Петербург. В саду геральдических роз

Объявление


Восхитительный, упоительный момент проверки на мужество, на то - чей дух крепче - человека ли отнявшего добычу, или десятков распаленных гоном собак, секунда, и...
Евгений Оболенский

Никогда в жизни еще Стрекаловой не было так страшно, как сейчас наедине с кузинами! Она даже разозлилась на себя за это. Ну что, разве съедят они ее, в самом деле? А захотят попробовать, так мы тоже кусаться умеем!
Софья Стрекалова

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Palantir



Гостевая История f.a.q. Акции Внешности Реклама Законы Библиотека Объявления Роли Занятые имена Партнеры


Система: эпизодическая
Рейтинг игры: R
Дата в игре: октябрь 1843-март 1844



07.09. Идёт набор в админ-состав!

07.07. ВНИМАНИЕ! НА ФОРУМЕ ПРОВОДИТСЯ ПЕРЕПИСЬ!

07.01. Администрация проекта от всей души поздравляет участников и гостей форума с Новым годом и Рождеством!

17.11. НАМ ПЯТЬ ЛЕТ!

14.05. Участвуем в Лотерее!

23.03. Идет набор в игру "Мафия"!

05.02. Внимание! В браузере Mozilla Firefox дизайн может отображаться некорректно, рекомендуем пользоваться другим браузером для качественного отображения оформления форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » 27.10.1842. Когда прошлое стучится в дверь


27.10.1842. Когда прошлое стучится в дверь

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Узок путь между Раем и Адом,
И не зря есть враги и друзья.
Я согласен, что лгать не надо,
Но и с правдой прожить нельзя.

I. Участники: Эмилия Исабель Монтеррей, Леонид Шувалов.
II. Место действия: квартира графа в Петербурге.
III. Время действия: 27 октября 1842 года; вторник.
IV. Краткое описание сюжета: Казалось бы им не суждено было знать больше друг друга (подробнее), но что-то подвигло её написать письмо, что-то толкнуло, приехав в Россию, первым навестить его.

Отредактировано Леонид Шувалов (2015-11-21 08:58:42)

0

2

Вы знаете, мой друг,
Бывает, как сегодня:
До странности легко
Строка целует лист;
Трепещет в клетке рук,
Как птичка, вечер поздний –
И мысли далеко,
А разум – странно чист.
Я вам пишу письмо –
Зачем мне повод лишний?
Перо бежит само
Извивами строки…

Злость на Леонида прошла давно и почти бесследно. Сейчас Эми уже и не могла вспомнить, что ее побудило написать ему, почти чужому человеку, первое письмо. Тогда ее совершенно не заботило то, что о ней подумает он, а еще меньше ее заботило мнение остальных. Она и сейчас помнила первые строки «Знаете, Леонид Андреевич, я сама не понимаю, зачем пишу Вам. Должно быть, это выглядит глупо и весьма наивно, но я отчего-то почувствовала, что нахожусь во власти каких-то мыслей, которые и прежде бывали у меня на дне души, которые и прежде вставали во мне, но прежде нерешительно, робко, смутно, тотчас же отступая и прячась…» То было ровно пять лет назад. Графиня, что уже начала вновь звать себя баронессой, помнила, как бегло ложились ровные строчки на белый лист. Она даже и не задумывалась о том, что напишет дальше, она просто писала, даже не ожидая, что последует ответ. Но он последовал, что дало ей возможность появиться сегодня в этом доме. Для нее сейчас он был больше старым знакомым, нежели еще одной ниточкой к супругу и она с тревогой ожидала вопросов об Эстер и о том, где она была последние два года.
- Здравствуйте, Леонид Андреевич, - сказала она, едва войдя в гостиную, дверь в которую ей услужливо открыл слуга, на бледном личике заиграла улыбка, - я вновь не знаю, зачем это делаю, но я решила нанести вам визит, едва приехала в Петербург, - говорила она на чистейшем французском, боясь, что за последнее время ее русский стал так плох, что ее просто на просто не поймут. Решение ехать в далекую северную страну было настолько спонтанным, что испанка даже не успела написать об этом Леониду и должно быть ответ на ее письмо уже сиротливо лежит пустом столе в Барселоне.  Женщина с интересом смотрела на графа и пыталась найти хоть капельку изумления в этом бесстрастном лице и, что уж греха таить, радости от встречи.
- Надеюсь я вам не помешала и раз попала не в визитный день, то хотя бы не нарушила планов, - снова эта мимолетная и чуть грустная улыбка пробежалась по ее губам и замерла, - я вас сильно не задержу.

+2

3

Тому, кто пожелал бы навестить сегодня Леонида у него на квартире, можно было не беспокоиться о том, что хозяина не будет дома. Шувалов посвятил сегодняшний день разбору бумаг накопившихся на столе. Мужчина задумчиво сводил брови, удивлялся, поджимал губы, иногда вздыхал и не глядя, тянул руки в поисках чашки чая, каждый раз ставя её на новое свободное место. В окружении счетов, приказов и писем граф пребывал уже больше часа и с каждой отброшенной в сторону бумажкой ему казалось, что на столе магическим образом появлялась новая. Леонид не любил бумажную рутину (да и были ли люди, кому она нравилась?) - он офицер, а не писатель, и вместо того, чтобы сейчас петь и пить в каком-нибудь салоне или на худой конец кабачке в свой законный выходной, Шувалов шуршит листами.
- Леонид Андреич, к Вам пришли, - пробасил Илья, просунувшись в приоткрытую дверь.
- Кто? - не отрывая сосредоточенного взгляда от бумаг, отрывисто спросил граф.
- Здравствуйте, Леонид Андреевич, я вновь не знаю, зачем это делаю, но я решила нанести вам визит, едва приехала в Петербург.
Шувалов не поверил своим глазам. Перед ним стояла сама Эмилия, та самая некогда графиня Шереметева, с которой он имел «удовольствие» познакомиться, когда был в Испании. Как бы то странно не звучало, но, несмотря на холодное расставание в тридцать третьем году, через какое-то время Леонид получил от испанки письмо. До сих пор неизвестно, по какой причине она написала ему, но если это случилось, значит так нужно. Удивленный Шувалов неожиданно для себя быстро написал ответ. С того момента началась их переписка. Эмилия писала не часто, поэтому каждое её письмо было долгожданным, однажды она и вовсе пропала на время, но объяснила это тем, что была сильно занята.
Граф знал о разводе Шереметева со своей испанской супругой от самого Эдуарда и в том своем обращении последний просил Леонида никому не говорить о том, что этот брак был вообще. Шувалов не представлял, с чем связана эта таинственность, но вмешиваться в чужие дела, когда его об этом не просили, привычки не имел. Однако, глядя сейчас на незваную гостью начал понимать, что все не так просто и между его знакомым и Эмилией не все было гладко.
- Я, никуда не тороплюсь. Прошу Вас, - медленно проговорил Шувалов, поднимаясь со стула, и жестом приглашая испанку сесть в кресло. – Илья, скажи Анне, чтобы она приготовила чай.

Отредактировано Леонид Шувалов (2014-11-23 13:05:59)

+1

4

Я песнями твоими очарован,
Давно уже не слышал светлой музыки такой!
Мелодии твои смелы и новы,
Словами же ты следуешь традиции седой…

Нет, Леонид ничуть не изменился. Разве, что взгляд стал более задумчивым и еще более серьезным. Хотя куда уж больше то? Десять лет назад, он казался ей почти стариком, несмотря на молодой возраст. Его взгляд, Эмилии казался почему-то всего грустным, а вид – уставшим. Лишь, когда он брал в руки инструмент, лицо его преображалось. А уж следить за ним во время исполнения, было неописуемым наслаждением. С тех пор она ни встретила ни одного исполнителя, способного так  тонко чувствовать песню, проживая ее каждый раз заново. Испанка с удовольствием бы послушала его вновь, но просить сегодня ни за что бы не стала. Она и так явилась в дом без приглашения и возможно оторвала хозяина дома от важных дел.
- О! Вы так добры, - она улыбнулась так, будто хотела добавить «к незваной гостье» Если так подумать, то вся история их знакомства была визитом без приглашения. Испанка вот уже десять лет врывалась в жизнь несчастного Леонида, даже не спросив на то разрешения и каждый раз что-то требовала от него. «Пиявка. Маленький кровопийца», - с укоризной подумала она про себя и аккуратно присела на указанное ей кресло.
- Мне действительно очень неловко занимать ваше время не в приемный день, - на бледной коже начинавшей согреваться испанки, появился слабый румянец, - я позволила себе нарушить все мысленные и немыслимые приличия лишь потому, что не смогла знать, что мы в одном городе и не убедиться лично, что вы всё тот же Леонид Андреевич, - женщина лукаво улыбнулась той улыбкой, что в последние годы так редко играла на карминовых губах, - и я намерена узнать, когда вы принимаете и просить вас петь, ибо по-прежнему уверена, что лучше вашего голоса мне не доводилось слышать ничего прекраснее. Она опустила привычные расспросы о делах и здоровье. Пусть о ревматизмах кумушки в чепчиках выспрашивают, а у нее язык не повернется, глядя на пышущего здоровьем мужчину, спрашивать о подобных глупостях. В душу же она и вовсе лезть не собиралась, не вспоминая о подруге. К чему бередить прошлое, которое к тому же больно кусается и всё равно сегодня еще всплывет? Не лучше ли вначале вспомнить о приятном, тем более, что она никогда не скрывала своего отношения к талантам графа Шувалова. «Об Эдуарде после. Не хочу так сразу портить настроение и показывать, что оно так мне важно», - подумала женщина и побледнела, как обычно вспомнив о муже.

+1

5

Граф никак не мог понять рад ли он видеть у себя в гостях Эмилию или нет. Приход её был неожиданным на столько, что Леонид не мог перестать удивляться. Однако извинения её были напрасны - с какой бы радостью Шувалов сейчас смахнул бы со стола все эти бумажки, откинулся в мягкое кресло и посвятил себя гостям. Но сильное замешательство мешало мужчине рассыпаться в любезностях и радостно приветствовать гостью.
- Сегодняшнее время мне девать не куда, - не глядя на стол граф переложил пару листков в стопочку. - Можете чувствовать себя как дома, - усмехнулся он.
Эмилия заметно изменилась. Задор в глазах почему-то утратил ту пылкость и дерзость, которой она так смело награждала его в Испании. Правда, граф был уверен, что своей, именно женской наглости она не изменила, однако житейская, быть может даже горькая, мудрость явно коснулась её. Сам же Шувалов остался прежним - также по-мальчишески открыто улыбался, разве что усы стали более густыми. И также как и всегда он легко смутился на сказанный женщиной комплимент и сколько бы их не говорили, они всегда были приятны, и не заметить тонкого намека в словах Эмилии граф не мог.
- Свободные дни выпадают мне редко, зачем откладывать встречу, если она уже состоялась?
Мужчина отошел от стола и снял висящую над одним креслом гитару. Присев, закинув ногу на ногу, и устроив на себе инструмент, Шувалов принялся с важным видом настраивать его.
- Чего изволите? – по-гусарски остро спросил Леонид, улыбаясь - он, наконец, стал чувствовать себя комфортно перед гостьей. В этот момент в кабинет проскользнула Аннушка с подносом, заставленным аккуратными чашечками. Девушка остановилась у столика и принялась хлопотать с посудой, время от времени с озорной улыбкой поглядывая на натягивающего колки графа. Все приготовив, Анна почтительно поклонилась хозяину и его гостье и тихим, быстрым шагом покинула кабинет.

Отредактировано Леонид Шувалов (2017-02-09 08:58:09)

+1

6

«Как-то раз я ходила замуж, сглупу – за приличного человека. Институт брака был закончен, и теперь я знала о себе две вещи: замуж я больше не пойду, никогда, нет, и не просите, и – да – я люблю негодяев. И это мой осознанный выбор».
Глория Му

- И всё же мне неловко, - улыбнулась графиня, что в этой стране предпочитала именовать себя баронессой, - вы были заняты, - смущенно добавила женщина, провожая заинтересованным взглядом пару листов. Нынешний визит носил не только характер дружеского визита к человеку, которого не видели десять лет. Эмилии нужна была помощь, и отвлекать своими глупостями (которые для нее были очень важны) чужого человека, пусть и давно знакомого ей, она считала совершенно неправильным. Однако, Леонид Андреевич оказался очень радушным хозяином и не то не высказал своего неудовольствия, а даже приказал слугам подать чаю, а сам взялся за инструмент. От этих движений у испанки ёкнуло сердце. Все было так, как много лет назад и на мгновение ей даже показалось, что сейчас войдет Эдуард и извиниться за то, что заставил ждать. Он обязательно немного поморщиться, когда будет это говорить, а затем ее граф посмотрит на нее и лицо его просветлеет. Она обязательно протянет ему руку и как обычно, чуть смущенно улыбнется, потому что ей будет, отчего-то неловко за свое счастье перед другими. Ведь не всем же так повезло, как ей, встретить того единственного за которого можно идти и в огонь, и в воду смело закрыв глаза, потому что доверяешь, потому что не важно, куда он приведет, а лишь важно всегда находиться рядом. Рядом в радости и печали, в богатстве и в бедности, как и перед ликом Господа, не задумавшись ни на мгновение, ибо всё неважно, когда рядом он.
- А что Вы хотите? – мечтательно улыбнулась Эмилия. Ей хотелось попросить исполнить тот самый романс, что он пел на приеме у баронессы де Гонсалез, но она не смела, ведь это может вызвать не самые приятные воспоминания.
Раздавшиеся позади тихие шаги, заставили ее вздрогнуть и резко обернуться, а затем помрачнеть. Это была служанка, а не ее граф. Девушка, что хлопотала в комнате, была самой обычной, однако вызвала в женщине легкую неприязнь, будто это она была виновата в обманутых надеждах баронессы. «И как я только могла такое подумать? -  недоумевала Эмилия позднее, - Его нет в моей жизни восемь лет. Целых восемь лет!» - мысленно добавила она, понимая всю злую иронию ее положения, и мрачнея еще сильнее и какое-то время, наблюдая за действиями служанки. Баронессу как никогда раздражала собственная наивность. Пора бы уж ей было смириться с мыслью о том, что ее сказочный принц оказался совсем не принцем. Но она знала и себя, знала, что сможет в это окончательно поверить лишь взглянув предателю в глаза. 
- Леонид, - тихо спросила баронесса, нервно перебирая жемчужины браслета, - вы давно видели Эдуарда Николаевича? – она наконец задала давно волнующий ее вопрос и устремила взволнованный взгляд на графа.
p.s. Дорогой, я вижу вас серьезным. Вы же не даете почесать себя за ушком)

+1

7

Люди никогда не приходят просто так. Особенно если между вашими встречами срок в десять лет. Леонид прекрасно понимал, что Эмилия не зашла к нему пробегом, чтобы послушать его пение и испить чаю, она ожидала разговора на конкретную тему, но само собой, как любой воспитанный и вежливый человек, не стала начинать с прямых вопросов.
- А что Вы хотите?
Шувалов усмехнулся и проскользил пальцем по струне гитары. Ему по большому счету было все равно, что петь и в какой-то момент захотелось исполнить романс "Снился мне сад", прозвучавший во время его пребывания в Испании, когда он познакомился с Эмилией и... знал Эстер. Леонид уже давно перестал с горечью и болью в сердце думать об испанской графине и окончательно понял, что не испытывал к ней ничего кроме пылкой страсти. Но он был виноват перед ней, разбил сердце, уничтожил чаяния и мечты, которым так легко предавались девушки в семнадцать лет, и даже не раскаялся в этом перед ней. Спрашивать Эмилию о ней было стыдно... Нет, незачем этой песне звучать сегодня, нужно вспомнить что-то другое.
Анна появилась в кабинете именно тогда, когда Шувалов уже остановил свой выбор на одном романсе, но вопрос гостьи, прозвучавший после того, как служанка вышла за дверь, заставил графа отложить исполнение на некоторое время.
- Давно, - честно кивнул Леонид, пристально взглянув на испанку. - Некоторое время спустя как он вернулся. Я видел его и даже имел возможность вести беседу.
Они с Шереметевым не были друзьями - встреча в Испании сблизила их только до уровня приятельства. А о том, что Эдуард приехал обратно в Россию Леонид узнал случайно, встретив его в Петербурге. Говорили они не долго, так как оба шли по своим делам, и в душу друг другу не лезли. С того момента Шувалов графа больше не встречал.
- Насколько мне известно, Эдуард Николаевич сейчас у себя в Останкино, - после паузы добавил мужчина.
Теперь Леониду стало совершенно ясно, что ничем хорошим брак для Эмилии не закончился. Он чувствовал и понимал это. Приехать в Россию, прийти к человеку, которого знаешь пару дней и несколько лет переписки, и спрашивать его о бывшем муже. В этом ощущалось отчаяние.

+1

8

Сердце учащенно забилось, как и всегда при упоминании того, что она так любила и ненавидела. Она была готова задушить Эдуарда за то, что он с ней сделал, но знала, что стоит ей его увидеть, как ей захочется броситься ему на шею. Знала об этом и боялась. Вдруг он ее оттолкнет или еще того хуже- сделает шаг навстречу? Последнего она все первые годы желала все душой, да и после не теряла надежды, но сейчас, оказавшись, так близко к своей мечте не знала, что ей делать, если она сбудется. Что будет, если он, приняв ее обратно, снова оттолкнет? Второго раза она уже не переживет. Просто не сможет пережить. Женщина передернула плечами и посмотрела на хозяина дома. Отношение Леонида с гитарой всегда удивляло и восхищало женщину. Ей всегда казалось, что он относится к гитаре как к живой. Быть может, поэтому его всегда хочется слушать и слушать? Даже когда она его ненавидела из-за Эстер, Эмилия не могла умалять его талантов, а потом… Она и сама не поняла как так вышло, что она ему написала, точно чувствовала, что между ними осталось что-то еще невысказанное и этот человек еще сыграет роль в ее жизни.
В комнате появилась служанка и Монтеррей, которая была напряжена и даже невольно подалась вперед, готовясь ловить каждое слова графа Шувалова немного расслабилась, но не отвела от мужчины взгляда, в котором читался и вопрос, и тревога.
- Gracias, - кивнула Эмилия, не решаясь пока брать чашку с горячим чаем, боясь, что услышав о супруге, может сильно разволноваться. 
- И как он? – тихо, тише, чем намеревалась, спросила баронесса, опустив взгляд и нервно перебирая оборки платья. От этого дурного жеста ей так и не удалось отучиться. «Осьтанкьино», - повторила про себя Эми, помрачнев лицом. Он так много рассказывал ей о нем и так по-доброму смеялся, когда она не могла произнести это название. «Когда-то мы мечтали, что уехав в Россию, будем там жить. Будем гулять по парку и…»
- Леонид, - она подняла голову и встретилась взглядом с мужчиной. Вся ее душевная боль, казалось, сосредоточилась в этих двух маленьких темных бусинах, - я могу вас попросить не выдавать меня? Для всех здесь я буду баронессой Эмилией Монтеррей, - она замолчала, снова собираясь с мыслями, - или может зря я затеяла эту игру в прятки? Что известно о положении Эдуарда Николаевича? Она не хотела, чтобы ее прошлое мешало настоящему ни ее, ни его, но это было не единственной причиной по которой испанка предпочла не раскрывать своего имени.

+1

9

- И как он?
Леонид долю секунды подумал, потом вдохнул, собираясь ответить и замер, остановив взгляд на, перебирающих оборки платья, пальцах гостьи. Ему все меньше начинал нравиться этот разговор.
- Леонид, - Шувалов поднял голову и встретился с глазами Эмилии. От её взгляда по телу пронесся холодок, - я могу вас попросить не выдавать меня? Для всех здесь я буду баронессой Эмилией Монтеррей. Или может зря я затеяла эту игру в прятки? Что известно о положении Эдуарда Николаевича?
- Господи, – мужчина вдруг выпрямился и свел брови, пристально посмотрев на испанку. - Что с Вами случилось?
Нет, Эмилия изменилась куда больше, чем показалось, когда она вошла в кабинет. Граф не узнавал свою гостью. Жизнерадостность и озорство, которыми она была преисполнена в тридцать третьем году, угасли, уступив боли и разочарованию. Эти чувства ясно читались в карих глазах испанки, и не поверить им было трудно.
Какое-то странное и злобное чувство проснулось в душе Леонида, когда в голове из памяти возникла картина его встречи с Шереметевым.
- Эдуард просил меня молчать о его браке, - в голосе Шувалова почувствовался лед. - Для общества он холост... и если верить слухам остается завидным женихом.
Теперь же Леонид понимал, к чему было нужно его молчание. Шереметев бежал от своего прошлого и Эмилия, пряча свое имя, видимо тоже. Он не любил вмешиваться в чужие дела и не желал делать поспешных выводов, но сердце подсказывало, что правда стоит на стороне испанской гостьи, а не приятеля графа.
- Я вам не советчик, - негромко произнес Шувалов, посмотрев в сторону чашек, чай в которых видать уже остыл. - Но раз уж Вы здесь, баронесса, то можете рассчитывать на мою поддержку.
Он не смел отговаривать её от «игры в прятки», которые ровнялись в его понимании «плетению интриг», а их он не любил. Чтобы иметь на это право, нужно было больше знать, чем представлять, а говорить о чем-то ему или молчать было делом самой Эмилии. Леонид не умел вмешиваться в чужие судьбы, когда его об этом не простили. Следуя поговорке «меньше знаешь, крепче спишь», он чаще являлся наблюдателем и не проходил мимо только в случае, когда ситуация достигала крайней точки и вмешательство со стороны было необходимым.

+1

10

Мне вечерами было темно.
Ни против, ни за.
Но мне не страшно, мне все равно,
Закрыты глаза.
Я умер восемь минут назад,
Мне безразличен, что Рай, что Ад,
На прелых листьях стою и жду
Забвенья звезду.

Дева Мария! Как он на нее сейчас смотрел! Она не могла выдержать и секунды этого пристального взгляда, что точно читал душу, заглядывая в самые потаенные уголки. Женщина не чувствовала бы себя более обнаженной, будь она действительно раздета, нежели когда на нее смотрели вот так. Ей казалось, что Леониду хватило одного взгляда, чтобы узнать всё то, что она от него утаила. Эмилия выпустила из изящных и холодных пальцев оборки платья и, сцепив кисти замком, положила их на колени.
Что с ней случилось?  Как ей объяснить ему всё то, что с ней случилось? Как рассказать про ту непробиваемую стену, что выросла меж ними? Как рассказать про белые стены и цвет деревьев, что уже не радует глаз? Графиня Шереметева, ставшая здесь для всех баронессой Монтеррей не занала как это сделать и потому молчала, опустив взгляд.  Эмилия боялась вновь глядеть на графа от которого веяло льдом, но и не глядеть было нельзя. Она итак сегодня  выдала все свои эмоции и пора уже было брать себя в руки, но она не могла. Напустив на себя поддельное равнодушие, от которого за версту веяло обманом, испанка пожала плечами в ответ на предыдущий ответ Шувалова и, взяв со стола печенье, ответила мужчине таким же прямым взглядом, каков был и его.
- Эдуард просил меня молчать о его браке, - ледяным тоном сказал Леонид и Эми, едва склонив голову, заинтересованно приподняла бровь. Она могла бы казаться спокойной, если бы не подрагивающие пальцы. И она была уверена, что стоило бы ей говорить, как голос бы тут же сорвался, потому она и молчала, слушая  графа, - Для общества он холост... – печенье, что со звонким хрустом разлетелось в разные стороны,  оказалось слишком хрупким, - и если верить слухам остается завидным женихом, - рука мгновение назад опустившаяся на подлокотник с силой стиснула его. "Холост значит… Жених", - ее это злило, хоть она и понимала, что сейчас ей так будет намного лучше. Она не была слишком наивна, чтобы надеяться, что новая страна и новое (хорошо забытое старое) имя начнут для нее новую жизнь с чистого листа. Нет, но так она хотя бы какое-то время избежит косых взглядов, от которых некуда было деться на родине.
- Да хранит вас Господь, за вашу доброту, - тихим и дрогнувшим голосом произнесла женщина, медленно разжимая пальцы, что впились в кресло. Как же она ошибалась тогда, проклиная за подругу. Может он и верно лучше них разглядел тропу во тьме? Но даже если это и не так, то все ошибаются, но не все готовы протянуть руку помощи нуждающемуся. Помочь советом и делом. Он же слушал и готов был помочь. А она, неблагодарная, вместо того чтобы первым делом узнать как поживает граф предпочла удовлетворить свои интересы. Едва она осознала это, на ее бледном лице появился румянец смущения, правда оный более казался нездоровым. Но она не могла сказать ни слова и повисла пауза. Слова, точно специально разбегались не желая складываться в предложения. Эти слова Леонида точно подводили незримую черту в их истории с Эдуардом. Ее оставили в прошлом. Навсегда. В душе всё еще теплилась надежда на счастливый исход, но разум был неумолим. Эми взяла в руки хрупкую фарфоровую чашечку с остывшим чаем. Она уже не беспокоилась, что жесты выдадут ее. Ей уже было все равно. Какая теперь разница? "Я не смогу уехать не взглянув ему в глаза, - сказала она себе, - я должна понять почему он так поступил. Что я сделала не так? - думала она, смотря в одну точку и перебирая пальцами по чашке, но так и не поднося ее к губам.
- Мне бесконечно стыдно за свои порывы, - наконец медленно и негромко заговорила испанка, немного опустив голову и коснувшись ее ладонью (перед этим конечно же вернув чай на столик), когда какой-то посторонний звук  вывел ее из этого оцепенения и она опять вспомнила, что вообще-то она в гостях и собиралась спрашивать совершенно об ином, - я не видела вас столько времени и первым делом выспрашиваю то, что интересно мне и даже не спрашиваю как вы… Вы.. – она снова посмотрела на мужчину, пытаясь поймать его взгляд в надежде прочитать в нем какой-то ответ, - вы ведь простите мне мою слабость? - голос ее то и дело срывался от волнения, - Право… мне стыдно и мне правда будет интересно узнать, что у вас нового с момента последнего вашего письма, на которое я ответила..

+1

11

Любовь. Леонид не знал более прекрасного и более жестокого чувства. Способное убить и спасти - мужчина успел испытать на себе её хитрости. Кому-то она в сговоре с судьбой преподносит радость, а кому-то горе. Шувалов видел это горе перед собой. Лет десять назад Эмилия была счастливейшей девушкой на свете, а сейчас? Бедняжка едва ли не готова сломать ему кресло ровно как печенье пару минут назад.
Брак по отношению к женщине в его время был суров и, наверно благодаря влиянию матери, Леонид осознавал ту ответственность, что легла бы на его плечи предложи он какой-нибудь барышне руку и сердце. Поэтому он чувствовал себя правым, оставляя Эстер... И наверно поэтому до сих пор не был женат. Эта мысль с ехидной усмешкой отдалась в голове. Леонид порой испытывал тяжкую тоску от того, что ему не с кем было поделиться своими чувствами, но к счастью в жизни были вещи и люди, которым он мог посвятить себя.
Пауза затянулась. Шувалов перестал бесконечно смотреть на гостью и отвел взгляд в сторону. В этот момент испанка подала голос. Леонид невольно усмехнулся. Может она в действительности и не переводила тему, а искренне интересовалась его жизнью, но выглядело это именно так. Впрочем, Эмилия, должно быть, узнала уже все, что хотела.
- Оставьте. - улыбнулся граф, выпрямляясь в кресле. - Это вы простите, что так и не ответил на ваше письмо, меня не было дома, вернулся совсем недавно.
Последнее письмо от баронессы Шувалову передала Анна, буквально дня два назад, когда он вернулся с Кавказа. С того момента взяться и ответить Леонид не успел, а сегодня Эмилия сама пожаловала к нему.
- Да и рассказать особо нечего. Слава Богу, в семье моей все живы, здоровы, а служба идет своим чередом.
Во всех своих письмах к Эмилии граф больше описывал быт, иногда потчуя собеседницу смешными историями. Он разумно промолчал про дуэль в тридцать восьмом, об опасных военных столкновениях, в которых участвовал, также он промолчал и сейчас о своей службе на Кавказе, тем более, что случившаяся там история не предавалась огласке даже среди родных Леониду людей.

Отредактировано Леонид Шувалов (2015-01-07 16:07:18)

+1

12

- Нет, нет, - покачала головой испанка, - мне право очень стыдно за себя, - женщина грустно улыбнулась думая о том, что только она могла за один короткий промежуток времени нарушить все возможные приличия и правила. За своими переживаниями ей не мудрено было забыть обо всем на свете, но все же это не оправдывало баронессу, и она это понимала.
- Это вы простите, что так и не ответил на ваше письмо, меня не было дома, вернулся совсем недавно, - выпрямляясь в кресле, сказал он.
- Как интересно! – воскликнула Монтеррей, заставляя себя улыбнуться, - и где же вы были на сей раз? Будь у Эмилии иное настроение, графу трудно было избежать допроса с пристрастием, но сегодня женщина ограничилась лишь парой вопросов к Леониду. За этими разговорами испанка успела выпить целую чашку чаю и захотеть еще одну, однако ей было неловко задерживать графа еще на добрые полчаса, да и вопросы личного характера, что еще оставались без ответа, обещали долгую беседу, обрекать сегодня, на которую Эмилия посчитала излишним.
- Я была рада снова увидеть вас, - улыбнулась уже почти искренне немного успевшая прийти в себя испанка, надевая перчатки,- но не хочу большее злоупотреблять вашей добротой и гостеприимством, - добавила она, поднимаясь из кресла,- мы с кузиной будем рады видеть вас в любое время, - вслед за этим граф был назван точный адрес места, где уже успели обосноваться испанки. Душевно распрощавшись со старым другом, Эмилия покинула этот дом, а назойливая мыль об истории восьмилетней давности продолжала крутиться в ее голове и почему-то именно сейчас женщина ощутила всю ее неправильность.

+1

13

- Я военный, - тепло усмехнулся Шувалов, - а военные бывают там, где происходят военные действия, вот и делайте выводы.
Правда, говорить на эту тему графу нисколько не хотелось, поэтому он ловко сменил её на менее мрачную, предпочтя рассказать о том, что происходило нынче в Петербурге. По ходу беседы о культурной жизни города Леонид с радостью заметил, как Эмилия посветлела, и как поднялось её настроение. В этот момент на душе у мужчины стало даже как-то легче.
Разговор окончился также внезапно, как в этой квартире появилась гостья. Леонид с тоской заметил, что времени прошло совсем немного, и хотел было настоять на том, чтобы баронесса осталась еще ненадолго, но поймал себя на мысли, что именно для сегодняшней их встречи время уже исчерпано и навязывать свое общество не стал.
- Я рад, что Вы посетили меня, - честно произнес Шувалов, когда они с Эмилией стояли у двери кабинета. - Обязательно найду время чтобы прийти к вам и вашей кузине.
Они тепло распрощались. Граф приказал Илье проводить баронессу до выхода из парадной, а сам встал у окна, выходившим на улицу. Смотря на то, как испанка садиться в экипаж, который повезет её наверно на тот адрес, что она оставила ему, Леонид одновременно жалел и радовался тому, что Эмилия так и не рассказала ему про Эстер. Ему оставалось лишь гадать, смолчала ли гостья от того, что все было хорошо или же наоборот... Впрочем, стоило ли забивать теперь свою голову событиями, которые давно прошли, и тем более ожидать об этом каких-то новостей от другой испанки, которая сама достаточно натерпелась.
С улицы послышался цокот копыт и Шувалов, наконец, оторвал взгляд от окна. Со столика уже исчезли чашки и вазочка с печеньем, а у кресла продолжала стоять так и не прозвучавшая сегодня гитара. Мужчина вздохнул и направился к письменному столу, на котором его ожидали многочисленные документы. Заметив рядом с чернильницей распечатанный конверт, подписанные изящными французскими буковками Леонид мысленно пожелал Эмилии удачи.

Отредактировано Леонид Шувалов (2015-05-06 20:28:35)

+1


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Завершенные истории » 27.10.1842. Когда прошлое стучится в дверь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC