эмилия, – кивнула она. – Разумеется. Я, пожалуй, тоже пойду к себе. Нужно обустроиться на новом месте. До встречи, баронесса.
«А она умная девочка, - довольно подумала баронесса и обратилась к Жаннет с доброжелательной улыбкой:
-До встречи, маркиза. Очень надеюсь увидеть Вас в театре, - она бросила наиграно разочарованный взгляд на супруга, - Жаль Вы не сможете посетить эту замечательную постановку вместе с нами.
Эдуард же глубоко вздохнув, встал со стула и произнес:
-Да, думаю стоит пройти ко мне в кабинет.
-Да, так будет лучше, - мило улыбнулась Эмилия Эдуарду, взглядом наблюдая за удаляющейся девушкой.
-Прошу за мной, баронесса, - граф направился к дубовой двери.
«Как желаете, сударь» - ядовито подумала она и последовала за ним, шелестя юбками. «Каков подлец! – раздражаясь, думала Монтеррей, - лжец, лицемер… - продолжала она крестить его про себя на все лады.  С удалением Жаннетт, все негативные чувства, так старательно сдерживаемые ей в присутствии девушки, - вновь стали порываться выйти из-под контроля. В ней снова начали бороться противоречивые  чувства. «Держи себя в руках Эмилия» - умоляюще просила она себя, входя в кабинет. Эдуард жестом предложил ей присесть, но женщина, продолжала стоять, вперив в него злобный взгляд. Не переставая, смотря ему в глаза, испанке стало казаться, что она потихоньку начинает сдавать свои позиции, постепенно растворяясь в его бездонных глазах. «Что ты делаешь?!» - злобно прошептал внутренний голос, и она моргнув в миг, освободилась от чар этих глаз.
-Думаю одной из целей вашего приезда в Россию и был этот разговор, потому порошу, задавайте свои вопросы, надеюсь, я смогу удовлетворить ваше любопытство.
Он зашёл за свой стол и остановился там, устало разглядывая бумаги. «Какое равнодушие! И… И какое самодовольство! Или… или это только маска?» - раздраженно подумала она, и в ее глазах снова заплясал огонек ненависти, грозящий перерасти в пожар. Она коварно улыбнулась и сделала шаг по направлению к нему. В этот момент она напоминала кошку, затаившуюся на охоте и, забавляясь изучением добычи, прежде чем схватить.
-Вы правы сударь… - начала она и снова улыбнулась той же улыбкой, - одной из причин посетить Петербург, действительно было неумолимое желание увидеть Вас, - она чуть пошевелила пальцами. Ей казалось, что еще чуть-чуть и они онемеют, - А знаете для чего? – она насмешливо посмотрела ему в глаза, продолжая подходить к нему все ближе, - Знаете?  - повторила она снова, будучи уже на расстоянии вытянутой руки от него, - чтобы сделать вот это!Ещё один шаг, глаза смотрят в глаза, ее кончики пальцев  едва поводят по скуле и щеке мужчины. Коснувшись его, она ощутила подобие электрического разряда, и чуть было не одернула руку, но удержав этот первый порыв, Эмилия «собрала в кулак» всю свою злобу, накопившуюся за долгие восемь лет и, размахнувшись, ударила его по щеке. Одним жестом, одной пощечиной, она выразила все то, что не могла сказать словами, все то, что копилось в ее измученной душе долгие годы, не находя выхода.  Рука горела, как обожженная, а в душе начинал разгораться пламя гнева, грозящее перерасти в пожар. Сделав шаг назад, женщина, нагло взглянув на мужа, произнесла спокойным и довольным тоном:
-А вот теперь, сударь, мы можем и поговорить.
____________________

небольшая иллюстрация)

http://25.media.tumblr.com/tumblr_m9fdrhN1li1qbgi86o1_500.gif

Отредактировано Эмилия Исабель Монтеррей (2012-09-09 11:14:36)

+1

16

Ну уж если быть честным самим  с собой, он не ожидал такого, ничего не наводило его на мысль, что Эмилия может позволить себе такое. Но с другой стороны, как он уже понял, это было весьма ожидаемо, они очень по разному смотрели на события случившиеся в их общем прошлом. Каждый винил вторую "половинку". И каждый считал себя правым. Может быть в другой ситуации граф бы уступил, и выслушав претензии к себе, постарался вычеркнуть всё неприятное из памяти, но он чувствовал себя оскорблённым, была задета его честь, его душа, его сердце, он слишком долго болел этим, что не позволительно. И это он тоже ставил в вину Эмилии, а потому не собирался отступать, ему хотелось причинить ту же боль этой женщине, он ведь лишь очень смутно догадывался, что ей было не легче, и со всей силой отгонял от себя эти мысли, он не собирался её жалеть.
Его голова дёрнулся, несколько секунд в кабинете воцарилось тягостное, гнетущее молчание, лишь едва уловимое дыхание, его, её.
-Что ж, он вскинул голову и посмотрел на Эмилию, трудно передать словами, что говорил это взгляд, но кричал он о многом, ярость, ненависть и всякое такое. Я могу лишь поаплодировать, как долго вы смогли держать себя в руках, при Варваре, при Жаннет, наверно было тяжело? - в голосе послышалось шутливое сочувствие. Надеюсь вы больше не позволите себя такого - вы он выделил интонационно очень ярко.
Его гордость с трудом сносила такое унижение, получить пощёчину от женщину которую он ненавидел? Нет, больше, презирал!
-Что ж, говорите. Он прошёлся по комнате, сжимая руки за спиной, и остановился где-то позади Эмилии.

+1

17

Хотя высокие мечты юности слишком часто сменяются пошлым практицизмом зрелости, это ведь ещё не делает их ложными.
Эмилия стояла на расстоянии каких-то двух шагов, от своего мужа, буравя его ледяным и насмешливым взглядом. Презирала ли она его? Нет. Она не смогла бы презирать, то, что некогда любила больше жизни, да и что греха таить, любила до сих пор где-то в глубине души, но сейчас, гнев и ненависть, застлали ей взор и оплели своей паутиной ее сердце.  «Ну же дорогой, каков свой следующий шаг? – подумала она, продолжая буравить взглядом.
-Что ж, он вскинул голову и посмотрел на нее. Эмилия вопросительно вскинула бровь и ухмыльнулась, словно говоря «Ну и что ты предпримешь на этот раз?»  По взглду Эдуарда она понимала, что он в ярости, и это ее забавляло.
- Я могу лишь поаплодировать, как долго вы смогли держать себя в руках, при Варваре, при Жаннет, наверно было тяжело? - в голосе послышалось шутливое сочувствие. Это было последней каплей. В ее душе, с каждым сказанным им словом,  все больше и больше нарастала буря, а в глубине ее темных глаз начали сверкать молнии. Баронесса  положила руку на стол и оперлась на нее.
- Не тяжелее, чем вам,  - в тон своему супругу ответила Эмилия, собрав в кулак последнюю волю, и одарила господина Шереметева еще одним взглядом полным ненависти.
- Надеюсь, вы больше не позволите себя такого – вы он выделил интонационно очень ярко.
- Вы? Мы уже на «вы»?  - снова вскинула бровь и усмехнулась баронесса, - помнятся мне, были времена, когда вы меня называли «любимой» и «единственной», клялись, что жить без меня не можете, а что я вижу сейчас? – начала распаляться испанка, - вы живете весьма неплохо, радуетесь, жизни и даже не думаете умирать, как я погляжу.
-Что ж, говорите. Он прошёлся по комнате, сжимая руки за спиной, и остановился где-то позади Эмилии.
«Не пройдет.» Женщина резко обернулась и добавила:
-Ну, уж нет. Говорить теперь будете вы. Потрудитесь объяснить, что тогда произошло,- нарочито медленно и четко выговаривая каждое слово, проговорила она. В мыслях же она уже стоню раз, различными способами запустила в своего супруга тяжелой чернильницей, так, кстати, оказавшуюся у нее под рукой, - побудьте хоть раз в жизни мужчиной. Ядовито добавила она и посмотрела ему в глаза.

Отредактировано Эмилия Исабель Монтеррей (2012-08-29 02:07:32)

+1

18

Эта женщина как и прежде сводила его с ума, с той небольшой разницей, что раньше это была сумасшедшая любовь, а теперь такая же ненависть. Стоило отдать ей должное держала она свою позицию крепко. Многих дам видел в своей жизни граф, большинство из них уже бы во всю рыдали и колотили  в грудь Эдуарда маленькими кулачками крича и былой и утраченной любви. Его бывшая супруга выбрала защитой - нападение. Может потому он тогда так потерял голову от неё? Мальчишка, да, но уже тогда он был серьёзным и очень неохотным на эмоции, такого было его воспитание, он всегда сдерживал себя, никогда не увлекался красавицами Петербурга и Москвы, не писал жарких писем, на дуэли был, но и тогда не потому что сорвался. А вот с Эмилией.
Он помнил тот день, был небольшой приём у местного барона, он был устроен на свежем воздухе, среди благоухающего сада, стояли небольшие белые столики, бегали слуги упреждая малейшие требования господ. Там был Эдуард, и там была Эмилия. Её внешность не приковывала глаз, она была мила, но не конкурентка русским красавицам. Привлёк графа её голос, он услышал лишь обрывки какого-то разговора, она звонко смеялась, была остра и говорила очень умно. испанский франт что кружился вокруг неё, не понимал что она смеётся над ним, слишком тонко она это делала. Тогда Эдуард подошёл ближе и увидел её глаза. Как банально их описание, в стольких книгах он читал его, но тогда он не смог подобрать бы лучших слов. Томные, немного усталые, и невероятной бездной в глубине. Да, бездна, тогда он и не догадывался, что она в себе таила. Тогда он и пропал, он опросил множество своих знакомых, что бы найти кто смог бы его познакомить с ней. Через три дня они встретились уже официально. О боже, Эдуард с ужасом вспоминает последующие дни, он вёл себе так нелепо, он писал пылкие письма, нечастые встречи, украдкие касания, разговоры что тянулись далеко за приличное время....
-Ну, уж нет. Говорить теперь будете вы. Потрудитесь объяснить, что тогда произошло, - побудьте хоть раз в жизни мужчиной.
Эдуард долго смотрел на женщину что много лет назад лишила его покоя, у неё были те же глаза, но теперь в них закралось что-то новое, наверное ненависть с усмешкой подумал он.
-Хм, после того как я обличил ваше намерение меня убить? Узнал о ваших предках, о вашей болезни, предающейся по женской линии? О том, что в вашем роду уже умирали мужчины не своей смертью? Я прекрасно помню, что во избежания вреда как мне, так и вам, я попросил лучших врачей заняться вашим состоянием, да вы были помещены в психиатрическую больницу, и я не сожалею, я пол года жил подле вас после этого, ждал что всё обойдётся, отбрасывал мысли о том, почему вы мне ничего не рассказали, как вы могли скрыть такое? - воскликнул он. Мои письма вы разрывали в клочья, врач говорил, что одно упоминание обо мне вызывает у вас приступы ярости, притом необузданной. Потом я уехал, - рука графа сжалась в кулак. Я не смог больше, ждать, на что-то надеяться. Я был расстроен, но потом начал мыслить разумно, я узнал вашу биографию, всё то, что вы скрыли от своего законного супруга. Граф замолчал, оказалось произносить вслух то, что так мучает внутри, не менее тяжело.

+1

19

Битое стекло
Теплая зола
Здесь на одного
Слишком много зла

Эмилия знала, что сейчас ей будет больно. Мучительно больно. Она была уверена, что если физическую боль можно стерпеть, то боль душевная разъедает изнутри как кислота. В ту минуту, когда она впервые увидела Эдуарда  в покоях Варвары, с маленькой полочки, где-то в глубине души, упал флакон с едкой жидкостью, начав разливаться в ее душе, попадая в самые укромные уголки и нестерпимо больно задевая кровоточащие места.  И, кажется, сейчас ее муки достигнут апогея. Испанка до сих пор не могла поверить, что так долго сможет держать себя в руках. В мыслях, она уже сотни раз бросала в своего не удавшегося супруга чернильницу, печать, подсвечник, бронзовую статую коня… словом все то, до чего она сейчас могла дотянуться. Но отголоски не побежденного разума удерживали ее из последних сил. Сама того, не замечая, баронесса стиснула кулаки, больно впившись собственными ногтями в ладони, от чего, на смугловатой коже появились следы-полумесяцы, готовые налиться кровью. Надо отдать должное, супруг ее держал себя соответствующе. (Кто знает, может действительно браки заключаются на небесах и они были предназначены друг другу?)  Надменный взгляд, едкие слова, ледяное спокойствие… Эмилия могла ему только завидовать.  Он долго и внимательно смотрел на нее, будто что-то ища. А в это время, в ее груди, глухим стуком метронома, сердце, выдавало удар за ударом. «Что он пытается увидеть?» - подумала испанка, удивленно вскинув бровь, и вопросительно посмотрела на своего супруга.
Когда с его губ слетели первые слова, сердце Эмили пропустило пару ударов. Каждое слово, словно ножом резало ее, и без того, истерзанную душу. «А что ты ожидала? - промелькнула в ее голове запоздалая мысль, - что он кинется в ноги молить о прощении?»  Да. В глубине души она на это надеялась, но разумом понимала – этому не бывать.
- Моя болезнь, как и болезнь mis abuelas*, называется – infeliz matrimonio**, - с едва заметной дрожью в голосе произнесла Эмилия. Тяжелые воспоминания вновь навалились на испанку, и ее броня начала давать трещину. В ее голове возник образ дня их первой размолвки. «Еще тогда я должна была понять, что мы обречены», - с грустью подумала Эмилия. Теплый испанский вечер, она сидит на терассе и читает, чтобы скоротать часы мучительных ожиданий. Он обещал вернуться два дня назад. Сваятая Мария! Как же она по нему скучала! Сколько его не было? Две недели? Три? Эмилия уже потеряла счет дням. «Он обещал, что уезжает на два дня. Где он? Что с ним случилось?» - с тревогой думала она. Она старалась не накручивать себя и не давать воли тревожным мыслям. Внизу полсышался стук копыт и она, отбросив книгу в сторону, бросилась встречать супруга. Она не видела, кто это был, но сердце подсказывало, это – он. Да, оно не ошиблось. Как только он появился на пороге, Эмилия была готова с радостью броситься ему на шею, но, почувствовав холодность, которую источала вся его фигура, замерла с недоумением на пороге. «Он устал. Не стоит его тревожить» думал она. Когда несколькими минутами позже  она спрашивала его о поездке, то слышала лишь безразличное «Déjeme sola***», а когда она, видя его усталость, решила принести ему в кабинет горячего чая, то он захлопнул у нее перед носом дверь, так что от неожиданности, женщина выронила поднос из рук. В следующий раз он «пропал»  на месяц. А, встречая его, Эмилия уловила запах вина. Такие отлучки стали случаться все чаще и чаще. Вначале она беспкоилась за него, думая, что у супруга какие-то проблемы.  Она просила взять ее с собой, просто чтобы быть рядом. Она обещала не мешать, но все ее просьбы были отколены в весьма грубой форме. Через год, серая тень сомнений начала опутывать ее душу и часто она встречала любимого, после очередной его «отлучки» с недовольным видом, а вскоре у них начались скандалы.
Дни, месяцы и годы пролетели перед ней в одно мгновенье, и вот она снова в его кабинете, чем-то похожим на тот, что был у них много лет назад. «Убить? Тогда.. я просто обезумела от боли и обиды, но я не смогла бы довсти это до конца. Я слишком любила его, чтобы причинить боль» - подумала она, когда в ее голове прозвучал его голос с обвинительными нотками. «На следущий день я проснулась в белой палате, с облезлыми стенами, не понимя, что я и где я».
Она опустила голову и коснувшись рукой, гладкой поверхности стола, зашла за него, слушая объяснения, вернее сказать обвинения, супруга. В ее голове с болью отдавало каждое сказанное им слово. «Убийца, ненормальная, лгунья, неблагодарная…» Больше она этого терпеть не могла. Схватив, попавшуюсь под руку, как ей показалось, увесистую чернильницу, он с яростью запустила ей в Эдуарда.
- Judas! – срываясь на хрип, крикнула она и рухнула бессильно в его рабочее кресло, безвольно уронив голову на руки. Из ее глаз, крупными жемчужинками побежали слезны. Это не было рыданием, это были безмолвные слезы бессилия. 
___________________
* - mis abuelas – моих бабушек
** - infeliz matrimonio – несчастливый брак.
***- Déjeme sola – оставь меня в покое
****- Judas! – Иуда!

Отредактировано Эмилия Исабель Монтеррей (2012-09-14 08:19:50)

+2

20

Граф устало выдохнул. Где-то он читал, что сказанная вслух, долго терзавшая душу мысль, приносит облегчение. Какой бред!
Что-то глухо ударилось ему в грудь. Он отшатнулся, с удивлением взирая на откатившуюся в сторону малахитовую чернильницу, подарок его старого учителя. Кто бы мог подумать, что она так послужит своему хозяину. По счастливому стечению она была пуста(счастливому ли? Разве не драматичнее были бы вытекшие чернила, к ним можно было бы провести всякие аллегории...).
- Judas!
Граф вскинул ошеломлённый взгляд на опустившуюся в кресло Эмилию. Её тонкое тело сотрясала дрожь. Можно было догадаться, что она плачет, хоть и её лицо скрывали руки, и в кабинете стояла всё та же гнетущая тишина.
Многие мужчины наверно подпишутся под этими словами, женские слёзы много сильнее нас.
Мысли Эдурада стали сбиваться и лететь куда-то сломя голову. Он мгновенно почувствовал укол острой жалости и ... Что ещё, вины?! Эдуарда, казалось, заинтересовал причудливый узор на ковре. Нет, он всё же не винил себя за прошлое, они ссорились, да, и где то он был не прав, он готов покаяться в этом. Но ту боль, что принесла ему Эмилия, оставить было невозможно. Что же за чувство его мучило сейчас. Он сделал несколько шагов к столу. Он был слишком резок, да, ведь несмотря ни на что, она всего лишь женщина. И сейчас он поступил себя низко просто бросая в неё всё накипевшее. Эдуард поднял уставший взгляд на Эмилию. Как же выматывало это. Прошло столько лет, почему нельзя просто оставить в прошлом, закрыть на замок, и постараться забыть. Нет, это невозможно, человек, высшее существо на планете, а распадается от такой мелочи.
-Эмилия, - приглушённо произнёс он, прошу, перестань. Он протянул к ней руку, в его ладони был платок. Брошенная чернильница хорошо остудила графа, разом испарив всю его ненависть, а пошло бы всё иначе её слёзы вызвали бы в нём лишь новый приступ сарказма.
Столько лет прошло, они ведь должны были измениться, почему тогда их встреча, как соединение не совместимых веществ. Взрыв эмоций, боли, страданий. Разве они не должны были повзрослеть.
Всё это неожиданно напомнило ему...
-Знаешь, а ты ведь всегда во всех наших ссорах обязательно что-нибудь в меня швыряла - он так странно улыбнулся. И всегда выбирала самое нетяжелое. Супружеские пары...они ведь странные, да? Их общие, нажитые вместе воспоминания, могут позабавить других людей своей незначительностью или глупостью, но для двоих, для них, они останутся дорогими о крайне важными.
Наверно тогда уже так проявлялась её болезнь, улыбка быстро слетела с лица графа, он снова был просто уставшим, уставшим от жизни, от себя, от людей, человеком, которому поступки юности - самые честные и самые правильные, кажутся жуткой нелепостью. Он опустился на кресло.
-Всё же ты приехала в Россию, зачем?

+2

21

напомнило

Он уходил, она молчала...
А ей хотелось закричать:
Не уходи, начнем сначала!
Давай попробуем начать!
Он обернулся у порога,
Свою решительность неся...
Хотел он крикнуть: Ради бога!
Прости меня! Верни меня!
Не закричал...
Не подошел...
Она молчала...
Он ушел...
Он уходил. Она смеялась,
Не потому, что ей смешно.
Она расплакаться боялась,
Боялась выпрыгнуть в окно.
Боялась закричать, что любит
И умолять не уходить,
Ведь этим он ее погубит.
Ей больше не для кого жить.
Она смеялась, стиснув зубы
И сжав до боли кулаки,
И вспоминала его губы
И нежность ласковой руки.
Но, хлопнув дверью, он ушел.
Ее понять не попытался.
А смех ее вдруг сам прошел,
Как музыка вдруг оборвался.
Она, застыв в окне, молчала.
Слеза сбегала по щеке.
Она за все его прощала,
Вскрывая вены на руке.
Душа тихонько отдыхала,
Ведь с каждой каплею крови,
Она все меньше ощущала
Боль от утраченной любви

Этому человеку всегда везло. Из всех возможных вещей в него попадали самые легкие. Вот и сейчас, Эмилия умудрилась запустить в Эдуарда изящную малахитовую чернильницу, к великому сожалению, оказавшейся пустой. Но она этого не видела. Она сидела за его столом, уткнувшись в лицом в руки и бесшумно рыдала.  Ее плачь выдавали только нервно подрагивающие плечи. Сейчас она корила себя за то, что начала ворошить прошлое. Может, ей было бы много спокойнее, оставив те годы там, где им и положено быть? Нет. Неизвестность, порой, терзает хуже жестокой правды. А что же сейчас? Сейчас все определено, и нужно заставить начать свою жизнь с чистого листа.
Тихий шорох шагов по мягкому ковру. «Не подходи!» - вопили мысли в ее голове. Баронесса инстинктивно сжалась всем телом и, кажется, даже замерла, не зная, чего ожидать от Эдуарда.
-Эмилия, - приглушённо произнес он, прошу, перестань. Он протянул к ней руку, в его ладони был платок.
Впервые звук его голоса не рвал ее душу на части. Вместе с пощечиной и чернильницей, внезапно запущенной в порыве гнева в графа, словно улетучилась вся та горечь, что разъедала ее сердце изо дня в день. 
-Я не нуждаюсь в вашей жалости! – срывающимся голосом произнесла она, поднимая голову и отстраняя его руку. В мгновение ока, в ее руках материализовался белоснежный платок с ее инициалами «S.T.N», которым она быстро смахнула оставшиеся на ее глазах слезы, - ваше сочувствие мне нужно было много лет назад, - чуть повышая голос, в котором слышались нотки обиды. Сказав это, она отвернула от него голову, продолжая утирать слезы. 
-Знаешь, а ты ведь всегда во всех наших ссорах обязательно что-нибудь в меня швыряла.
Эмилия, против своей воли обернулась и посмотрела в глаза своему супругу. Он улыбался. Улыбался в первые за последние годы. (не считая невольно подсмотренной сцены с Жаннет и тех лет, что они не виделись) Но эта улыбка… она была какой-то странной. Что было в ней? Монтеррей не бралась угадать.
-Нужно было сразу запустить в тебя медную статуэтку, - она невольно улыбнулась, сквозь предательски текущие слезы, - ту, что сломала не одну полку, - она снова улыбнулась, вспоминая это злосчастное «изваяние» криворукого скульптора, что им подарили на свадьбу, - тогда бы мы сейчас не действовали друг другу на нервы.
Внезапно его лицо посмурнело.  «Что опять не так?» - с недоумением подумала испанка, чьи слезы, наконец-то начинали высыхать. Он опустился в кресло, Эмилия же напротив, встала из-за стола, жестом указав, что он может продолжать сидеть.
- Всё же ты приехала в Россию, зачем?
- Зачем? – задумчиво произнесла она, начиная расхаживать по комнате, скрестив руки на груди, - вот я сейчас думаю, зачем? – Эмилия бросила на супруга беглый взгляд, - быть может, затем, чтобы наконец-то распрощаться с прошлым? Или, чтобы убедиться в отсутствии твоих чувств ко мне? А может просто, для того чтобы увидеть Россию, о которой, ты когда-то так много мне рассказывал? -  она уже стояла у него за спиной, мягко положив ему руки на плечи, как много лет назад, она продолжила свои рассуждения спокойным голосом, - Думаю, я просто хотела тебя увидеть и понять, почему ты тогда так поступил, - ее речь лилась плавно и тихо, она уже взяла себя в руки, - но на сегодняшний день, ты, кажется, уже все сказал, и добавить больше нечего, - в ее голосе послышались нотки грусти, - об одном тебя прошу, никогда больше не доверяй чужим рассказам, в большинстве своем они бывают ложны.
Она не хотела разубеждать его в том, что больше половины того, что не ему наговорили, был вымысел чистой воды. Она не видела в этом смысла, поскольку граф, все равно бы ей не поверил. Нагнувшись к нему, Монтеррей, коснулась губами его макушки и чуть слышно прошептала:
- Sé feliz! (Будьте счастливы!)
Возможно, это была это их первая и последняя встреча. Скорее всего, она больше не увидит своего супруга, отдаст обещанные визиты и вернется в Испанию. Нет. Там будет ей нестерпимо тоскливо. Она поедет в Европу. Посетит Францию, Англию, все те, страны, о которых они мечтали с Керри, будучи еще совсем маленькими девочками.  Отняв руки от его плеч, Эмилия развернулась и направилась к двери, не заметив, выпавшего, насквозь мокрого от слез, платочка.
- Прощай, - тем же спокойным голосом, с нотками грусти, произнесла она, - и прости за всё, - добавив это, она коснулась ручки двери.

Отредактировано Эмилия Исабель Монтеррей (2012-10-08 19:37:14)

+1

22

Свернутый текст

Как это Вы ко мне наклонились?! Я ещё и ниже Вас? Вы меня убиваете! х)

быть может, затем, чтобы наконец-то распрощаться с прошлым? Или, чтобы убедиться в отсутствии твоих чувств ко мне? А может просто, для того чтобы увидеть Россию, о которой, ты когда-то так много мне рассказывал?
Это был странный вечер, странный разговор. К чему он привел, в конце концов? Ведь так и не нашлось никакого логического завершения. Это беспокоило Эдуарда. Любая задача требует решения. И не смотря на то, что разговор с Эмилией выходил за рамки логики и разума, Эдуарду катастрофически не хватало завершающей точки. Что бы всё стало понятно. Но он молчал.
об одном тебя прошу, никогда больше не доверяй чужим рассказам, в большинстве своем они бывают ложны.
Граф усмехнулся про себя. Что бы узнать правду, надо было затеять этот разговор лет так 10 назад? Возможно, многое бы прояснилось... Граф не был "упёртым бараном", как любят выражаться, но всё же он был верен себе. Если его доводы были чем-то подтверждены он стоял на своём.
Sé feliz!
Он повернулся, провожая супругу взглядом. Сегодняшний вечер он не сможет посвятить своим обычным делам, его жизнь ещё пару дней не сможет войти в прежнюю колею. А потом, потом всё будет хорошо, возможно они не освободились от обиды и разочарования, но что-то этот разговор сдвинул, пока ещё не ясно, что именно, но возможно что-то важное.
-Прощай Эмилия... -граф чуть склонил голову, и тихо добавил, - La cosa pasada esta pisada*, дверь негромко захлопнулась, снова закрывая от него прошлое.
Несколько минут граф простоял, молча в том же месте, стрелки часов громко и тяжело наполняли своим стуком комнату. Наконец Эдуард вышел из оцепенения и наклонился поднять чернильницу, тогда он и заметил, смятый белоснежный платок с инициалами.
-хм....- он прошёл к столу, сел, сложил его и осторожно положил к старым и новым письмам. Почему мы так храним прошлое, садимся, успокаиваемся и погружаемся в пучину воспоминаний, начинаем перебирать самые незначительные моменты, доставать их пинцетом из памяти и разглядывать со всех сторон? Почему мы снова и снова начинаем волноваться, вспоминая неприятности прошлого, беды и неудачи? Почему хмуримся и недовольно качаем головой. Разве… лишь потому, что где-то глубоко внутри, что-то сладко сжимается, вызывая трепет и лёгкую радость от того какими мы были, что мы делали, и как тогда было хорошо...

*- что прошло, то прошло

+1


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » 4.12. Долгожданная встреча. Маркиза де ле Шенье прибыла в Петербург


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC