Петербург. В саду геральдических роз

Объявление


Восхитительный, упоительный момент проверки на мужество, на то - чей дух крепче - человека ли отнявшего добычу, или десятков распаленных гоном собак, секунда, и...
Евгений Оболенский

Никогда в жизни еще Стрекаловой не было так страшно, как сейчас наедине с кузинами! Она даже разозлилась на себя за это. Ну что, разве съедят они ее, в самом деле? А захотят попробовать, так мы тоже кусаться умеем!
Софья Стрекалова

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Palantir



Гостевая История f.a.q. Акции Внешности Реклама Законы Библиотека Объявления Роли Занятые имена Партнеры


Система: эпизодическая
Рейтинг игры: R
Дата в игре: октябрь 1843-март 1844



07.09. Идёт набор в админ-состав!

07.07. ВНИМАНИЕ! НА ФОРУМЕ ПРОВОДИТСЯ ПЕРЕПИСЬ!

07.01. Администрация проекта от всей души поздравляет участников и гостей форума с Новым годом и Рождеством!

17.11. НАМ ПЯТЬ ЛЕТ!

14.05. Участвуем в Лотерее!

23.03. Идет набор в игру "Мафия"!

05.02. Внимание! В браузере Mozilla Firefox дизайн может отображаться некорректно, рекомендуем пользоваться другим браузером для качественного отображения оформления форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Вчера и завтра » Весна-осень 1843 года "Полынь и ковыль"


Весна-осень 1843 года "Полынь и ковыль"

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

I. Участники: Лита Морозова, Константин Сумароков
II. Место действия: земли Бутурлиных и Сумароковых
III. Время действия: апрель-сентябрь 1843 года
IV. Краткое описание сюжета: несколько эпизодов из жизни старой девы и убеждённого холостяка, которые изменили их судьбы

+1

2

Снег уже давно не серебрился мириадами ослепительных огоньков слепя глаза, а лежал грузно и тяжело, словно был умирающим зверем. А в отсветах угасающего дня эти снежные, тощие от голода, звери и вовсе казались истекающими кровью. Минуло Благовещенье и с гор потекли ручейки все больше и больше набирая силу под дружный гвалт грачей. Все чаще лил дождь, сквозь который светило приветливое апрельское солнце. Земля умывалась, смывая с себя зимний саван и осеннюю грязь погребения. С каждым днем в лесу становилось все веселее, все больше голосов могло различить чуткое ухо, а запахи весны и вовсе сводили с ума. Привычный птичий гвалт сюда, куда забрался сегодня Константин с двумя пятнистыми кобелями гончих, достигнет едва ли через неделю. Тем лучше. Глухари, на которых он пропустил нынче охоту, уже забрались глубоко в лес, в самую крепь, где их ни за что уже не достанешь. Зато на его долю оставались небольшие буроватые птички.
- Хор-хор-хор, - послышалось где-то слева, как раз там, где был молодая поросль чернолесья, плавно переходящая в угрюмые бутурлинские владения и их знаменитым оврагом. Во время предыдущих конных прогулок граф уже успел приметить места, где птички тянут особенно хорошо.
Кастор и Поллукс насторожились и охотник вместе с ними. Ветра сегодня не было, а значит и тяга должна быть хорошей. Вообще Сумароков не был особенным любителем до охоты, но последние вечера тянулись настолько долго и мерзостно спокойно, что впору было лезть в петлю или возвращаться в Петербург, где его не ждали. Соваться к соседям он не был намерен, но вот спугнуть вальдшнепов к той удобной полянке, что была очень близка к границе… Почему нет? Если не узнают, то так тому и лучше, а если узнают, то будет ему хоть какое-то развлечение в этой глуши!
Когда последние лучи заходящего солнца еще озаряли небосклон, Сумароков уже занял удобную позицию там, где открывался прекрасный обзор на заболоченную по весне поляну, чуть вытянутую с запада на восток. Кастор и Поллукс убежали в стороны по левую и правую руку от него. Еще немного и они доберутся до птичьих укрытий и начнут их спугивать, загоняя каждый со своей стороны в смертельную ловушку. Если бы корона солнца не наливалась уже плавленой медью, то с его места открывался бы прекрасный вид на предмет главного соседского спора, скрытый сейчас от глаз не только деревьями, но и спускающейся на землю темнотой. В ту сторону, кажется, побежал Кастор, спугивать птиц с их излюбленной лежки.
- Хор-хор-хор! – снова завыло, превращая одиночное хорканье в многоголосовое, перемежаемое собачьим лаем.
- Хор-р-рошие, мальчики, - довольно проговорил Константин Васильевич убирая ногу со старого пня, на который до этого удобно опирался, пребывая в ожидании. Вскинув ружьё, граф начал прицеливаться, но попасть в птицу ему не удалось. Посторонний треск, казавшийся в былой тишине, медвежьей поступью, спугнул дезориентированную птичку и та упорхнула. И там и тут слышались разномастные проклятья.

+2

3

Полушубок, повисший на птичьих плечах, был распахнут настежь, но Лита, замаявшаяся вытирать со лба пот, каждые десять шагов порывалась вовсе снять его. Шутка ли, в такую теплынь даже кацавейку надевать не хочется, а что снег ещё не сошёл - так разве ей, таборной, то препона? А на будущей неделе даже следов от него не останется. Вон, сегодня уже, лапти в грязи тонут! С трудом оторвав ногу от земли, шувани покачала головой: хоть сию же минуту сымай обувку да и беги босиком до табора, благо, дороги - всего ничего, до заката успеет, пока тётка не спохватилась, что Литы с самого утра след простыл. Если заметила, конечно: совсем цыгане шальные стали, а в таборе один разговор - "Весна, морэ...". Только трава в рост тронется, так покидают в телеги перины с подушками и прочий нехитрый скарб и сорвутся в кочевье, оголодав за зиму по щекочущей пятки дорожной пыли. Наглотаются её, серой и колючей, вдоволь, и вернутся с осенними дождями, совсем чёрные, солнцем насквозь прокопчённые... Девушка протяжно вздохнула, откровенно завидуя более удачливым соплеменникам: уж кому, а ей точно на земле оставаться придётся. Вот радость-то великая, вместо моря собственным порогом любоваться!..
Когтистая ветка вознамерилась украсть сползший на плечи полушалок, но Лита отвела её в сторону, погрозив напоследок пальцем. Иной раз не скажешь, кто такая - не то цыганка, не то лешачка, особливо когда вылезает из сумрачного елового бора, недобро по сторонам зыркая. Колючие морозовские глаза сощурились от бьющего в глаза закатного солнца, за спиной медленно, по шажочку кралась ночь, и девушка, прощаясь, с сожалением коснулась чуть сырого на ощупь ствола дерева. Вдруг совсем рядом кто-то истошно завопил, ноги предательски разъехались, и, взвизгнув, она вцепилась в ветку жмущегося к елям куста. Казавшийся надёжным островок снега с шумом провалился в грязь, под ногами затрещали, ломаясь, сухие ветки. В ту же минуту завопили снова, и на этот раз цыганка разобрала в странном звуке птичий крик пополам с собачим лаем. И, словно поджидая её, между деревьев показалась рыжая гончая, с интересом потрусившая к чужачке. Недобро усмехнувшись, Лита выломала хворостину: чужачкой она отнюдь не была и собак не боялась сроду. А вот то, что у Бутурлиных были только тёмные, крепко сбитые и недоверчивые собаки, совсем не похожие на эту, ей было прекрасно известно.
- Ах ты, паршивец! - Гончая, верно, разобравшись, что к чему, шарахнулась обратно, но шувани оставлять это просто так не собиралась. - Стой, шавка шелудивая!
Размахивая тонкой гибкой веткой так, будто в её тонких руках была, по меньшей мере, оглобля, девушка выскочила на полянку. Совсем рядом хлопали крыльями встревоженные птицы, а давешний рыжий наглец крутился поодаль у ног хозяина. Мрачное лицо потемнело ещё больше, и, не замечая стелющейся по грязи юбки, шувани широким шагом поспешила к поганцу, посмевшему забраться на землю Бутурлиных.
- Леший тебя задери, чёртова вымеска! - За всю весну и десятка слов не сказавшая Лита была настроена решительно. - Да что ж ты, вахлак неумытый, делаешь?! Чего тебе, образина, тут надобно? Я ведь не посмотрю, что...
"Образина" оказалась младшим константиновским барином. С красивого, не сумевшего забыться за зиму лица ярко блеснули тёмные глаза, и цыганка замолчала на полуслове. Ненадолго, потому что из удивлённо приоткрывшегося рта вылетело:
- Живой... - И тут же губы сомкнулись в тонкую ниточку, а в чёрных, ещё больше затемнённых ресницами глазах заплясали насмешливые огоньки: - Всё озоруешь, барин? Ума, как я вижу, к весне не прибавилось?

Отредактировано Лита (2016-03-20 22:01:32)

+1


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Вчера и завтра » Весна-осень 1843 года "Полынь и ковыль"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC