Петербург. В саду геральдических роз

Объявление


Восхитительный, упоительный момент проверки на мужество, на то - чей дух крепче - человека ли отнявшего добычу, или десятков распаленных гоном собак, секунда, и...
Евгений Оболенский

Никогда в жизни еще Стрекаловой не было так страшно, как сейчас наедине с кузинами! Она даже разозлилась на себя за это. Ну что, разве съедят они ее, в самом деле? А захотят попробовать, так мы тоже кусаться умеем!
Софья Стрекалова

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Palantir



Гостевая История f.a.q. Акции Внешности Реклама Законы Библиотека Объявления Роли Занятые имена Партнеры


Система: эпизодическая
Рейтинг игры: R
Дата в игре: октябрь 1843-март 1844


07.01. Администрация проекта от всей души поздравляет участников и гостей форума с Новым годом и Рождеством!

17.11. НАМ ПЯТЬ ЛЕТ!

14.05. Участвуем в Лотерее!

23.03. Идет набор в игру "Мафия"!

05.02. Внимание! В браузере Mozilla Firefox дизайн может отображаться некорректно, рекомендуем пользоваться другим браузером для качественного отображения оформления форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Вчера и завтра » Конец июля 1843 г. «Эх, дороги... Пыль да туман»


Конец июля 1843 г. «Эх, дороги... Пыль да туман»

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Бездорожье одолеть не штука,
А вот как дорогу одолеть?
Олег Анофриев - Дороги

http://savepic.su/5342815.gifhttp://savepic.su/5364318.gif
http://savepic.su/5340766.gifhttp://savepic.su/5318236.gif
http://savepic.su/5362271.gifhttp://savepic.su/5357150.gif

I. Участники: Адель Картье, Ягори Туманская, Драгомир Морозов, НПС
II. Место действия: Дорога и лес близ Константиново и Двугорского, после табор.
III. Время действия: конец июля 1843 года. Время после полудня.
IV. Краткое описание сюжета: Основной тракт, ведущий в сторону Москвы, развезло после недели проливных дождей и теперь экипажи вынуждены искать объездную дорогу. В такой ситуации, у неопытных путников есть все шансы заехать совершенно не туда, куда хотелось бы. И что тогда делать, если ты оказываешь на дороге почти посреди незнакомого леса, а вокруг вновь собирается гроза?

+2

2

Сердце Адель пело, лицо сияло, душа цвела. Весь мир, казалось, должен был чувствовать радость, которой преисполнилось всё существо девушки. Ей и самой казалось, что она еще никогда в своей жизни не испытывала ничего подобного. А если бы прямо в эту минуту она уже могла оказаться на пороге родного дома, то она никогда ничего больше и не смела пожелать. Но нет, даже долгая дорога в Москву в дорожном дилижансе в компании незнакомых людей, но под охраной почтенной матроны внушительных размеров с двумя, а то и тремя подбородками, в пышном платье, которое требовало отдельного сидения, представлялась радужной тропой, ведущей к теплым объятиям любимой матушки. Адель с интересом разглядывала других пассажиров, шумных, утомленных летним зноем, но больше всего её заинтересовала молодая девушка со жгучим взглядом и корзинкой в руках, покрытой вышитым рушником. Она была одна, ни с кем не разговаривала и казалось нечем не интересовалась. Зато ей заинтересовалась Картье, но заговорить не смела. Зачем проявлять излишнее любопытство и совать свой нос в дела тех, кто явно хочет остаться один даже среди тесной душной коляски. Но вот дилижанс тронулся и теперь совершенно другое интересовала Адель, она прильнула к окошку (как ей повезло с местом), мысленно прощаясь с городом, нет не навсегда, на время, и это было так похоже на события годичной давности, когда она прощалась с родной Москвой, отправляясь в Петербург, чтобы заменить место свой старшей сестры Ольги. Но тогда она чувствовала тревогу и горечь от расставания с семьёй, теперь все было иным. другой стала и сама Адель. В этом городе она стала не просто старше, в Петербурге она впервые узнала, что может и хочет любить. И пусть это чувство еще не завладело сердечком юной девушки, она не раз с тревогой спрашивала себя отчего её сердце как будто вдруг замедляет ход, а голову словно оборачивают ватой. Эти и многие другие вопросы собиралась задать она своей матушке, но еще большим она хотела поделиться. И как бы утомительна не была долгая дорога, она находила утешение в своих воображаемых разговорах с матерью, представляла себе как вытянулся Петенька за этот год и мысленно подгоняла лошадей. Дилижанс как и должно временами останавливался, выплевывая из себя пассажиров и принимая новых и на четвертые сутки Саше прискучило угадывать через лица характер и настроение попутчиков, почтенная подруга Марии Дюбуа оказалась молчаливой дамой, почти всю дорогу предаваясь дремоте, и только внезапные громогласные раскаты грома заставляли её веки дрожать, а невыносимая духота, обычная перед дождем, заставляла её методично охать и обмахиваться веером.  И даже дожди проливные, нещадно размывавшие дороги, не приносили никакого облегчения. Одним словом дорога в Москву представлялась путешественникам большим испытанием, к тому же по причине непогоды более длительным и утомительным.

+2

3

Стояла засуха. Да такая, что над табором и всеми окрестностями начал витать гадостный тяжелый дымный да торфяной дух, а болотом в пору было перестать пугать шаловливых детей. От нее не было покоя даже ночью. Озимые так дружно начавшиеся подниматься после снежной зимы, поникли и начинали жухнуть ранее времени, не успев набрать колоса.
В разгар этой засухи, глотая пыль и гоняя слепней, вернулся домой Морозов, ставший с зимы хозяином в доме. Вернулся да не один, отчего и случился в их доме такой переполох, что сестрица его, ранее именованная ласково «чаери», стала «ведьмой неблагодарной» да посажена по замок, под надзор тетки, а сам Драгомир, и без того не бывший особливо улыбчивым, вовсе стал мрачнее тучи. По жаре да по пыли гости уехали, а табор еще долго помнил их приезд и обходил морозовскую халупу десятой дорогой. Да только куда обойдешь, когда то в спине прострел, то удар от солнца? Куда пойдешь, когда на торжище ехать, а подковы неприглядные? Так и жили. Шепотки шептали, да в слух никто не осмеливался порицать, боясь как бы от злых слов, да взгляда дурного кузнечиком не заскакакть.
В то лето большой прибыток был Двугорской церкови, ибо люди, кто во что горазд, били поклоны как никогда, да ставили свечи всем святым, не зная у кого вымолить дождей. В день, когда ореховский староста предрекал тяжелую зиму и просил готовиться подтянуть пояса туже случилась гроза, а после и залили дожди, да такие, что люди начали пошептывать: «Перемолились де». Утихли и голоса, предвкушавшие первые грибочки и ягодки. Теперь то было ясно, что будут, да только за ними придется плыть.
Болото взяло свое и теперь не только расположилось полновластным барином на своей прежней территории, но и начало увеличивать ее, скрыв не одну известную тропку и сделалвшись еще коварнее. Даже главный уездный тракт развезло так, что его было впору пересекать вплавь или с хорошего разбега на коне. А после последней бури так и вовсе на дорогу навалило столько деревьев, что и спустя неделю они не были убраны. Так что теперь дорога напоминала грубо сложенную бобровую хатку. Даже там, где дорогу более или менее привели в порядок, ехать путнику было опасно. За колдобинами скрывались и ямы, и целые сучки, попав в которые, уже не одна лошадь поломала подковы, а то и подвернула ноги.
В этот день, Мирек возвращался с постоялого двора, что был в двадцати верстах от Двугорского, куда ездил по приглашению старого знакомого, бывшего там хозяином и отмечавшего свои именины по обыкновению с размахом. Кругом было ехать долго, по тракту – нельзя, поэтому цыган выбрал дорогу через лес, да вдоль болот. Знавший этот лес как свои пять пальцев, он не боялся заблудиться, да к тому же спешил домой, совершенно не доверяя сестре. Огибая излучину ручья, он услышал голоса, которые то и в обычное время были редкостью, а нынешним непредсказуемым летом – тем более.

Отредактировано Драгомир (2015-12-16 22:25:27)

+2

4

Ловкие пальчики девушки быстро распутывали и вновь завязывали узелки на шнурке и чем дальше они заезжали в лес, тем сосредоточеннее становилось её лицо и тем туже были эти самые узелки. Пусть Адель и не знала дороги в Москву, но то, что они по неизвестной для неё причины свернули в самую глушь леса на видела. Она попыталась было расспросить отчего они свернули, но получив пристанный ответ, что тут мол только проехать и можно, а по дороге никак нельзя, она растревожилась еще больше. Путь домой, растянувшийся уже почти на неделю, казался бесконечным и сегодня, несмотря на то, что грозовые тучи, чуть громыхая проходили мимо и уже почти остались позади, а впереди временами появлялось солнце и, словно заигрывая, почти тут же скрывалось, Саша с самого утра почувствовала ломоту в костях и оттого ею овладело нетерпение. Она беспрестанно вздыхала, вертела головой, поправляла юбки и так донимала свою попутчицу разговорами, что та рассердилась и пообещала доложить мадам Дюбуа о скверном характере её племянницы. Для Адель не существовало большей угрозы, чем её тетка, у которой она работала модисткой и которой она, и вся её семья были многим обязаны, поэтому, сделав над собой усилие она на некоторое время затихла, но теперь, когда их путь то и дело преграждали сломленные непогодой деревья, когда они то и дело сворачивали с главного тракта на объездные дороги, Картье, то принималась теребить шнурок, то принималась читать молитву...

"Я предчувствовала, я знала это," - слезно про себя причитала Саша, утопая башмачками в землю, и наблюдая как трое мужиков и некоторые женщины, разгружают дилижанс от багажа, чтобы облегчить лошадям их задачу - вытащить карету из грязи, застрявшую в ней двумя колесами. Мужики и бабы кричали, суетились и вся эта картина представлялась Адель настолько удручающей, что она вытащив из рукава платочек, потирала им хлюпающий нос.
- Ну что стоишь, как изваяние? - прикрикнула на девушку какая-то сухонькая дама, почти старушка, и силой всучила Саше свой чемодан. Картье со страху, сперва взявшая его быстро почувствовала всю новую тяжесть своего положения, казалось, что с каждой новой минутой чемодан увеличивался в размерах и его неуклонно тянуло к земле. Адель, хоть и не была белоручкой, но все же жизнь у тетки в некоторой степени разнежила её и она, не поднимавшая ничего тяжелее утюга, через четверть часа была больше не в силах удерживать его на весу. А когда дилиданс, несколько раз дернувшись вдруг начал заваливаться на бок, Саша, негромко вскрикнув выпустила чужой чемодан из своих рук и еле удерживая слезы досады, побежала в лес. Она не собиралась убегать далеко и теряться в этом незнакомом лесу, она просто хотела укрыться за ближайшими деревьями и там, в одиночестве справиться со своими расстроенными чувствами.
"Это все из-за меня. Из-за моего эгоизма. Тётушка говорила, что не время и не следует, но я так хотела... так хотела в Москву. Не надо было настаивать и упрашивать", - Адель, стремительно бежала по лесной дороге, позабыв от чего и куда она бежит, но когда из-за деревьев показался всадник, она испугавшись его, пытаясь приподнять юбки, побежала к спасительному дилижансу, но через несколько шагов, она подскользнувшись на влажной траве, растянулась на земле.

+2

5

Было бы болото, а черти найдутся.
От испарений, да от высокой влажности, в лесу было душно, как бывает перед грозой. Потому и ехал он с распахнутым воротом, да думая не снять ли рубаху вовсе. Комаров, да прочей болотной погани он не боялся, всегда насмешливо говоря «Поперхнутся!». Когда звуки и какое-то подозрительное шуршание, больше похожее на  бег по напившейся до отвала травы, повторились, он все же решил повременить. Разрываясь между вполне естественными «Каких же идиотов принесло сюда?» и «Утопнут. Так им и надо» Драгомир решил положиться на свою интуицию и совесть. Но, стоило ему потерять бдительность, как мышастый Иней решил иначе, повернув любопытную морду на шум и потрусив в ту сторону. Уже не раз за эти дни цыган покаялся, что оставил Грома дома. Молодой любопытный коняшка все время отвлекался и грозил увести седока черт знает куда, стоило только зазеваться.
- Ну и черт с тобой, - махнул рукой цыган, доверив Инею самому выбирать дорогу, но и сам при этом продолжал следить, как бы тот не завез его в откровенную топь.
От дождей камыши, осока, да прочая болотная растительность распушились так, словно собирались догнать загадочные баобабы, о которых ему как-то рассказывал Денис Лексеич. И всего сказанного, Мирек только помнил, что они жуть какие большие, но вымахавшая растительность назойливо ассоциировалась именно с ними. Лопушилась даже, кажется клюква, у которой и лопушиться то особенно пока было нечему. Отцвела с божьей помощью.
Морозов, приметив знакомое растроенное деревце, поспешил повернуть Инея чуть в сторону, пока конь не завел его в Глухую елань1, откуда сейчас было рукой подать. 
- Эй! – окликнул цыган, когда среди в просвете между деревьями что-то мелькнуло, а затем охнуло. Цыган придержал коня и прислушался. Оттуда, где скрылось «виденье» не было ничего слышно. Выругавшись сквозь зубы, мужчина направил туда коня. Не хватало, чтобы кого-нибудь кикимора утащила себе в подружки. Хоронить дурака, сунувшегося в топь, за счет деревни (или еще хуже - табора!) совсем не было желания, гроши самим пригодятся. Хотя дурное настроение подсказывало еще один весьма радикальный и не хлопотный путь: оставить всё  как есть. Покойнику уже всё равно, а в эти болота мало кто в трезвом уме сунется. Все эти мрачные перспективы, как первоначальное желание не обращать внимания на шум, были вызваны не только скверным характером, но и гадким настроением, которое не развеяло даже веселое празднование именин. На деле, даже если бы он сразу не поехал на подозрительные звуки, то через километр - другой, его бы уже начала грызть совесть и он вернулся бы. Вот как сейчас. Она уже начала поднимать свою возмущенную голову тревожно говоря:  «А ну и как правда к праотцам уйдет?».
- Хороший конь, - проворчал цыган, взлохмачивая черную гриву Инея и подъезжая ближе, к только что распластавшемуся по траве телу.
- Жить надоело? – вкрадчиво поинтересовался Драгомир, спрыгнув с коня и наклонившись к беглянке. . Так и не дождавшись внятного ответа он, что-то ворча себе под нос, подхватил девушку подмышки и поставил на ноги, даже не пытаясь заглянуть в лицо барышне. Какая разница кто это? Они были для него все на одно лицо: кукольные внешности, набеленные да нарумяненные до безобразия лица и характерное поведение, которое граф называл загадочным «жеманством», а Драгомир – «дурью».  Конечно, подобное он мог наблюдать, по большей части, только со стороны, к нему они обращались совсем иначе, если обращались вовсе.
- Так есть много других, более приятных способов, нежели топиться! – раздраженно воскликнул он и добавил еще более весомы аргумент, - в болоте! После этого он всё же решил присмотреться к несостоявшейся утопленнице, а присмотревшись глубоко призадумался. Ее лицо было очень ему знакомо. 


1 - топкое место в болоте, все равно что прорубь на льду.

Отредактировано Драгомир (2016-01-05 23:50:38)

+1

6

Ползти дальше не было никакого смысла, лошадь явно была быстрее гусеницы, и Адель замерла, но не сдалась. Она готова была кричать, кусать, царапать словом делать все, чтобы привлечь внимание и выиграть время, пока к ней придут на помощь. И как хорошо, что она не принялась этого делать сразу и позволила спешившемуся всаднику поставить её на землю, а в следующую минуту она узнала своего устрашителя. Она не могла припомнить его диковинного имени, но сурово сдвинутые брови и усы, за которыми пряталась легкая добродушная усмешка могли принадлежать только тому Витязю, которого она встретила в бою снежками. Девушка приветливо улыбнулась, надеясь, что и он её признал, но цыган, отвернулся, принимаясь по своему обыкновению добродушно ворчать. Саше эта его особенность показалась все такой же забавной, но смеяться она не решилась. Кто знает в каком духе сегодня находился этот дикий муж дремучих лесов и широких степей.
- Вот уж и не подумаю топиться. Есть много других более приятных способов провести время, - и Саша, которая заметила, что на неё посмотрели для устрашения выпучила глаза. Если он её не узнает, то и ей не к чему напоминать о давнишнем знакомстве. На свете было предостаточно девиц с разными лицами, чтобы её затерялось среди этой массы глаз, носов и ртов. А вот много ли девиц ходит по лесу в одиночестве в грязном мокром платье. Картье посмотрела на своё одеяние и уголки её губ нервно дрогнули - сейчас она была похожа на тряпку в руках полового из трактира.
"И сказать-то нечего. Сама виновата, что бежать пустилась. Словно от лошади убегал кто", - и отклеив от рукава пожелтевшие хвойные иголки она плотнее сжала зубы от чего её и без того крупная челюсть выдвинулась вперед, делая лицо несимметричным и забавным. Ей и не нужно было воображать как обозлилась бы тетушка, мадам Грюссо, сердечная подруга Марии Дюбуа, была вылеплена из того же теста. Если они выберутся из этого леса, то всю оставшуюся дорогу до Москвы ей предстояло выслушивать наставления.  Дни, давно превратившиеся в один бесконечный водоворот дождя, грязи и серых красок стали какой-то отдельной жизнью в которой не было красивых богатых женщин, их красивых платьев и шляпок. А потом эта грязная лужа, сломанная ось, запачканное платье и новые, новые неприятности... Саша посмотрела на холеную лошадь цыгана и ей захотелось вскочить на неё и галопом отправить в матушке, сестрицам и любимому брату Петеньке, который ждал гостинцев и веселых историй, которые она везла с собой из столицы. Вот только дороги она не знала, на лошади седеть не умела да и цыгана бы ни в жизнь не одолела.
- И зачем так пугать было? - Саша чувствовала, что это совершенно несправедливый упрек, но ведь нужно было хоть на кого-то свалить пусть и крохотную, но ношу всех неприятностей, что свалились на неё во время этой поездки.

+1

7

Не зная броду, не суйся в воду.
Попытка не удалась, цыган так и не мог вспомнить, где уже видел это лицо, а нарочито всматриваться не то постеснялся, не то просто посчитал неприличным.
- Погост наш приглянулся? – пробухтел он обернувшись к Инею и, принявшись поправлять подпругу, да гладить по боку любопытного, но доброго коня. Да же ли не он, сидеть бы этой дурище по уши в болотной жиже там, где даже лягушки прыгать боятся.
- Вот уж не подумаю топиться, - донесся до него нахальный и веселый голосок, который  тоже, кстати, был ему знаком. На этот голос Мирек повернулся, да так и замер, держась одной рукой за седло. На него смотрела не барышня, а лягушка какая-то!
- Какого ж рожна тогда в болото полезла? – нахмурив брови уже беззлобно проворчал Драгомир. И тут то он ее вспомнил! Воображение живо нарисовало вместо бурной летней зелени белоснежные снега, а вместо исполинов-деревьев дома разной масти. Даже слепни и комары, ставшие особо назойливыми вблизи болот превратились на мгновение в снежинки.
- Дэвлалэ… - удивленно пробурчал он, почесав затылок и оглядывая девушку в замызганном платье с ног до головы и обратно, - Саша? – как-то неуверенно погудела черная заросшая морда цыгана. Впрочем, его лохматую обветренную рожу тоже было не так легко узнать и не испугаться. Видать девочка тогда его лучше запомнила. Для него тот день закончился совершенно не так весело, как начинался и все, что произошло после их встречи было напрочь стерто совсем иными событиями.
- И зачем так пугать было? – спросила Саша и Драгомир аж удивился. Это он то ее пугал? А то, что она дура городская полезла не знамо куда? «Нашла себе прошпект», - подумал цыган.
- Сама себя пугаешь, - отрезал он, не собираясь терпеть ее попытки переложить результаты своей глупости на него. Цыган снова отвернулся, словно показывая, что ему дела нет до взбалмошной девчонки, спокойно поправил узду, провел мозолистой рукой по стрелке конского носа. Иней отозвался ласковым движением головы, уткнувшей нос в руку цыгана. Каким бы безразличным он не казался, Мирек все же прислушивался к каждому шороху, готовый остановить девицу, если та надумает сунуться дальше у елани.
- Ладно, - выдохнул он, - садись, - он легонько хлопнул рукой по седлу и продолжил все так же, не оборачиваясь, - по дороге расскажешь что на болтах забыла. На языке вертелась фраза «А там посмотрю тут оставить или к людям отвезти», но цыган решил промолчать, а то чего еще доброго действительно придется разыскивать ее в лесу. Тем более, кажется, вновь собирался дождь, а то и гроза.
- Запрыгнуть сама сможешь? – снисходительно спросил он, наконец посмотрев на девушку.

Отредактировано Драгомир (2016-02-23 12:29:48)

+3

8

"Полезла чтобы все спрашивали," - подумала девушка, но ничего не ответила. Пусть думает, что ему вздумается, не будет же она в самом деле перед каждым держать ответ. И не спрашивал же он тогда, зимой, с чего это ей вздумалось ввязаться в мальчишеские снежные бои. Саша лишь поджала губы, чтобы не дать нечаянным словам, которые могли обидеть, слететь с языка и подобрав полы платья, развернулась с тем, чтобы молча удалиться туда откуда пришла, но тут всадник узнал её и окликнул по имени. Девушка аж вздрогнула, пусть она с первого же взгляда узнала своего собеседника, но вот имени она не могла вспомнить, хотя на языке что-то вертелось связанное со словами "дорогой", "драгоценный", но она никак не могла увязать их с именем цыгана. Все же жизнь чаще сталкивала её с именами благородных барышень, которые порой тоже были затейливыми, но попробуй она забыть хоть одно имя или титул так не оберется упреков со стороны своей дражайшей тетушки.
Теперь, когда её вспомнили уйти стало невозможным и Саша, которая не знала в какую сторону повернут разговор, да и беседа с немногословным парнем, как помнилось девушке, всегда не клеилась, поэтому она просто робко улыбнулась давая ему возможность самому найти выход из ситуации. И он, словно прочитав недавние мысли девушки, любовно похлопав широченной ладонью по крупу лошади, предложил ей оседлать жеребца. Саша аж отпрянула, лошадей она не то чтобы боялась, но да и не боялась вовсе, но вот восседать на них наездницей ни разу не приходилось, разве только в глубоком детстве, когда случается столько всего интересного и нового, что память просто не может вместить в себя все впечатления и поэтому некоторые моменты жизни просто выпадают из неё как монетки из дырявого кармана.
- Я бы лучше пешком прошлась, - неуверенно начала девушка, поглядывая на лошадь и представляя какая забавная вышла бы картина, вздумай она принять предложение цыгана, и наконец призналась - Я не умею. - не давая парню, самому восседавшему на лошади, словно бог вдоволь посмеяться этому, торопливо продолжила. - Тут совсем не далеко. Наш дилижанс засел в грязи и его уже около часа безуспешно пытаются вызволить, а я решила ноги размять.
Адель не стала ничего утаивать, ведь все равно выпытают, а если и нет, то уж очень хотелось с кем-нибудь поделиться своими несчастьями.

+1

9

Тяжелая, напитавшаяся затяжными дождями трава так и льнула к земле, хватая путника за ноги, да не давая ему идти. А помрачневшее небо и взявшийся неизвестно откуда холодный кусачий ветер, явно предвещали очередную непогоду. Цыган с тревогой посмотрел на макушки деревьев и еще раз похлопал рукой по седлу. Хорошо бы успеть им до дождя, но скорее всего им не повезет. Уж он сам-то увязать в этой траве и кустах, так и норовивших прицепить тебя посильнее, а уж что и говорить о Саше. Да, с такими юбками как у барышень, только по лесам и шастать!
- Я не умею, - Мирек пожал плечами, и подхватив под уздцы Инея, обошел его, встав напротив девушки, но по другую сторону своего мышастого скакуна. В это время, Адель, словно чего-то боясь поспешно поведала свою душещипательную историю.
- И как? – негромким, но должным пробирать до костей, голосом, поинтересовался цыган, - Размяла?
В очередной раз растолковывать этой девице, почему нельзя шастать по незнакомому лесу, Морозов не стал, посчитав это пустой тратой времени и лишь раздраженно подумал, что неизвестно за какие грехи, ему свалилась на голову эта краля городская, которую и не бросишь вот так посреди леса.

+1

10

Ну отчего с этим цыганом всегда так выходило, что стоило сказать ему хотя бы одно слово как разговор снова заходил в тупик? Может от того, что ему было удобнее изъясняться на своем родном языке и русские слова из его уст складывались в неловкие предложения, а может от того, что самой Саше было комфортнее в обществе булавок, лент и шпилек, которые в её ловких руках превращались в изящные дамские штучки и с ними вовсе не требовались слова, а может от того, что по приезде в Петербург она, чувствовавшая неловкость в новом незнакомом городе в обществе пышных богатых дам, которые не ждали от окружающих никаких слов, а только беспрекословного подчинения. Адель порой казалось, что домашние усатые любимцы удостаивались гораздо большего внимания со стороны своих хозяев чем даже их собственные дети. Как же тут не одичать от тоски по теплому сердечному слову и не убежать в лес при первой же возможности, чтобы вернуться к истокам.
- Размяла! - словно бросая вызов повторила девушка, вдруг задумавшись как далеко она могла уйти в глубь леса, не попадись ей навстречу встречу всадник и смогла бы она, городская девушка. найти дорогу назад. Не было никаких сомнений, что сойди она с тропы хотя бы на полтора десятка шагов, то блуждала бы она по лесу ровно до той самой минуты как ей бы не повстречались волки или медведь. Пугающее возможное будущее не случилось, но на сердце было тревожно, в особенности от того, что обратный путь к дилижансу оказался не столь близким как она ожидала и только близкое присутствие широкоплечего бородатого цыгана придавало ей уверенность в том, что они на верном пути.
- А как его зовут? - вдруг спросила девушка, когда любопытная животинка так близко к её уху вдохнула воздух, что Саша почувствовала как зашевелились её волосы.

+1

11

Он был резок, слишком резок и понял это тогда, когда в голоске девушки обнаружились колючки. Но всё таки как она не понимает, что здесь не один из тех столичных парков, куда публику вроде него не пускают даже за плату? Ему было досадно на себя, на нее, но главным образом почему-то на себя. Вздумал поучать и злиться на нее. И за что? За то что подвергла себя опасности! Какое ему вообще было до нее дело?
- Его? – удивился цыган, внезапному вопросу. И удивился так, что даже остановился, посмотрев на коня, как будто бы спрашивал: «Друг, я же тебя вижу тебя впервые, как тебя зовут?»
- Иней, - Морозов, любя провёл рукой по его носу и нос и конь доверчиво, уткнулся бархатистым носом в его руку. Ветер, вдруг снова поднявшийся трепал гриву Инея и приятно щекотал ему руку. Проведя рукой по нему еще раз, Драгомир продолжил путь.

0

12

"Иней", - шевеля только одними губами, беззвучно произнесла девушка, словно пробуя имя на вкус и это простое привычное действие неосознанно напомнило ей другой подобный случай, когда она так же произнесла необычное цыганское имя снежного витязя для того чтобы лучше его запомнить. И вот сейчас услужливая память отыскало его в закоулках сознания и Александра в одно мгновение словно расцвела.
"Драгомир!" - она четко вспомнила это имя и заиндевелую шапку хмурого цыгана, а преодолев эту невидимую преграду Адель развеселилась, ощущая себя так, словно она знала некую тайну, которая была скрыта от других. Эта веселость тут же отразилась на разговорчивости девушки и она защебетала словно воробей в стайке своих собратьев. ей непременно хотелось узнать сколько лет Инею, как звали его мать, во сколько лет Драгомир впервые сел на коня. Ей было все интересно, она словно наверстывала те упущенные дни, что ей приходилось сидеть молча в компании своей молчаливой спутницы. И хотя Драгомир и сам был из породы молчунов, по всему было видно, что разговор о лошадях был ему приятен.

+1

13

Имя скакуна, явно понравилось девушке уже успевшей отойти от шока и постепенно начинавшей задавать все больше вопросов. Мирек отвечал сначала неохотно и односложно, а потом начинал все больше и больше втягиваться в разговор. Как и в тот раз, их разговор незаметно стал оживленным и веселым. Цыган и сам не успел заметить, когда начал со смехом рассказывать о том, как несколько лет назад на масленишной неделе они с Бахти где-то под Орлом продавали пегую как корову лошадь, окрасив ее сажей, вмешанной в проверенный временем состав. Тогда же у них появился и Иней, смешной тонконогий мышастый конек, почти еще жеребенок, выменянный за смехотворную цену. А потом он рассказал, как они на юге верблюда видели.
- Губища сковородой, - цыган, посмеиваясь, для наглядности выпятил нижнюю губу, - хотели мы подойти зубы этой диковины глянуть, а тут он как…
Еще с утра бывшие легкими облака, угрожающе набухали и чернели, а где-то вдали, далеко за Константиновкой небо уже начинало поговаривать. Холодный порывистый ветер, еще с полчаса назад бывший легким ветерком, уже ощутимо гнул к земле траву и срывал с деревьев и кустов отжившие листья и цветоножки. Объяснять куда они идут, Мирек почему-то посчитал излишним, хотя первоначальное раздражение на девушку уже давным-давно исчезло, а ноги как-то сами выбирали привычную дорогу.
- До дождя не успеем, - покачал он головой, заметно помрачнев, - Переждешь у нас, тут рукой подать, а я съезжу до дороги. С кем говоришь ты ехала?
Когда между деревьями замаячил просвет, на нос упала первая тяжелая капля, Мирек облегченно произнес:
- Дэвлалэ, успели.

0

14

Саша с удовольствием слушала рассказы цыгана, во-первых, за разговорами он забывал о свое серьёзности и был куда менее страшнее, чем когда молчал, походя на лешего, а во-вторых, его жизнь была удивительна и так не похожа, на её собственную, что Адель казалось, что она читает увлекательную книгу. Девушка так увлеклась шутками и смехом, что совсем не обратила внимание, что Драгомир свернул с дороги и повел её незнакомой тропой, порой еле различимой, но все же уверенно ведущей к стану цыган. Но даже будь Саша более внимательная она навряд ли почуяла бы подвох, поскольку лес для неё везде был одинаков. Страшная правда открылась для неё только тогда, когда до её ушей донеслось отчетливое ржание коней и веселые задорные голоса, видимо шутливо спорящие, на незнакомом языке. Парень, сопровождавший её своим вопросом подтвердил её догадку и сердце Саши тревожно забилось, словно у пичужки. В голове мгновенно родились самые разнообразные картинки, порой невероятные, но что она знала о мире цыган. Может она и не боялась своего могучего Витязя, но оказаться одной посреди табора, посреди десятков любопытных взглядов: откуда, зачем, почему, как здесь? Заранее перепуганная своим воображением, Саша посмотрела на Драгомира.
- Мадам Грюссо, - она очень хотела попросить его не оставлять её здесь среди незнакомых людей, но её отсутствие должно быть давно уже заметили, особенно сейчас, когда влага грозила обрушиться ливнем на землю и все собрались возле дорожного дилижанса, надеясь найти укрытие. Саша живо представила в какой неописуемый ужас придет мадам Грюссо при известии, что её подопечная заплутала в лесу и, доверившись какому-то дикого вида цыгану, остановилась в их таборе чтобы переждать дождь. Сегодня все шло не так, как должно было бы быть и все это сулило либо большие проблемы, либо приключения.

+1

15

- Гру-у-у-усо, - повторил скривишись Драгомир. Вот откуда у них такие непроизносимые имена? – Не пугайся. Позову тетку или сестру. Они чаем с липой напоят, а я найду эту вашу Грусо. Вы куда ехали то? Последний вопрос он задавал уже въезжая на их территории. Дом их находился на самом краю и то хорошо, что любопытных морд по дождю не так много. Много не было, зато была одна. И какая!
- Како1, - из их с Литой дома всунулась Ружа и оторопело уставилась на их конструкцию из двух человек и коня, - А это кто еще немочная такая?
- Тэв мири пхэнори?2 – подталкивая Сашу к крыльцу спросил он.
- Да у нас она. Кошеварят что-то. А… Ружа уже хотела что-то спросить про то кого это нелегкая принесла.
- Чаем напоить и накормить. В мокром не сидеть. – Коротко пояснил Мирек девчушке и вскочил на Инея, - я вернусь скоро. А ты, - обратился он уже к Саше, - Иди с Ружей. Подтолкнув еще раз к крыльцу, он развернулся и ускакал на поиски той самой женщины с абсолютно непроизносимым именем.
- Иди сюда, - вздохнула девочка и распахнула пошире дверь, - обувь оставишь там, - кивнула куда-то в сторону, - нечего топтать в чистой избе. Лита с меня шкуру сдерет. Пробурчав последнее, Ружа поплелась к печи.


1 - Како – дядя
2 – Где моя сестра?

+1

16

Диковинно, страшно и в то же время весело было наблюдать за всем, что творилось вокруг. Саша ощущала себя как во сне, оттого то она, потеряв чувство реальности, не вцепилась в рукав Драгомира, как следовало бы, а повинуясь его толчкам, прошла вслед за девочкой с такими огромными глазами, что кажется их стащили с другого лица и по ошибке пришили к девчачьему.
"Какой же она красавицей станет, когда вырастет" - подумалось Адель, прежде чем эта самая будущая красавица небрежно толкнула её локтем, привлекая внимание и призывая разуться. Саша поспешно принялась выполнять указ, подумают еще чего, потом обидятся, привяжутся, а единственный защитник уехал себе в лес искать дорогу и опрокинутый дилижанс. Девушка тяжело вздохнула, подумав в какой ужас придет мадам Грюссо, узнав, что вверенная ей девица Картье убежала с цыганами в лес.
"И она ведь непременно подумает, что я по своей воле сюда пришла, а ведь моей волей никто не интересовался. Иди куда ведут, вот и притопала в неведомую избушку на неведомой опушке".
Оправив складки на платье, Саша вошла в другую комнату, светлую и теплую, пахнущую травами и чем-то еще таким сладким и аппетитным, что хотелось жадно глотать воздух как рыба на суше.
Тапиловой даже не дали оглядеться, а сразу же усадили за стол, дали в руки горячую кружку и поставили рядом чашку со сладким сиропом. Вопреки её ожиданиям её ни о чем не расспрашивали, напротив, казалось, что все забыли о её присутствии, хотя изредка она чувствовала на себе цепкие изучающие взгляды, но не озлобленные или настороженные, а скорее веселые и игривые, отчего Саше не было настолько неловко и неудобно как могло бы быть. А спустя четверть часа, благодаря благосклонности Литы, Саша уже знала, что сладкий сироп - это варенье из медоносных цветов, а в котелке варится тушка ежа. Таким образом, когда в дверях появился Драгомир, Адель напрочь забыла о всех своих дорожных неурядицах и уж тем более о своей скучной ворчливой компаньонке.
- А мы тут ежа готовим! - весело сообщила она витязю, словно он должен был подивиться этому обстоятельсву точно так же как и она.

Отредактировано Адель (Тапилова) Картье (2016-12-23 20:39:21)

+1


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Вчера и завтра » Конец июля 1843 г. «Эх, дороги... Пыль да туман»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC