Петербург. В саду геральдических роз

Объявление


Восхитительный, упоительный момент проверки на мужество, на то - чей дух крепче - человека ли отнявшего добычу, или десятков распаленных гоном собак, секунда, и...
Евгений Оболенский

Никогда в жизни еще Стрекаловой не было так страшно, как сейчас наедине с кузинами! Она даже разозлилась на себя за это. Ну что, разве съедят они ее, в самом деле? А захотят попробовать, так мы тоже кусаться умеем!
Софья Стрекалова

Рейтинг форумов Forum-top.ru
Palantir



Гостевая История f.a.q. Акции Внешности Реклама Законы Библиотека Объявления Роли Занятые имена Партнеры


Система: эпизодическая
Рейтинг игры: R
Дата в игре: октябрь 1843-март 1844



07.09. Идёт набор в админ-состав!

07.07. ВНИМАНИЕ! НА ФОРУМЕ ПРОВОДИТСЯ ПЕРЕПИСЬ!

07.01. Администрация проекта от всей души поздравляет участников и гостей форума с Новым годом и Рождеством!

17.11. НАМ ПЯТЬ ЛЕТ!

14.05. Участвуем в Лотерее!

23.03. Идет набор в игру "Мафия"!

05.02. Внимание! В браузере Mozilla Firefox дизайн может отображаться некорректно, рекомендуем пользоваться другим браузером для качественного отображения оформления форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Вчера и завтра » май 1843 г. "Случайностей не бывает"


май 1843 г. "Случайностей не бывает"

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://sf.uploads.ru/t/UEQoK.jpg
I. Участники: Алексей Орлов и Ирина Строганова
II. Место действия: Дворцовая площадь, Петербург
III. Время действия: май 1843 года, после полудня ближе к вечеру. На улице дождь.
IV. Краткое описание сюжета: эпизод, в котором доказывается, что случайностей не бывает. Визиту к папеньке одной дамы не суждено было завершиться совсем не так как предполагалось. Судьбе было угодно взыскать старый долг, ведь всё тайное однажды становится явным...
прим. Ирина прибыла в столицу из Царского села на несколько дней по просьбе якобы приболевшей тётушки.

Отредактировано Ирина Строганова (2014-10-18 21:00:02)

0

2

- Я не пойду за него замуж! – встревоженной птицей взвился ввысь голосок Ирен.
- Пойдешь, - властным тоном спокойно сказала Аделаида Прокофьевна, - всё обговорено и решено. Говорила тётушка, а папенька сидел, скрестив на груди руки в своем любимом гамбсовом кресле и молчал. Обычно девушку подобное положение вещей устраивало и было привычным. Обычно, но не сегодня. Ирина надеялась на понимание со стороны отца, но тётушка была непреклонна. После того злосчастного апрельского дня, Аделаида Прокофьевна, благодаря болтливости Василисы, уверилась в том, что старшую племянницу пора выдавать замуж, желательно за военного, чтобы уже он управлялся с норовом супруги.
- Без меня! – уже больше с отчаянием в голосе, нежели со злостью сказала Ирен, - а если он мне не понравится? Да что вы думали…
- Дочь моя, ты забываешься, - подал свой голос из кресла очнувшийся папенька.
- Не пойду! – Ирочка как в детстве топнула ножкой, - я… я лучше утоплюсь! – выпалила фрейлина, упрямо вздернув подбородок вверх. Ничего лучше придумать она не могла и это было первым, что пришло ей в голову.
- Ирина Ивановна, - во взгляде отца ничего не переменилось, он по-прежнему напоминал говорящее изваяние (почти командора), но девушке показалось, что его правая щека начала нервно подергиваться, - я настоятельно прошу вас подумать над своим поведением, - сказав это, папенька встал и вышел из гостиной оставив неразумную дщерь на растерзание сестре, которая сейчас молчала лишь потому, что глава дома изволил сказать слово. Подобный тон отца всегда возвращал графиню с небес на грешную землю и этот раз не был исключением. Если папенька говорит подобным тоном, то лучше с ним не спорить, а тихонечко спрятаться до лучших времен.
- Ты слышала батюшку, - тётушка уже не скрывала своего раздражения, - будет так, как он сказал. А тебе нужно было лучше думать, когда писала письма французскому герцогу. Совсем стыд потеряла! – графиня грозно свела соболиные брови, выражая свое недовольство, - и после этого ты еще смеешь с нами спорить? – грозно и недовольно продолжала свою тираду тётушка, а Ира, боясь взорваться, считала про себя овец, а на душе было скверно-скверно. Своими словами тётушка бередила еще не затянувшуюся рану в душе и сердце племянницы. Но как ей это объяснить? Как ей сказать, что Ира до того дня и после - это два разных человека? Не поймет. чего уж там пытаться?  Аделаида замолчала воззрившись на невоспитанную племянницу.
- Ты меня не слушаешь.
- Да, тётушка, - не сообразив на какой вопрос отвечает, сказала фрейлина Ее Высочества, - то есть, конечно же слушаю. Позвольте мне последовать совету папеньки? – спросила графиня не зная как бы побыстрее отсюда сбежать, чтобы не поругаться. Аделаида Прокофьевна вопросительно посмотрела на племянницу и та уточнила, что собирается думать над своим поведением.
- Прочти, - всё еще злясь на племянницу графиня протянула письмо от того самого графа, что прочили ей в женихи. Ирочка взяла письмецо двумя пальчиками так, точно оно было чем-то запачкано и, сделав самый почтительный реверанс, удалилась в свои комнаты, чтобы побыстрее покинуть отчий дом.
Спустя три четверти часа, графиня уже  бежала под аркой Главного штаба, зажав в руке злополучное письмо. А на небе тем временем собирались тучки. Погода точно отражала настроение девушки: утром Ирочка бежала домой в ожидании какой-то обещанной новости и светило веселое майское солнышко, теперь же ее настроение было хуже некуда и погодка была под стать…   

Отредактировано Ирина Строганова (2014-07-17 00:39:59)

+2

3

А в это самое время новоявленный штабс-капитан Орлов гордо и звучно отбивал ритм новыми каблуками, прогуливаясь вдоль стен Зимнего дворца. Настроение у графа было прекрасным и поводом к этому послужило не что иное, как повышение по службе. К новому званию помимо прямо-таки распирающей гордости добавилась и обновлённая форма. Что бы при Дворе не говорили, а граф был изрядно охоч до последних веяний моды. Видимо, во всём виновато врождённое чувство любви к прекрасному:
     «Эх, сейчас бы собраться с друзьями за бутылочкой доброго вина. Помнится, у Разумовского был припрятан отменный сорт белого. Главное, после бокала другого не начать разбирать стопку писем на столе, иначе, в очередной раз, недолго очароваться какой-нибудь Марьяшей или Катенькой, а там и до дуэлей недалеко… Нет уж, служба превыше всего»
        Алексей поймал себя на мысли, что порой уставал от, казалось бы, льстящего его самолюбию достаточно большого количества женского внимания.  Парадокс ситуации состоял в том, что желанные барышни взаимностью отвечали не так часто, как хотелось бы, а с нежеланными было скучно. Однако, в этот вечер ничего не могло испортить молодому графу настроение, если бы не…
          В следующую секунду чьи-то лёгкие руки упёрлись в его плечи: «Ничего себе несётся быстрее лошади! Чуть меня не свалила! И откуда только силы столько при таких хорошеньких ручках?»
       Орлов поднял взгляд и ответ на вопрос нашёлся сам собой: «Чёрт возьми! Снова она! Снова эти глаза, подобные низкому серому небу, белокурые чуть растрёпанные волосы и нос, который следовало бы рисовать острее»
    Алексей подавил в себе ироничный смех: «Наверняка, снова решила утопиться или броситься под колёса экипажа. Вот точно ей внимания не хватает, если так на прохожих кидается!» Орлов поднял выпавшее из рук девушки письмо, молча отдал его, и хотел было уйти, но что-то заставило графа обернуться и с чуть заметной улыбкой обратиться к «камеристке»:
- Удивляюсь, с какой быстротой меняется мода! Ещё вчера камеристки предпочитали кружевные фартуки пышным бантам и рюшам. Вы снова решили расстаться с жизнью? Напрасно стараетесь. Броситься под ноги прохожему – не лучший способ.
С этими словами Алексей развернулся и продолжил неторопливый променад, размышляя на ходу:
«Если на счёт «три» она обернётся, то, возможно, рискует пополнить мою коллекцию разбитых сердец. Правда, ей об этом знать необязательно. По крайней мере, до поры до времени.  Раз, два…» 
Орлову совершенно не хотелось разбивать сердце этой белокурой барышне, но своими нелепыми поступками она просто не оставляла ему выбора. Вероятно, в душе у графа смешались самоуверенность и задетое самолюбие, приправленные очарованием юной особы. О том злополучном вечере у Сумарокова граф старался не думать. И не такое случается, а уж с ним тем более.
      Алексей замедлил шаг, пытаясь дать обладательнице светлых локонов последний шанс, а тучи на небе, между тем сгущались. Только дождя не хватало! Новую форму было ужасно жаль, да и в очередной раз спасать «камеристку» от воды не хотелось. Однако, вопреки своим не желаниям, граф ждал. В какую-то секунду в голове промелькнула мысль о том, что девушка рискует не пополнить коллекцию разбитых сердец, а, напротив, добавить сердце графа к своей, но Орлов на это лишь усмехнулся. Судя по поведению, у неё было слишком мало опыта для подобных вещей. В то же время, граф допускал мысль о своём заблуждении по поводу девушки, чьё истинное имя он так и не разузнал.

+4

4

«Они хотят меня выставить из дома как опостылевшую  вещь, - с досадой думала Ирочка, самым искренним образом считая, что с ней поступают несправедливо, - пусть лучше Танечку или Соню замуж отдадут, а я буду как тётя, - размышляла девушка, почитая, что уже никогда никого не сможет полюбить, а на брак без любви она никак не была согласна. А уж с ее «неземной красотой» её никто никогда не полюбит, а значит и замуж она не пойдет. Где это видано, чтобы семья от такого была счастливой? И не правда, что папенька маменьку до свадьбы не любил совсем. Любил, больше жизни любил! Иначе разве терзался бы столько лет без неё?
     Тем временем, фрейлина бежала знакомой дорожкой, а небо становилось все темнее и темнее. Она знала эту дорогу так, как, наверное, не знала ни одну другую. В солнечные дни, когда она была свободна от своих обязанностей, графиня любила совершать небольшие прогулки, навещая сестрицу и домашних. Вот только почему она не взяла сегодня экипаж, неразумная? Вдали послышался раскат грома и она подумала, что нужно непременно успеть до дождя. Ирочка, до этого внимательно смотревшая куда ступает, подняла вверх белокурую головку, чтобы посмотреть на небо и, сделав шаг, оступилась. Безвольно хватая руками воздух, фрейлина поняла что падает, но вдруг рука коснулась чего-то твердого. Она, всё еще боясь упасть, вцепилась второй рукой в то, что позволило ей не упасть. Еще не понимая, что произошло, Ирочка подняла взгляд в котором все еще плескался страх.
     - Простите, пожалуйста, - робко и еще не переведя дух, сказала графиня, - право… Большие испуганные глаза стали еще больше, хотя казалось больше им становиться уже некуда. Он тоже был немало удивлен. Ирочка была почти уверена, что лишь хорошее воспитание не позволило Алексею Петровичу перекреститься и помянуть нечистую силу пи ее появлении. О себе она могла сказать тоже самое. А еще она была удивлена, что тоже сыграло свою роль. Судьбе было угодно вновь свести нос к носу с графом Орловым. Конечно же, было бы наивным полагать, что никогда больше его не встретит, но она не думала, что это случиться так скоро, - право мне очень неловко, - нашла в себе силы продолжить оборванную на полуслове фразу графиня Строганова. Она внимательно посмотрела на своего спасителя, что спасал ее уже второй раз и грозился превратиться в ангела-хранителя, чего Ирочка бы просто не перенесла. Он же даже крыльями хлопать будет занудно! Но что-то в нем изменилось, что-то было не так и Ирен это насторожило. «А теперь быстрее во дворец…» - с тревогой подумала Ирен, не ожидая ничего хорошего ни от их встречи, ни от погоды.
     - Благодарю, - немного опешив, пробормотала фрейлина, которая даже и не вспомнила о письме человека, который должен был стать ее мужем, но который станет им, только если ее силком притащат под венец. Она приготовилась сказать шаблонные учтивые слова и распрощаться с графом, но граф, который оказывается уже успел от нее отойти и теперь обернулся,  считал иначе. «Упасть бы в обморок, - с ужасом слушая слова Алексея, думала Ирина, надеясь, что за четыре года при дворе она всё же научилась скрывать эмоции, - иначе снова лгать. Можно просто уйти не ответив, но тогда я подтвержу, что солгала»
     - Камеристки? – полным изумления голосом обернувшись, произнесла Ирочка, чьи бровки тут же взметнулись вверх, - боюсь, что я вас не понимаю, - головка чуть наклонена к плечу, а личико продолжает быть удивленным.  На большее ее не хватило, а падать в обморок девушка раздумала, так же как и притворяться глухой.  Воздух еле уловимо запах сырой пылью, что начинал прибивать к мостовой начинающийся дождик. Ирен возвела к небу взгляд и невольно дернула плечиками. Дождь только начинался и был почти не заметен, но это не значило, что в следующее мгновение не польет как из ведра. «У него другая форма, - наконец поняла фрейлина, - вот что не так, - добавила графиня про себя и перевела взгляд на офицера. «А теперь попрощаться.. пока еще что-нибудь не спросил»
     -Прошу меня простить, граф, я вынуждена вас покинуть. Не хочу промокнуть, - графиня даже улыбнулась человеку, от которого собиралась бегать столько, сколько получится, - всего вам доброго.

Отредактировано Ирина Строганова (2014-07-22 00:52:06)

+2

5

Вслушиваясь в тишину, в ожидании ответа от девушки, Орлов уже хотел уходить и признать своё поражение «Жаль, вечер обещал быть таким интересным, несмотря на надвигающийся дождь. Что ж, подождём ещё немного» - с каждым удаляющимся шагом граф продолжал мысленно считать: «Два, два с половиной…»
        Он уже было хотел досчитать до трёх и уйти по-английски, как тут над его ухом раздался тихий голос « Не хочу промокнуть, всего Вам доброго» Орлов незаметно для собеседницы щёлкнул пальцами. «Три! Попалась птичка в клетку!»
       Оказывается, «птичка» не так уж и грезила о свободе, пытаясь использовать самые банальные и, по мнению девушек, действенные уловки. Я Вас не понимаю? О чём это Вы? И прочее, прочее. При этом нужно непременно обжечь собеседника взглядом и, подобно птице, которую застали врасплох в гнезде захлопать ресничками за неимением крылышек. «Она бы ещё в обморок упала для пущей убедительности»
        Выслушивая всю её милую нелепицу, граф лишь улыбался искренне и без тени язвительности. Всё равно это сражение было уже на половины выиграно. Теперь главным было не торопиться и не предпринимать резких манёвров. «Эхх, Алёша, погубит тебя когда-нибудь жажда авантюризма и любовь к женщинам, ох, погубит!» Пока Орлов мысленно вздыхал, «птичка» уже решила было упорхнуть. Граф прищурился: «Какая она, однако, хитрая! Ну ничего, придётся лишь немного подрезать крылышки» Девушка уже направилась было в сторону Зимнего дворца , когда граф окликнул её и обогнал, тем самым не давая возможности уйти просто так.
    - Постойте! Я даже не знаю Вашего имени. Только давайте теперь по-настоящему, договорились? Мало ли, что за безрассудство Вы ещё надумаете совершить, когда я окажусь рядом. Похоже, моё присутствие вдохновляет Вас на всякие глупости, не находите? Или это просто случайность? – во время разговора он смотрел прямо в глаза смущённой девушки, не переставая мысленно отмечать их глубину и цвет так похожий на низкое небо Петербурга в ясную весеннюю погоду.  Ямочки на щеках, острый нос, брови так похожие на изящные арки галерее…  Девушка была не просто хорошенькая, а почти совершенная, если бы не её, как показалось Орлову, несдержанный нрав. Оценив растерянный взгляд «компаньонки – камеристки», граф чуть дотронулся до её руки и, вновь улыбнувшись, продолжил:
- Да не бойтесь Вы меня так. По-моему, я не похож на чудовище из сказок, пожирающие юных дев? Или у Вас на этот счёт другое мнение? – всё с той же неизменной искренней улыбкой граф посмотрел на небо. Тучи сгущались, и первые несколько крупных капель уже оставили след на окнах Зимнего дворца, где зажигались свечи. Можно было бы вернуться, но такой дождь никогда не бывает долгим. Граф взял всё ещё ничего не понимающее хрупкое создание под руку и повёл под крышу одного из подъездов.
- Вот здесь мы с Вами точно не промокнем. Кстати, если Вам не трудно, повернитесь, пожалуйста, в профиль – Орлов достал из внутреннего кармана вчетверо сложенный лист бумаги, внимательно посмотрел на свою недавнюю зарисовку и перевел взгляд на оригинал, сравнивая: « Вполне себе похожа, главное, чтобы она сейчас не опомнилась и не огрела меня по голове своими маленькими ручками». Алексей вновь встретился взглядом с «птичкой» и протянул ей зарисовку:
- Прошу простить мне такую дерзость, но я не мог удержаться и не запечатлеть Ваш образ. Знаете ли, не каждый день юные прелестные девушки решают отдать свою жизнь Екатерининскому каналу. Как Вы считаете, получилось похоже? Не обессудьте, я не художник, к тому же рисовал по памяти – передавая бумагу, граф случайно снова коснулся руки девушки и сдержанно улыбнулся, в ожидании ответа.

Отредактировано Алексей Орлов (2014-07-23 18:07:34)

+3

6

Ирочка ругала себя последними словами. И зачем она только разболталась? Убежала бы и не важно, что о ней будут думать! «И долго же ты собираешься бегать?  - спросила она сама себя и сама себе же ответила, - пока смогу» Еще мгновение назад был шанс просто сбежать, но благоприятный момент безвозвратно упущен. Пара шагов в сторону спасения и голос позади. Остановиться, обернуться, улыбнуться и прищуриться  - так, кажется, делают героини романов, так почему же не стать на мгновение одной из них? Юлить придется всё равно, так почему бы не попытаться сделать это красиво и не смущаясь? Ах, как же это сложно, когда готов на месте сгореть от стыда!
     - Как бы я ни назвалась, вы мне не поверите, потому что не хотите верить, - легкая полуулыбка играет на ее губах, а руки нервно теребят письмо. Нет, эмоции до конца она всё же скрывать не научилась. Но что ее заботит больше: неизвестный, навязанный жених или горе-спаситель? –и потому что знаете, что ложь – порождает ложь, - склонить головку и прищуриться, продолжая улыбаться. Но руки непослушно теребят письмо. «Не пойду я замуж. Не пойду и всё. Они меня не заставят» - вы что-то имеете против спасения компаньонок знатных барышень? – ответила Ирен, почти смеясь, хотя ей было не до смеха, - Я вас понимаю, спасение чужих душ – дело утомительное. Алексей в упор смотрел на нее и Строгановой хотелось провалиться сквозь землю или хотя бы сбежать. Он рассматривал ее, как рассматривал бы скульптуру. Вот только девы, выходящие из под инструмента мастера были прекрасны и изящны, в отличие от нее, годной разве что быть моделью для изображения Горгоны. Графиня нахмурилась и опустила взгляд, но тут чужая рука коснулась ее и Ирочка тут же одернула свою руку, точно ее обожгли, и посмотрела на Алексея, который не давал ей уйти, держа посреди площади и компрометируя ее.
    - Очень похожи, - слетело с ее языка и она отвернулась, разве что не фыркнув по лошадиному.  Фрейлина, которая не знала сколько ей еще останется при всех своих приключениях и желании тётушки выдать замуж, смотрела на площадь и начинающее плакать небо, теребя в руках несчастное письмо. «В нем, наверное, пуд патоки и любезностей, - с отвращением подумала Ирина, - уверяет, что вряд ли найдет жену себе прекраснее, -  недобрая улыбка появилась на ее устах, - или оно отдает канцелярией, -с не меньшим отвращением думала девушка, - точно лошадь покупает. Вот и думай, что хуже»
     - Куда?! – только и успела возмущенно воскликнуть графиня, когда Алексей уже привычный ее спасать, решил спасти ее от дождя, потащив невесть куда, - отпустите! – почти прошипела Ира, сощурив глаза, но тут они остановились под крышей у одного из подъездов.
    - Что вы себе позволяете?! – Ира негодовала, но негодовала не громко. Графиня была зла и потому стояла напротив него, нахмурившись и разве, что не скрещивала руки на груди. «А чины он получает, похоже, за спасение дам, вот и старается», - со злостью подумала девушка.
     - Вот здесь мы с Вами точно не промокнем. Кстати, если Вам не трудно, повернитесь, пожалуйста, в профиль,- сказал он, доставая что-то из кармана. Графине почему-то сразу же захотелось, как детстве показать язык и упрямо отвернуться. Снова фыркнув, Ирочка повернулась к графу боком и вот уже теперь скрестила руки на груди. А дождь шел всё сильнее и сильнее. Она бы не успела добежать до Зимнего не намокнув, теперь это уже было яснее ясного. Лицо графини было хмурым, как это дождливое весеннее небо, что отнюдь не делало его, и без того некрасивого, красивым. Алексей, к удивлению Иры решил рисовать, вернее что-то дорисовывать, что немного польстило ее самолюбию. Рисовал, вспоминал ее черты – значит, думал о ней! «Такое забудешь, - передернула девушка плечами, вспомнив тоскливую песню и темную гладь канала, - карикатуру наверное нарисовал»  Она обернулась и встретилась с ним взглядом. Оказывается, у него были очень красивые глаза, а она и не замечала. Лицо его было приятным, и он отнюдь не походил на страшного злодея из сказок нянюшки. Но больше всего ее занимали его глаза, что были очень живыми и веселыми. «Ира!» - одернула она себя и моргнув, взяла протянутый ей рисунок. Он вновь случайно коснулся ее руки. «Случайно ли?» У графа был явный талант. Он не был вторым Леонардо, но карандаш умел держать в руке. Ирочка даже залюбовалась на свой портрет, но всё испортило его напоминание о том вечере.
    - Вы мне польстили, - с напускным равнодушием сказала графиня, возвращая рисунок, но по ошибке вначале сунула ему в руку злосчастное письмо, - простите, - опомнилась она и бесцеремонно вырвав его у Алексея из рук, отдала уже рисунок, - вот. Она была растеряна и удручена и она уже не могла скрывать своих эмоций. Чтобы Орлов этого не видел, она повернулась к нему спиной, с тоской глядя на дождь и на дворец. Ира хотела забыть тот злосчастный вечер, но граф с садистской настырностью всё время напоминал ей о нем. Герцог не казался ей уже таким принцем из сказки, но сердцу было больно. Не так просто вырвать из души ростки того, что так долго лелеялось и взращивалось. Костя бы ее понял! Костя и понял! В тот день он лишь ее поругал, назвал дурой, как она и предполагала и, пожалев, отправил домой, с тех пор больше не поминая тот день.
     - Граф, вы меня очень обяжете, если не будете напоминать о том дне, - она хотела сказать это зло и резко, но в ее голосе не было ни одной стальной нотки и в итоге это прозвучало почти как просьба, но тем не менее она даже не обернулась.

Отредактировано Ирина Строганова (2014-07-29 10:49:05)

+2

7

Тем временем дождь всё усиливался. Большие холодные капли с шумом ударяли о крышу, а где-то вдалеке слышались раскаты грома. Граф молчал, продолжая рассматривать девушку, лишь умиляясь её милой истерике:
  «Интересно, она всегда так себя ведёт или только в моменты, когда пытается флиртовать? - заметив, как та наморщила нос, Орлов мысленно подчеркнул – а ещё она очень по-детски сердится, да и вообще, чертовски милая!»
    На секунду молодому графу даже захотелось сжалиться над прелестной барышней и отпустить, но тогда она могла бы промокнуть под дождём и слечь с какой-нибудь заразой вроде лихорадки или ещё чего похуже. Быть виновником подобного исхода событий Алексею совершенно не хотелось, и он решил полагаться на внешние обстоятельства. Граф был от части фаталистом и по привычке разок другой подкидывал монетку при решении трудных жизненных вопросов. Однако, сейчас случай был особый. В конце-концов, дождь рано или поздно закончится, и они смогут разойтись в разные стороны. Возможно, позднее вновь встретятся в какой-нибудь нелепой ситуации, а, возможно и нет.   
    «Раз уж судьбе угодно, чтобы мы вот вместе стояли под проливным дождём, то почему бы и нет?»
    Девушка, имени которой граф так и не узнал, продолжала стоять отвернувшись. Видимо, она ожидала, что тот начнёт её успокаивать, в чём-то убеждать или уговаривать, но Орлов с абсолютным спокойствием и деланным безразличием отвернулся в ответ и задумался: « Не напоминать ей о том вечере? А о чём же мне тогда с ней говорить, если я ей лишь в тот вечер и увидел?»
   Граф повернулся к девушке, чуть ощутимо дотронулся до её плеча и почти шёпотом сказал:
- Простите, я не хотел Вас обидеть – в этот момент взгляд Орлова ослепила вспышка молнии за которой последовал очередной раскат грома. – Это Вы так мило сердитесь на меня, что даже небесные силы с Вами заодно? Признаюсь, я повидал достаточно много за свою жизнь, но подобное впервые… Очаровательно.
   Что уж говорить, а зрелище было действительно эффектным. Мадемуазель без имени разве что сама не сверкала глазами. Если бы графу пришлось сравнить незнакомку с цветком, то он, не задумываясь, выбрал бы цветок миндаля или ванили. Такие же терпкие и сладкие одновременно.
   Низкое небо над Петербургом из тёмно-серого стало превращаться в нежно-голубое, а сквозь крупные капли дождя стали пробиваться первые лучи солнца, один из которых упал девушке на лицо.
   - Если Вы так настойчиво хотите сохранять инкогнито, то я могу дать Вам имя, которое понравится мне. Однако, не уверен, что наши вкусы в этом совпадут. Вот знаете, Вы сейчас дуетесь точно мышь на крупу и, если бы, здесь поблизости росли цветы, я бы непременно подарил вам букет мышиного горошка. Поймите Вы наконец, что я не из тех подлецов, из-за которых девушки решают расстаться с жизнью. А Вы уже придумали себе Бог весть что. Если бы я не хотел Вам верить, то не стоял бы сейчас здесь… - последние слова прозвучали нарочито спокойно и вкрадчиво.

+2

8

Последние недели Ирина всеми силами пыталась забыть то, что случилось в парке и у моста, но весь мир точно решил свести ее с ума, напоминая чуть ли не каждую минуту о том злосчастном дне. Письма были преданы огню, едва вернулись к ней, но память не стереть ни пламенем свечи, ни чем-либо другим. Она была не в силах, а другие просто не желали.  Графиня понимала свое положение и не имела права злиться, но злилась. А если бы не Ольга Николаевна, так ей совсем бы пришлось распрощаться с местом во дворце. Но как бы не благоволила к ней Великая Княжна, чужие языки унять не так то просто, а голос совести еще труднее. А теперь еще и папенька с тётушкой, последние бастионы ее надежды, вознамерились выдать ее замуж от греха подальше. Видя такое единодушие, Ире просто хотелось опустить руки. Она, конечно, напишет и мадам Гренье, и попросит Костю поговорить с отцом и повлиять на тётушку, но возымеет ли это силу? Графиня в это почти что не верила.  «Вот ведь Оленьке с мужем повезло. Денис Алексеевич чем-то на папеньку похож, а она такая красивая», - девушка даже немного ей завидовала, понимая, что не быть ей, такой как Оленька и не иметь мужа хотя бы, такого как Денис. В сложившейся ситуации, фрейлина согласна была бы и на такого. Ирен понимала, что заслужила подобное, но ей было обидно и горько. Это только в романах, прекрасных дев спасает храбрый рыцарь, а в реальности же, если и появится этот принц, то, в лучшем случае, он будет брюшком, что в пору даме в положении, в худшем – лысым. О душевных качествах, Ирина и вовсе старалась не поминать, дабы не терзать душу еще больше. А еще этот граф! Вот и вздумалось же ему задерживать ее и напоминать о том, что так хотелось забыть! Алексей Петрович точно нарочно издевался. Даже вот отвернулся от нее. Хотя последнее она понимала. Что за радость смотреть на такую крокодилицу как она?  Лучше смотреть на архитектуру домов сквозь плотную пелену дождя. Вдали раздался гром, и девушка вздрогнула, от чужого прикосновения к ней.
     - Что вы себе позволяете? – прошипела Ира, отвешивая звонкую пощечину, совпавшую с очередным раскатом грома. Забытое письмо вновь выпало из рук, но фрейлина этого не заметила. Графиня поймала удивленный взгляд графа и, прикусив губу, испуганно посмотрела на него. Кончено, он над ней издевался, но с другой стороны, что такого сказал граф, что она взъярилась? «Стыдитесь, графиня», - всплыл в памяти сварливый тётушкин голос.
     - Извините, - тихо сказала смущенная девушка и чуть повернула голову в сторону, отвела взгляд, начав наблюдать за светлеющим небом. Природа поистине волшебна. Тех цветов, что есть в ее палитре, не в силах создать ни один художник. Он может написать сколько угодно полотен, но запечатлеть совершенство будет всё равно не в силах. Первый радостный солнечный луч, плутовато подмигнув людям, что радовались окончанию дождя, скользнул по их лицам. Ирочка поморщилась, но с удовольствием подставила лицо весеннему солнцу, так и не вспомнив о злосчастном письме и почти не слушая, что ей говорит граф. Кажется, он хотел до нее достучаться и что-то сказать так, чтобы она поняла. Ира почти не вникала в суть его слов и лишь изредка пожимала плечами. Кажется даже в тон его слов.
     - Вы хотите сказать, граф, - девушка медленно и неохотно повернула к нему голову,- что спасались здесь не от дождя? – она хитро улыбнулась, точно кошка, что ожидала удачную охоту. Ей надоело бегать от прошлого, так почему бы не разъяснить всё раз и навсегда? Алексей и вправду не был похож на подлеца, да и Костя отзывался о нем очень хорошо. Правда тогда Ирочка так и не поняла, был ли граф Сумароков ошарашен тем, что его кузина нарвалась на герцога или тем, что ставит графа Орлова в пример. Но с другой стороны, у Себастьяна не было написано на лбу, что он подлец и что от него нужно держаться подальше. Не было, а ведь, сколько девичьих сердец это спасло бы! Вспомнив Костю, Ира вспомнила, что в руках у нее должно было быть то, что надлежало показать этому самому Косте. Охнув, девушка наклонилась и подняла, успевшее подмокнуть, письмо, чуть слышно сказав о том, что теперь его внешний вид вполне соответствует содержанию. Она не хотела говорить этого вслух, но задумавшись, чуть слышно произнесла вслух. От этой мысли и предвкушения того, что ее теперь ждало, весь запал на что-либо пропал и осталось лишь раздражение и желание поскорее закончить этот дешёвый фарс.
     - Хорошо, - медленно и так же вкрадчиво произнесла девушка, пытаясь скопировать интонацию собеседника, - раз вы хотите мне верить, то верьте, - она улыбнулась, словно хотела сказать, что лучше бы он этого не делал, - Я – Ирина Строганова, кузина Константина Васильевича, - девушка чуть вскинула вверх подбородок, поглаживая пальчиками поднятое письмо, что уже давно потеряло товарный вид.

Отредактировано Ирина Строганова (2014-08-18 23:39:19)

0

9

Ирина Строганова. А... а Сонечка как же? Софья Стрекалова, разве нет? Однако, глядя в лицо Ирины, чуть бледное, с легкими тенями под глазами, понимал Алексей, что никакая она, к чертовой матери, не Софья, не Стрекалова и уж тем более не камеристка, и как он раньше о том не догадался - это же надо быть вовсе слепцом или глупцом, чтобы не разглядеть барышню, привычную к великосветскому обращению и наверняка вхожую во многие дома.
Как, однако же, много кузин у Сумарокова, и все на одно лицо. Должно быть, это очень удобно. Некстати вспомнились Аня с Лизанькой, уж он-то никогда сестер между собою не путал, слава богу, обе уродились со вполне себе самостоятельным характером каждая, Аня пошла в отца, Лизанька - в мать, тихая, скромная, но своенравная и любительница топать ножкой. Алексей даже в улыбке расплылся, стоило только вспомнить, однако тут же переменился в лице, иначе, чего доброго, Ирина примет на свой счет.

А как теперь вообще с нею себя вести, как разговаривать? Черт-те что, балаган какой-то. Слава богу, хватило ума не подписать-таки портрет Сонечкой, а не то ведь случился бы, как это водится, скандал, потом обиды, слезы, ну их к черту. Однако же это ему стоило бы не на шутку обидеться или разозлиться - в самом деле, ничего такого он ей не сделал тогда, хотя и мог, чтобы вот так его обманывать. Или у них в семье принято лгать?
Ну ладно, не лгать. Выдумывать. Знать бы еще только, для чего.

- Ирина, - как удачно, оглушительный, кажется, раскат грома почти перебивает его слова, она разве что по губам может прочесть, если вообще станет смотреть ему в лицо - она же только нос задирать горазда и вообще изображать из себя невесть что, а у него внутри медленно закипает нечто, похожее на гнев. - Помнится, Вы представились мне другим именем... так которое же из них Ваше? - не стоит ему говорить с нею так, не стоит, граф умом-то, слава богу, понимает, что последствия у этого разговора могут быть, какие угодно, и терять ее ох как не хочется, а ведь потеряет, как пить дать, она сейчас оскорбится и уйдет, деланно, наигранно шагнет под самый дождь, вымокнет до нитки, испортит платье, свалится на три дня в горячке, и кто, спрашивается, будет во всем виноват? То-то же.
Но его никогда, никто, ни при каких обстоятельствах не учил лгать. Никогда. Никто. Ни одна живая душа. Ни лгать, ни хоть сколько-нибудь переваривать ложь, пусть самую маленькую, но ложь.
Рука его все еще сжимает тот злосчастный портрет. А не всучить ли ей эту бумажонку, уже изрядно измятую, пусть-ка сама найдет ей достойное применение?
- Ну так что же? Вы мне поверили, я поверил Вам тогда - могу ли я считать, что мы в расчете?

Отредактировано Алексей Орлов (2016-11-18 08:11:05)

+2


Вы здесь » Петербург. В саду геральдических роз » Вчера и завтра » май 1843 г. "Случайностей не бывает"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC