Петербург. В саду геральдических роз

Объявление


Восхитительный, упоительный момент проверки на мужество, на то - чей дух крепче - человека ли отнявшего добычу, или десятков распаленных гоном собак, секунда, и...
Евгений Оболенский

Никогда в жизни еще Стрекаловой не было так страшно, как сейчас наедине с кузинами! Она даже разозлилась на себя за это. Ну что, разве съедят они ее, в самом деле? А захотят попробовать, так мы тоже кусаться умеем!
Софья Стрекалова

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Palantir



Гостевая Сюжет ЧаВо Нужные Внешности Реклама Правила Библиотека Объявления Роли Шаблон анкеты Партнеры


Система: эпизодическая
Рейтинг игры: R
Дата в игре: 1844 год


17.11. НАМ ШЕСТЬ ЛЕТ!

12.11. На форуме проводятся технические работы, но мы по прежнему рады видеть новых игроков и старожилов.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » 25.06.1843г. "Через огонь, воду и медные трубы"


25.06.1843г. "Через огонь, воду и медные трубы"

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

I. Участники:
Полина и Михаил Карницкие
II. Место действия:
усадьба Карницких
III. Время действия:
25 июня, время послеобеденное.
IV. Краткое описание сюжета (2-3 предложения вполне хватит):

А всё началось с самого простого...
- Миш, а Миш. А найдешь мне мышку? Сееерую, мааленькую! Ну пожааалуйста...

Отредактировано Михаил Карницкий (2014-11-14 16:54:01)

0

2

Если Вы спросите сейчас новоиспеченную графиню Карницкую, каковы её ощущения в связи с долгожданным замужеством, она не сразу ответит Вам мало - мальски разборчиво и полно, чтобы Вы поняли всю суть тех чувств, которые ее переполняли. Да и вообще, Полина не любила высокопарных слов и громких восклицаний, для нее важнее были действия. И сейчас, она никому, ну разве что только сестре, не стала бы распыляться в красочных описаниях того, как ей хорошо с Мишелем. Светящиеся от счастья глаза, не покидающая её лицо улыбка, - все это, как теперь уже, графиня считала, уже выдавало её с головой. 

Она и мужу своему, графу Карницкому, не признавалась в своих чувствах каждую минуту или секунду, что они провели вместе, как это принято у всех влюбленных. Да и знала она, он этого не любил. Просто присутствие её рядом с ним, её  веселый настрой и легкий юмор стали всегдашним спутником  их пока что короткой семейной жизни. 

Полина знала, что муж любит, когда она находится в хорошем расположении духа и всячески пытается её развеселить, угодить всем её капризам, делает все, что она пожелает. Это ей безумно нравилось. Но, не лишённая женской коварности и  некоторых задних мыслей, связанных с  её без пяти минут мачехой , омрачающей всю радость супружества, Полина  однажды воспользовалась ситуацией и шепнула мужу, что ей хотелось бы приобрести мышь, конечно же, в виде  домашнего питомца. Странная прихоть жены Михаила, конечно же, удивила, но Вы же помните, что он старался выполнять все её капризы, хотя бы потому что, что было даже забавно посмотреть, несколько его хватит? В конечном итоге поведясь на " слабо", граф Карницкий отправился искать мышь по всему Петербургу. 

Нам же с Вами не составит труда догадаться, что мышь Полине понадобилась никак иначе, как за тем, чтобы состроить очередную подлянку Эмилии Александровне во время свадьбы. Во вопля - то будет! 

*** 

- Барыня, тут письмо принесли графу .... - графиня Карницкая спокойно попивала чай в своей уютной гостиной и ждала Михаила, который вот - вот должен был вернуться со знаменитой мышью, которой была уготована такая важная миссия, когда ей принесли аккуратно запечатанный конверт. Он был адресован ее мужу, и она отложила его в сторону до той поры, пока он не вернется, но тут ее внимание невольно привлекло выведенное аккуратным почерком обращение " Милому графу". Тогда все самообладание покинуло ее, и она вскрыла письмо.

Через некоторое время, когда граф Карницкий вернулся с долгожданным трофеем, он нашел жену абсолютно разъяренной и обиженной. Полина была зла. Очень зла. 

Тяжело дыша и переводя дух, она пыталась держать себя в руках и не поддаться желанию пульнуть в Михаила чем - то тяжелым. Подумать только! Они ведь поженились только несколько дней назад! 

- Можете посмотреть...- её голос осекся, и она сделала паузу. - Там, на столе. И не пытайтесь оправдаться.

Она ждала его реакции, очень ждала, но пока что стояла к нему спиной, повернувшись к окну. Обида слишком сильно душила ее, чтобы она смогла так быстро взять себя в руки,  а она не хотела, чтобы Михаил знал, как ей больно. Она не должна показывать то, что чувствует...
Так было всегда, в бытность ее Елагиной, и сейчас мало что изменилось. 

- Неужели папенька был прав... - на минуту даже пронеслось в ее голове.

Отредактировано Полина Карницкая (2014-11-17 16:18:48)

+3

3

А начиналось утро с самого прекрасного момента, который уже пятый день жизни в роли мужа, был прекрасен, светел и ясен, словно солнце в летнюю пору. Томное пробуждение ранним утром, очередное понимание, что жизнь хороша, как и день-два назад, и пока не изменилась и не собиралась этого делать и впредь. Это радовало! Вдохновляло тут же встать, пока жена ещё улыбается очередному сну, и, спустившись в кухню, заказать кофе и свежих испеченных сладких пирогов.  потом, вернувшись, любоваться каждым мгновением, проеденным с лежащим рядом рыжим счастьем и не сожалеть ни об одном мгновении проведенного и сделанного за всё время. Да. Он был счастлив. И счастье носило имя даже не "Победа" или "Любовь", а простое, но дорогое благозвучное "Полина". Полина Карницкая. он не чаще новоиспеченной жены произносил её имя со своей фамилией и гордился, чисто и так по-дурацки, словно ребенок, ей Богу! Чему гордился? Тому, что всё же не проморгал своё счастье? Или тому, что наконец-то понял, что именно было на сердце? Или то, что дошел до конца в том, что сделал Полину Сергеевну своей женой, что и стало началом теперь уже чего-то другого? Да, похоже он гордился этому. И любил так как умел - безоглядно и сильно, хоть и не говорил об этом на каждом шагу, дабы не докучать Полину этим настаиванием проявления чувств - ведь это и так было понятно и видно без лишних слов. Порой у Мишеля складывалось впечатление, что его понимали даже без слов, посылая лучистый взгляд в ответ на его молчаливое "люблю". Вот как и сейчас.
Но знаете? Счастье женатого положения освещается не только проявлением любви супругов. Тут приобретает главенствующий закон, что муж теперь должен сделать всё, чтобы жена была довольна. Граф не хвастаясь, мог сказать наверняка, что он делал всё, чтобы Полина не знала недостатка во внимании, любви, денег и свободы, но... знаете, настает вот иногда такой момент, когда тебя застают врасплох одним лишь вопросом-просьбой. И ты просто не знаешь куда деться, чтобы вообще понять "а зачем?!"
Так вот, этим солнечным прекрасным утром Полина Сергеевна Карницкая, только проснувшись и уже морщась от удовольствия и попивая чай и фарфоровой чашечки, выдала совершенно невообразимое:
- Миш, а Миш. А найдешь мне мышку? Сееерую, мааленькую! Ну пожааалуйста....
Михаил даже по-началу подумал, что ослышался.
Полина тоже это поняла, поэтому повторила совершенно четко и со свойственной ей лисье интонацией. Когда ты теряешь ориентацию в словах и готов лишь наблюдать как хитрая искра пробегает в улыбке и во взгляде любимой жены.
- Ну ведь многие держат домашних животных - кошек, собак, попугаев или канареек. А я хочу маленькую серую мышку. Мииииш.
И последующий за этим всем последний контрольный - улыбка. Вечно добивалась этой улыбкой у него всего, чего хотела - слова, обещания, желание. В следующий раз определенно скажу ей, чтобы прекращала это делать, в очередной раз говорил Мишель самому себе, ухмыляясь, что вряд ли это когда-нибудь произойдет. Он отставляет свой чашку на поднос и внимательно смотрит на Полину.
- Эксплуатируешь меня как можешь, ma cherie,- взял в обе руки ладонь девушки и поцеловал во внутреннюю часть.- Я скоро буду уже бояться, что придумает твой изощренный ум в следующий раз, добавил он, коснувшись потом едва пальцем её лба и рассмеялся, встав.
- Хорошо, раз хочешь мышку, будет тебе самая замечательная на весь Петербург! Степан! Дорогая, я быстро.
Расцеловав жену, граф Карницкий вышел из дома, уже представляя с интересом, каким образом он будет искать сейчас мышь. Ну то, что это будет близко, он уже знает точно - недалече как ещё с три дня он слышал разговор слуг о том, что в конюшнях нашлась парочка мышей. Так что, взяв с собой того ж Степана, Мишель пошел всего лишь в конюшню. А чем вам не Петербург?

***
спустя некоторое время.

И почему эти тв...животные живут на свете? Чтобы их едва можно было найти? Мелкие хищники, поедающие всё, что только могут и умеют. В нагрудном кармашке пиджака барахталось чумное создание, всё время пищащее и пытающееся вылезти и убежать. Пару раз почти удавалось ей, но Мишель был ловчей, поэтому сейчас он, заходя в гостиную, вновь обратился вниманием к вновь начавшей выползать мыши, а словами к Полине.
- Дорогая, надеюсь, ты не осчастливишь это помещение криком, ибо мышь хоть и хорошая, но нервами они могут быть обделены. так что если,- пищащее хвостатое существо оказалось уже в зажатых ладонях, и когда граф поднял взгляд, то не смог произнести и слова. Вид жены очень резонировал с тем счастливым, когда он ещё уходил из их спальни. Что могло произойти за столь недолгое время, что она сейчас злилась. Точнее. Она в ярости.
- Можете посмотреть... Там, на столе. И не пытайтесь оправдаться.
Приказной тон и взгляд на вскрытое письмо на столе, которое тут же оказалось в руках мужчины. И первое - подпись - попалось на глаза сразу же. И стало понятно даже всё остальное, что и читать не стоило, но Мишель провел взглядом по строкам ровного, чуть витиеватого почерка той, кто посмел таким образом присылать письма, и от этого усмехнулся такому бесстрашию Симоны Ринальди (а письмо было именно от неё).
- Даже не удивительно,- словно самому себе прокомментировал всё Михаил, не выпуская письма из рук, а даже сложив его в первоначальный вид, а потом посмотрел в окно всё еще не переставая ухмыляться.- Прима Ринальди всегда любит размах во всем, даже в написании писем. Любимое занятие, которое держит в напряжении половину Петербурга, а её в прекрасном настроении. Что уж говорить о том, какие мероприятия она посещает, это уж...
Но договорить он так и не успел, поняв теперь уже окончательно, ЧТО именно было упомянуто в этом письме. И ПОЧЕМУ его Полина сейчас злилась и метала молнии в его адрес, готовая на всё. Опасливый скошенный в её сторону взгляд, поняв, что тишина с её стороны затянулась весьма надолго, что осторожное:
- Paulin?
Было словно спусковым механизмом к очередному.

+3

4

Полина еще не совсем отдавала себе  отчет в том, куда заведет их с Мишей эта ссора, но она определенно точно знала то, что еще ни одно слово графа Карницкого не заставило ее сменить гнев на милость. Наоборот, его удивленный тон, ухмылка, озарявшая его радостное лицо, словно ничего серьезного вовсе не случилось и те двусмысленные слова, что были выведены аккуратным почерком в этом письме,  абсолютно ничего не означают. И ей бы хотелось в это верить, но ее оскорблял тот факт, что они  пару дней женаты, а он уже посещает всякие неприличные вечера, слава о которых по всему Петербургу ходит такая, что молоденькие барышни даже говорить об этом стесняются, а если и говорят, то только шепотом.  Графиня даже не могла сказать точно, что оскорбляло ее больше: то, что Симона так панибратски  обращалась к ее мужу, намекая на «прекрасный совместный вечер» или то, что он на этот вечер вообще пошел.
Рыжеволосая девушка чувствовала, что с каждой минутой гнев в ней возрастал все больше и больше, и если бы Вы увидели ее в этот момент со стороны, то не удивились бы, если бы в Михаила тут же полетело что  - то тяжелое.
Даже не удивительно.  Прима Ринальди всегда любит размах во всем, даже в написании писем. Любимое занятие, которое держит в напряжении половину Петербурга, а её в прекрасном настроении. Что уж говорить о том, какие мероприятия она посещает, это уж... – как ни в чем не бывало молвит Мишель, и тут Полина взрывается:
- Она посещает? – ехидно вставляет она и разводит руками, таки отойдя от окна и дав волю своим чувствам.- Вы будете отрицать, что Вы посетили как минимум один из них вместе с ней? Конечно, я много слышала о госпоже Ринальди и о ее развлечениях, но она не стала бы писать Вам такое письмо с такими милыми оборотами, если бы ей нечего было сказать, - Полина жмурится и отворачивается от Миши, в порыве эмоций проводя по волосам рукой. Она всегда так делала, когда нервничала.
- Paulin?
- Наберитесь смелости и хотя бы признайтесь в том, что сделали, - на этих словах обида окончательно ее съедает, и голос ее осекается. – Мы только что поженились, Миш. А ты… Ты уже… « Милый граф, позвольте мне выразить Вам благодарность за то, как много удовольствия Вы доставили мне в тот вечер на небезызвестном декадансе, на котором я  имела честь наслаждаться Вашим обществом…»  - хрипло цитирует она, и каждое слово стоит ей титанических усилий.
- Мерзко! Как же это мерзко! – не трудно догадаться, что в конечном итоге в Михаила полетела книга, к своему несчастью оказавшаяся под рукой у Полины, и счастье, что он успел увернуться.

Отредактировано Полина Карницкая (2014-12-06 18:48:59)

+3

5

Михаил стоял как вкопанный и не мог оторвать взгляда от лица своей любимой, которая, впрочем, двигалась в противовес мужу весьма активно и можно сказать даже разъяренно. Можно было с легкостью наблюдать, как она проводит по волосам резким, но в тот же момент аккуратным движением руки, а волосы и не слушаются её настолько, что каждый раз видишь этот рыжий огонь, выбившийся из прически, и готовый переброситься на что-нибудь и спалить всё дотла вместе с тем же огнем характера, с которым сейчас Полина Сергеевна Карницкая сейчас пыталась обвинить Мишу в измене.
Погодите ка. Измене? Граф только сейчас начал понимать всю суть женской логики своей жены, и настолько в этот момент захотелось ему посмеяться над этой наивностью и недоразумению. Но нет, он вновь посмотрел на пылающее эмоциями лицо графини и решил отложить веселый сей момент на момент примирения. А сейчас он слушал точь-в-точь процитированный кусочек письма Симоны Ринальди, и не смог, каясь чуть позже, усмехнуться на этом моменте.
- У тебя прекрасная память, моя дорогая, слово в слово,- опустил глаза на надушенное письмо и, слава Богу, вовремя вновь решил посмотреть на Полину.
- Мерзко! Как же это мерзко!
Да, положение дел набирало обороты в сторону ещё большего расположения ссоры, ибо полетевшая в след за словами книга (кажется, это была книга "Житие и славные дела Петра Великого..."  в весьма редком издании) уже точно шла в цель, то есть прямиком в лоб Михаилу. Округлив глаза свои, последний всё же успел увернуться от пролетевшего мимо снаряда, нагнувшись и, какой-то частью сознания спрашивал себя:"а может стоило и не уворачиваться?" Сразу бы могла закончиться как и ссора, так и обида (на покалеченных, как обычно бывает, не должны обижаться, их обычно жалеют). да и книга бы была цела, а так валяется теперь, раскрывшись, на полу. Ценное издание из типографии Дмитрия Феодозия, 1772 года.
- Полина,- уже предупреждающе отозвался молодой граф, внимательно смотря на любимую и сделал шаг к ней, впрочем, тут же остановившись. Словно с разъяренным зверьком сейчас себя вел, который того гляди или бросится удерать подальше или налетит и покусает.
- Для начала.... да мне сказать, Полина, прошу. Да, каюсь, я был на этом декадансе. Друзья увели туда, и в этом я вполне могу признать себя виновным. Но ни в чем другом, кроме как в том, что я там присутствовал, я извиняться не намерен. Ибо того, что ты себе напридумала в своей славной рыжей головке лишь плод твоего ревнивого воображения,-- спокойно, только спокойно. Ревность ещё до добра никого не доводила. А на пустом месте так тем более. Миша, ты тоже спокойнее. Но как себя не уговаривай, внутри начинает всё идти ходуном и перемешиваться. Чуть пристукнув ладонью по бедру, Михаил разочарованно словно бы посмотрел в окно, качая головой.- И почему женщины столь душевно уязвимы. Дай только повод и вы набрасываетесь.

+3

6

Полина не любила те моменты, когда эмоции брали над ней вверх. С самого детства она привыкла размышлять, прежде чем совершать тот или иной поступок, а прыгать в омут с головой, как часто делала ее старшая сестра, а потом жалеть о содеянном, не было в ее привычках. Что же касается таких ситуаций, как нынешняя, когда она позволила гневу застелить себе глаза, то она старалась их избегать, но если они все - таки имели место быть, то выходить из них с достоинством и гордо поднятой головой. Конечно, не сказать, что юная графиня признала свою ошибку или что тут же простила Михаила, но ее пульс начал постепенно выравниваться, она тяжело и глубоко дыхала, но эта фраза снова вывела ее из себя:
- И почему женщины столь душевно уязвимы. Дай только повод и вы набрасываетесь...
Бросив на Мишу убийственный и испепеляющий взгляд, Полина по - издевательски вскинула брови.
- Хотите сказать, что вы, мужчины, совсем - совсем без греха? Бедные же вы, несчастные! - юная графиня сделала паузу. - Нам, женщинам, приходиться быть начеку, потому что дай вам только повод и вы, вы...-  она осеклась и снова повернулась к Михаилу спиной, шумно выпустила воздух.
- Для начала.... да мне сказать, Полина, прошу. Да, каюсь, я был на этом декадансе. Друзья увели туда, и в этом я вполне могу признать себя виновным. Но ни в чем другом, кроме как в том, что я там присутствовал, я извиняться не намерен. Ибо того, что ты себе напридумала в своей славной рыжей головке лишь плод твоего ревнивого воображения
На эти его слова Полина тихонечко и иронично усмехнулась.
- Ни в чем, действительно ни в чем. Я ни в чем не могу тебя винить, нет. Ты всего лишь пошел туда с друзьями, всего лишь составил им компанию... - она театрально всплеснула руками и закусила губу. А затем, выдержав небольшую паузу, снова обернулась и посмотрела мужу прямо в глаза.
- Если тебе нечего скрывать, то почему ты не сказал мне об этом раньше? Это было бы гораздо лучше, если бы я узнала об этом от тебя. Но я узнаю, что ты посетил это... Этот... Вечер,- с пренебрежением выделила она. - Из недвусмысленного письма, в котором тебя благодарит за прекрасно проведенное с ней время скандально известная на весь Петербург особа. Что я должна была подумать? - на последних словах она снова усмехается. - Единственное, в чем ты можешь меня упрекнуть, это в том, что я вскрыла письмо. И лучше бы я этого не делала, потому что это больно. Очень больно...- комок повторно припал к ее горлу. Обида начала душить ее.

Отредактировано Полина Карницкая (2015-01-15 21:04:41)

+3

7

- Если тебе нечего скрывать, то почему ты не сказал мне об этом раньше? Это было бы гораздо лучше,..
Что? Мишелю показалось, что он ослышался и причем на оба уха. Вобрав в грудь полностью воздух, который был в комнате пропитан недоверием и обидой настолько, что он начнет давать ощутимые раскаты грома и яркие вспышки молний, он не знал, что сейчас сделает. Либо прикрикнет на жену, либо и правда рассмеется от безысходности положения в этой ссоре. Нет, это было немыслимо и неподражаемо одновременно со стороны Полины бросаться сейчас обвинениями в его сторону и в то же время сердиться, когда мне не до этих скверных чувств. И правда. Граф сейчас в эту минуту представил, что Pouline всё та же юная новоиспеченная фрейлина, появившаяся на балу и ослепившая Михаила своей рыжей копной волос. Тогда он, кажется вознамерился сразу же познакомиться с ней и пригласить на два танца подряд и попытаться... да уж, знакомство попыталось остаться приятным и веселым. И он тогда уже понял, что имеет дело с самым настоящим огнем, рядом с которым хорошо, тепло и радостно. Но теперь он видит совершенно другой огонь - яростный, готовый спалить всё вокруг и оставить пепел после себя. Стоило ли себе говорить теперь, что возможно стоит попридержать этот самый огонь, чтобы он не разошелся? Стоит,- согласился граф со своими мыслями, досадно и с восхищением добавив:Но черт побери, она в гневе ещё прекрасней! И не сдержавшись, только добавил масла в огонь, который так и начинал разгораться в глазах графини.
- Полина, ты сама-то веришь своим словам, дорогая?- фыркнул на конце фразы, проведя рукой по лицу сверху вниз, словно пытаясь стряхнуть наваждение, в которое не хотел верить.- "Это было бы гораздо лучше". Если бы я сказал тебе о своем посещении Такого места ещё тогда, то я вряд ли бы у меня потом появилась женой, а в капелле Святого Тадеуша уже было бы занято ещё одно место! Нет, моя дорогая, это было бы не лучше, а точно так же и с ещё большим рвением рассориться в пух и прах. Ты себя переоцениваешь.
Ссора оборачивалась теперь каким-то странным отголоском.
- Хотите сказать, что вы, мужчины, совсем - совсем без греха? Бедные же вы, несчастные! Нам, женщинам, приходиться быть начеку, потому что дай вам только повод и вы, вы...- 
Михаил подождал, пока она хоть что-то скажет ещё в этой фразе, которую он, честно говоря не хотел слушать ни в коем образе. Он молча смотрел на отвернувшуюся девушку и молча ждал продолжение. Его не последовало. И у самого зубы были крепко стиснуты, что желваки выступили. Заведя руки за спину и скрепив там в замок, он всё же выдавил из себя:
- И мы...мы, что? Бросимся тут же в этот "повод" с головой? Полина Сергеевна, вы меня с кем-то сейчас путаете, не пойму, правда, с кем,- и так некстати в памяти всплыла неприятная история Дениса и той юной крестьяночки. Но ему ли судить людей, да и друзей тем более в чем-либо? Вполоборота развернувшись к жене, Миша присел на корточки, поднял книгу с пола и, положив на стол, с усмешкой посмотрел на стоявшую графиню. В мозге предательски что-то щелкнуло.- А даже если бы и так. Грех лежит на всех, кто хоть день прожил на этой земле. Полина, и вас это касается так же, да-да. Так почему же и нам не быть с грехом? Нечестно получается, дорогая графиня, ой как нечестно, обвиняя меня, и самой же... быть виноватой в этой жизни.
Разведя руки в сторону, Михаил едва ощутимо сделал поклон, словно в театре, в конце представления, когда актеры выходят к зрителям на полон. Но тут "представление" ещё не закончилось, нет.

+1

8

Наверное, если бы кто - то со стороны увидел, как ссорятся граф и графиня Карницкие, то, снисходительно улыбнувшись, лишь сказал бы, что милые бранятся, да только тешатся, и что в конечном счете они обязательно помирятся, а этот спор, давно перешедший в переливание из пустого в порожнее, забудется так же быстро, как и успел загореться. И, стоит заметить, что этот " кто - то" будет более, чем прав.
Юная графиня Карницкая была страстной натурой, деятельной и живой. Её от природы переполнила энергия, которая с недавним замужеством перестала выплёскиваться. Раньше, когда она служила при дворе фрейлиной, её обязанности там отнимали множество свободного времени. Да и вообще по жизни с таким загадочным и непредсказуемым отцом и сестрицей, за которой постоянно нужно приглядываться, Полине никогда не приходилось скучать. Ну, а сейчас, когда всё так спокойно и тихо, что может быть лучше хорошего и громкого скандала, хорошенько подстегнувшего и ее, и ее мужа?
Но на данный момент она, конечно же, не отдавала себе отчета во всем вышесказанном. Она лишь чувствовала, что ужасно, ужасно зла на Михаила, и чем больше он пытался оправдаться, тем больше она разгоралась, придираясь буквально к каждому сказанному им слову.
Сердце в груди бешено колотилось, готовое выпрыгнуть из груди тотчас же.
На все, сказанное Михаилом, она не переставала усмехаться и демонстрационно фыркать, тем самым показывая, что не верит ни в одно из его оправданий, бывшими для нее совсем не весомыми.
- "Это было бы гораздо лучше". Если бы я сказал тебе о своем посещении Такого места ещё тогда, то я вряд ли бы у меня потом появилась женой, а в капелле Святого Тадеуша уже было бы занято ещё одно место! Нет, моя дорогая, это было бы не лучше, а точно так же и с ещё большим рвением рассориться в пух и прах. Ты себя переоцениваешь.
Полина истерично рассмеялась на эти его слова.
- Теперь мы никогда не узнаем, что было бы, Мишенька. Потому что ты мне врал до сих пор. А это простить ужасно сложно. И я не уверена, что смогу.
Тут она и не замечает, как закусывает нижнюю губу и молча усмехается мысли, что, должно быть, довела его до белого коленья своими претензиями. Ух, он, должно быть, уже и не знает, как заставить её сменить гнев на милость.
- Полина, и вас это касается так же, да-да. Так почему же и нам не быть с грехом? Нечестно получается, дорогая графиня, ой как нечестно, обвиняя меня, и самой же... быть виноватой в этой жизни.
Но эта фраза меняет все. На что он намекает? О, да, на затею насолить Эмилии Александровне, определенно. Ах, да ведь он сам согласился помочь, а теперь обвиняет её! Так несправедливо с его стороны, тем более, что он как никто другой знал, какие веские у его жены причины ненавидеть её будущую мачеху. Возможно, Полина и хотела бы иметь теплые отношения с Эмилией, да только судьба не дала им такого шанса с того самого момента, как Виктория разнесла слухи о баронессе. Они были обречены на неприязнь.
Но открыто обвинять её в таком! Нет, это уже слишком!
- Ах, ты... Ты... Ах! - все остальное происходит как в тумане. Полина снова тянется рукою к тумбочке, где  лежала горевшая свеча и бросается ею в Михаила еще до того, как понимает, что именно оказалось у нее в руках. Этого не предусмотрела даже она.

Отредактировано Полина Карницкая (2015-02-11 17:27:29)

+2

9

[AVA]http://se.uploads.ru/nZ9lf.png[/AVA]

положение ситуации со стороны х)

http://se.uploads.ru/JuaZ0.jpg

Врал. Врал? Ох, Полина Сергеевна. Михаил Карницкий, скрестив руки на груди, стоял и внимательно следил за разъяренным живым рыжим огнем. Раньше он не часто задавался вопросом о том, что делают женатые дворяне, разъезжающие по увеселительным заведениям не чаще, чем свободные? Что они говорили жёнам? Как оправдывались перед ними, если их провинность и измена, как назвал бы это граф, была разоблачена и показана во всей своей красе. Михаилу не редко попадались такие личности, когда он со своими друзьями в очередной раз шел по приглашению на вчера. Их не трудно было распознать среди остальных не венчанных перед Богом, и графу оставалось лишь с интересом наблюдать за их поведением, тем, о чем вели разговоры. И это было гадко. Просто гадко. Пока их жены, матери из детей, сидят дома, занимаясь благоустройством дома и жизни любимого мужа и отца, эти так называемые "мужья и отцы" растрачивали свою жизнь и деньги в веселье и карточных играх. И, честно говоря, это тоже была причина, по которой не торопился связывать свою жизнь с одной из юных дворянок, чтобы вот так нечестно их обманывать и развлекаться за её спиной - такую ложь он не признавал. И теперь...
Потому что ты мне врал до сих пор.
Ощущение у Мишеля было, что до этого момента никто и не думал вспоминать, что граф как раз так всегда и проживал свою юность и молодость - в веселье, играх и драке. И ничего не должно было и измениться до даты их венчания. Так что же теперь? Думал он и с каждой секундой, под тихое фырканье любимой юной графини Карницкой, понимал, что логику женщин он так до конца не поймет даже после многолетнего с ними общения и времяпрепровождения. Теперь он уже понимал, что это уже была простая ревность и собственничество чистой воды, которые всё же не искажали сей прелести в поведении Полины. Это даже подчеркивало её характер, ещё больше, чем раньше. И это завораживало и прельщало, но было немного не правильно. Смысл пожурить сейчас женушку было бы правильным решением, но в последний момент всё же не тем хорошим вариантом, особенно когда в тебя летит горящая свеча, которую в порыве ярости любимая запустила в него. То, что она была зажженной, Мишель понял только тогда, когда ощутил трепещущее и до сих пор не погашенное в полете пламя свечи. Рукой отбросив в сторону её, он ощутил на руке неприятное ощущение от ожога. Неприятно, но терпимо, хотя граф успел шикнуть от досады и опустить взгляд на руку, чтобы осмотреть участок ожога. И этого было достаточно, чтобы позабыть о свече. И этого было достаточно, чтобы понять, что маленький огонёк умудрился перекинуться уже на те занавески, ткань для которых Полина выбирала целую неделю, волоча за собой мужа как ослика. Огонь распространился весьма быстро, на что графу не хотелось больше наблюдать словно идиот, и рывком схватил графин с водой со стола, опрокидывая на занавески, по которым уже стремительно поднимался огонь, вызывая в горле удушающие спазмы от гари и дыма и заставляя глаза слезиться. Но, похоже, что это решение по спасению любимых занавесок решила принять и сама Полина, а может быть просто пытаясь помочь мужу - не возможно было понять сего момента доброго намерения. Но если бы Мишель страдал фантазией столь изощренной, то явно подумал бы о том, что Полина хотела насолить мужу ещё больше даже в такой ситуации.
Думаете, с чего такие мысли должны проявиться в его уме? Он, стоя перед всё горящими и дымящимися занавесками, был почти полностью в мокрой одежде, и всё благодаря графине Карницкой, вылившую в сторону занавесок столько воды, что её хватило бы на умывание всей команды корабля (конечно же Михаил преувеличил).
- А теперь меня в пору завернуть в горящие шторы, чтобы точно их потушить,- пошутил Мишель, морщась от мешающих глазам дорожек воды, текущих со лба и капавших с чуть отросших прядей волос, и фыркая.

+1

10

Все то, что происходило после того, как она запустила зажженную свечу в мужа, Полина совсем не помнила, а то, что иногда всплывало в закромах ее сознания, было покрыто густым слоем тумана. Наверное, дело было в адреналине и страхе, которые ударили ей в голову с такой силой, что у  юной графини подкосились ноги, задрожали колени и бешено заколотилось сердце. Полина всегда была хладнокровна, но в эту минуту все ее сдержанность и рассудительность дружно помахали ей рукой и скрылись в неизвестном направлении, оставив свою рыжеволосую  хозяйку в весьма затруднительном положении. Доигралась. Ничего не скажешь. Вся эта игра в кошки - мышки была, конечно же, веселой, ну, по крайней мере, для нее лично, хотя она была почти уверена, что и Михаила забавляла вся эта весьма недвусмысленная ситуация, но теперь эта самая игра грозила обернуться настоящей трагедией, а самое страшное было осознавать, что виновата в случившемся, в большинстве своем, она сама. Полина пыталась отогнать эти мысли, потому что у нее просто не было времени об этом думать, и призвала к себе все свое хваленное хладнокровие. Сейчас нужно было отбросить все игры и не допустить серьезного пожара, не говоря уже о том, что ее любимые жалюзи, которые она выбирала больше, чем что - либо другое в своей жизни, уже было давно и основательно не спасти.
Юная Карницкая бросается к ведру с водой и старается помочь Михаилу, уже во всю проводившего работы по тушению пожара, но это у нее получается, честно признаться, не очень хорошо. Полина пытается отогнать ненужные мысли, которые так и закрадываются в ее голову, когда она смотрит на мокрого мужа, но ничего не может с собой поделать и молча про себя улыбается. Мишелю, как моряку, несомненно, больше по сердцу вода, чем огонь, между тем, как ей самой огненная стихия всегда больше подходила. И ей совсем не хочется отгонять мысль, что они действительно, как огонь и вода, дополняют друг друга, как две противоположности, которые никто не мог представить вместе. И именно поэтому ее не покидало ощущение, что в этом и есть причина, почему они так любят друг друга, и почему их любовь будет жить еще долго. Ведь огонь и вода всегда найдут, как друг другу противостоять, а потому их борьба будет вечной.
В какой - то момент опомнившись, она выливает все оставшееся в ведре содержимое на последний оставшийся очаг пламени в этой комнате, и облегченно вздыхает, осознавая, что катастрофу все - таки удалось предотвратить. Еще минуту она пытается унять бешеное сердцебиение, прижав руку к груди. Она слышит, как рядом тяжело дышит Карницкий, но не смотрит на него, вперив взгляд в пол. Затем в ее голову снова приходит достойная женской коварности идея. Игра была прервана из - за пожара, но его удалось потушить. Так что же получается  можно продолжать? Когда ее дыхание выравнивается, она поднимает глаза и смотрит на мужа прямо в упор, а затем холодно бросает следующие глаза.

- Советую Вам переодеться, граф, а то простудитесь, - сказав это, Полина разворачивается на каблуках и с самодовольной улыбкой собирается уходить, хотя она почти уверена в том, что Мишель ее так просто не отпустит. Хотя, будет правильнее сказать, что знала это и надеялась.

Отредактировано Полина Карницкая (2015-04-14 13:40:58)

0

11

[AVA]http://se.uploads.ru/nZ9lf.png[/AVA]
Нет, никто не спорит, Михаил нравилась вода во всем её проявлении, начиная с водных процедур и плаванья на корабле и вне его пределах и заканчивая тем, что можно было выпить за здоровье Императорской семьи и радость каждого моряка - свободу, плаванье и удачу по жизни.
Но. Это. Было. Слишком. Мокро.
Карницкий, словно кот, которому не так хорошо нравится, как за шиворот, пусть такой же мокрый, закрадывается вода, щекоча и в то же время раздражая, начал рьяно трясти головой, разбрызгивая воду вокруг себя и попадая частью на свою жену. Рукой он провел по уже не таким мокрым волосам, зачесав из назад и резким безжалостным движением содрал тлеющие ещё занавески, потоптавшись на них и затушив их тем самым окончательно. Ну вот и всё. Граф тяжело дышал, восстанавливая резво бухающее сердце в груди, уставившись взглядом на Полину. Мыслей... не было никаких, только какое-то странное заторможенное состояние внутри, послужившее затишьем для многого. И возможно стоило ему сейчас и правда подумать в эти пар минут о чем-то стоящем, оценить причиненный ущерб имуществу, рассчитать, о сколько теперь обойдутся ему новые занавески и пара сотен нервов. И даже стоило вызвать прислугу, чтоб всё тут убрали, и дать распоряжение дворецкому, чтобы он подыскивал рабочих для должного небольшого ремонта, если потребуется. Хотя окна были и целы, что удивительно до сих пор. Стоило. Стоило, возможно много чего сейчас сделать, и даже дать понять Полине, в чем сейчас она вновь преуспела в своём любимом деле доводить дело до пика.
Стоило. Но он просто выгнал только подоспевших слуг вон одним хищным взглядом. И всё так же  стоял на своем месте без движения.
- Советую Вам переодеться, граф, а то простудитесь...
И это тоже стоило. Михаил даже уже начинал об этом задумываться, ощущая легкую прохладу, заползающую ему под жилет и рубашку. Только всё переменилось после этого холодного тона своей супруги. В мозгу что-то щелкнуло, а на лице появилось то самое выражение. С ним он всегда заканчивал споры в свою пользу. И этот момент был таким же.
В пару шагов он догнал уже намеревавшуюся уйти Полину, и мягким движением руки развернул к себе, заключив в объятья. Стоило ли хоть даже подумать о том, что она могла его огреть оплеухой или кулачком по груди, или накричать? Ещё как могла, ещё как стоило, но он точно знал, что сейчас у них с ней поменялись роли. И сейчас именно он опалил свою жену этим огненным горящим взглядом. Поцелуй же, который был вместо всех невысказанных слов, которые хотел сказать Михаил, напротив, был полон нежной настойчивости и любви. Странный контраст. И он всегда был каждый раз. Рядом с этой девушкой. Рядом с этим огнем.
- Кажется, я не припомню того момента, когда я вас отпускал, графиня,- осторожно коснулся губами после поцелуя щеки, аккуратно поглаживая ладонью её руки, спину. А на губах играла улыбка хитрого кота, через полуприкрытые глаза рассматривая это маленькое чудо в своих руках. Как хорошо.- Ты не боишься, что таким образом проживая нашу жизнь мы спалим в итоге весь дом? Кто-то это кажется предвещал, не припомню, правда, кто - твой отец или одна из твоих подруг-фрейлин.... Но знаешь. К черту. Если спалим всё до тла, я готов отстроить дом заново ради этого.

+1


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » 25.06.1843г. "Через огонь, воду и медные трубы"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC