Петербург. В саду геральдических роз

Объявление


Восхитительный, упоительный момент проверки на мужество, на то - чей дух крепче - человека ли отнявшего добычу, или десятков распаленных гоном собак, секунда, и...
Евгений Оболенский

Никогда в жизни еще Стрекаловой не было так страшно, как сейчас наедине с кузинами! Она даже разозлилась на себя за это. Ну что, разве съедят они ее, в самом деле? А захотят попробовать, так мы тоже кусаться умеем!
Софья Стрекалова

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Palantir



Гостевая История f.a.q. Акции Внешности Реклама Законы Библиотека Объявления Роли Занятые имена Партнеры


Система: эпизодическая
Рейтинг игры: R
Дата в игре: октябрь 1843-март 1844



07.09. Идёт набор в админ-состав!

07.07. ВНИМАНИЕ! НА ФОРУМЕ ПРОВОДИТСЯ ПЕРЕПИСЬ!

07.01. Администрация проекта от всей души поздравляет участников и гостей форума с Новым годом и Рождеством!

17.11. НАМ ПЯТЬ ЛЕТ!

14.05. Участвуем в Лотерее!

23.03. Идет набор в игру "Мафия"!

05.02. Внимание! В браузере Mozilla Firefox дизайн может отображаться некорректно, рекомендуем пользоваться другим браузером для качественного отображения оформления форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Вчера и завтра » конец мая 1843 года. ОтЧАЯнный заговор.


конец мая 1843 года. ОтЧАЯнный заговор.

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

I. Участники: Софья Самойлова, Надежда Львовна Ростопчина (нпс), Станислав Арсеньев, Любовь Петровна Фоминская (нпс)
II. Место действия: уютная малая гостиная в петербургском особняке Фоминской
III. Время действия: то чудесное время, когда завтрак уже закончился, но почему бы не выпить чаю? Примерно полдень.
IV. Краткое описание сюжета: Не оставляя надежд увидеть племянника как можно скорее женатым, Любовь Петровна вступила в тайный заговор с приемной матерью Софьи Самойловой, Надеждой Львовной. Результатом искусной интриги оказалось приглашение приехать в гости к Фоминской мадам Ростопчиной вместе со своей приемной дочерью. Станислава ждет интересное чаепитие. Любовь Петровну и надежду Львовну ждет дружеская беседа, приправленная ароматными сплетнями, а вот что ждет юную Софи?

Отредактировано Станислав Арсеньев (2015-12-14 22:11:15)

+2

2

Не существует безвыходных ситуаций,
лишних людей, случайных встреч
и потерянного времени.
Валерио Альбисетти

За день до сегодняшнего момента...
- Софья! Где ты? Сонечка,  ma cherie, мы завтра едем в гости, нас пригласили на чай, так что подумай, в чём ты завтра поедешь.
- Что? Завтра? Но ведь... Анатолий Павлович обещал со мной прокататься до парка.
- Анатоль завтра будет занят, Софья, просил передать, так что мы с тобой едем.

И почему такое чувство, что это не просто так всё происходит?..

Назначенный день...
- Ах, как хорошо. Сидеть всё время дома, в этих четырёх стенах, понимаю для меня это важно - семья, дом, но тебе, Сонечка, не стоит так проживать каждый день. Хоть и прогуливаешься время от времени, но книжные лавочки и прочее - это не то, стоит и по гостям уже разъезжать. Давно уже пора.
Софья лишь тепло улыбнулась Надежде Львовне в ответ, не находя, что вообще ей ответить в данной ситуации. Посещать кого либо, кроме лавочек и магазинов? А разве она не посещает Иду Львовну с её многочисленным семейством, а порой и остается на несколько дней, или ту же Вайолет? Взгляд не прерываясь наблюдал за тем, как быстрым темпом движения кареты картинки домов сменялись одна за другой, перемешиваясь с зелеными пятнами парков и голубизной полос реки, одетой в многочисленные мосты. Неужели вновь мысли о том, чтобы выдать меня замуж? Медленный вздох, понимая, что это явно лишь её личные фантазии - ведь на дворе конец мая, а значит конец сезона поиска женихов, все готовятся к поездкам кто за границу, кто за город в усадьбы ил же просто мечтают о том, чтобы не думать уже о частых посещений балов, вечеров, предаваясь своим личным делам и утехам. Так что, так и не поняв настоящего намерения своей приёмной матери, решила успокоить себя одним - это и правда обычное приглашение на чай. Только вот почему только сердце у неё не на месте? И ещё эта фраза цыганки, вертящаяся в голове уже второй день... Ах, глупости. Господи, какие глупости. Слёзы, огорчения, печаль и... новость... бубновый король? Окликнувшая воспитанницу графиня Ростопчина отвлекла девушку разговором о давно прошедшем когда-то вечере. Софья даже не сразу вспомнила этот день, в припомнив - смущенно посмотрела на свои руки, обтянутые лайковыми перчатками.
- Да, этот вечер был и правда незабываем. И, честно говоря, он был даже в чём-то и отличен.
Как например в желании многих показать своих дочерей до всех сторон, Соня Григорьевна посмотрела на женщину, но та лишь рассмеялась, поняв ли её тонкий намёк или же просто решив, что девушка говорила о каком-то из достоинств того момента.
- Я бы назвала это отличие именем госпожи Фоминской,- смех раздался из кареты, когда она (карета) стала останавливаться. Только сейчас Соня поняла, что дом, у которого они остановились, был ей весьма знаком. Глаза Надежды Львовны засверкали как-то подозрительно и по-новому.- А вот мы и на месте. Любовь Петровна была так рада нашем появлению у неё на веере, что прислала приглашение на чай.
Вот всё теперь и ясно.... или не ясно? Да, честно говоря, Софья Григорьевна ощущала смешанные чувства внутри себя, и когда оказалась внутри дома госпожи Фоминской и потом в в окружении её же потом внимания, тогда лишь решилась понять, что день её потерян безоглядно. Вся легкость и непринужденность, жившие в её душе до этого момента, резко сменили свою контрастность, взгляд стал робок, а движения более скованными. И похоже, что хозяйка даже это заметила, когда провожала гостей в малую гостиную. Оттого так много слов радости, вопросов чуть ли не с порога и живых приказов слугам, чтобы готовили чай. Как славно, если бы не одно обстоятельство, Софья чувствовала бы здесь очень хорошо и расслабленно. Интересно только, где это обстоятельство? Ни слова, ни намёка. А я то надеялась на то, что никогда больше этого не случится, и вот. Может быть... Молча закусив губу, Софья улыбнулась Любови Петровне, грея надеждой душу.

Отредактировано Софья Самойлова (2015-12-16 18:11:57)

+3

3

Утроб было таким прекрасным, что Станислав, не дожидаясь Фильку с его ворчанием, сам поднялся с постели и, подойдя к окну, настежь его распахнул. Солнечные лучи щедро облили его с ног до головы, и Станислав с удовольствием потянулся. В такое утро оставаться дома - преступление. Вот он сейчас умоется, позавтракает - да и поедет кататься верхом. По направлению к дому Верховского.
Но тетя поломала Станиславу все его радужные планы.
- Сегодня к нам заедет моя подруга. Станек, мне очень нужно, чтобы ты остался.
- Но зачем, тетя, если подруга - ваша? Я не хочу мешать вам, у вас ведь свои разговоры. А я как раз хотел...
- Станек, ты совсем меня не любишь! - обычно этот аргумент тетя всегда приберегала на конец спора. Станислав заинтересованно поднял бровь.
- Почему это вам так важно, чтобы я остался? - с подозрением спросил он. Потом окинул внимательным взглядом гостиную, отметил появившиеся повсюду какие-то розовато-белые цветы, собранные в замысловатые композиции, заметил выставленный на особом столике серебряный и уже начищенный чайный сервиз и догадался.
- К нам едет Аврора Ивановна с матерью? Тетя, я уже устал вам повторять, что сия девица...
- Не Аврора! - поспешно перебила Любовь Петровна, - Но я уже сказала им, что ты будешь дома и ждешь их.
Станислав обреченно вздохнул и даже не стал спрашивать, кого на сей раз зазвала на чай милая тетя. Ее желание скорее поженить Станислава хоть на ком-нибудь уже стало превращаться в манию.
Если так будет продолжаться, придется на какое-то время съехать отсюда...
- Я слышу стук колес! Верно, они уже приехали! - тетя словно бы не замечала изменившегося настроения племянника.
Глупый мальчик... Потом сам мне спасибо скажешь. Жена - это жена. Она всем нужна. А как детки пойдут, и вовсе козликом запрыгаешь. И благодарить будешь тетю за то, что вовремя вмешалась. Сам-то никогда бы не женился... кабы не я...
- Я сейчас вернусь, тетя, - Станислав решительно направился к двери. Если ему предстоит испорченное утро, то пусть оно наступит как можно позже. И не раньше, чем Станислав выкурит не торопясь сигару.
- Но, Станек... - попробовала было возразить Любовь Петровна, но осеклась. Придет к чаю - и то хорошо. Она опасалась, как бы он и вовсе не отказался. В последнее время мальчик стал совершенно неуправляемым.
Станислав раздраженно следил за клубами дыма, лениво растекающимися по воздуху. Тетя становится невыносимой, когда ею овладевает какая-нибудь глупая идея. Можно подумать, что дурацкое чаепитие с очередной претенденткой способно что-то изменить в его планах...
Время шло, Станислав злился, дым плавал, сигара таяла. Затянувшись в последний раз, Арсеньев раздавил в пепельнице то, что осталось от сигары, и направился в малую гостиную, откуда уже вовсю доносилось щебетание тетушки.
Толкнув дверь, Станислав прежде всего увидел тетушку. Словно дирижер, она стояла посреди комнаты и мановениями холеных ручек управляла слугами. Можно было подумать, что готовится не чаепитие, а свадебный пир - столько было суеты.
А потом Станислав увидел дам, и против воли лицо его расплылось в самой искренней, не наигранной улыбке. Так вот кто будет сегодня покушаться на его свободу! Милая мадемуазель с очаровательными ножками и сбитым прицелом!
Что ж, по крайней мере, утро не будет скучным.
Подойдя к дамам, Станислав поприветствовал их, поцеловал ручку Надежде Львовне и взял в свою руку ручку Софьи Григорьевны. Но целовать не торопился. Оглянулся по сторонам и тихо сказал, так, чтобы услышала только она:
- Я могу смело здороваться с вами - поблизости, к счастью, нет никаких статуэток. Только кресло - но его вам не поднять.
И лишь после этого поднес тонкую, затянутую в благоухающую какими-то духами перчатку, ручку к своим губам.

Отредактировано Станислав Арсеньев (2015-12-16 14:48:42)

+4

4

Как было хорошо, что Софья была во время всего приготовления позади обеих дам, которые не только были заняты сейчас беседой, перемежающейся с окончательными приказами госпожи Фоминской, но ещё и, похоже, немного подзабыли о присутствии самой девицы, следующей скромно за ними следом. а ей и в радость это, когда меньше внимания обращено на её персону, особенно, когда этого ей не нужно совершенно. Зато был повод за это время немного изучить дом Фоминской, в котором она была лишь в пределах той большой гостиной, когда в прошлый раз был вечер. И кабинет, подсунуло с иронией воспоминание той злосчастной комнаты со сломанной статуэткой деревянной коровы. Воровато Сонечка обернулась назад, а потом посмотрел по сторонам, задумавшись, и в итоге улыбнувшись. Не странно ли, что Любовь Петровна сейчас встречала гостей совершенно одна? И ничего не сказала на счёт своего племянника? Странно ли? Совсем наоборот! Прекрасно! Прекрасно, что сегодняшнее чаепитие будет лишь между ними, и ни к чему в итоге не приведёт. Юная графиня подошла к одной из ваз с цветами, которыми была уставлена малая светлая гостиная, и принюхалась, припомнив, как давно не была у своей тёти Иды Оболенской. Стоит навестить на неделе, иначе совершенно заброшу всё.
Дверь позади дам открылась с силой, впустив кого-то то ли неспешного, то ли наоборот, стремительного, ибо этот кто-то пока не торопился подавать вида, что хочет представиться. А может быть, это был слуга, пришедший с окончательной расстановкой всего необходимого для чаепития и ожидал всех собравшихся. Софья обернулась, уже намереваясь присоединиться к Надежде Львовне, да так и застыла в немом удивлении перед самим, кто бы мог подумать, Станиславом Васильевичем Арсеньевым. Вот нелёгкая... Сглотнув комок в горле, Софья поспешно сделала книксен, опустив взгляд ниже, на воротничок мужчины, уже не стараясь скрыть удивление и разочарование. Шустрый взгляд в сторону - ага, понятно, похоже, что только она одна была в глупом неведении, что их будет совсем не трое, а четверо - вот даже чашки четыре стоит. из фарфорового сервиза. И пока Надежда Львовна отходила к столу, была вынуждена подать руку для приветственного поцелуя господину Арсеньеву, который решил проявить себя во всей красе. Самойлова лишь тихо фыркнула в сторону, сдержав непрошеную улыбку, лишь дёрнула уголками губ, быстро окинув его взглядом.
- Неужто так корова испугала?- так же тихо спросила Софья, моргнув в ожидании, ощущая, как пальцы начинают слегка подрагивать от напряжения, особенно те, то были захвачены другими. И почему не зовут к чаю?- воскликнуло внутреннее беспокойство, когда Софья повернула голову в сторону столика, у которого уже были две дамы.

+3

5

- Они так мило смотрятся вдвоем, вы не находите? - шепнула Любовь Михайловна Надежде Львовне, нежно взяла ее под руку и громко проговорила:
- Надин, как ваше здоровье? Меня доконало это солнце, в последнее время стало слишком жарко, и я с ужасом жду лета. Вы куда поедете этим летом? Мы со Станиславом собираемся в мое имение - все же, там жара переносится гораздо легче. Ах, вы должны пообещать мне непременно нас там навестить всем вашим замечательным семейством! Я устроила там сад в английском стиле, правда. без моего пристального внимания он наверняка уже разросся. Все никак не могу выбраться из города - дела, дела, столько дел...
Надежда, по расчетам хитроумной тетушки, должна была догадаться, что имитация оживленной беседы даст возможность Станиславу и Софье провести вдвоем какое-то время - под пристальным вниманием дам, разумеется, иначе было бы неприлично. Но пусть поворкуют, эти голубки - вдруг они найдут сразу же общий язык? О, это было бы так замечательно...
Станислав подозревал о коварстве тетушки, но чтоб оно вот так, с самого начала, начало проявляться... Арсеньев покосился в сторону щебечущих дам, сдержал язвительную ухмылку и отпустил ручку Софьи. Интересно, отчего так задрожали ее пальцы? Игра? Способ продемонстрировать ее волнение и трепет? Вполне возможно, но к чему тогда этот язвительный вопрос?
- Испугала? Полно, мадемуазель, вещица была, конечно, безвкусная, но не настолько, чтобы вызвать мой страх. Я даже в какой-то степени благодарен вам за то, что это чудовище больше не будет красоваться на моем столе. Кстати, раз уж ваша приемная мать и моя тетушка пока что заняты беседой, я бы хотел задать вам один занимающий меня вопрос. Скажите, что подвигло вас на тот знаменательный бросок? Вы подумали, что я представляю для вас какую-то опасность, и решили меня таким образом обезвредить? Или захотели немного поработать над интерьером моего кабинета?
Станислав улыбнулся, с удовольствием наблюдая за выражением лица собеседницы.

Отредактировано Станислав Арсеньев (2015-12-18 22:32:41)

+3

6

Теперь, когда её руку теперь не держали, Софья с удовольствием сцепила пальцы в замок перед собой, возвращая тем самым себе некое подобие спокойствия. Конечно же, это было именно подобие, и именно самовнушение, что всё пройдёт хорошо и без всякой глупости на сегодня, давало ей хоть какие-то силы, чтобы держать себя достойно перед тем человеком, который вселял лишь недоумение, возмущение и только вопросы, на которые словно не желала знать ни одного ответа. Она проследила за взглядом господина Арсеньева и тоже стал наблюдать за беседой графини Ростопчиной и госпожи Фоминской. И что-то было не так в этом, честно говоря. Может быть специальная веселость? Или странные взгляды, которыми одаривали обои стоявших неподалёку от них? Да нет, не выдумывай. Они такие, какие и есть. Ах, как жаль, что юная непосредственность настолько хорошо на всё закрывала глаза и не желала повнимательней смотреть на вещи. Лишь улыбка, которая едва заметно заиграла на её губах говорила о том, что она рада за Надежду Львовну - вот так вновь окунуться в заговоры со своими подругами, как же это прекрасно для женщины. Но едва до слуха дошли слова мужчины, как посмотрела на него во все глаза, округлившиеся от удивления.
Застал врасплох вопросом? Удивил желанием узнать правду? Конечно же! Но вот для чего? Решил посмеяться над ней? Пока раздумывала над ответом, молча и внимательно рассматривала его лицо, блуждая взглядом по нему, возвращаясь время от времени к его глазам, которые, по правде говоря, должны быть единственным, что должно выдавать в его поведении и намерении правду. Жаль только, то есть такие люди, способные скрывать даже во взгляд правду о себе. Софья, похоже, была на грани непонимания, но не оставила без ответа.
- Я...- пошутить или высказать всё ему? вертелось в голове синхронной с тем, пока пальцы сминали друг друга во всё том же замке меж складок платья.- Это всё произошло слишком внезапно, поэтому вряд ли скажу что-то, но... вы меня напугали. И  сделала первое, что пришло в голову.
Ну вот. Прекрасно. Глупо и по детски, как раз самое то, что о тебе можно подумать. Глаза замерли на переносице мужчины, тут же опустившись до его глаз. Ну и пусть думает. Не замуж же за него выходить мне. Смущенно улыбнувшись, Соня опустила глаза к своим рукам.
- Но мне жалко эту вещицу, в Индии корова - священное животное, и статуэтка всегда должна приносить в дом всё хорошее. Но вы, наверное не верите во всё это, раз так её называете. Красота может быть не видна, но то, что она олицетворяется даже в простоте...-А вот теперь тебя куда-то занесло...- Вы бывали  Индии?
Внезапно (для самой девушки) их окликнули для принятия участие в чаепитии. Прекрасно...

+3

7

Если бы кто-нибудь спросил сейчас Станислава, зачем он дразнит и поддевает сейчас эту девушку, он бы вряд ли нашелся, что ответить. У нее было такое милое выражение лица, когда она начинала смущаться. Софи старалась держаться уверенно, но в каждом взгляде, жесте и слове сквозила такая неуверенность, что Станиславу даже жаль стало на какой-то момент эту юную охотницу за его свободой.
А если бы Арсеньеву сказали, что его драгоценная свобода этой девушке и даром не нужна, он бы очень удивился и... не поверил. Поэтому он продолжил терзать свою жертву - да-да, именно жертву, потому что порой на охоте бывает так, что охотник и жертва меняются местами. В особенности когда у объекта охоты внезапно обнаруживаются острые зубы.
- Позвольте, сударыня, да это вы меня напугали. Я ведь был уверен, что в моем кабинете нет никого. Хорошо, реакция у меня довольно быстрая - только тем и спасся. Лежал бы сейчас с проломленной головой хладным трупом... Вы бы испытывали угрызения совести, скажите откровенно?
Он сделал паузу, в течение которой внимательно разглядывал ее лицо, отыскивая и находя в нем так понравившиеся ему признаки смущения и без зазрения совести любуясь ими.
- Вы это всерьез - о корове? - осведомился он, выслушав собеседницу с изумленным выражением лица, - Какая же красота может быть в корове? В Индии я не бывал, но зато бывал в нашем подмосковном имении, и, поддаваясь страсти к прогулкам в одиночестве по окрестностям, не раз натыкался на этих животных в, так сказать, их естественной среде обитания. Уверяю вас, они не красивые. Они отвратительно пахнут, еще отвратительнее орут, а уж когда рассматривают вас в упор, покачивая при этом своими рогами, то так и кажется, будто выбирают место, куда будет удобнее эти самые рога воткнуть.
Призыв тетушки присоединиться к ним с мадам Ростопчиной за чаепитием был ужасно некстати, но ничего не поделаешь - пришлось вести Софи к столу и усаживаться за него самому. Станислав даже не удивился, оказавшись сидящим напротив Софи. Тетушка принялась разливать чай, а Станислав потянулся к молочнику.
- Хотите, я добавлю в вашу чашку молока? - спросил он у юной графини Самойловой, и его глаза заискрились смехом, - Оно добыто из коровы, представляете? Значит, им тоже можно будет как-нибудь при случае меня окатить.

+4

8

Испытывала бы...
Да как он смеет такое говорить после своего поведения после?!
Господи, а если бы и права попала? Это же...
А ведь прав.
Но сам в то же время и виноват!..
Исходя из всего сумбура в голове, Софья понимала, что как бы она ни была права или виновата, угрызения совести испытывала бы обязательно, что, собственно, она и ощущала после случившегося тогда на вечере у госпожи Фоминской. До сих пор нет-нет да вернётся мыслями к тому кабинету злосчастному и тому, что платье было испорченным, и что стоило его почистить. И почему она не попросила Надежду Львовну помочь ей, тогда бы ничего из всего этого не случилось. И корова была бы цела и стояла до сих пор на том столе рядом с другой статуэткой. Опустив ресницы, девица лишь подавила глубокий вздох, который так и норовил сейчас прорваться через туго затянутую корсетом грудь, что дышать было тяжело.
- Возможно,- кроткий ответ, в глаза смотреть даже и не хотелось, злясь тихо на то, с какой легкостью этот человек смущает её да и ещё веселится открыто перед ней результатом своих действий. И этот вопрос о корове. "Вы серьезно?" взглядом на него, и бровь приподнимается чуть выше. Столько эпитетов, столько слов о бедном животном... Что она вам сделала, что вы так о ней говорите? Боднуло? Молока не дала? Что за детский неудачный опыт? От представления Софья едва заметно дернула уголками губ и, так и не ответив на это, прошла перед Станиславом Васильевичем к столику, присев на предложенный им стул, чтобы наблюдать, как мужчина в итоге сам садится прямо напротив.
Прекрасно. Поблагодарив за налитый чай, Софи уже была намерена его опробовать, но слава Богу, что вообще ещё не взяла чашку в руки, ибо точно разлила на платье напиток, только услышав вопрос Арсеньева. Да, она прекрасно знала, откуда берётся молоко. И да, честно говоря даже мысль о том, что с удовольствием бы опрокинула молочницу ему над головой, была вполне даже безобидной в сравнении с тем, что он дал понять всем присутствующим об их "небольшом столкновении". Почему-то Надежда Львовна решила, что это очень интересно.
- Что вы имели ввиду, Станислав Васильевич? "Тоже можно"?- переводя взгляд на саму Самойлову, графине не стоило труда заметить расцветающий румянец на щеках своей воспитанницы. Сама же Софья смотрела на мужчину с прикрытым внимательностью укором.
- Просто,- выговорила она,- просто Станислав Васильевич шутит. Я не окатывала ничем.
Вот почти что сшибла - да. Мысленно пытаясь совладать с собой, Софья двигает ближе к Арсеньеву свою чашечку с чаем.

Отредактировано Софья Самойлова (2016-01-31 18:01:39)

+2

9

- Я шучу, - подтвердил Арсеньев, - Только что говорили вот с Софьей Григорьевной о коровах и о том, как я ненавижу этих мерзких созданий. А Софья Григорьевна находит их весьма милыми и даже красивыми. Вот я и предложил ей... окатить меня в воспитательных целях молоком. Кстати, хотя я не люблю коров, но молоко вполне употребляю, и поэтому, такие обливания, думаю, показались бы мне даже приятными... особенно если учесть, что...
- Станислав, мон шер, наливай уже Софи молока и будь так добр, раз уж взялся за молочник, и в мою чашку налей! - вмешалась тетя, которой показалось, что племянник подошел слишом близко к той невидимой черте, которая отделяла разговор, приличный в обществе молоденькой девушки от разговора. в таком обществе не приличного.
Пинок ногой под столом убедил Станислава не продолжать развивать свою тему, и он это понял. Ухмыльнулся и послушно налил молока сперва в чашку Софи, затем тетушке и, вопросительно взглянув на приемную мать Софи, получил в ответ кивок - и еще одна чашка получила свою порцию молока. Справившись с этим ответственным делом, Арсеньев вылил все, что оставалось в молочнике, в свою чашку и задумался, нужен ли ему в чае сахар. Решив, что не нужен, он милостиво согласился на нежное и воздушное пирожное, преподнесенное ему слугой, и съел несколько кусочков, получив при этом несказанное удовольствие - пирожное так и таяло во рту, оставляя после себя легкий привкус ванили.
Тетушка, желая развлечь гостей, снова принялась рассказывать о своем имении и зазывать туда Надежду Львовну и Софью Григорьевну.
- Вам непременно там понравится, дорогая, - многозначительно проговорила тетя, вроде бы обращаясь к Надежде, но поглядывая при этом на Софью, - Мы со Станиславом будем очень рады, если вы окажете нам честь и погостите у нас! Мы даже можем вместе выехать туда из Петербурга. Одна ведь я не скоро соберусь, а вместе будет и веселее, и скорее.
Снова пинок ногой. Ну и длинные у вас ноги, тетушка... И язык тоже.
Представив себе пасторальную картинку: Софи на фоне знаменитого тетиного сада, в белом платье и  с пестрым цветастым платком на плечах, и себя рядом с ней, почему-то во фраке и при галстуке, но в соломенной шляпе, Арсеньев вздрогнул и едва сдержал стон. Что же это будет, если вместо долгожданного отдыха на природе, в уединении среди лесов и полей, а-ля Байрон в своем "Одиночестве", он будет вынужден выступать в роли спутника Софи? Нет, девушка, конечно, мила и забавна, и дразнить ее - одно удовольствие, но... но насколько затянется их визит в тетино имение? А что, если надолго?..
Станислав обаятельно улыбнулся и посмотрел в лицо сидящей напротив Софи:
- Буду счастлив видеть вас, милая барышня, - эхом повторил он за тетей и, не переставая улыбаться, повернулся к Любови Петровне.
- Тетя, у вас в имении найдутся коровы? - самым невинным тоном спросил он.
- Коровы?! - Любовь Петровна отставила чашку и несколько раз подряд моргнула, - Станек, а зачем тебе коровы?
Арсеньев скрипнул зубами, услышав ненавистное прозвище, но быстро взял себя в руки.
- Мечтаю, чтобы Софья Григорьевна продемонстрировала мне их красоту... просветила в непосредственной близости от изучаемого... хмм... предмета.
- Ничего не понимаю... - растерянно пробормотала тетушка, а Станислав спрятал улыбку, поднеся к губам чашку с начинающим уже остывать чаем.

+4

10

А ведь я всего лишь похвалила ту статуэтку из дерева, вздохнула Софья, аккуратно трогая кончиками пальцев края чашки с чаем и всматриваясь в гладь воды в ней, словно в попытке увидеть что-нибудь. Ну а раз всё это начинало набирать обороты разговора на такую тему, ничего не остаётся делать, как поддерживать сию фантасмагорию. Улыбнувшись на подтверждение Станислава Васильевича её же слов, девушка стала ощущать, как чувство страха начало понемногу отпускать. Это было удивительное ощущение, особенно в этом доме, где с самого начала она чувствовала себя как мышь в мышеловке, смешно даже представить. А сейчас... Лёгкое подобие улыбки не переставало сходить с губ за всё время, пока господин Арсеньев развлекал дам, а взгляд так и норовил замереть на его лице,  заинтересованно и воровато, до тех пор пока его мягким образом не попросили сменить тему. Разочарование застряло в горле у девицы в то время, когда настолько уже заинтригованное сознание её желало услышать продолжение да вовремя остановилось. И пока чай каждого из присутствующих наполнялся молоком, Софи, опустив глаза, успела себя уже отругать саму себя за такие мысли. Правду говорят, с этим человеком стоит быть осторожней. Как это всё... у него получается, я будто и не заметила, как стала ему... симпатизировать?
Разговоры за чаем медленно в итоге перетекли в беседу о приближающемся летнем сезоне и загородной жизни. Тётушка Станислава Васильевича была неугомонной в этом вопросе и уже на середине рассказа умудрилась уже второй раз пригласить как саму графиню Ростопчину с семьёй, так и саму Софью Григорьевну. Единственное, что немного смущало в этом приглашении, так это то, что радость и правда исходила не только от Любови Петровны. Неужели и от вас? Было бы, честно говоря, удивительно это увидеть - то самое чувство, которое приписала Фоминская своему племяннику, только при взгляде на него, думалось почему-то совсем иначе. Да, Софи видела эти согласия с его стороны, весьма правдоподобные. Но не стоит вам задумываться настолько хорошо, чтобы заметить хотя бы кусочек этих мыслей, Станислав Васильевич. На самом деле, это даже показалось немного весело, на что, девушка решила, что пора бы обратить своё внимание и чаю с пирожными, которые, кстати, были весьма вкусными и аппетитными. Просто блаженство...
- Буду счастлив видеть вас, милая барышня.
Издеваетесь! На такое умудриться подавиться было бы верхом благодарности. Он был бы счастлив, вы слышали? Взгляд на Надежду Львовну, на всякий случай отставила чашку с почти допитым чаем. Вы же не серьезно, да? Взгляд на Станислава Васильевича с немым вопросом. Последующий вопрос был задан словно уже нарочно, по другому никак, на что Софья лишь терпеливо продолжала смотреть на него, скрывая уже нарастающую обиду на эту совершенно несчастную корову, о которой за сегодня вспомнили столько раз. Не сдержалась лишь на услышанном его имени "Станек", дернув уголками губ вверх.
- Думаю, Станислав Васильевич, и без меня Вам бы устроили наглядное изучение животного сами деревенские жители. Они в этом более сведущи,- едва заметно пожав плечами, Софи в задумчивости вновь взяла свою чашку, но в итоге так и оставила её держать на коленях.
- Ах, Любовь Петровна, я совершенно не могу понять тоже, о чём они говорят,- покачала головой графиня Ростопчина, положив руку поверх ладони Софи. Попытка вернуть её на эту землю? Не стоит, она здесь и так застряла, летать в мечтах не собиралась.- Но ваше приглашение весьма заманчиво. Стоит поговорить об этом чуточку позже, не правда ли? Софья, что скажешь, милая? Тебе стоит и правда съездить за город, подышать свежим воздухом, он ведь так полезен для здоровья.
Тонкий намёк на то, что Софья бледна как и всегда, был принят. Да и что тут сказать, если ещё только каких-то несколько лет назад, каждый раз приход врача заканчивался именно этой фразой. А в итоге вернувшись такой же посвежевшей она смогла лишь после поездки заграницу. И причина ведь была в основном даже не в этом.
Только. было одно "но".
- Это и правда очень... заманчиво. Только,- Софья замялась, отдавая внимание пока ещё покоящейся чашке в своих руках, обводя большими пальцами край фарфорового изыска.- Я уже давно собиралась съездить в имение родителей, Надежда Львовна. Да и мисс Лестер с её сестрой уже приглашала. Очень давно меня там не было. Хотелось бы увидеть, как там обстоят дела.
Бегство. Словно какое-то сплошное бегство, не правда ли? Но что сказать на всё это, если ты даже не чувствуешь порыв уехать туда, где тебя ждёт неизвестность. К тому же, желание посетить теперь уже своё имение у юной девушки теплилось ещё с зимы этого года - слишком долго она не осмеливалась туда приезжать, словно из страха быть погребённой горем.
- Софья, имение твоих родителей находится не так далеко от столицы, ты можешь приехать туда и после.
И как тут попробуешь теперь возразить? Каждое слово против слов Надежды Львовны будут приравниваться к очередному отступлению. Может, вообще промолчать? Но вот только, посмотрев на свою тетушку, Софья ощутила как сердце её ушло в пятки, когда та внезапно сказала:
- Но раз уж так, то ты можешь прекрасно сделать всё наоборот - поехать в Графскую Славянку, а потом уже и в имение госпож Фоминской. Любовь Петровна,-нет, нет, пожалуйста, только не говорите, что...- как вы считаете, смог бы Станислав Васильевич оказать незаменимую услугу отвезти Софью с её гувернанткой из её имения к вам?

+3

11

Станислав сдержал неуместный вздох облегчения, когда юное создание заговорило о том, что хочет побывать в своем имении. Верно, где же еще место девице, как не в родном доме. Только... постойте-ка, разве не говорила ему тетушка, что Софья - сирота? Как это она одна в имение поедет? Вот эта кроха будет там делами заправлять? Решать те вопросы, от которых у Станислава неизменно появлялась головная боль, а следом желание взвыть и сжечь все приходно-расходные книги? Впрочем, вряд ли. Скорее всего, всеми делами имения занимается ее опекун. Но почему она хочет ехать в имение одна? Разве ей там не будет скучно?
Станислав с недоумением прислушивался к собственным мыслям. С каких это пор он стал интересоваться досугом юной охотницы за женихами? Только охотилась она как-то странно - вместо того, чтобы стремиться быть поближе к жертве, сама норовила сбежать. Может, это новая тактика? Усыпить бдительность - мол, я вообще не представляю для вас угрозы - и в тот момент, когда он расслабится и будет чувствовать себя в безопасности - раз! - и ухватить в свои цепкие лапки?
"Раз!" случился намного быстрее, чем мог предположить Арсеньев. Предложение приемной матери Софи прозвучало для него как гром среди ясного неба. Что ответит тетя, можно было даже не сомневаться - глядя не то, как засияли ее глазки. Точно с таким выражением смотрела она вчера на свой любимый ореховый бисквит. Тетя была счастлива.
Арсеньев взглянул украдкой на девушку, пока тетушка уверяла, что ее дорогому племяннику не составит ровным счетом никакого труда привезти милую Софью в ее имение. Испугалась или только играет в испуг? Если играет, то мастерски. Арсеньеву даже жаль стало Софи - она так явно пугалась перспективы поехать с ним вместе...
- Разумеется, я с удовольствием привезу Софью Григорьевну в Райские Кущи, - Станислав, только выговорив фразу, понял всю ее двусмысленность, которая, к счастью, ускользнула от дам. В конце концов, что такого - привезти барышню к тете? Никто ведь не заставит Станислава с утра до ночи ее развлекать?
- Итак, мы обо всем договорились, не так ли? - Любовь Петровна не просто улыбалась, она сияла, будто маленькое ручное солнце. - Мы все едем к нам - ах, ваши детки просто чудо, Надежда Львовна, им непременно у нас понравится, в парке столько простора для всевозможных игр... А любезный Анатолий Павлович тоже будет не против, как вы считаете? У нас там есть беседка - я так и вижу в ней вашего супруга с книгой...
Тут Арсеньев не выдержал и закашлялся, скрывая смех. Зануде, каким он помнил Ростопчина, весьма и весьма подошло бы торчать в беседке с книжкой. Но... что же это такое? Летнее блаженное ничегонеделанье в поместье грозило обернуться каким-то малоприятным испытанием. Присутствие мило смущающейся Софи - одно, а вот сморчок Ростопчин со своей унылой физиономией - совершенно другое. Впрочем...
Глаза Станислава загорелись при мысли о том, как взбесится сей достойный господин, если решит, что Станислав собрался ухаживать за Софи. А ведь он решит...
Похоже, лето все-таки будет забавным.
И, придвигая к себе вазочку с вишневым вареньем, Станислав вполне искренне заявил:
- Я постараюсь сделать все, мадемуазель, чтобы пребывание в нашем имении надолго вам запомнилось!

Отредактировано Станислав Арсеньев (2016-03-26 03:52:09)

+4

12

Желание провалиться сквозь землю неминуемо накатывало волнами с головой. И зачем она только сказала про своё намерение и тем самым сделала попытку перемешать все карты Надежде Львовне и тёте господина Арсеньева? И если, по уверениям самой Софьи, графиня Ростопчина, сама того не замечая, дала повод совершить ход конём госпоже Фоминской, то сама хозяйка дома с удовольствием воспользовалась совершенным действием со стороны своей подруги.
Софья Григорьевна не была готова к такому повороту событий, ни сейчас, ни некоторое время спустя, пока за всё время этого совершенного ею же шага в подобие ловушки она разглядывала своё отражение в остывшем чае. Отвлекись!- чуть ли не скомандовала себе девушка, и рука её потянулась к пирожным, чтобы взять одно из воздушных творений кулинарии. Отвлекись, посоветовала она самой себе и отдала своё предпочтение во внимании именно тому, что сейчас могло и правда дать маленькое удовольствие.
Воздушный крем, бисквитное тесто, вкус ягод, отдающий летом, она словно сейчас находится в кондитерской Малинари с Оленькой Урусовой. Они тогда ещё были ученицами, и, как и многие из числа институток, любительницами сладкого. Сейчас ничего не изменилось. Она как и теперь уже графиня Бутурлина не изменила своим предпочтениям. и каждая встреча с намерением прогуляться по Невскому всегда сопровождалось тем ли иным посещением кондитерской. Всегда повышало настроение. И сейчас ей тоже вдруг захотелось оказаться именно в одном из таких заведений, вдыхать запах взбитых сливок, только-что готового бисквитного теста, сгущёнки и варенья. Детские желания, он такие приятные.
Но только заслышав невольно ворвавшийся в атмосферу приглушённый кашель, Софья открыла глаза и медленно стала выходить из своего мимолётного состояния расслабленного покоя. Это оказался сам Станислав Васильевич, что немало насторожило саму юную графиню. Он смеялся или что? Удивительно было наблюдать за всем, что происходило без её участия. То, что сейчас что-то произошло из ряда вон выходящее для самой Софьи - к ведунье не ходи. Но она не ожидала именно такого. Так и не веря своим ушам и тем словам, которые господин Арсеньев произнёс, Софья Григорьевна всё смотрела на него, словно ожидала продолжения или хотя бы намёка на то, что он пошутил. Ничего не последовало от него, только госпожа Фоминская что-то весело щебетала Надежде Львовне, обещая всевозможные развлечения в имении. Да, всё и правда казалось весьма искренне со стороны Станислава Васильевича, чего совершенно не радовало саму Самойлову, а, наоборот, даже заставляло о чём-то беспокоиться. Запомнилось надолго? И чего же вы, Станислав Васильевич, та искренне мне обещаете? Прогулки? Ухаживания? Как смешно. От Вас ничего, кроме колкостей и не дождёшься ведь. Пальцы мелкой дрожью застучали беззвучно по фарфоровой чашки в то время, пока взгляд уже чуть ли не настырно сверлил лоб мужчины. Пришлось сделать усилие над собой для улыбки.
- Если вы того хотите, то не могу не отказать вам,- поворот головы в сторону графини Ростопчиной и госпожи Фоминской,- в удовольствии.
Ей было обидно. Немного, но обидно. А ещё она злилась. И впервые эти чувства, стыдно было признаться, она чувствовала именно к своей тётушке. Хотя это чувство она испытывала ещё и к сидящему господину, изъявившему желание растоптать все планы Софьи на лето.
- Стоит тогда договориться о дате приезда Станислава Васильевича,- обратилась Софья уже к нему самому. Невольная мысль - если знать точно время, то хотя бы будет возможность что-нибудь и придумать. А вдруг занята буду?
- На сколько дней ты предполагаешь там остаться, Сонечка?- отвлекла внимание своей воспитанницы графиня Ростопчина, на что девушка лишь задумчиво прикусила нижнюю губу. Надолго. На всё лето. На сколько угодно, лишь бы не уезжать никуда.
- Если мне не изменяет память, мисс Лестер и мадам Тарновская думали приехать ко мне на... две недели,- и почему я не могу соврать? Потому что я не могу соврать.- И если у них ничего не изменится, то отъедут они уже  концу июня.
- Приезжайте на последнюю неделю, Станислав Васильевич, Сонечка как раз может Вам показать красоты Графской Славянки и угостить сливовым вареньем из их сада.

Отредактировано Софья Самойлова (2016-04-02 12:57:02)

+2

13

Найти бы того, кто готовил это чертово вишневое варенье - и выпороть нещадно, поскольку Станислав едва не сломал себе зуб вишневой косточкой - этой дряни в варенье не должно было быть! Но слова Надежды Львовны оказались похуже вишневой косточки.
Получается, он приедет в имение к Софье, когда там уже никого, кроме нее и какой-нибудь экономки-гувернантки не будет? Люди добрые, что же это происходит? Ведь... ведь тогда он неминуемо скомпрометирует ее своим пребыванием там. Если останется дольше, чем... если вообще там появится.
Арсеньев в панике глянул на тетушку, та щурилась блаженно, напоминая Станиславу сытую кошку. "Ловушка? Заговор? Что ж, тетя, вы меня еще не знаете..."
- Лучше сливового варенья может быть только сливовое повидло... - мечтательно проговорил Арсеньев и обратился к Любови Петровне, - Тетя, помните, как вы меня наказали, когда застали однажды за преступным поеданием этого самого повидла?
- Да разве возможно было тебя хоть как-нибудь наказать?- рассмеялась Фоминская, - Ты был таким обаятельным сорванцом, что я малодушно прощала тебе твои проделки. Даже когда ты привязал колокольчик на хвост моему коту, я и пальцем тебя не тронула! Ах, Надин, вы не представляете, что только не вытворял в детстве этот важный теперь господин!
И Любовь Петровна принялась выуживать из недр своей памяти одно воспоминание за другим.
Станислав на удивление спокойно воспринял поток тетиных воспоминаний - хотя обычно начинал против них протестовать. Но сейчас он сам его спровоцировал. Станиславу хотелось занять тетю и приемную мать Софи разговором - пусть даже о собственных детских шалостях - чтобы немного поговорить без их участия с Софи.
- Скажите, Софья Григорьевна, а вы не будете против, если я приеду за вами в компании моего друга? - поинтересовался он небрежно, не сводя ставшего внезапно цепким взгляда с собеседницы, готовый заметить любое, даже самое неуловимое изменение в выражении ее лица, - Он тоже очень любит сливовое варенье.

Тем временем, воркование Любови Петровны внезапно сделалось тише, а потом и вовсе пропало. Оглянувшись, Станислав с удивлением обнаружил, что и тетя, и Надежда Львовна, мило беседуя, неторопливо удалялись из гостиной. Арсеньев по достоинству оценил их маневр. Но битва только началась, и он не собирался ее проигрывать.
- Какое интересное название у вашего имения, Софья Григорьевна, - заметил он, покручивая в пальцах чайную ложечку, - Вы мне расскажете, откуда оно?

+4

14

Теперь мне всё ясно. Теперь понятно, откуда всё это пошло - с варенья, а точнее сказать повидла в детстве. Оказывается, переедание сладкого в столь юном возрасте портит не только зубы. Софья даже не знала, как на это реагировать - хотелось в момент разговора между тетушкой и её племянником действительно глупо улыбаться и в то же время прикрыть уши и не слышать этого такого же тягучего и, по уверениям самой Софьи, приторного голоса Станислава Васильевича. Слишком, как-то слишком, вторила она себе, не в праве даже шевельнуться, лишь бы не выдать свои мысли с головой. Она это умела. Со способностью, о которого говорят проще - "всё на лице написано". И, чтобы не привлекать совсем уж внимание к свое внезапно замершей персоне, пришлось съесть пару чайных ложек из розетки того же самого варенья, которым наслаждался и сам господин Арсеньев несколько минут назад. Слышать, конечно же, разговоры о детстве человека, умудрившегося стать для Соней кошмаром номер один, было слишком странно, но вот чтобы это было довольно длительная тема - нет-нет-нет. Стоило что-то предпринять. Лишь бы не перевести тему на моё детство, вот чего не стоит. Так и ничего не подозревая, Соня вновь зачерпнула ложечкой из розетки и отправила очередную порцию варенья в рот, когда в свете беседы за столом лично к ней обратился сам Станислав Васильевич. Голубые глаза взметнулись к его лицу, и девушка, так и замерев на мгновение, с ложкой во рту, смотрела на него, вникая в вопрос, после чего резко убрала столовый предмет в поля зрения.
- Вы приедете? С другом,- вы, значит, всё-таки хотите приехать? Серьезно? заморгав часто-часто, Соня попробовала прогнать расстроенную мимику с лица, кивнув при этом головой.- Конечно же, приезжайте.
Ещё и с другом. Господи, за что?
Мольба, утопленная в данный момент в очередной порции варенья и съеденная вместе с пирожным и чаем, растаяла как сахар в воде. Только, когда она умудрилась пропустить тот момент, когда хозяйка дома с Надеждой Львовной куда-то отошли, девушка так и не поняла. Она была растеряна.
- А гд...
Было ли это намеренно, или же случайно? Соня, при всём своём нежелании, склонялась больше к первому. Поэтому на вопрос рядом так и продолжавшего сидеть господина Арсеньева Софья поставила чашку на стол с лёгким стуком, понимая, что действия обеих дам начинают приобретать уже более конкретные оттенки намерения. На щеках невольно начал проступать румянец того самого невинного гнева и стыда, которым наделены все создания женского пола в столь юном возрасте.
- Вам это действительно интересно, Станислав Васильевич, или вы решили просто найти ещё один повод поглумиться надо мной?- беглый взгляд в сторону его пальцев и той блестящей ложечки. Она прекрасно помнила до сих пор тот момент на вечере у его тётушки. И его слова, больно задевшие. Когда её глаз встретились с его, она всё же решила ответить на его вопрос, не дожидаясь всё же ответа на свой.
- Имение наше расположено на склоне реки под названием Славянка. И рядом есть пруд в виде буквы "S". Почему "Графская", думаю, догадаться не сложно - наш род уже много лет носит этот титул. Но вы всё увидите всё же сами, когда приедете,- добавила Софья немного тише, словно задумавшись или стараясь что-то сейчас понять, хотя на самом деле графиня просто старалась держать себя в руках.- Вы говорили про друга. Вы имели ввиду господина Верховского, да?

+3

15

Задав вопрос про друга, Станислав не сводил взгляда с лица девушки, и ее реакция заставила его прищуриться с подозрением. Растерялась, заморгала, не сразу нашлась с ответом... Стало быть, хотела, чтоб он приехал один? Зачем? Надеялась, что они смогут побыть в одиночестве? А потом, под сенью сливового дерева, ярким солнечным днем, когда все вокруг пронизано светом и летней романтикой, Арсеньев так разомлеет, что потеряет бдительность и попадет под власть ее чар, и тут же из-за кустов выскочит Ростопчин с супругой, и примутся благословлять их счастливый союз? А присутствие друга сделает этот план совершенно несбыточным, не так ли? Не поэтому ли вы так заметно огорчились, милая леди?
Ее встречный вопрос застал Станислава врасплох. Глумиться? Я? Ну что вы... разве что совсем чуть-чуть...
Ответить он не успел - девушка уже принялась рассказывать ему об имении. Сказала пару слов - и вновь перевела разговор на его друга. Взгляд Станислава заметно похолодел.
- Вы правы, я не настолько давно в Петербурге, чтоб обзавестись друзьями, поэтому говорил о своем единственном друге - Евгении Верховском. Благодарю вас, что не стали возражать против нашего визита. Я думаю, ему тоже любопытно будет взглянуть на ваше имение.
Теперь девушка выглядела странно замкнутой. Станислав был уверен, что если бы ей предоставили свободу от условностей и приличий - она бы уже исчезла из тетиной гостиной. Интересно, почему? Потому, что он не прыгнул в их с Надеждой Львовной ловушку? Или есть иная причина?
- А вы хорошо знаете господина Верховского? - поинтересовался Арсеньев, по-прежнему не отводя своего пристального взгляда от девушки. Не похожа она была на коварную интриганку, да и до напора мадемуазель Полянской ей было далеко. Может, она и не принимала участия в заговоре...
Интересно, что скажет господин Ростопчин, когда узнает, кто будет провожатым его подопечной? То-то взбесится...
От этой мысли Станислав улыбнулся. Искренне и радостно.

+5

16

Я что-то не то спросила? В тишине гостиной, в которой по воле случая и намеренного решения обеих уже ушедших дам остались эти двое, всё начинало приобретать иной оттенок. Эмоции более приглушенные во время чаепития теперь обострились, а это стало настолько ощутимо. Особенно для самой Софьи, которая совершенно не желала вновь оставаться наедине с этим самым человеком, сидящим рядом с ней сейчас за столом. Его внимание к ней её же и пугало, его намерения выглядеть галантным кавалером были откровенно пропитаны иронией. Словно.... намеренно. Провокация? Но к чему? Взгляд её изучал все изменения, произошедшие во взгляде мужчины, на мгновение испугавшись этого момента, и едва остановив себя в намерении понять причину сего явления. Она здесь определённо не была виновной.  Поэтому лишь кивнула головой в знак подтверждения своего одобрения на их приезд.
- Думаю, Анатолий Павлович будет рад мужской компании в имении, в это время к нам никто, кроме тех гостей, о которых вы уже знаете, не приедет. Ближайшие наши соседи уехали за границу, кто в Испанию, кто во Францию.
Как жарко, Соня посмотрела в сторону окон, скрытых легкими занавесками, с сожалением понимая, как бы она сейчас их с удовольствием открыла нараспашку, вдохнув полной грудью Петербургский воздух, ощущая ветер, дующий в лицо со стороны Невы. А если честно, то лучше ветра со стороны прилежащего к имению леса и ближайшей реки нет.
- Нет, Вы сами представили нас, Станислав Васильевич,- светлые глаза девушки перебрались от разглядывания гардин к мужчине.- На Вашем вечере, помните? После моего с графом Шуваловым выступления.
При мысли о графе на губах просветлела улыбка, которая вновь скрылась, словно за тучами об очередном воспоминании. Когда впервые после поспешного ухода от нашего в Надеждой Львовной общества вы подошли выразить восхищение моим и графа выступлением. Как же она хотела не просто это подумать, а именно сказать, слово в слово и смотря прямо в глаза. Конечно же, ему не будет стыдно за всё тогда произошедшее. Наверняка. Не поймет, ведь это настолько обычно для людей - что-то сказать и не подумать о том, что кому-то это будет просто неприятно. И поэтому в силу вступают хорошие манеры. Что там говорила мадам Штольц? Держите осанку, при разговоре никогда не будьте надменной, но отвечать старайтесь с достоинством. Секунда. Вторая, и Софья, словно птичка, встрепенулась на своём месте, выйдя из задумчивого разглядывания лица господина Арсеньева. Как оказалось, за всё это время она просто ждала его ответа.

+2

17

О, да, Анатолий Павлович будет бесконечно счастлив, увидев меня, не сомневайтесь в этом, милое дитя, - ехидно подумал Арсеньев, и его улыбка невольно сделалась шире. Он не понимал, по какой причине раздражение  Ростопчина вызывало в нем такое веселье и неистовое желание это раздражение усугубить, да и не давал себе труда над этим задуматься. Главное, что при этом отступала скука, приближающиеся симптомы которой он уже предчувствовал - наступало лето, мертвая пора, время, которое лучше всего проводить в путешествиях, а не в пыльном городе и не в имении, пусть и наполненном свежим воздухом, но кроме этого, увы, не наполненном более ничем. Но отправляться в путешествие, едва возвратившись - идея не самая замечательная. К тому же, Арсеньев отлично понимал, с какой целью был отослан в Петербург. Об этом не говорилось вслух, но это было столь очевидно, что он чувствовал себя попавшим в капкан зверем. Навязчивое желание тетушки его женить полностью совпадало с желанием родителей. И хоть жениться он не собирался в обозримом будущем, но и идти против родительской воли столь откровенно не решился бы.
Итак, предстояло лето, наполненное скукой, и тут это милое создание, сама того не осознавая, предоставила ему чудесную возможность повеселиться. Арсеньев вспомнил Ростопчина в Дрездене. Если он не изменился - что вряд ли - то одного взгляда на вытянутую физиономию опекуна Софи будет достаточно, чтобы прогнать скуку как минимум на несколько часов.
- Уверен, мы быстро найдем общий язык с графом Ростопчиным, - пообещал Станислав девушке, - Я ведь уже имел удовольствие познакомиться с ним в Дрездене. Чудесный город и чудесное время...
Станислав усилием воли оборвал нить, которая протянулась было к воспоминаниям об Иде. О таком нужно вспоминать в одиночку, под уютный треск камина, с бокалом хорошего вина, перебирая воспоминания, словно мастерски выполненные художником миниатюры... любуясь и радуясь, что они у тебя есть.
Но никак не солнечным майским утром. Да еще в присутствии столь юной особы, которую было так легко привести в смятение. И если она играет в какую-то свою игру, то почему бы и Станиславу не поиграть с ней тоже?
- Вы правы, я что-то запамятовал... верно, я сам и представил вам Евгения. Я плохо помню, что было тем вечером, потому что ваше появление в тетиной гостиной произвело на меня самое сильное впечатление. Вы так мило пели, у вас поистине ангельский голос,- а как мило вы поправляли ваше платье в моем кабинете... ножки у вас под стать голоску... вы даже статуэткой швырнули мило... нескучный вечер, и все благодаря вам.
Улыбка, появившаяся на лице Арсеньева, была слишком многозначительной, чтобы Софи не услышала хотя бы половины того, о чем он подумал.
- Не смею просить, могу лишь умолять вас о милости вновь насладиться вашим пением. Вы одарите меня ею, Софья Григорьевна? - а эти слова он произнес, перегнувшись через стол и заглядывая девушке прямо в глаза. Бесенята в его собственных глазах тем временем отплясывали с увлечением что-то вроде мазурки.

+3

18

Уверен... Уверен? А я т... тоже, наверное, уверена. Как-то неуверенно всё это у неё получилось, честно говоря. Да и как-то слишком, слишком обещающе высказал своё отношение к своей встрече с её опекуном - настолько, что под конец я, сама того не ожидая, навострила уши и переключила всё своё внимание именно на Станислава Васильевича. Взгляд замер на его лице, точнее губах, произнёсших слово "Дрезден", отчего ей стало как-то неуютно, и ресницы, едва дрогнув опустились вниз.
Дрезден, по воле случая, для неё хранил много своих радостей и вытекающих из них же тайн. Столько светлого в поездке, столько зарождавшихся мыслей, фантазий - она впервые после стольких лет затворничества из-за смерти родителей задумалась о будущем, именно здесь, и именно в Дрездене, дарующем каждому гостю свою уверенность, теплоту, стойкость. И так бы и дальше она предавалась мыслям о недавнем долгом путешествии по загранице, если бы не свойственное напротив сидящему мужчине всё испортить. А ведь у Софьи уже было намерение поделиться хоть чем-то на счёт этой поездки. Поделиться... чтобы  в ответ услышать фразу, полную иронии? Поджав губы, юная графиня не слишком хорошо вслушивалась в извинения от господина Арсеньева на счёт его забывчивости. Как смешно это звучало, право дело. У Софи даже уголки дрогнули в призрачном подобии улыбки. Сдержалась и лишь с достоинством приподняла взгляд, чтобы встретиться с его...
Господи... Лучше бы она этого не делала, не встречалась с этим взглядом серых глаз, полных тех смешливых искр, от которых только и делаешь, что обжигаешься. Опасно - вот что хочется подумать при одном взгляде в эти глаза, на это лицо. Но почему она всё ещё сидела рядом и даже не пошевелилась, когда он уже наклонился всем корпусом, оказавшись в итоге в достаточной близости от неё. Ей стоило хотя бы уличить его в своих неприемлемых действиях, а она только и делала, что смотрела на него, не в состоянии пошевелиться. Просьбу, которую Станислав Васильевич сейчас озвучивал, доходил до девушки с трудом, настолько сейчас она была скована каким-то ненормально неправильным состоянием.
- Как. Мило,- наконец-то проговорила она, не сводя с него настороженного взгляда, улавливающего вновь эти искры, которые можно было чуть ли не посчитать, настолько близко. Софья подалась чуть назад, увеличив расстояние хоть так между собой и господином Арсеньевым. Это даёт хоть маленький, но результат - она начинает задумываться над ситуацией, которая начинает заходить слишком далеко.- Прекратите,- шепчу уже тише, словно в попытке вразумить человека.- Почему вы... так себя ведёте?
Ещё какая-то минута, во время которой Софи замерла, словно статуя, изображавшая испуганное животное, маленькое, хрупкое, ненадежное, и вот ещё мгновение и она уже оказалась на ногах, смотря уже сверху вниз на того, кто начал сеять немыслимую панику в её душе.

+1

19

Реакция юной Софи на его слова Станиславу чертовски понравилась. Ее явный испуг его развеселил, превращая нудное чаепитие в увлекательное времяпровождение. Правда, внутренний голос пытался напомнить Арсеньеву, что переигрывать все же не стоит - вдруг барышня воспримет его поведение в том самом, страшном для Станислава смысле и вообразит, что он вот-вот сделает ей предложение? Станислав к голосу прислушался и... отмахнулся от него. Какое там предложение - видно же, что барышня считает его этаким злодеем-пожирателем-юных-дев. Ее глаза, ставшие такими огромными от испуга, смотрели на него с тем выражением, какое, должно быть, появляется в глазах у кролика, когда его гипнотизирует удав. И страшно, и убежать невозможно.
Впрочем, убежать барышня попыталась. Вскочила с места - и Станиславу тоже пришлось подняться. Он принялся было обходить стол, чтобы посмотреть как поведет себя Софи, когда поймет, что между ними не остается никакой преграды. Смутится еще больше? Выбежит из комнаты, чтобы найти приемную мать и спастись возле нее от страшного и коварного чудовища?
Но в открытое окно внезапно донесся жизнерадостный голос тетушки:
- Мне всегда хотелось как можно больше роз! Но в мае они еще не цветут, и тогда мне пришло в голову разбить несколько новых клумб с пионами! Они же роскошно выглядят, при должном уходе, разумеется. К счастью, наш садовник умеет с ними обращаться. Дорогая, хотите, я прикажу срезать для вас несколько цветков?
Слегка нахмурившись, Станислав подошел к окну. Так и есть - тетушка вытащила Надежду Львовну полюбоваться своим цветником. Ах, тетушка... даже если вы запрете меня с Софи здесь на неделю, предложения я все равно не сделаю. Но это уже переходит все границы...
Согнав с лица недовольное выражение, Станислав обернулся к Софье Григорьевне. Мягко улыбнулся, подошел поближе, но не слишком, чтоб не пугать окончательно, и спросил:
- Что прикажете прекратить, Софья Григорьевна? Говорить с вами? Я настолько вам неприятен? Конечно, я не льщу себя надеждой, что мое общество вызывает у вас восторженные чувства, но все же, думал, мы можем вполне мило побеседовать с вами...
Вздохнув, Арсеньев сделал грустное лицо, хотя сдерживать улыбку стоило ему немалых сил.
- Да, я понимаю, собеседник из меня никудышный. Такой юной барышне наверняка будет скучно в моем обществе. Увы, я не умею ни петь, ни играть на гитаре, не умею говорить барышням щедрые, пышные и льстивые комплименты...
Говоря, Станислав медленно приближался к своей жертве. Подойдя практически вплотную, он взглянул в лицо Софи тем взглядом, который тетушка обычно называла "вселенская скорбь". Называть называла, но все равно поддавалась этому взгляду и шла у Станислава на поводу. Секрет взгляда "вселенская скорбь" был очень прост. На объект следовало смотреть прямо, без улыбки, думать о чем-нибудь серьезном и очень печальном - к примеру, что на часах полдень, а ты все еще не выбрался из дома, чтобы навестить своего друга... И не забывать про искренность. И ни в коем случае не переигрывать.
Именно так смотрел сейчас Арсеньев на Софи.
- Почему я веду себя так? - переспросил он тихо, не отводя взгляда от ее лица. - Не знаю... Прошу прощения, если чем-то вас обидел или задел.

И, поздравив мысленно себя с блестяще, по его мнению, отыгранной ролью, Арсеньев склонил голову в вежливейшем поклоне. Резкий переход от наглости к покорности должен был, по его задумке, обескуражить собеседницу и сделать ее более уязвимой для дальнейших его выпадов. Тетушка играла в свою игру, а Станислав - в свою. И был абсолютно уверен в своей победе.

+2

20

Как можно понять человека, если даже боишься заглянуть ему в душу? И не из-за того, что это будет лично по отношению к нему. Просто есть вероятность разглядеть то, чего не принесёт такой уж радости от открытия. Каждый человек - книга, прочтение которой вызывает восторг или разочарование, интерес или скуку. В общем, как показано практикой, люди умеют иногда разочаровывать, когда их узнаёшь ближе. И к сожалению, для Софьи это было не редким сюрпризом, когда при каждом знакомстве она наделяла человека только хорошими качествами, а спустя время либо их распознавала более подробно, либо находила заместо них что-то другое, менее хорошее. Порой мнение менялось. Иногда, спустя время, она находила для себя самой причину присутствия неприятных "страниц" у человека. Но редкое, что она могла чувствовать при знакомстве - чем продолжится эта книга?

Когда вслед за Софьей встал и сам Станислав, девушка едва не спотыкнулась о ножку дивана в попытках оказаться за пределами опасной зоны. Она могла только догадываться, что за манёвр мог сейчас исполнять сам Арсеньев, но от этого становилось ещё хуже, не дай Бог заработать головную боль и упасть в обморок. Обмороки и так являлись для Софьи проявлением слабости, которую она никогда не показывала, а сейчас этого и подавно не желала, поэтому... вдох-выдох, медленно, но уверенно стараться спокойной и думать о том, что она это всё только напридумывал. Ведь не зря же Надежда Львовна замечала, что за Сонечкой наблюдается слишком бурная фантазия, особенно когда спрашивала про сны, которые у девушки были столь ярки, что запоминались моментально. И всё из-за тех же многих прочтённых ею книг.
И вот теперь же вновь. Словно придумываю какой-то любовный роман в своей жизни. Это. Нелепо.
Она вновь смотрит на Станислава, отошедшего от окна и расслышала удаляющиеся словно голоса тёти и госпожи Фоминской и ответила ему легкой улыбкой, сложив руки замочком впереди себя. Это удивление с его стороны. Словно он и правда ничего не понимает. Игра? Или какое-то и правда непонимание? Софья лишь меланхолично перебирала в голове возможные варианты, когда уже с недоверием стала всматриваться в его лицо. Он было... грустным?!
- Станислав Васильевич, никоим образом нет.
- Да, я понимаю, собеседник из меня никудышный...
Имеющий уши, да услышит, имеющий глаза да увидит. Но почему только я этого словно лишена?
Она смотрела в его глаза и не видела ничего, только словно ощущала, как мурашки пробежали по коже, словно от сквозняка из приоткрытого окна. Только занавески почему не дрогнули? Она слышала каждое сказанное слово, но не расслышала того, чего хотела слышать? Хотя... неужели она не хотела услышать именно то, что  сейчас слышала? То и в то же время совсем не то.
Только сердце сжалось и дрогнуло, продолжив свой ритм, когда глаза так и смотрели на мужчину, даже когда он опустил голову. Софья всё ещё могла видеть его лицо, и ей не нравилось то, как она уже готова была сама просить прощение за неуместный недавний свой вопрос. С силой лишь заставила утихнуть свой порыв. Лишь потом, когда в молчании она так и не отвела от него взгляда, ответила.
- Не стоит. Прошу, прекратите. То есть,- опять это "прекратите" опустив взгляд смущенно, графиня стала перебирать пальцами ремешок своей сумочки, приколотой к платью,- я хотела сказать, что мне всего этого не нужно от вас. Просто...
...просто почему при ваших словах о моём пении я слышу в ваших словах упоминание о нашей встрече в кабинете? Шаг назад.
- Просто вы скромны по отношению к своим способностям - комплименты говорить умеете,-она подняла взгляд на него, вдохнув чуть больше воздуха,- только моё пение не намного лучше прочих, не стоит возвышать мой голос до таких высот. Многие были столько же прекрасны. Сёстры Строгановы, к примеру.
Конечно же, иначе это слишком походит либо на выделение из толпы или, едва дернулась бровь, какая-то игра. Моего воображения или не моего.

+1

21

Она явно была смущена, и это выглядело очень мило. Нужно было бы отойти от барышни и дать ей время прийти в себя. Но лишить себя удовольствия наблюдать эти застенчивые взгляды, эти трогательные, неуверенные жесты, слышать этот голос, очаровательно замирающий... ну уж нет.
И Арсеньев сохранил диспозицию, не делая ни одного движения навстречу девушке, но и не отступая. Вблизи ее смущение наблюдать было еще приятнее.
- А я почти не слышал, как пели Строгановы, - искренне признался Станислав. - Мои мысли в тот момент были заняты чем угодно, но не пением...
Он вовремя спохватился, подумав, что слова его могут быть расценены Софьей как наглую попытку напомнить ей об особенных обстоятельствах их знакомства. Дразнить девушку этими обстоятельствами больше не хотелось. Всякая шутка забавна и смешна лишь один раз. Повторы вызывают лишь недоумение и раздражение.
- А вот вы пели, вкладывая в пение душу, и это было слышно даже такому толстокожему типу, как я.
Комплимент вышел, разумеется, неуклюжим и слишком топорным. Оставалось лишь надеяться, что барышня еще не привыкла к славословиям и не умеет классифицировать комплименты.
- Я не считаю себя великим знатоком музыки, но способен отличить искреннее исполнение от исполнения неискреннего. Иная дама поет безукоризненно, и голос чистый... а не хватает чего-то...
"А иная, вот как Полянская, пищит, как недорезанная хавронья, и воображает при этом, что премило поет..."
- А бывает, услышишь пение, и чувствуешь, что человек не просто тянет заученные ноты. Слышишь мелодию не просто ушами. А, скорее, сердцем. Искусство - это способ раскрыть себя, но он не каждому это дано. Вам вот... - он помедлил, разглядывая практически в упор ее лицо. Зря тетя искала яркие краски среди своих цветов. Сегодня щечки Софи украли у пионов возможность похвастаться своим чудесным цветом*. - ...Вам вот дано. И это удивительно. Вы очень глубоко чувствуете музыку.

Вот теперь комплимент ему понравился, и Станислав замолчал, ожидая реакции Софи.


*

Автор предположил, что Софья от смущения залилась румянцем, но если автор ошибся, он готов все исправить)

+1

22

- Оу,- тихо и оторопело вырвалось у неё на слова господина Арсеньева. Что она могла сказать на то, что, по сути, мог совершить любой из тех, кто присутствует на вечерах, где всегда присутствует время музыки? Кому-то это не интересно из-за тоски по танцам, кому-то по причине желания не слушать других, а петь или музицировать самому. Множество людей, множество причин делать то или иное во время чужого пения. Могла и Соня причислить сам себя к ним? С прискорбием да, ибо во время особо чувственного исполнения романса она умудряется забыться в своих мыслях, будь они прекрасны или печальны.
Но вот только сейчас, в сей момент, как бы она не пожелала, но так и не смогла бы забыться в своих мыслях под этот единственный звук голоса мужчины, к которому она прислушивается слишком внимательно, больно заинтересованно. Были пропущены намёки. Без звука, без движения, словно загипнотизирована, но всего лишь участлива. И тут нечего греха таить, приятные слова приятны любым ушкам юных барышень, а улыбку вызывают так легко и просто его слова о толстокожести. Такое подобие естественности в комплименте было бы обезоруживающим. Жаль только, что это всего лишь было своеобразной игрой тех же комплиментов. Как же всё прекрасно. Всё слишком прекрасно, чтобы быть реальным. И мысли теряются, и так хочется не казаться столь глупой в своих ответах, в поведении, в том, как она себя сейчас держится с ним.... нет, это было слишком сложным экзаменом для ней самой. И ещё один шаг мог означать уже неминуемую вольность, ошибку. И она ненавидела вновь этого человека, стоявшего рядом с ней в достаточной близости. Так легко он её вновь заставил краснеть - ну почему у меня на лице всегда и всё написано? Обидно, до слёз обидно, но она ведь не будет вести себя настолько по-детски? Конечно же нет. У неё всегда был стойкий характер, и сейчас это совершенно не тот случай, когда стоит показывать себя слабой перед мужчиной. Именно потому, что она никогда не покажет ни одному мужчине свою слабость, нет.
Но всё же. Всё же. Щёки краснеют при одном уже пристальном взгляде на неё, а слова довершают дело начавшимся лихорадочным блеском в её же глазах из-за растерянности и смущения.
- Благодарю за столь приятный комплимент,- как же сложно сдвинуться с места под этим взглядом, как у хищника. - Но, право, я повторюсь о том, что не стоило так расхваливать моё пение,-сделай шаг назад,- Станислав Васильевич.
надо сделать шаг назад.
В наставшей внезапной тишине лишь чёткое движение её ноги было слышно, как шуршание листвы - подошвой о поверхность, а рука так и норовила сделать полукруг, чтобы схватиться за что-нибудь, дабы не упасть. Но это лишь навязчивое желание, не исполненное, потерявшееся, как и она сама.
- Но всё же, спасибо,- графиня, с удовольствием ощущая легкий сквозняк, тронувший локоны волос на висках, словно это придавало ей толику мужества в скромности своего поведения, взгляда на него, всё же не смея сменить свой тихий голос. Но ведь её прекрасно слышал тот, кому доставались эти слова.- Да и желая услышать моё пение, вы могли даже не умолять и не дарить комплименты. А всего лишь. Сказать.

Отредактировано Софья Самойлова (2016-09-02 09:07:58)

+1


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Вчера и завтра » конец мая 1843 года. ОтЧАЯнный заговор.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC